Интересное

Реклама
  • пожарные лестницы
  • Оружейные сейфы в Москве: сейф safe77.ru с доставкой

Информация

"История в историях" рекомендует качественный и недорогой хостинг!
службы мониторинга серверов



***

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов

Пушкин и Лермонтов: совпадение судеб

Пушкин и Лермонтов - современники, но они никогда не встречались. Так ли это? Оба родились в Москве, и оба стали потом петербуржцами. Отец Пушкина, Сергей Львович, - майор в отставке. Отец Лермонтова, Юрий Петрович, - капитан. Пушкин и Лермонтов происходили из старинных дворянских родов. Предком Пушкина был Гаврило Олексич, соратник Александра Невского, мать Пушкина, Надежда Осиповна, была внучкой "арапа Петра Великого" А.П.Ганнибала, уроженца Эфиопии (Камеруна?).

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
Дуэльная пара

И у Лермонтова иностранные корни: его род, по преданию, происходил от Георга Лермонта, выходца из Шотландии, взятого в плен русскими войсками осенью 1613 года, оставшегося в России и ставшего в 1621 году русским дворянином. У Пушкина и Лермонтова были общие знакомые. Корнет Лермонтов - однополчанин поручика Гончарова, шурина Пушкина. Но Пушкин, видимо, даже не слышал имени Лермонтова. Почему? Дело не только в разнице в возрасте.

И Пушкин, и Лермонтов опубликовали свои первые стихи в 15 лет. Но Лермонтов, анонимно напечатавший свое первое стихотворение "Весна" в журнале "Атеней" в сентябре 1830 года, холодно встреченное читателями, смертельно обиделся на них и почти 6 лет не отдавал стихи в печать. Он записывал их в потаенные тетради и в альбомы светских красавиц. Как мог Пушкин узнать о прекрасных стихотворениях Лермонтова? И тем не менее Пушкин и Лермонтов встречались! Когда? Летом 1820 года Пушкин, уже известный в России поэт, и 5-летний Лермонтов со своей бабушкой одновременно находились на Кавказских Минеральных Водах. В Пятигорске одна улица вела к источникам и ваннам и заканчивалась у них. Великий Пушкин, конечно, встречался на улице или у источников, где и народа было всего несколько десятков человек, с юным Лермонтовым - своим будущим великим наследником в русской поэзии. Так что Миша Лермонтов видел и слышал Пушкина. И Пушкин, и Лермонтов общались с декабристами и сами испытали царскую ссылку.

Пушкин и Лермонтов писали и стихи, и прозу, воспевая свободу, вызывая ненависть высшего общества России. Зимой 1834-35 гг. Лермонтов часто бывал у братьев Александра и Сергея Трубецких, и здесь он мог встретить будущего убийцу Пушкина - Дантеса, который посещал в этот период Трубецких. У Пушкина были трудные отношения и с отцом, и с матерью, потому что он "компрометировал" их своими эпиграммами на вельмож, вольнолюбивыми "крамольными" стихами, конфликтом с властями, ссылкой в Михайловское. В 1807 году умер младший брат поэта Николенька, а с другим младшим братом Львом у Пушкина не было близких доверительных отношений. Пушкин любил только няню Арину Родионовну (она умерла в 1828 году) и сестру Ольгу, всегда стремившуюся помирить его с родителями. А у Лермонтова не было ни братьев, ни сестер, только одна любимая бабушка Е.А.Арсеньева. Лермонтов остался без родителей в 17 лет, к тому же отец бросил его в детстве, а у Пушкина при живых родителях было отчуждение от них. Так что Пушкин и Лермонтов, по сути, не знали ни материнской, ни отцовской любви. И Пушкин, и Лермонтов погибли на дуэлях, причем не от рук случайных людей. Дантес уже стал свояком Пушкина, а Мартынов был давним однокашником и приятелем Лермонтова.

И последнее удивительное совпадение: лейб-медик Николая I Н.Арендт, находившийся у постели смертельно раненного Пушкина, первым рано утром в день смерти Пушкина 29 января 1837 года, еще до смерти великого поэта, рассказал другому своему великому пациенту поэту Лермонтову о последних часах жизни его кумира.

Классическая дуэль

Речь пойдет не о боях гладиаторов в Древнем Риме, не о средневековых рыцарских турнирах, не о кулачных боях на Руси, а именно о дуэли. Русский военный писатель П.А.Швейковский дал определение классической дуэли: "Поединок есть условленный бой между двумя лицами смертоносным оружием для удовлетворения поруганной чести, с соблюдением известных установленных обычаем условий относительно места, времени, оружия и вообще обстановки выполнения боя". Само слово "дуэль" подразумевает двух ее участников: оскорбленный желает сатисфакции (удовлетворения поруганной чести) от своего обидчика. Можем ли мы считать классическую дуэль, честный поединок по правилам, за соблюдение которых строго отвечают своей честью и достоинством не только дуэлянты, но и их секунданты, дуэль, в которой соперники, находящиеся в равных условиях, полагаются только на мастерство владения оружием, хладнокровие, храбрость и удачу, можем ли мы считать таковую дуэль узаконенным убийством, а убившего своего соперника победителя дуэли - убийцей?! Все не так просто. Мы ведь не называем дракой поединок двух тренированных боксеров на ринге, ведущийся по правилам, за соблюдение которых отвечает рефери (судья). Да и боксеров мы не называем хулиганами, а победившего нокаутом - садистом. Конечно, были и дуэли-убийства, когда на спровоцированный поединок против плохо владеющего оружием противника выходил к барьеру профессиональный дуэлянт-убийца. И нарушения кодекса дуэли приводили именно к убийству.

Поэтому еще в XVI веке во Франции, где на дуэлях погибали сотни гордых дворян, дуэли были запрещены. В России Петр I издал жестокие законы против дуэлей, предусматривающие наказание вплоть до смертной казни. Однако на практике эти законы не применялись, так как почти до конца XVIII века в России дуэли были редчайшим явлением, а во Франции, хотя кардинал Ришелье и запретил дуэли под страхом смерти, они продолжались (вспомните "Трех мушкетеров" А.Дюма). В эпоху Екатерины II в России дуэли среди дворянской молодежи начинают распространяться. Однако Д.И.Фонвизин вспоминал, что отец его поучал: "Мы живем под законами, и стыдно, имея таковых священных защитников, каковы законы, разбираться самим на кулаках или на шпагах, ибо шпаги и кулаки суть одно, и вызов на дуэль есть не что иное, как действие буйной молодости".

Но дворянская молодежь не допускала вмешательства государства в дела чести, считая, что обида должна быть смыта кровью, а отказ от поединка - несмываемый позор. Позднее генерал Л.Корнилов так сформулировал свое кредо: "Душа - Богу, сердце - женщине, долг - Отечеству, честь - никому". В 1787 году Екатерина II издала "Манифест о поединках", в котором за бескровную дуэль обидчику грозила пожизненная ссылка в Сибирь, а раны и убийство на дуэли приравнивались к уголовным преступлениям. Николай I вообще относился к дуэлям с отвращением. Но никакие законы не помогали! Более того, дуэли в России отличались исключительной жестокостью условий: дистанция между барьерами обычно составляла 10-15 шагов (примерно 7-10 метров), были даже дуэли без секундантов и врачей, один на один. Так что зачастую поединки заканчивались трагически.

Именно в период правления Николая I произошли самые громкие, знаменитые дуэли с участием Рылеева, Грибоедова, Пушкина, Лермонтова. Несмотря на суровые законы об ответственности за дуэль, и при Николае I дуэлянтов обычно переводили в действующую армию на Кавказ, а в случае смертельного исхода - разжаловали из офицеров в рядовые.

А в 1894 году Александр III официально разрешил поединки офицеров по личным обидам, не касавшимся службы. Первый дуэльный кодекс был опубликован во Франции графом де Шатовильяром в 1836 году. Обычно опоздание к месту дуэли не должно было превышать 15 минут, дуэль начиналась через 10 минут после прибытия всех участников. Распорядитель, избранный из двух секундантов, предлагал дуэлянтам в последний раз помириться. В случае их отказа он излагал им условия поединка, секунданты обозначали барьеры и в присутствии противников заряжали пистолеты. Секунданты вставали параллельно линии боя, врачи - позади них. Все действия противники совершали по команде распорядителя. По окончании боя противники подавали друг другу руки.

Кстати, выстрел в воздух допускался только в случае, если стрелял вызванный на дуэль, а не тот, кто послал ему картель (вызов), иначе дуэль считалась недействительной, фарсом, поскольку при этом ни один из противников не подверг себя опасности. Было несколько вариантов дуэли на пистолетах. Противники могли, оставаясь на дистанции неподвижными, поочередно стрелять по команде или, например, обычно по команде шли к барьерам, по команде же первый на ходу стрелял и ждал ответного выстрела, стоя на месте (если барьеры отстояли друг от друга на 15-20 шагов, то стрелять на ходу можно было, двигаясь навстречу противнику, без команды). Упавший раненый соперник мог стрелять лежа. Переступать барьеры запрещалось. Наиболее опасным был вариант дуэли, когда противники, стоя неподвижно на расстоянии 25-35 шагов, стреляли друг в друга одновременно по команде на счет "раз-два-три". В этом случае могли погибнуть оба соперника. Что же касается дуэли на холодном оружии, то здесь секундантам было труднее всего регулировать ход поединка в силу его подвижности и возбуждения противников; кроме того, в поединках на холодном оружии (шпага, сабля, эспадрон) всегда сильнее сказывалось неравенство дерущихся в таком сложном искусстве, как фехтование. Поэтому широко распространены были дуэли именно на пистолетах, как более уравнивающие возможности и шансы дуэлянтов. А вот мушкетеры во Франции, как мы знаем, предпочитали дуэль на шпагах!

