Разделы сайта

***

Реклама


Мусульманское дворянство в Российской империи

В раннем средневековье в Восточной Европе шли два синхронных процесса: возникновение государственности у проживавших там народов и принятие ими мировых религий. В располагавшейся в Нижнем Поволжье Хазарии значительная часть населения приняла Ислам, в Среднем Поволжье возникла Волжская Булгария, Ислам здесь стал государственной религией с 922 г.

Древняя Русь сделала иной исторический выбор. Она стала Христианской страной, сохранила Православие в период распада державы на отдельные земли и установления зависимости от монгол-язычников. Борьба Руси с владычеством Золотой Орды, обратившейся в 1312 г. при хане Узбеке в Ислам, не носила, однако, религиозного характера и определялась прежде всего политическими интересами.

Непрерывное расширение территории Российского государства, включение в его состав Поволжья, Приуралья, Сибири, Крыма, части Польши, Кавказа, Туркестана сделали русскоподданными многочисленные народы, исторической верой которых был Ислам. К концу XIX в. по материалам первой Всеобщей переписи населения 1897 г. из 130 млн. человек населения России примерно 14 млн. составляли российские мусульмане. Подавляющее большинство их было суннитами, лишь на Кавказе и на Памире (совр. Таджикистан) часть мусульман придерживалась шиитского толка Ислама.

Важнейшей задачей имперской власти было выстраивание системы отношений с мусульманским нобилитетом, являвшимся наряду с духовенством и купечеством ведущей силой мусульманской общины в России. Значительную часть мусульманской светской элиты составляла наследственная родовая знать - потомки Чингизидов, других именитых фамилий, определенное количество семей облагородилась в процессе службы их представителей тем или иным мусульманским правителям.

В ХVI - первой половине ХVIII вв. в отношениях Российского государства со своими подданными-мусульманами не все бывало просто и гладко. В целом Ислам и его религиозные учреждения в средневековой России никогда не были запрещены, но все же переход в Православие весьма приветствовался. Последнее обстоятельство было важно для мусульманской землевладельческой знати, которая таким образом не только сохраняла свои земли, но и право владеть крестьянами без различия их религиозной принадлежности. Начиная с XIV в., десятки представителей татаро-монгольской знати (ханы, мурзы, тарханы, беки) активно поступали на русскую службу, становясь после принятия Православия равными другим родам русской аристократии. В составе русского дворянства прослеживается несколько сот фамилий тюркского происхождения - Юсуповы, Тенишевы, Урусовы и многие другие, сыгравшие огромную роль в политической, военной и культурной истории России. Представитель одной из таких семей - Борис Годунов - был в 1598-1605 гг. русским царем.

Ряд знатных татарско-башкирских родов служили России, сохранив Ислам: им были оставлены и даже дарованы земли, платилось жалованье, но было запрещено владеть крестьянами-христианами. На протяжении XVI-XVII вв. южнее Москвы существовало вассальное от России мусульманское ханство, так называемое Касимовское царство, где жили служилые татары и правителем мог быть только мусульманин - Чингизид.

В многочисленных войнах, которые вело со своими противниками Московское государство, на стороне Москвы активно участвовали отряды татар-мусульман. Они сыграли значительную роль в разгроме на р. Шелони в 1471 г. войска непокорного Новгорода Великого*, в поход на Казань в 1552 г. вместе с русскими православными воинами стиравшись и верные вассалы Москвы - мусульманские отряды касимовских татар.

В последующих за присоединением Поволжья непростых событиях русской истории несомненно имевшие место внутренние противоречия чаще всего все-таки строились не по принципу "русские contra нерусские, в том числе и татары", а заключались в противостоянии сторонников существования единого многонационального государства и врагов российской государственности, причем национальная и религиозная принадлежность и тех и других далеко не всегда определяла выбор их позиции.

Так, например, когда в 1512 г. в пришедшем для участия в Земском ополчении в Ярославль из Казани сводном русско-татарском отряде произошел раскол, то часть православных и мусульман осталась служить общероссийскому делу освобождения Родины, от иноземного ига, другие же казанцы (русские и татары) предпочли продолжить бунт, смуту и "многую пакость земле поделаша". ("Новый летописец"). В утвержденной Земским собором 1613 г. грамоте об избрании на русский престол Царя Михаила Федоровича Романова стояли подписи семи татарских мурз, от имени мусульман России, высказавшихся за возрождение единого Российского государства.

Важный поворот в государственно-религиозной политике, в том числе и по отношению к Исламу, произошел в царствование Императрицы Екатерины Великой. 17 июня 1773 г. ею был подписан указ о терпимости всех вероисповеданий в России. В 1774 г. по Кючук-Кайнарджийскому мирному договору русское правительство гарантировало неприкосновенность всех религиозных свобод для мусульман.

