Разделы сайта

***

Реклама


Лейтенант Седов идет на полюс

Полярная экспедиция лейтенанта Седова на судне "Св. мученик Фока" началась 27 (14) августа 1912 года. Это была последняя по счету попытка достигнуть Северного полюса по льду на собачьих упряжках. План экспедиции предусматривал, что ее участники будут в 1912 году доставлены на Землю Франца-Иосифа на судне, которое в том же году вернется на материк. В 1913 году с наступлением светлого времени полюсная партия выступит в поход, достигнет Северного полюса и возвратится обратно на Землю Франца-Иосифа либо, в крайнем случае, в Гренландию.

Лейтенант Седов идет на полюс

В состав экспедиции, кроме самого Г.Я. Седова, входили географ В.Ю. Визе, геолог М.А. Павлов, художник Н.В. Пинегин, ветеринарный врач П.Г. Кушаков и 17 человек судового состава. Для экспедиции было выбрано судно "Св. Фока", которое вышло из Архангельска 27 августа 1912 года. Уже в Баренцевом море были встречены тяжелые льды, и экспедиции пришлось зазимовать у северо-западных берегов Новой Земли, у полуострова Панкратьева.

Седов произвел детальную опись и съемку ближайших островов и северо-западного побережья до мыса Флиссингенского. Визе и Павлов с целью изучения внутренней части острова пересекли Новую Землю по ледниковому покрову от западного до восточного побережья. Помимо этого экспедиция осуществила интересные исследования по геологии, метеорологии, гидрологии и гляциологии Новой Земли.

Кончилась зима, прошла весна, близилось к концу лето, а льды никак не выпускали "Св. Фоку" из плена. Только в начале сентября 1913 года "Св. Фока" освободился ото льда и взял курс на Землю Франца-Иосифа. 13 сентября судно подошло к мысу Флора и после неудачных попыток пройти Британским каналом на север, остановилось на вторую зимовку у острова Гукера в бухте Тихой.

Вторая зима прошла в невероятно трудной обстановке. Запас топлива состоял всего лишь из 300 килограммов угольной пыли, пустых бочек и звериных шкур. Зимой судно отапливали звериным салом и междукаютными переборками. Повальная цинга, охватившая экспедицию, пощадила только немногих ее участников, тех, кто с самого начала отказался от основной пищи экспедиции - солонины и не брезговал, как писал впоследствии В.Ю. Визе, ни скисшим моржовым мясом, ни мясом истощенных собак. От цинги умер механик Зандер, заболел цингой Седов.

Лейтенант Седов идет на полюс
Шхуна "Святой мученик Фока" на зимовке

Вот как я запомнил этот памятный день... (рассказывает один из участников экспедиции)

Возвратившись с разведки, Седов прошел в каюту; перед тем я передал ему письмо. Георгий Яковлевич пробыл в каюте около получаса, вышел с написанным приказом, в котором он передавал руководство научными работами Визе, а власть начальника - Кушакову. Визе прочитал приказ вслух. Не расходились. Не уходил и Седов. Он несколько минут стоял с закрытыми веками, как бы собираясь с мыслями, чтобы сказать прощальное слово. Все ждали. Но вместо слов вырвался едва заметный стон, и в углах сомкнутых глаз сверкнули слезы. Седов с усилием овладел собой, открыл глаза и начал говорить - сначала отрывочно, потом спокойнее, - голос стал твердым.

"Я получил дружеское письмо. Один товарищ предупреждает относительно моего здоровья. Это правда. Я выступаю в путь не таким крепким, как нужно и каким хотелось бы быть в этот важнейший момент. Пришло время. Сейчас мы начнем новую попытку русских достичь Северного полюса. Трудами русских в историю исследования Севера записаны важнейшие страницы - Россия может гордиться ими.

Теперь на нас лежит ответственность оказаться достойными преемниками наших исследователей Севера. Но я прошу не беспокоиться о нашей участи. Если я слаб - спутники мои крепки; если я не вполне здоров, то посмотрите на товарищей, уходящих со мной, - они так и пышут здоровьем. Даром полярной природе мы не дадимся. - Седов помолчал. - Совсем не состояние здоровья беспокоит меня больше всего, а другое: выступление без средств, на какие я рассчитывал.

Сегодня для нас и для России великий день. Разве с таким снаряжением нужно идти к полюсу? Разве с таким снаряжением рассчитывал я достичь его? Вместо 80 собак у нас только 20, одежда износилась, провиант ослаблен работами на Новой Земле, и сами мы не так крепки здоровьем, как нужно.

Все это, конечно, не помешает исполнить свой долг. Долг мы исполним.

Наша цель - достижение полюса, все возможное для осуществления ее будет сделано".


***

Седов расстался со своими товарищами. Ему уже не пришлось увидеть их.