Между прочим, молодой Л.Толстой вызывал на дуэль И.Тургенева, но она, к счастью, не состоялась. А революционер-анархист М.Бакунин вызвал на поединок самого К.Маркса, когда тот пренебрежительно высказался в адрес русской армии. Интересно, что, хотя Бакунин, как анархист, и был противником всякой регулярной армии, он вступился за честь русского мундира, который в молодости носил, будучи артиллерийским прапорщиком. Однако Маркс, в юности не раз дравшийся на шпагах со студентами Боннского университета и гордившийся шрамами на своем лице, вызова Бакунина не принял, так как его жизнь теперь принадлежала пролетариату! И последний пример: перед революцией поэт Н.Гумилев вызвал на дуэль поэта М.Волошина, оскорбившись на его розыгрыш. Волошин выстрелил в воздух, а Гумилев промахнулся. Вообще же в начале XX века (до 1917 года) в России произошли сотни офицерских дуэлей, и почти все на пистолетах, но гибелью или тяжелым ранением дуэлянтов закончились всего 10-11 процентов поединков.

Я уделил особое внимание классической дуэли в России с ее кодексом, для того чтобы читатель мог сам решить, чем была такая дуэль времен Пушкина и Лермонтова: уголовным убийством или честным поединком по правилам равных соперников?

Пушкин-дуэлянт

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
Пушкин А.С.

Мать Пушкина умерла в апреле 1836 года (Пушкина почти через год похоронили рядом с ней в Святогорском монастыре), отец намного пережил своего сына. Пушкин становится самостоятельным человеком уже во время пребывания в Царскосельском лицее. Характер у него был непростой. Стремление к независимости, обостренное чувство собственного достоинства, юношеская запальчивость, жажда военных подвигов и острых ощущений рано привели Пушкина к дуэлям. Пушкин выходил на поединок многократно, несколько наметившихся дуэлей не состоялось по разным причинам, часто из-за вмешательства друзей поэта. Он хорошо фехтовал и был отличным стрелком, постоянно совершенствуя свое мастерство владения оружием.

Об этих дуэлях написано достаточно статей и исследований, поэтому я приведу только малоизвестные факты. Храбрость Пушкина под пулями неприятеля известна нам по его поведению в армии, с которой он шел к Арзруму летом 1829 года. А его вспыльчивость, импульсивность исчезали, когда он являлся на дуэль, становясь невозмутимым и хладнокровным. Декабрист Басаргин написал о молодом Пушкине: "Знаком я с ним не был, но в обществе раза три встречал. Как человек он мне не понравился. Какое-то бретерство (так в тексте. - Ю.П.)... и желание осмеять, уколоть других. Тогда же многие из знавших его говорили, что рано или поздно, а умереть ему на дуэли. В Кишиневе он имел несколько поединков, но они счастливо ему сходили с рук". Приведу один случай из первых дуэльных историй Пушкина. У Пушкина был двоюродный дядя Семен Исаакович Ганнибал. На вечеринке летом 1817 года Пушкин приревновал девицу Лошакову к дяде и потребовал объяснений. Правда, вскоре они помирились и разошлись полюбовно. Дядя был не только участником заграничных походов 1814 года, но и большим ловеласом. Причем он был так назойлив в ухаживаниях за светскими красавицами, что те от него спасались бегством. А возмущенная воздыханиями и приставаниями дяди сестра Пушкина Ольга даже приказала слугам не пускать его в ее дом.

Очень опасными были дуэли Пушкина в 1821 году с офицером Зубовым и в 1822 году с полковником Старовым. В это время Пушкин не только использовал любой подходящий повод для создания дуэльной ситуации, но и сам провоцировал поединки. Особо опасной могла для него стать дуэль с Толстым - Американцем, который распустил слухи о том, что Пушкина якобы высекли в Тайной канцелярии. Толстой был знаменитым дуэлянтом, бретером-убийцей, на совести которого было несколько человек, погибших от его руки на поединках. К счастью, дуэль Пушкина с этим прекрасным стрелком была отложена ссылкой поэта в Михайловское, а когда через 5 лет в 1826 году Пушкина доставили в Москву и он в тот же день отправил Толстому картель (вызов), то по желанию Толстого они помирились. К чести Пушкина надо сказать, что если он убеждался в нежелании обидчика задеть его честь и достоинство, то сам шел на примирение.

С годами он стал, конечно, мудрее и даже степеннее. Пушкин в августе 1836 года подал в цензуру статью "Александр Радищев", в которой писал: "Смиренный опытностию и годами, он (Радищев. - Ю.П.) даже переменил образ мыслей, ознаменовавший его бурную и кичливую молодость. Он не питал в сердце своем никакой злобы к прошедшему и примирился искренне со славной памятью великой царицы". А ведь Пушкин писал, по сути, о себе.

И далее важная мысль: "Он (Радищев. - Ю.П.) как будто старается раздражить верховную власть своим горьким злоречием; не лучше ли было указать на благо, которое она в состоянии сотворить?" В этой статье под видом осуждения Радищева за его прошлые взгляды и одобрения его как якобы "исправившегося" в конце своей жизни человека Пушкин пытается убедить правительство поверить чистоте и положительности своих намерений.

Сейчас мы знаем, что, вернувшись из ссылки, Радищев продолжил работу над "крамольной" книгой "Путешествие из Петербурга в Москву". И Пушкину, хотя и несколько остепенившемуся, не удалось обмануть правительство, убедить его в своей благонадежности. Николай I и Бенкендорф считали Пушкина великим поэтом, но и великим либералом, ненавистником всякой власти. Статья о Радищеве была отвергнута.

Вернемся к дуэлям Пушкина: в чем же все-таки главная причина его стремления к поединкам в молодые годы? Все дело в двойственности его положения в обществе: он - первый поэт России и в то же время мелкий чиновник и бедный дворянин. Когда к Пушкину относились пренебрежительно как к коллежскому секретарю, он воспринимал это как покушение на его честь и достоинство не только как дворянина, но и как поэта-свободолюбца. Конечно, в зрелые годы он не был таким бесшабашным забиякой, но положение камер-юнкера его бесило. Кстати, вспомните поведение нищего, но гордого гасконского задиры-дворянина д'Артаньяна в начале "Трех мушкетеров" А.Дюма.

Подчеркну, что Пушкин был дуэлянтом высокого класса и обычно не стремился стрелять первым. Дело в том, что у сохранившего выстрел соперника было право подозвать выстрелившего к барьеру и расстрелять его на минимальном расстоянии как неподвижную мишень. Для того чтобы сдержаться и не выстрелить первым, требовалось железное хладнокровие. В последние годы жизни Пушкина наметились дуэльные ситуации с несколькими, как ему в его положении казалось, недоброжелателями. И у него оставался один выход для спасения не только своей чести, но и чести своего творчества - поединок.

Лермонтов-дуэлянт

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
Лермонтов М.Ю.

Мать Лермонтова умерла в 21 год, в 1817 году, когда ему было почти 3 года. Отец уехал, оставив Мишеля на попечение горячо любящей мальчика бабушки Е.А.Арсеньевой. Он умер в 1831 году в 44 года. Таким образом Лермонтов в 17 лет остался круглым сиротой, что, безусловно, наложило серьезный отпечаток на его сложный характер. Родственница Лермонтова А.М.Верещагина пишет ему в 1832 году: "...к несчастью, я вас знаю слишком хорошо, чтобы быть спокойной, я знаю, что вы способны резаться с первым встречным из-за первой глупости - фи! Это стыд; вы никогда не будете счастливы с таким отвратительным характером". Лермонтов мог быть общительным и веселым, но чаще он был замкнутым, желчным, язвительным и мрачно-задумчивым. Тургенев написал, что во внешности Лермонтова было "что-то зловещее и трагическое. Какой-то недоброй и сумрачной силой, задумчивой презрительностью и страстью веяло от его смуглого лица, от его больших и недвижно-темных глаз". А.Е.Баратынский в 1840 году, уже перед гибелью Лермонтова, познакомившись с ним, писал жене: "...человек, без сомнения, с большим талантом, но мне морально не понравился. Что-то нерадушное, московское".

Итак, у Лермонтова был сложный, неровный характер и обостренное чувство собственного достоинства, часто толкающее его на высокомерные насмешки и дерзости. Поступив в Московский университет на нравственно-политическое отделение в 1830 году, Лермонтов обучался в одно время с В.Белинским, Н.Станкевичем, но в мае 1832 года не явился на публичные годичные испытания. Дело в том, что Лермонтов столкнулся с реакционными профессорами и руководство предложило ему покинуть университет. Хотя уход Лермонтова был оформлен как добровольный, по его прошению, все же он был вынужденным.

Переехав в Петербург, Лермонтов хотел поступить в университет, но по новому учебному плану ему не зачли бы предметы, прослушанные в Московском университете, а начинать учебу заново он не захотел. После долгих раздумий Лермонтов все-таки решил поступить в школу гвардейских подпрапорщиков и кавалерийских юнкеров и два года находился в суровых условиях военной школы. После ее окончания в 1834 году он был произведен в корнеты и направлен на военную службу в лейб-гвардии Гусарский полк. Безусловно, за время пребывания в школе Лермонтов хорошо овладел стрельбой из пистолета. Но дуэлей, по всем данным, у него не было. В 1834 году ревизская сказка подтвердила, что дворянину М.Ю.Лермонтову по наследству 1832 года в Тульской губернии принадлежат дворовые люди и крестьяне: мужчин 148 душ, женщин 155 душ. Крепостное право еще не было отменено. Лермонтов неоднократно был влюблен, особенно в Варвару Лопухину, но по разным обстоятельствам так и не женился до самой гибели. А 28 (!) января 1837 года (еще до смерти Пушкина) Лермонтов, узнав о его смертельном ранении на дуэли, написал первые 56 стихов стихотворения "Смерть поэта". Эти стихи (без имени автора) мгновенно, в тысячах экземпляров, переписанных от руки, распространились по Петербургу и другим городам. Это был звездный час Лермонтова. Имя Лермонтова становится широко известным в передовых кругах русского общества. Никогда больше ни в России, ни в СССР стихи не производили такого "взрывного" эффекта.