В манифесте 1783 года о включении Крыма в состав России Императрица Екатерина обещала мусульманам Тавриды охранять и защищать "храмы и природную веру коей свободное отправление ее всеми законными обрядами пребудет неприкосновенно". Аналогичная политика проводилась и в других районах Империи. Так, по "Манифесту о присоединении к России Великого княжества Литовского" 1735 г. гарантии свободного исповедания веры распространялись не только на католическое население края, но и на литовских татар-мусульман.

Именно в этот период времени русское правительство приступило к инкорпорации аристократических слоев мусульманской общины Империи в состав российского дворянства. В результате реализации данной политики к концу XIX в. в России насчитывалось примерно 70 тысяч мусульман - потомственных и личных дворян и классных чиновников (с семьями), что составляло около 5% от общего числа дворян Империи.

Включение мусульманского нобилитета в высшее сословие Империи в разных ее районах происходило разными путями и на разных основаниях и всюду имело свою специфику. При этом всегда действовал важнейший принцип, утвержденный еще Императором Петром Великим: "Знатное дворянство по годности считать". В XIX - начале XX вв. значительная часть мусульманского нобилитета находилась на государственной службе, играя в ряде мест важную роль в системе управления Империей.

Процесс инкорпорации мусульман в состав российского дворянства в первую очередь коснулся территории Европейской России. Указ 22 февраля 1764 г., подтвержденный положениями "Жалованной грамоты дворянству" 1?б5 г. распространял на мусульман - татарских князей и мурз все привилегии российского дворянства, кроме права владения крепостными-христианами.

Следует отметить, что полученными возможностями оформления своих дворянских прав реально воспользовались не все представители мусульманской светской знати. Многие из них были весьма небогаты и поэтому даже не возбуждали ходатайств о включении в губернские родословные книги. Последнее было характерно для той части татарско-башкирской знати Приуралья и татарских мурз Таврической губернии, которая жила в сельской местности и, по свидетельству местной администрации, "нисколько не отличалась ни по воспитанию, ни по своим занятиям от крестьян-хлебопашцев".

Значительные затруднения возникли у мусульман и в связи с необходимостью подтверждения "благородства" своего происхождения из-за отсутствия у весьма многих из них необходимых документов. Последнее обстоятельство вызвало появление указов 1816 и 1840 гг. о порядке свидетельствования прав на дворянство представителями мусульманского нобилитета. Поэтому наиболее надежным путем закрепления мусульманской знати в дворянском сословии оставался путь государственной военной и гражданской службы.

Так, в 1814 г. Уфимское дворянское собрание признало в дворянской достоинстве сразу 64 мусульманина - участников Заграничных походов против наполеоновской Франции. К началу XX в. представители ряда дворянских мусульманских фамилий Европейской России: Акчурины, Гирей, Еникеевы, Тевкелевы, - активно участвовали в политической жизни страны, многие из них получили высшее светское и военное образование; они занимали важные должности, для них был характерен дух заметного европейского космополитизма.

Известным своеобразием отличалось положение самой западной группы мусульманского нобилитета - дворян-татар, проживавших на землях бывшей Речи Посполитой. Попавшие в разное время на территорию Литвы и Польши, татары не обладали рядом привилегий, доступных лишь христианской шляхте Речи Посполитой, но незыблемо располагали главным правом дворянства - правом владеть землей и крестьянами, причем без различия их вероисповедания. Включение территорий бывшей Речи Посполитой в состав России во второй половине XVIII - начале ХIХ вв. создал в положении дворян-татар известный юридический казус, ибо по российскому законодательству мусульманам не разрешалось иметь в услужении и собственности христиан.

Российская власть, однако, не стала менять сложившуюся на Западе Империи систему владений мусульманско-татарского дворянства (по оценке С. В. Думина, численностью около 200 родов). Убедившись. в лояльности западных дворян-татар, имперская власть специальными решениями и указами (особенно в 1840 г.) узаконила особый, исключительный статус этой части светской мусульманской знати России. По отзыву известного мусульманского публициста Исмаила Гаспринского, в начале XX в. западные дворяне-мусульмане были, пожалуй, наиболее европеизированной группой в мусульманской общине России.

По-иному, чем в Европейской России, складывалось положение мусульманского нобилитета на Кавказе и в Туркестане. Отношения в обществе здесь еще во многом регулировались нормами обычного права. Система сословных дворянских учреждений для мусульманской знати в азиатских районах не сложилась, оформление корпоративных прав дворян приняло затяжной характер и в целом так и не было завершено вплоть до 1917 г. Землевладельческая и кочевая знать Кавказа и Туркестана в основном сохранила собственность на землю и скот, служила на военной и гражданской службе, получала чины, ордена и звания, дававшие в конечном счете, как правило, статус личного дворянства.

Практически все средние и низшие должности в системе местного управления мусульманских районов Кавказского наместничества Степного (совр. Казахстан) и Туркестанского (севр. Средняя Азия) краев были заняты представителями мусульманской светской элиты (султаны, беки, наибы, аксакалы). Те из них, кто получали чин или орден, дававшие право на обретение потомственного дворянства, могли участвовать, в случае соответствующего согласия, в жизни выборных дворянских организаций за пределами своих территорий.