Здесь я должен подчеркнуть один важный момент: Россия того времени - огромная, с неграмотным в своей массе многомиллионным населением, отсталая, крепостническая страна. При очень ограниченных тиражах газет и журналов могла ли ВСЯ Россия знать Пушкина и тем более молодого Лермонтова?! Конечно, нет! Поэтому речь надо вести только о передовых людях и прежде всего о жителях крупных городов, но никак не о большинстве населения страны - крестьянстве. К середине февраля 1837 года Лермонтов написал заключительные 16 стихов стихотворения "Смерть поэта", а вскоре его арестовали вместе с С.А.Раевским, распространявшим это стихотворение. Лермонтов был отправлен в действующую армию на Кавказ прапорщиком, а Раевский - в ссылку.

Только через год Лермонтову разрешили вернуться сначала в Новгород, а затем в Петербург, где он уже был известен как поэт, и Лермонтов снова оказался в лейб-гвардии Гусарском полку. Он неоднократно поощряется высочайшими приказами, а 6 декабря 1839 года производится в поручики. И все это - поэту, гневно обличившему всю правящую верхушку России! 31 декабря 1839 года Лермонтов на новогоднем бале-маскараде в зале Дворянского собрания позволил себе дерзкую выходку против императрицы и ее приближенных, бывших в масках. Раньше считалось, что это были две дочери Николая I, сказавшие язвительные слова Лермонтову, на что тот резко ответил. Но это были императрица с дамой. Между прочим, жене Николая I нравилось творчество Лермонтова, например поэма "Демон", и она заступалась за поэта, желая смягчить наказание ему, но безуспешно. 2 января 1840 года Лермонтов был приглашен на бал во французское посольство к Барантам, а 16 февраля на балу у графини Лаваль произошла ссора Лермонтова с сыном французского посланника Эрнестом де Барантом. Причиной ссоры Лермонтова с де Барантом был их диалог, в котором де Барант обвинил Лермонтова в том, что тот в разговоре с известной особой сказал ей невыгодные вещи о нем, на что Лермонтов заявил, что никому не говорил о де Баранте ничего предосудительного. Тогда де Барант обвинил Лермонтова в распространении сплетен о нем, на что Лермонтов заявил, что поведение де Баранта весьма смешно и дерзко. Де Барант сказал, что во Франции он знал бы, как кончить это дело. Лермонтов ответил, что в России строго следуют правилам чести и мы меньше других позволяем оскорблять себя безнаказанно. Последовал вызов де Барантом Лермонтова на дуэль. Следует подчеркнуть, что во французском посольстве настороженно относились к Лермонтову из-за его стихов на смерть Пушкина, считая, что в них Лермонтов оскорбил не лично Дантеса, а французов как нацию. Дуэль состоялась 18 февраля 1840 года в 12 часов дня за Черной речкой (!) на Парголовской дороге. Секундантом Лермонтова был А.А.Столыпин (Монго) - его друг и двоюродный дядя, секундантом де Баранта - граф Рауль д'Англес. Так как де Барант считал себя обиженным, Лермонтов предоставил ему выбор оружия. Истинный француз, де Барант избрал шпаги, хотя у соперников были и пистолеты. Решено было драться до первой крови, а потом перейти на пистолеты. Кстати, Лермонтов фехтовал плохо. Только дуэлянты скрестили оружие, как у шпаги Лермонтова переломился конец клинка, а прекрасный дуэлянт де Барант успел сделать выпад, целясь острием в грудь Лермонтову и мог его убить, но поскользнулся и только слегка оцарапал ему грудь. Затем они перешли на пистолеты. Дуэлянты должны были стрелять вместе, но Лермонтов немного опоздал, видимо, не желая стрелять в де Баранта или просто испытывая свою судьбу. Де Барант промахнулся, и тогда Лермонтов выстрелил в сторону (в воздух). После чего де Барант подал ему руку, и они разошлись.

Лермонтов был арестован за недонесение о дуэли и подвергнут суду. 14 марта была напечатана пародийная повесть В.Соллогуба "Большой свет" в угоду императрице, и в героях повести были узнаваемы в карикатурном виде Лермонтов и Столыпин.

Сидевший под арестом на Арсенальной гауптвахте Лермонтов через А.Браницкого 2-го пригласил Э. де Баранта для личных объяснений по поводу своих письменных показаний о том, что на дуэли он выстрелил в сторону (в воздух), что оскорбило де Баранта, так как дуэль выглядела для него неопасной. Самовольное, тайное от охраны свидание состоялось 22 марта в 8 часов вечера. Лермонтов заявил, что он действительно стрелял в сторону и это показание смягчит ему наказание, а если его объяснение не устраивает де Баранта, то он готов впоследствии снова встретиться с ним на дуэли. Де Барант от новой дуэли отказался и отбыл во Францию. Лермонтов был отправлен вторично в ссылку на Кавказ тем же чином поручика, но в Тенгинский полк, действующий в районе опасных боев. Здесь Лермонтов неоднократно проявил храбрость в сражениях, и его представляли к золотой сабле и дважды к ордену, но Николай I все представления отклонил. В отличие от Пушкина Лермонтов был далек от царского двора и сам не стремился к дуэлям.

О причинах дуэли Пушкина с Дантесом

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
Жорж-Шарль Дантес (1812-1895)

Об этом написаны сотни статей и десятки книг, поэтому я ограничусь только некоторыми уточнениями и дополнениями. Барон Жорж-Шарль Дантес (правильнее д'Антес) родился в 1812 году. Он ровесник жены Пушкина Натальи. Дантес принадлежал к небогатой дворянской семье. По происхождению он больше немец, чем француз. Его мать графиня М.Гацфельд и бабушка по отцу баронесса Р. фон Вейль были немками. Сам Дантес был высоким атлетом, блондином с голубыми глазами. Тем не менее он считался французом.

Дантес отправился с весомыми рекомендациями искать счастья в Россию в 1833 году. По пути в Россию встретился совершенно случайно с голландским посланником бароном Геккерном и так ему понравился, что прибыл в Петербург уже в качестве протеже этого дипломата. Более того, в начале 1836 года посланник с согласия отца Дантеса (?!) усыновил Жоржа, и он стал бароном Геккерном. В 1937 году было установлено, что такое усыновление невозможно, и Дантес лишь получил голландское дворянство. В России Дантес был произведен в корнеты и зачислен в Кавалергардский полк. Красота, общительность, веселый нрав и остроумие сделали его любимцем придворных дам и товарищей по полку, хотя служакой он оказался неважным. Ему удавалось скрывать свою расчетливость, самоуверенность, безнравственность и даже наглость. Пушкин долго относился к нему как к одному из обычных многочисленных поклонников его жены, то есть не враждебно. Наталья Николаевна и барон Жорж познакомились в конце 1834 года. Натали не была совсем ветреной красавицей. Она хорошо играла в шахматы и могла часами решать сложные композиции. Безусловно, у нее не было пылкой любви к Пушкину, своему мужу, из-за большой разницы в возрасте и его некрасивой внешности. Конечно, как провинциалке, ей понравилось внимание к ее личности высшего общества столицы и самого Николая I.

Не подлежит сомнению, что у нее с Дантесом было взаимное влечение. Не так давно опубликованные письма Дантеса к Геккерну, путешествовавшему по Европе, свидетельствуют о его глубоком чувстве к Натали. В письме от 6 марта 1836 года Дантес пишет: "...Она ведь никого не любила более меня, и в последнее время было достаточно случаев, когда она могла все мне отдать, - и что же, мой дорогой друг? Никогда, ничего. Никогда в жизни". Дантес пишет о великом уважении, которое внушала ему Натали. В то же время вряд ли он стал бы провоцировать Пушкина на дуэль демонстративными ухаживаниями за его женой, если бы она легкомысленно не отвечала ему взаимным чувством. Пушкин сам выпускал жену в светское общество, а она, не задумываясь о последствиях, восторженно рассказывала ему об ухаживаниях Дантеса. Конечно, многого мы не знаем о тайных пружинах заговора против Пушкина и, возможно, не узнаем никогда.

Врагов у него было достаточно. Причин для дуэли, кстати, не обязательно с Дантесом, было много. Дальнейшая жизнь Пушкина становилась невыносимой. Он был унижен при дворе положением камер-юнкера, у него начались проблемы не только с публикацией своих произведений, но и с их продажей. А его образ жизни и большая семья требовали немалых расходов. Старых друзей у Пушкина осталось мало. Он не находил выхода из своего положения, и, наконец, ревность и унижение чести его жены и собственного достоинства в свете нашли свой выход в поединке с Дантесом, который для него олицетворял всю придворную знать - его врагов. Анонимный диплом-пасквиль, полученный Пушкиным и некоторыми его друзьями по почте 4 ноября 1836 года, об избрании Пушкина коадъютором (заместителем) великого магистра ордена рогоносцев (обманутых мужей) переполнил чашу его терпения.

Это был прямой намек на связь Натали если не с царем, то с Дантесом. Не думаю, что этот диплом дело рук Геккернов, но Пушкин не стал искать автора его, а тут же послал Дантесу вызов на дуэль. Геккерн со слезами на глазах упросил Пушкина отсрочить дуэль. Считаю этот факт свидетельством того, что Дантес не стремился к дуэли, тем более со смертельными условиями, хотя и был отличным стрелком и не был трусом. Сложные переговоры посредников, в том числе В.Жуковского, предотвратили поединок, тем более что Дантес неожиданно заявил о своей женитьбе на сестре Натали Екатерине Николаевне. Между прочим, секундант Дантеса виконт д'Аршиак искренне стремился не допустить этой дуэли. Свадьба Дантеса с Екатериной состоялась 10 января 1837 года, и Пушкин с Дантесом стали свояками. Однако после свадьбы наглые ухаживания Дантеса за женой Пушкина возобновились, и взбешенный поэт отправил посланнику 25 января письмо с грубыми и резкими оскорблениями. Поединок стал неизбежным, и 26 января атташе французского посольства виконт Огюст д'Аршиак передал поэту вызов Дантеса.

О причинах дуэли Лермонтова с Мартыновым

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
Мартынов Н.С. (1815-1875)

Причины этой дуэли во многом известны, но до конца не ясны до сих пор. Раньше все было просто: в советское время в учебниках сообщалось, что жандармы, связанные с самим своим шефом Бенкендорфом, организовали ссору и дуэль Лермонтову, чтобы уничтожить поэта-свободолюбца, чуть ли не по приказу царя Николая I.

Сегодня мы знаем правду о причинах дуэли Лермонтова с Мартыновым, но некоторые обстоятельства неизвестны и остаются нераскрытыми. Не так все просто в жизни. К моменту гибели Лермонтов уже был широко известным поэтом и автором романа "Герой нашего времени", однако на его смерть ни один из талантливых поэтов того времени не откликнулся вдохновенными и горькими стихами. Почему? Дело не только в характере Лермонтова, его остром языке и отношениях с окружающими людьми. Дело прежде всего в том, что большинство из тех, кто знал его, видели в нем молодого человека и офицера невысокого чина: как будто великий поэт обязан быть пожилым генералом. Повторялась история с Пушкиным: великий поэт и камер-юнкер. Увидеть в Лермонтове великого поэта, наследника Пушкина могли только такие передовые люди того времени, как Белинский. А язвительно-презрительный характер поэта отталкивал от него многих знакомых. На личность и характер Лермонтова наложили свой отпечаток многие обстоятельства: ранняя смерть матери, разлука с отцом, военная муштра в юнкерской школе, реакционная обстановка в России после подавления восстания декабристов, надзор и цензура, интриги царского двора и окружения самого поэта, гибель его кумира Пушкина, мгновенная слава после написания стихов на его смерть, арест и ссылка на Кавказ в 1837 году, суровая военная служба и, конечно, главное - создание поэтических шедевров, неразделенная любовь, постоянные болезни, злосчастная дуэль с де Барантом и вторая ссылка в 1840 году, жестокие бои на Кавказе, невозможность выйти в отставку для литературной деятельности, ненависть и зависть врагов. И все это уместилось в короткую, 26-летнюю жизнь! Да, характер у Лермонтова был сложный, даже противоречивый. Поэт то веселился, то грустил, то часами молчал, то был желчным и саркастичным. Падчерица генерала Верзилина Э.Шан-Гирей, жившая в Пятигорске, вспоминала о Лермонтове: "...характера он был неровного, капризного, то услужлив и любезен, то рассеян и невнимателен". Лермонтов любил поострить, даже высмеять кого-нибудь, любил распоряжаться на пикниках, потанцевать. А ведь при его неважном здоровье (как он тянул военную лямку?) ему часто приходилось лечиться на Кавказе горячими серными ваннами.

Когда Лермонтова вторично отправили в ссылку на Кавказ, то 20 мая 1840 года А.С.Хомяков пророчески писал Н.М.Языкову: "А вот еще жалко: Лермонтов отправлен на Кавказ за дуэль. Боюсь, не убили бы. Ведь пуля дура, а он с истинным талантом и как поэт, и как прозатор". Конечно, Хомяков имел в виду гибель в бою, а не на дуэли, но все же...

На Кавказе Лермонтов стремится отличиться в боевых действиях и рискует жизнью, надеясь теперь заслужить отставку и полностью посвятить себя литературной деятельности. Он мечтал создать собственный журнал. Наконец в январе 1841 года Лермонтов выхлопотал отпуск в Петербург на 2 месяца. Он проводит в столице три самых счастливых и блестящих месяца в своей жизни в окружении друзей и поклонников его творчества. Весь тираж романа Лермонтова "Герой нашего времени" раскуплен. Но вместо возможной отставки поэт получил предписание в 48 часов покинуть Петербург и отправиться обратно на Кавказ в Тенгинский полк.

По дороге в Темир-Хан-Шуру Лермонтов вместе с родственником и другом А.Столыпиным остановились в Георгиевске. Пятигорск в 40 верстах отсюда, и поэту захотелось посетить любимый город, увидеть старых друзей. Столыпин не поддержал его. Кто знает, как бы сложилась судьба Лермонтова, если бы он не поехал тогда в Пятигорск навстречу своей гибели?! Но судьба (или случай) играет человеком. Лермонтов предложил Столыпину подбросить полтинник, и если монета упадет орлом вверх - ехать в отряд, а если решеткой вверх - ехать в Пятигорск. Выпала решетка, и Лермонтов радостно закричал: "В Пятигорск, в Пятигорск!" Они прибыли в Пятигорск 13 мая 1841 года, поселились в доме Чиляева и прожили там два месяца до роковой дуэли Лермонтова с Мартыновым. Лермонтов получил разрешение остаться в Пятигорске до полного излечения от лихорадки.

В это время в Пятигорске проживал отставной майор Мартынов, с которым Лермонтов постоянно встречался. Николай Соломонович Мартынов был старым товарищем и однокашником Лермонтова еще со времен совместного обучения в военной школе. Они были знакомы более восьми лет. Мартынов, как человек довольно ограниченный, не отличался особыми способностями. Ему подходило его прозвище "Мартышка". Зато он был очень самолюбивым.

Отец Мартынова - статский советник, владевший с 1798 года селом Знаменским под Москвой. Мартынов не только понимал превосходство Лермонтова над ним, но и признавал его поэтический и художественный талант, прощая Лермонтову и в военной школе, и при последующих встречах в Москве его язвительные насмешки и колкости. Мартынов был красивым, высоким блондином. Он мечтал, обучаясь в военной школе, о чинах и орденах, хотел стать генералом, то есть был тщеславным человеком. Современник вспоминал, что в 1839 году Мартынов выглядел изящным молодым офицером и хорошо исполнял песни.

Но в феврале 1841 года он неожиданно подал прошение об отставке и был уволен с военной службы в звании майора. История темная. Ходили слухи о его нечестной картежной игре. Помня о мечте Мартынова дослужиться до генерала, можно полагать, что ушел он в отставку отнюдь не по собственному желанию. Это был крах его военной карьеры, его перспективы на будущее. Мартынов остался на Кавказе и поселился в Пятигорске, не желая с позором возвратиться к матери и сестрам в Москву. Да и в Петербурге ему было делать нечего среди его знакомых.

Мартынов резко изменился: стал мрачным, молчаливым и начал носить кавказский наряд, подражая горцам: черкеску с газырями, папаху на бритой голове. На поясе у него висел кинжал. Действительно, Мартынов выглядел экзотично среди русского населения Пятигорска. 2 июля 1841 года Николай I отказал Мартынову в награде, к которой тот представлялся за участие в осенней экспедиции (военных действиях) в 1840 году. Этот факт подтверждает вынужденный уход Мартынова с военной службы в отставку. Теперь внимание: отказ в награде Мартынову состоялся за 10 дней до его ссоры с Лермонтовым и, значит, нервы Мартынова были взвинчены этим отказом накануне ссоры (однако неизвестно: дошло ли известие об отказе в награде Мартынову из Петербурга в Пятигорск до его ссоры с Лермонтовым). Хочу подчеркнуть, что до дуэли с Лермонтовым Мартынов в поединках не участвовал, героем скандалов не был и вообще задирой не являлся. И один важный момент: Мартынов, почти ровесник Лермонтова и его однокашник по военной школе, был все-таки майором в отставке, а Лермонтов (может быть, из-за "крамольных" стихов и дуэли с де Барантом) был только поручиком. Поэтому Мартынов мог рассчитывать на уважительное отношение к нему Лермонтова, а тот насмехался над ним по-прежнему.

Еще в 1837 году, по дороге в ссылку на Кавказ, Лермонтов заехал в Москву. В своих воспоминаниях Мартынов впоследствии писал, что его семейство постоянно проживало в Москве и он в конце марта - начале апреля 1837 года почти каждый день встречался с Лермонтовым и они часто завтракали вместе у Яра. Вполне приятельские отношения!

В октябре 1837 года Мартынов встретился с Лермонтовым на Кавказе. Он пишет отцу из Екатеринодара: "Триста рублей, которые вы мне послали через Лермонтова, получил, но писем никаких, потому что его обокрали в дороге, и деньги эти, вложенные в письме, также пропали; но он, само собой разумеется, отдал мне свои..." 6 ноября Е.А.Мартынова пишет из Москвы сыну Н.Мартынову, что жаль пропавших писем, посланных с Лермонтовым, и (внимание!) обвиняет Лермонтова в том, что эти письма он будто бы распечатал и прочел. А 25 мая 1840 года Мартынова пишет сыну Николаю из Москвы, что Лермонтов еще в городе и почти каждый день посещает ее дочерей, находящих большое удовольствие в его обществе, несмотря на то, что Мартыновой его посещения всегда (!) неприятны. Таким образом, мать Н.Мартынова относилась к Лермонтову неприязненно, стремясь и своему сыну внушить неприязнь к поэту.