Важной стороной жизни мусульманского нобилитета была его служба в вооруженных силах Империи. Десятки мусульман - офицеров и генералов отличились в многочисленных войнах, которые приходилось вести России. Так, в Заграничных походах 1813-1814 гг. высокую доблесть показали 33 башкирских и татарских конных полка, проявили свою отвагу мусульмане Поволжья, Приуралья, Крыма, Белоруссии. В 30-х - 80-х гг. XIX в. группа воинов - знатных мусульман (горцы Кавказа и крымские татары) постоянно входила в состав самой приближенной к трону части Императорской гвардии - Собственного Его Императорского Величества конвоя. Известен ряд специальных указов и инструкций, демонстрирующих особое внимание правительства к созданию необходимых условий для соблюдения религиозных обрядов воинам лейб-гвардии Кавказского Горского эскадрона и лейб-гвардии Крымского татарского эскадрона.

Среди известных мусульман-генералов России можно назвать такие имена, как Алиханов-Аварский, Еникеев, Тевкелев, Халилов, Хан-Нахичеванский и другие. В ходе русско-японской войны I904-I905 гг. прославились героизмом защитники Порт-Артура офицеры-мусульмане Самадбек Мехмандаров и Али Ага Шихлинский, ставшие позже генералами Русской Армии, их земляком, также уроженцем Азербайджана был незаурядный предприниматель Гаджи Зейнал Аб-Дин Тагиев, который проделал путь от бедного подмастерья до миллионера-нефтепромышленника, благотворителя и мецената. Тагиеву был присвоен генеральский чин, он был награжден высшими орденами Империи, в 1910 г. Император Николай II возвел его в потомственное Российской Империи дворянское достоинство.

Таким образом, мусульманский нобилитет в целом пользовался достаточно покровительственным вниманием со стороны русской власти. Он играл свою, во многом особую, роль в системе государственного управления, политической и военной истории России вплоть до 1917 г., когда ему пришлось столкнуться с теми испытаниями, которые выпали на долю всего Российского дворянства.

***

Указ Именной, данный Правительствующему Сенату 22 февраля 1764 г.

0 позволении Князьям и Мурзам Татарским пользоваться всеми преимуществами Российского дворянства.

Известно, что между обитающими в разных Губерниях Всероссийской Империй так называемыми Князьями и Мурзами Татарского происхождения, оставшимися в Магометанском законе, находятся такие, кою предки за их верныя Всероссийскому Престолу службы получили от высоких предков Наших жалованныя грамоты на поместныя дачи и другия неоспоримыя доказательства, что служба и состояние их тогдашния были равный с прочими благородными.

По разным обстоятельствам не пользовалися они в течении многаго времени сиими выгодами, и были поверстаны в число подать личную платящих; но как непременное Наше желание есть дабы всяк, какого бы он рода и закона ни был пользовался неотъемлемо преимуществами, к коим порода его, от заслуженных предков происходящая, или же отменны личныя заслуги дают ему право; то, следуя ceeму, Beсмилостивейшую волю нашу объявляем, чтоб все те, кои из так называемых Князей и Мурз Татарского происхождения, в каком бы законе от праотцов своих не осталися, предъявят жалованныя предкам их Государския грамоты на недвижимыя имения и другие письменные виды, утверждающие благородство, с явным доказательством, что они от тех родов произошли, возстановлены были в состояние им свойственное, и по написании их в Герольдии особым списком, воспользовалися всеми теми вольностями, выгодами я преимуществами, каковые от щедроты предков Наших и Нашей Императорской российское дворянство пожаловано, исключая только право покупать, приобретать и иметь крепостных или подданных Христианского исповедания, коим никто в Империи Нашей, не будучи в Христианском законе, пользоваться не может.

Сенат Наш предпишет Генерал-губернаторам и правящим ту должность, дабы в каждой губернии, где подобные Князья и Мурзы жительствуют, таков разбор учинен и списки с доказательствами на разсмотрение и утверждение Сената доставлены были.

Печатается по изданию:

Полное собрание законов Российской империи, Собрание первое (с 1784 по 1788) СПб, 1830" т.22,, с.51-52, N15936.

Высочайше утвержденное мнение Государственнаго Совета 17 апреля 1816) г - О прибавке к Таврическому Дворянскому Депутатскому Собранию Дворян для приведения в известность тамошних Дворянских Магометанских и Греческих родов.

Мнение Государственнаго Совета в Департаменте Законов и в Общем Собрании - разсматриван доклад Правительствующего Сената об учреждении в Таврической Губернии особой Комиссии для приведения в известность тамошних Дворянских Магометанских и Греческих родов.



Д. И. Арапов

Источник «Международный исторический журнал» N3, май-июнь 1999

Просмотров: 8328 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.