В 1841 году в Пятигорске враги Лермонтова, играя на чувствах Мартынова, подстрекали его к дуэли с поэтом. Видимо, князь Васильчиков, отец которого был приближенным Николая I, оскорбленный колкостями и эпиграммами на него Лермонтова, исподтишка натравливал на поэта Мартынова. В наше время на странице одной книги тех лет обнаружена анонимная, написанная от руки печатными (!) буквами, насмешливо-оскорбительная эпиграмма на Лермонтова, относящаяся к преддуэльному периоду. На ней рукой Лермонтова написаны карандашом два слова: "Подлец Мартышка", то есть Мартынов. Значит, появление эпиграммы Лермонтов связал с именем Мартынова, и этот факт сильно задел поэта. Скорей всего, Мартынова "подбили" на эту эпиграмму враги Лермонтова, и, хотя авторство Мартынова не доказано, эпиграмма достигла своей цели, вызвав раздражение поэта. Над Мартыновым насмехалось даже его окружение, а Лермонтов называл его "горцем с большим кинжалом". Сам же Мартынов после дуэли с Лермонтовым показал на суде, что "поединок этот был совершенно случайным" и что к Лермонтову он "злобы... никогда не питал, следовательно, мне незачем было иметь предлог с ним поссориться".

Спустя годы Мартынов объяснял, что он вызвал Лермонтова на дуэль за то, что поэт в 1837 году оскорбил его семью и сестру, вскрыв и прочитав посланное с ним письмо его сестры Натальи, чтобы узнать ее мнение о нем. Чего же Мартынов молчал почти 4 года до вызова Лермонтова на дуэль 13 июля 1841 года?! Конечно, Мартынов придумал себе оправдание убийства великого поэта, ведь Е.Майдель свидетельствовал, что, действительно, в октябре 1837 года Лермонтов приехал в Ставрополь совсем без вещей, которые у него дорогой были украдены, и поэтому он явился к начальству не тотчас по приезде в город, а когда были приготовлены мундир и другие вещи, за что и получил выговор, так как в штабе нашли, что он должен был явиться сразу в чем приехал.

Интересно, что в 1870 году Мартынов написал стихотворение "Декабристам", в котором он восхищался их подвигом, не понимая его сущности. Повторю, что причин дуэли Лермонтова с Мартыновым много, но конкретная, явная причина поединка пока не выяснена. Между прочим, Лермонтов уже собирался уезжать в свой полк из Пятигорска и даже 12 июля 1841 года (за день до вызова на дуэль!) предъявил в Пятигорское комендантское управление свою подорожную к выезду в Темир-Хан-Шуру. Не судьба!

Подчеркну, что Лермонтов представлял Мартынова своим знакомым в Пятигорске не только как давнего товарища, но и как своего друга! Итак, вечером 13 июля 1841 года в зале дома генерала Верзилина находились несколько человек. На диване сидели и оживленно беседовали Лермонтов, дочь хозяйки Эмилия Александровна и Лев Сергеевич Пушкин (!) - младший брат великого поэта. Фортепиано, на котором играл князь С.Трубецкой, стояло в северо-восточном углу большого зала. Около фортепиано - перед ссорой - стояли и разговаривали Надежда Петровна Верзилина и Мартынов в своем кавказском наряде. Лермонтов, повернувшись к собеседнице и имея в виду Мартынова, сказал ей шутливо, чтобы она была осторожна с этим опасным "горцем с большим кинжалом", который может убить. К несчастью, в этот момент Трубецкой прекратил играть на фортепиано и слова Лермонтова ясно прозвучали в большом зале.

Все, что копилось годами в душе Мартынова, против обращения с ним Лермонтова, все, что Мартынов тщательно скрывал в себе, вышло наружу. Да и его мать постоянно внушала сыну неприязнь к Лермонтову. Самолюбие Мартынова было задето насмешкой поэта над ним в присутствии дам. Мартынов "взорвался" и резко заявил, что он долго терпел оскорбления господина Лермонтова и терпеть их больше не намерен. В приведенных мной обстоятельствах ссоры могут быть некоторые неточности, но суть причины ссоры верна. Позволю себе, основываясь на косвенных свидетельствах, предположить, что Мартынов был неравнодушен к одной из присутствовавших дам, за которой он ухаживал, и насмешка Лермонтова над ним в ее присутствии вывела Мартынова из себя. Между прочим, по словам Э.А.Шан-Гирей, свидетельницы ссоры, на ее замечание поэту после этой ссоры, но еще до вызова на дуэль: "Язык мой - враг мой", - Лермонтов ответил спокойно: "Это ничего, завтра мы будем добрыми друзьями". Лермонтов не воспринял эту ссору всерьез, не думая о ее возможных последствиях.

Но после этого вечера на лестнице дома Верзилина между Лермонтовым и Мартыновым состоялся разговор на повышенных тонах. Безусловно, Лермонтов, не придавая серьезного значения произошедшей ссоре, не стремился извиниться перед Мартыновым и успокоить его, и возбужденный разговор закончился вызовом Лермонтова на дуэль.

Получается, что Лермонтов сам спровоцировал эту дуэль и главной ее причиной стал язвительный, задиристый характер поэта и, конкретно, его острый язык. Ведь Мартынов знал о дуэли Лермонтова с де Барантом, знал, что Лермонтов хороший стрелок и храбрый человек. Как же не герой Мартынов, к тому же позднее заявлявший, что он почти не умел стрелять из пистолета, решился вызвать Лермонтова на дуэль?! Что толкнуло его на вызов: крах военной карьеры, насмешки над ним Лермонтова и окружающих, подстрекательство врагов поэта, оскорбление при даме, к которой он был неравнодушен, и, наконец, отчаяние? Или он просто был уверен, что Лермонтов стрелять в него не будет? Как бы то ни было, дуэль стала неизбежной.

Дуэль Пушкина с Дантесом

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
Дуэль Пушкина съ Дантесомъ-Геккеренъ 27-го января 1837 г. рис. Коверзневъ, грав. Герасимовъ.

Обстоятельства дуэли широко известны, и я только коротко упомяну о них, дополнив малоизвестными подробностями. Дуэль состоялась 27 января 1837 года на Черной речке около 5 часов дня. 26 января на балу у графини Разумовской Пушкин предложил советнику английского посольства Магенису, которого знал как порядочного человека, стать его секундантом, но тот отказался. 27 января после полудня Пушкин случайно встретил на улице К.Данзаса, своего лицейского товарища, и тот согласился стать его секундантом.

Составленные условия дуэли при барьерах в 10 шагов (7 м) были почти смертельными. Сам Пушкин жаждал убить Дантеса, и тот понимал, что ему необходимо убить Пушкина, иначе дуэль могла быть возобновлена. Оба были отменными стрелками. Пули из дуэльных пистолетов Лепажа диаметром 12 мм наносили опасные для жизни раны. Все было по правилам. Секундантом Дантеса был виконт д'Аршиак. В глубоком снегу утоптали дорожки для поединка, шинелями секундантов обозначили барьеры. Подполковник Данзас махнул шляпой, и Пушкин, быстро подойдя к барьеру, прицелился, чтобы выстрелить наверняка. Но Дантес выстрелил раньше, не дойдя шага до барьера. Пушкин упал на шинель Данзаса, смертельно раненный в правую половину живота. Он нашел в себе силы, чтобы лежа прицелиться и выстрелить. Дантес стоял правым боком, согнув правую руку в локте, закрывая грудь и разряженным пистолетом - голову. Это его и спасло. Пуля пробила правое предплечье и сплющилась (отрикошетила?) о пуговицу мундира. Дантес упал, Пушкин крикнул: "Браво!" - но Дантес быстро поднялся: ранение было не опасным.

У Пушкина развилось сильное кровотечение, а врача не было, и нечем было наложить повязку на рану. По оценке М.Ундермана, Пушкин потерял 2 литра крови. На санях его довезли до Комендантской дачи, где Дантес предложил Данзасу для перевозки раненого карету, которую ему прислал Геккерн. Красивый жест! Если бы Пушкин знал, чья это карета, он, конечно бы, отказался, но Данзас сказал, что это он нанял карету. Пушкина доставили домой. Все время до самой смерти он был в сознании. Пуля пробила кишечник поэта в нескольких местах и, раздробив часть крестцовой кости, застряла поблизости от нее. Пушкин держался мужественно, но был момент, когда он, не выдержав мучительной боли, хотел застрелиться. Данзас успел отобрать у него пистолет, уже спрятанный под одеялом, сказав: "Не нужно, Сверчок" (лицейское прозвище Пушкина).

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов
«Смерть Пушкина». Художник Д. Белюкин

Царь поступил порядочно, прислав записку с прощением поэта, а главное, с обещанием позаботиться о его жене и детях. Страдая, Пушкин торопил смерть. Лучшие врачи лечили его правильно, но положение поэта было безнадежным. У него развился перитонит, и спустя 46 часов после ранения Пушкин скончался в 2 часа 45 минут дня 29 января 1837 года. Данзаса арестовали, не дав ему возможности проводить тело друга в Святогорский монастырь для захоронения рядом с матерью.

Можно ли было спасти Пушкина в наше время? Такая возможность анализировалась. При соблюдении всех медицинских условий, проведя операцию и применяя новейшие методы, медицинские аппараты, антибиотики, Пушкина МОЖНО было бы сегодня спасти. Но даже при этом шансы на благополучный исход не превысили бы 50-60 процентов. Кстати, писатель Андрей Соболь, тяжело переживая гибель своего друга Сергея Есенина, 7 июня 1926 года выстрелом из нагана у памятника Пушкину в Москве умышленно нанес себе рану, подобную ране Пушкина, выстрелив в живот справа. Через двадцать минут его уже оперировали, и, хотя рана была нанесена конической пулей, а не круглой, которая производит более тяжелые повреждения, Соболь умер всего через три часа после операции. А у Пушкина в 1837 году шансов выжить при тогдашнем уровне медицины не было совсем. Добавлю, что раненый Пушкин сказал: "Когда поправимся, начнем сначала". А ведь за одно и то же оскорбление могла быть только одна дуэль.

Дуэль Лермонтова с Мартыновым

Роковые дуэли: Пушкин и Лермонтов

Обстоятельства этой дуэли настолько противоречивы и запутанны, согласно показаниям Мартынова и секундантов М.Глебова и А.Васильчикова, что до сих пор трактуются по-разному. Секунданты в сговоре с Мартыновым дали искаженные показания суду, чтобы облегчить свою участь. Лермонтов не только не желал убить Мартынова, но он не хотел и самой этой дуэли. Он прекрасно понимал, что все-таки это он оскорбил, хотя и в шутку, Мартынова, не ожидая такого последствия, как вызов на дуэль. Более того, Лермонтов ясно осознавал, что если дуэль состоится, то даже при бескровном исходе его будущее станет трагичным и все мечты об отставке и литературной деятельности рухнут: Николай I, ненавидевший его, поставит на нем крест.

Поэтому Лермонтов, стремясь предотвратить дуэль, заявил после вызова Мартынова, что он отказывается от своего выстрела. Но Мартынов, подталкиваемый своим окружением, был уже ослеплен накопившейся злобой к Лермонтову и категорически отказался от примирения. Он боялся, что, взяв вызов назад, он станет посмешищем для всего Пятигорска. Сам Лермонтов еще в 1832 году, поступая в военную школу, пророчески писал: "Умереть с свинцовой пулей в сердце стоит медленной агонии старца". Сохранился и рисунок Лермонтова того же времени, изображающий двух дуэлянтов, стоящих почти рядом, один из которых выстрелил в другого, а тот качнулся с пистолетом в руке у пояса, почему-то направленным дулом в сторону.

Утром в день дуэли 15 июля 1841 года к Лермонтову в Железноводск приехали его друзья, в том числе Лев Пушкин, брат поэта. Лермонтов был весел, шутил, и никто даже не подозревал о предстоящей дуэли, но, оставшись вдвоем со своей кузиной Катей Быховец, он ужасно грустил. Лермонтов прекрасно понимал, что, не стреляя в Мартынова, он ставит на карту собственную жизнь.

Что же касается секундантов, то с ними удивительная история. Много лет спустя Васильчиков заявил, что секундантами на дуэли были Столыпин (родственник поэта), Глебов, Трубецкой (друг поэта) и он, Васильчиков. На следствии было сказано, что Глебов был секундантом Мартынова, а Васильчиков (!) - Лермонтова. Присутствие Трубецкого скрыли потому, что он приехал в Пятигорск без отпуска, а присутствие Столыпина скрыли потому, что тот уже раз был замешан в дуэли Лермонтова с де Барантом и их обоих ждало бы серьезное наказание.

Дуэль состоялась 15 июля 1841 года между 6 и 7 часами вечера. Раньше считалось, что она произошла у подножия горы Машук возле Пятигорска, и на месте дуэли в 1915 году был установлен обелиск, созданный скульптором Микешиным, но в советское время было установлено, что на самом деле дуэль была в другом месте - у Перкальской скалы. Условия дуэли были жестокими: стреляться до 3-х раз (!) при барьерах в 15 шагов (10,5 метра). А ведь такие условия могли быть только при тягчайшем оскорблении! Иногда пишут, что расстояние между барьерами было в 6 (!) шагов (4,2 метра)! Это несерьезно, хотя исключительные дуэли случались даже при барьерах в 3 (!) шага! Раз Лермонтов заранее отказался от своего выстрела, то, по сути, это был не поединок, а убийство.

Теперь - внимание! По мнению известного лермонтоведа Э.Гернштейн, когда перед дуэлью началась буря, то, видимо, Столыпин, Трубецкой и, может быть, Дорохов на какие-то минуты не успели подъехать к месту дуэли до ее начала. Столыпин и Трубецкой, друзья и секунданты поэта, не думали, что поединок начнется при грозе и проливном дожде, тем более до их приезда. Но Мартынов торопил Лермонтова, и тот принял дуэль при двух секундантах. Так получилось, что Глебов и Васильчиков стали одновременно секундантами и Лермонтова, и Мартынова. Подчеркну, что Глебову Лермонтов доверял. Лермонтов, наверное, до конца не верил, что Мартынов будет стрелять в него, будет стремиться убить его. Отказываясь от своего выстрела при жестоких условиях стреляться до 3-х раз, Лермонтов, по сути, поступал как самоубийца, предоставив свою жизнь воле рока или случая.

Теперь - важный факт. Дело в том, что Мартынов, вызвавший Лермонтова на дуэль, не имел права выстрелить в воздух, так как тогда поединок считался бы недействительным, фарсом, ведь оба не подверглись опасности. А если бы Мартынов стрелял явно не прицельно, мимо Лермонтова, то он стал бы посмешищем. Так что отступать Мартынову было некуда.

Он действительно желал убить Лермонтова и этим убийством хотел заткнуть рот всем тем, кто насмехался над ним. Мартынов был в исступлении, ослеплен ненавистью к Лермонтову за годы унижений от него, был зол на весь мир за крах своей военной карьеры. В таком состоянии он, конечно, не мог целиться Лермонтову в ноги, чтобы только ранить его. Цель у него была одна: убить Лермонтова. Интересно, чем занимался Мартынов 2 дня до дуэли? Нет, Мартынов не был хладнокровен и рассудителен во время дуэли, хотя отлично понимал все происходящее, не задумываясь о последствиях. Какое там благородство, достоинство офицера, дворянина: Мартынову далеко даже до Дантеса. Есть сведения, что перед дуэлью Лермонтов хотел объяснить Мартынову, что он не хотел оскорбить его достоинство, но тот даже не стал его слушать, торопясь начать дуэль-убийство.

Итак, по сигналу секундантов дуэль началась при грозе и ливне. Лермонтов при виде торопливо шедшего к барьеру и целившегося в него из пистолета Мартынова, не желая стрелять и не трогаясь с места, вытянул над головой руку с пистолетом дулом вверх, презрительно глядя на Мартынова. Иногда пишут, что Мартынов, вне себя, взбешенный спокойствием Лермонтова, закричал ему, чтобы тот стрелял в него. Но Лермонтов выстрелил в воздух, а Мартынов, дойдя до барьера, безжалостно расстрелял неподвижного, безоружного Лермонтова. Пуля пробила грудь поэта навылет, вызвав его мгновенную смерть.

Мартынов на следствии показал, что у Лермонтова осечки пистолета не было. Значит, Лермонтов, отказавшийся от выстрела в соперника, разрядил свой пистолет в воздух. Мартынов свидетельствовал сам против себя. А вот Васильчиков, видимо, с ним не сговорился и заявил, что Мартынов выстрелил, а Лермонтов не успел выстрелить (подразумевается, в Мартынова) и он, Васильчиков, позже произвел выстрел из пистолета Лермонтова в воздух. Правда, никто этого факта не подтвердил. Хитер Васильчиков! Ведь в этом случае получается, что Мартынов успел выстрелить в вооруженного Лермонтова раньше, чем тот в него. Все по правилам дуэли. А Мартынову на эту выгодную для него ложь ума не хватило. Без сомнения, даже в этом случае, промахнись Мартынов, и Лермонтов выстрелил бы в воздух. Но дуэль до 3-х раз! По-Мартынову, Лермонтов выстрелил (куда?), а по-Васильчикову, пистолет Лермонтова остался после дуэли заряженным. Такая таинственная история.

Можно, конечно, допустить, что, направив дуло пистолета вверх, Лермонтов не успел выстрелить в воздух, но ведь в его интересах было сделать это как можно быстрей, демонстрируя нежелание драться. Но все равно направленный вверх ствол пистолета Лермонтова Мартынов видел, и стрелял он в человека, не желавшего стрелять в него, то есть, по сути, безоружного. А это - убийство, ведь Мартынов знал, что Лермонтов не будет стрелять в него. Видимо, Мартынов уже не владел собой. А Глебов писал после ареста Мартынову: "Я и Васильчиков защищаем тебя везде и всем, потому что не видим ничего дурного с твоей стороны в деле Лермонтова". Удивительное признание, тем более что Глебову Лермонтов доверял. Смысл написанного таков: оправдывай нас, ведь мы тебя оправдываем.

Еще раз подчеркну, что точные обстоятельства дуэли неизвестны до сих пор. Думаю, что если бы Столыпин и Трубецкой присутствовали при дуэли, то хотя бы через годы они рассказали о ней, но этого не случилось. Вернемся к дуэли. Напомню, что ни врача, ни повозки не было. Ливень прекратился. С телом Лермонтова остался один Глебов, а Мартынов и Васильчиков ускакали в Пятигорск за врачом и людьми. Поздно вечером приехал Васильчиков с людьми, но без врача, и тело поэта перевезли в дом Чиляева, где он жил вместе со Столыпиным. На другой день при огромном стечении народа Лермонтова похоронили на Пятигорском кладбище, а позднее по просьбе его бабушки Е.А.Арсеньевой Николай I разрешил перевезти его тело в свинцовом и засмоленном гробу в Тарханы, где его и погребли 23 апреля 1842 года в фамильном склепе Арсеньевых, рядом с могилой его матери. Подчеркну, что Мартынов в дуэли с Лермонтовым, безусловно, выступил как убийца.

Версии дуэли Пушкина с Дантесом

В 1959 году в СССР и в 1963 году во Франции (!) появились наделавшие много шума статьи, в которых утверждалось, что дуэль Пушкина с Дантесом фактически была заранее обдуманным убийством великого поэта. В статьях говорится о том, что Дантес был способен на подлость и прямое преступление, поэтому он и вел себя нагло и бесцеремонно во время недель, предшествовавших поединку 27 января 1837 года. В статьях прямо говорится о наличии у Дантеса во время дуэли с Пушкиным защитного приспособления: либо кольчуги, надетой под кавалергардским сюртуком, либо панциря (пуленепробиваемого жилета), а также - якобы у Дантеса пистолет имел нарезной ствол, усиливавший убойную силу пули. Авторы статей сомневаются в том, что жизнь Дантесу спасла пуговица, от которой отскочила пуля, пробившая перед этим его предплечье, забывая о том, что Пушкин стрелял лежа, под острым углом, и пуля должна была отрикошетить от металлической пуговицы, потеряв часть убойной силы, когда она (пуля) пробила предплечье Дантеса.

Эти якобы "сенсационные" факты легко опровергаются. Даже если бы Дантес надел "музейную" кольчугу, то он рисковал бы вместе с пулей Пушкина получить еще и ранения осколками разбитых колец. Что касается панциря, то достаточно легкого и в то же время прочного материала, из которого изготавливаются сегодняшние бронежилеты, в то время не было и в помине. А дуэльные пистолеты были гладкоствольными и заряжались шаровидными пулями, негодными для стрельбы из нарезного оружия. Друг Пушкина Данзас и д'Аршиак проверили пистолеты и строго соблюдали условия дуэли, обеспечивая их исполнение своей честью. Можно привести еще массу опровержений "сенсационным" фактам. Пушкинисты версию о дуэли-убийстве совсем не принимают во внимание. Поединок проходил в точном соответствии с условиями, подписанными секундантами, да и Дантес не был трусом. Правда выше всего, и память о Пушкине не нуждается во лжи.

Версия дуэли Лермонтова с Мартыновым

В 60-х годах XX века появилась сенсационная статья, в которой авторы-эксперты выдвинули свою версию о дуэли Лермонтова с Мартыновым. Они изучили смертельное ранение Лермонтова и пришли к выводу, что пуля пробила бок поэта под значительным углом и вышла через другой бок навылет. Смерть наступила мгновенно.

Поскольку Лермонтов и Мартынов во время поединка находились на ровной площадке, авторы утверждали, что пуля, выпущенная из пистолета Мартынова, никак не могла поразить Лермонтова под таким углом ее направления. Авторы предложили версию убийства Лермонтова посторонним человеком во время дуэли. Дескать, наемный убийца спрятался с ружьем в кустах сбоку от Лермонтова слева или справа, то есть неизвестный стрелял Лермонтову в бок сверху или снизу. В статье даже приводилась легенда о том, что много лет спустя один казак перед смертью рассказал, что ему пообещали прощение за совершенное им преступление, если он тайно застрелит одного человека.

Эта версия не выдерживает критики. Прежде всего в результате дуэли Мартынов, зная, что Лермонтов отказался от выстрела, рассчитывал его убить или тяжело ранить. Да и если бы Лермонтов стал стрелять, его бы осудили за этот поединок, так что подсылать убийцу не имело смысла. Кроме того, он должен был стрелять в момент выстрела Мартынова, что практически невозможно. Иначе прозвучало бы два выстрела. Дым после выстрела из кустов заметили бы секунданты. В случае с наемным убийцей нельзя было обойтись без сговора с Мартыновым.

Как мог убийца знать, где встанет Лермонтов? Да и стрелок должен быть опытным. Ранения от пистолетных и ружейных пуль различны. К тому же, где тогда вторая рана от пули Мартынова? Или его выстрел был холостым? Но секунданты проверили оружие. Так что скрыть наемное убийство не удалось бы. Подобных нестыковок в статье много, и принимать доводы авторов всерьез нет оснований.

Авторское отступление

Не желая примириться с гибелью двух великих поэтов на обычных дуэлях, мы забываем, что дуэль по правилам двух равных дворян, независимо от того, кто из них более велик, - это честный поединок, за соблюдение условий которого своей честью отвечают и дуэлянты, и, конечно, секунданты. Ведь дуэлянты защищают свое достоинство. Мы уже выяснили, что Дантеса нельзя назвать убийцей в прямом (уголовном) смысле этого слова, а вот Мартынова можно прямо назвать убийцей. К тому же, нельзя забывать, что Пушкин не раз участвовал в дуэлях и был отличным стрелком, да и Лермонтов был храбрым человеком и хорошим стрелком, будучи военным.

В отличие от Лермонтова, Пушкин, доведенный до крайнего нервного напряжения, защищая честь жены и свое достоинство, страстно желал убить Дантеса, и тот прекрасно сознавал всю опасность этого поединка, тоже желая убить Пушкина. Дантес, как иностранец, не мог понять величия Пушкина, как первого национального поэта, он видел в нем прежде всего равного себе дворянина, приславшего в его адрес предельно оскорбительное письмо. А Мартынов, при всей своей ограниченности, понимал, что Лермонтов - огромный талант, но оскорбленное самолюбие затмило здравый рассудок, и Мартынов, припомнив все обиды, видел в Лермонтове не знаменитого поэта и своего однокашника, а язвительного насмешника, опозорившего его в присутствии дам.

А Лермонтов, не желая дуэли, в силу своего неровного характера позволял себе оскорбительные колкости, не задумываясь о последствиях. Да и неважное здоровье Лермонтова накладывало отпечаток на его поступки. Ухаживая нагло и демонстративно за женой Пушкина, "нарывался" ли Дантес на дуэль, хотел ли ее? Пушкин оскорбил Дантеса, желая дуэли, Лермонтов оскорбил Мартынова, не желая дуэли. Никак не обойтись без сослагательного наклонения. Мы называем убийцами Дантеса и Мартынова, а если бы Пушкин убил Дантеса или Лермонтов убил Мартынова, могли бы вы, уважаемый читатель, назвать Пушкина или Лермонтова убийцами? Никогда! Таков наш менталитет. Получается, что на дуэли великий человек "имеет право" убить невеликого, а тот такого "права не имеет". Но ведь это чистое убийство! Перед законом (кодексом) дуэли все равны. И если Пушкин хотел убить Дантеса, то почему Дантес, не желая быть убитым, обязан был (по нашему понятию) не стрелять в Пушкина, а прямо подставить свою грудь под его пулю? Не все так просто с позиции того времени.

Сегодня мы видим, как высокий чиновник или крупный бизнесмен оказывается перед законом равнее простого человека. Еще верна пословица: "С сильным не борись, с богатым не судись!" И хотя закон для всех один, срабатывает тот же наш менталитет. Всегда надо помнить, что личность человека и занимаемое им положение в обществе по роду своей деятельности - совершенно разные вещи, и хотя ценится прежде всего профессионализм, но и понятие "хороший человек" тоже имеет важное значение! Знаменитости должны подавать в этом пример. Всем нам пора избавляться от идеологических стереотипов советской всеобъемлющей классовой пропаганды. Главное - общечеловеческие ценности.

И наконец, давайте сравним личности Дантеса и Мартынова в связи с этими дуэлями с позиции сегодняшнего дня. Кто больший негодяй: Дантес или Мартынов? Дуэль Пушкина с Дантесом - честный поединок, дуэль Лермонтова с Мартыновым - бесчестная дуэль со стороны Мартынова, ведь Лермонтов заранее отказался от выстрела, а Мартынов стрелял в него как в неподвижную и безопасную мишень. Итак, Дантес - не убийца, а Мартынов - убийца и, следовательно, больший негодяй. Не спешите с выводом. Дантес по своему умственному развитию и определенным пробивным качествам был на голову выше Мартынова, так и оставшегося отставным майором и ограниченным солдафоном. Но Дантес, нагло ухаживая за замужней женщиной, пусть и испытывая к ней искреннюю любовь, сам, по сути, влюбил в себя молодую, любящую восторженное обожание ее красоты, увлекающуюся, не думая о последствиях, Натали, опозорив Пушкина при дворе, не принимая его как великого поэта, и, способствуя его нервной ревности, довел до крайности.

А Мартынов ничего плохого Лермонтову не сделал и даже, признавая его способности и поэтический талант, не раз терпел его насмешки и колкости в свой адрес, пока Лермонтов, не думая о последствиях и не воспринимая Мартынова всерьез, не посмеялся над ним при дамах. Получается, что Дантес намного подлее Мартынова. Закончу это авторское отступление пословицей: "Два сапога - пара". Так неужели Дантес и Мартынов, убившие двух великих поэтов России, остались безнаказанными?! Неужели справедливое возмездие не настигло их?!

Судьба Дантеса

Дантес был разжалован в рядовые солдаты и как иностранец выслан из России. Это был самый благополучный для него исход дуэльной истории. Вслед за Дантесом хотел мчаться, чтобы отомстить ему, младший брат Пушкина - Лев. Хотел отомстить Дантесу и сын историка Карамзина - Александр. Но Дантес остался жить. Его приемному отцу барону Геккерну Николай I дал понять, что его присутствие в Петербурге более нежелательно. Сам Дантес позже оправдывался, говоря, что он не знал, каким великим поэтом был Пушкин. Дантес утверждал, что он целился Пушкину в ноги, но случайно попал в живот. Наивное объяснение при 10 шагах друг от друга во время дуэли! Однако Дантес вовсе не был ничтожным человеком. Между прочим, он по линии матери был внуком графини Елизаветы Федоровны Варцелебен, бывшей замужем за графом Александром Семеновичем Мусиным-Пушкиным (1730-1817), а Мусин-Пушкин приходился шестиюродным (!) братом Надежды Платоновны Мусиной-Пушкиной, которая была бабушкой Н.Н.Пушкиной, жены А.С.Пушкина. Вот так!

Изгнанный из пределов России, Дантес уехал во Францию. Русские, жившие во Франции, не пускали убийцу Пушкина к себе на порог. Но карьеру пробивной, ловкий и беспринципный Дантес сделал. После смерти в 1843 жены Екатерины Гончаровой, старшей сестры Натальи Николаевны Пушкиной (между прочим, Екатерина была почти на 3 года старше Дантеса), Дантес занялся политической деятельностью.

К 1850 году он стал у себя в Эльзасе человеком известным, избранным в Учредительное собрание. А в 1852 году он уже известен главе государства Людовику-Наполеону, племяннику Наполеона Бонапарта, который отправляет Дантеса на дипломатические неофициальные переговоры, в частности с Николаем I (!). Убийца Пушкина, разжалованный и высланный из России царем, ведет с ним переговоры! Поистине, наглость Дантеса не имеет границ. Николай I принял бывшего кавалергарда в Потсдаме и имел с ним продолжительный разговор, полушутливо называя его "господин посол". Хотя официально подчеркивалось, что император принимает Дантеса не как представителя иностранной державы, а как бывшего офицера его гвардии, осужденного и помилованного.

Дантес успешно выполнил поручение и был назначен сенатором. Это большой взлет в 40 лет. Однако дальше он не вырос, хотя имел всегда большие связи. Он стал прекрасным оратором, но образования ему не хватало. В сенате он выступал против Виктора Гюго, Гарибальди, призывал к свержению Парижской Коммуны в 1871 году. Одним словом, известный реакционер. Затем он стал мэром городка Сульца в Эльзасе и крупным удачливым дельцом, оставаясь мелочным человеком. Дантес прожил 83 года, умер в 1895 году и похоронен в Сульце, рядом с женой и приемным отцом бароном Геккерном, умершим в 93 года в 1884 году.

Сам Дантес был доволен своей судьбой, считая, что если бы не несчастный поединок с Пушкиным, то он мог бы рассчитывать в России на незавидное будущее командира полка где-нибудь в провинции с большой семьей и небольшими средствами.

Угрызения совести по поводу убийства им Пушкина не мучили Дантеса, хотя время от времени ему напоминали об этом русские, с которыми он встречался. Дантес обычно подчеркивал собеседнику, что невольно (!) причиненная им смерть великому поэту тяготит его. Кстати, его бывший секундант виконт д'Аршиак был убит нечаянно на охоте в 1851 году.

Подчеркивая собственную значимость, Дантес говорил, что и Пушкин мог убить его, а ведь он позднее стал сенатором. Конечно, убийство Пушкина он не афишировал и отказывался давать интервью по поводу дуэли. С Дантесом встречался Немирович-Данченко и беседовал с ним, но интерес русских к Дантесу был особого свойства. Так интересуются каким-нибудь музейным экспонатом.

И все-таки возмездие настигло Дантеса еще при жизни, в его собственном доме, в образе его третьей дочери Леони-Шарлотты, родившейся 4 апреля 1840 года. Будучи наполовину русской и племянницей Натальи Гончаровой, жены Пушкина, она блестяще знала русский язык в отличие от своих сестер и брата. Свою жизнь Леони посвятила памяти Пушкина, знала наизусть многие его стихи. Вместо распятия в ее комнате висел портрет Пушкина. Можно представить чувства Дантеса, когда он заходил в комнату своей странной дочери. Мать, Екатерина Николаевна, была к дочери довольно холодна. Леони своей любовью к Пушкину бесила отца, она даже имела смелость называть его в лицо УБИЙЦЕЙ!

Пока это продолжалось, душевного спокойствия у Дантеса, конечно, не могло быть. Он избегал встречаться с дочерью за обеденным столом. Леони прямо подчеркивала отцу, что, выходя на дуэль с Пушкиным, он целился в сердце русской культуры. И это говорила Дантесу его родная дочь. Взбешенный Дантес кричал Леони, чтобы она не строила из себя казака.

Леони была красавицей, умницей, изучала иностранные языки, сама сочиняла стихи. Много лет спустя ее брат Жорж очень тепло отозвался о Леони. Своей любовью к Пушкину дочь довела отца до исступления, и у него не выдержали нервы. Дантес стал жаловаться, что Леони будто бы поклялась свести его в могилу за дуэль с Пушкиным. Используя свои связи, сенатор Дантес в конце концов сумел упрятать Леони-Шарлотту в психлечебницу на том основании, что девушка испытывает "ненормальную любовь к покойному дядьке", то есть к великому Пушкину. Странный диагноз! Как сейчас выражается молодежь, "достала" его Леони. К сожалению, она умерла от душевной болезни в 1888 году. И хотя сейчас в Сульце находится 3-этажный дом Дантеса и даже есть улица его имени (!), возмездие в образе его родной дочери настигло Дантеса еще при жизни, не говоря уже о вечном проклятии его имени.

Судьба Мартынова

Майор Мартынов после ареста за дуэль с Лермонтовым и убийство поэта думал, что его ждет суровый приговор: ссылка в Сибирь или разжалование в рядовые. Однако этого не случилось. Он был приговорен военным судом к заключению в крепость на гауптвахту на 3 месяца и преданию церковному покаянию. Исключительно мягкое наказание для убийцы соперника на дуэли при отягчающих вину обстоятельствах! А Николай I простил убийцу Лермонтова. Он даже отменил его заключение в крепость, оставив только церковное покаяние.

В течение нескольких лет Мартынов выдерживал в монастыре в Киеве довольно суровую эпитимию (нравственно-исправительную меру), наложенную на него приговором Киевской духовной консистории сроком на 15 лет. Эпитимия включала в себя изнурительные молитвы, продолжительные посты, паломничество и т.д. Безусловно, это было тяжелое испытание для Мартынова, и ему пришлось много каяться в своих грехах, постоянно вспоминая убитого им Лермонтова. Мартынов доходил до отчаяния, ведь ему, привыкшему уже к свободной жизни офицера в отставке, предстояли еще долгие годы ежедневного покаяния, отстранения от реальной жизни. Он дважды обращается с просьбой о сокращении срока эпитимии, и в 1843 году Синод сокращает этот срок до семи лет, до 1848 года, а в 1846 году он был вовсе освобожден от эпитимии. Мартынов женился и несколько лет безбедно проживал в Киеве.

Кстати, защитников, жалеющих Мартынова, нашлось немало. Они считали, что он правильно заступился за честь своей сестры, письмо которой к Мартынову, посланное с Лермонтовым в 1837 году, тот якобы вскрыл и прочитал. Так утверждал сам Мартынов, хотя вроде бы каждый год в день убийства им Лермонтова справлял по нему панихиду. Мартынов напустил тумана, написав: "Злой рок ссудил быть мне орудием в руках провидения". Но большинство передовых людей смотрели на Мартынова как на прокаженного. Затем, живя в своем доме в Москве в Леонтьевском переулке, Мартынов вел уединенный образ жизни. Последние годы Мартынов проводил если не в добровольном заточении, то в Английском доме за крупной карточной игрой. Он стал мистиком и занимался в своем кабинете вызыванием духов. По воспоминаниям князя А.Голицына, Мартынов как нельзя лучше оправдывал прозвище Статуя Командора: "Каким-то холодом веяло от его фигуры, беловолосой, с неподвижным лицом, суровым взглядом".

В 1875 году на 60-м году жизни Мартынов умер. В завещании он просил родных похоронить его в Знаменском (село под Москвой, принадлежавшее его отцу С.Мартынову), но не в фамильном склепе, а в отдельной могиле и не ставить на ней никаких надгробий, не делать никаких надписей, чтобы память о нем исчезла (!). Это ли не покаяние в убийстве Лермонтова! Грешник предвидел, что останкам его не дано будет спокойно лежать в земле. Он боялся надругательства над ними. Но родственники похоронили его в фамильном склепе.

В 1924 году в бывшем имении Мартынова разместилась колония беспризорников. Когда ребятам рассказали, кто такой Мартынов, они проникли в склеп, извлекли его скелет и разбросали останки Мартынова по усадьбе. Чтобы колонисты перестали лазить в усыпальницу, ее засыпали землей.

После Великой Отечественной войны сгорел старый барский дом. Сейчас от некогда богатого имения остались полусгоревшая церковь и несколько ветхих жилых домов, в которых живут военнослужащие с семьями. Здесь сейчас находится городок воинской части. Теперь село Знаменское называется Лесная Цесарка, а в народе его зовут Черное место или Мартыново. На территории воинской части то нелепо гибнут солдаты, то случаются странные пожары. Поистине проклятое место.

В 1924 году беспризорники, надругавшись над останками Мартынова, сами того не подозревая, совершили сатанинский обряд. Мартынов не нашел себе места в жизни, а останки его не нашли упокоения после смерти. Возмездие за убийство Мартыновым Лермонтова пришло к нему при жизни, оно настигло его и после смерти.


Юрий Прохоров


Просмотров: 48787     Версия для печати   


Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.