Несмотря на болезнь и не считаясь с уговорами участников экспедиции, Г.Я. Седов, фанатически преданный своей идее - достигнуть Северного полюса и водрузить там русский флаг, 15 февраля 1914 года, взяв с собой матросов Г.И. Линника и А.И. Пустотного, с весьма ограниченным запасом продовольствия, на трех нартах с 24 собаками, отправился на север.

Вскоре Седов стал терять сознание: приходя в себя, он сразу хватался за компас и только тогда успокаивался, когда убеждался, что нарты продвигаются на север, к полюсу. Им овладело отчаяние. То и дело он повторял: "Все пропало, все пропало".

Дальше на север дорога становилась все тяжелее. Появились полыньи, слева было видно открытое море. Недалеко от острова Карла-Александра нарта провалилась в молодом льду. Вскоре разразилась буря. Продвигаться дальше не было никакой возможности. В трех километрах от острова Рудольфа путешественники остановились на отдых. Седову делалось все хуже и хуже, да и спутники его чувствовали себя неважно. Пустошный несколько раз падал в обморок, из носа и горла у него часто шла кровь. Седов уже не мог есть, он метался, дыхание его становилось затрудненным и, наконец, совсем прекратилось. Седов скончался 5 марта 1914 года в 2 часа 40 минут. Последние его слова были: "Линник, Линник, поддержи!"

"Минут пятнадцать стояли мы на коленях и молча глядели друг на друга. Затем я взял чистый носовой платок и покрыл им лицо начальника. Первый раз в своей жизни я не знал, что предпринять". "Совсем не приходило мыслей о будущем, -рассказывал Пустошный, - обо всем, что ждет впереди, что делать с телом, куда идти, как спастись самим..."

Матросы сознавали одно: вот здесь, в страшной ледяной пустыне, они остались одни, без руководителя, уставшие и больные, лицом к лицу с враждебной природой, а на руках - мертвое тело, еще недавно воплощавшее волю, которой они привыкли беспрекословно повиноваться.

А.И. Пустошный и Г.И. Линник пытались добраться до острова Рудольфа, где находились запасы продовольствия, оставленные экспедицией А. Фиала. Но им удалось достичь только южной стороны острова. Здесь они и похоронили труп Седова.

Лейтенант Седов идет на полюс
Бухта Тихая. Здесь провел последнюю зимовку Георгий Седов. Фото Л. Зубова

Преодолев на обратном пути невероятные трудности, измученные и исхудалые, с обмороженными лицами, Пустошный и Линник с оставшимися 14 собаками 19 марта 1914 года вернулись в бухту Тихую и привезли с собой тяжелую весть.

"Стояли в молчании, - пишет Н.В. Пинегин. - Только собаки, ласкаясь, радостно визжали. Так вот чем кончается экспедиция, вот куда привела Седова вера в звезду... Как обманывают нас звезды!"

30 июля экспедиция Седова на "Св. Фоке" покинула бухту Тихую и направилась на юг. 2 августа "Св. Фока" подошел к мысу Флора, где восемнадцать лет назад произошла замечательная встреча Нансена с Джексоном.

На долю участников седовской экспедиции выпала не меньшая радость: на берегу они увидели людей. Это были члены экспедиции Г.Л. Брусилова - штурман Альбанов и матрос Конрад. Забрав их на борт, "Св. Фока" двинулся к Мурманскому берегу. Из-за отсутствия угля приходилось использовать в качестве топлива тюлений и моржовый жир, бросать в топки деревянные части корабля: стеньгу, утлегарь, внутреннюю обшивку и даже мебель.

21 августа судно вышло на чистую воду. Через несколько дней "Св. Фока" подошел к становищу Рында на Мурманском побережье и оттуда отправился в Архангельск.

Лейтенант Седов идет на полюс
Астрономический знак экспедиции Седова и могила механика И.А. Зандера

Незадолго до этого началась мировая война, и возвращение экспедиции почти не привлекло внимания общественности. Только морской министр Григорович, недовольный тем, что Седов самовольно продлил себе отпуск, в одной из правительственных газет заявил: 'Жаль, что не вернулся Седов, я бы отдал его под суд".

Уже в советское время экспедиция на ледоколе "Георгий Седов" в 1930 году занялась поисками могилы Георгия Седова на мысе Бророк, но не могла обнаружить ее. В 1938 году зимовщики полярной станции на острове Рудольфа нашли на мысе Аук, километрах в семи от Теплиц-Бай, несколько предметов, несомненно, из могилы Г.Я. Седова. Были найдены: флагшток и истлевший флаг, который Седов собирался водрузить на полюсе.

На флагштоке надпись латинскими буквами: "Экспедиция старшего лейтенанта Седова".

Тут же оказались обрывки брезента, меха и маленький топорик. Ни кирки, ни саней, ни остатков тела найти не удалось. Все найденные на о. Рудольфа предметы хранятся в музее Арктики в С.-Петербурге.

Лейтенант Седов идет на полюс
Карта дрейфа "Св. Анны" и плавания "Св. Фоки" 1912-1914 гг
Кликните на карту для просмотра в оригинальном размере.

***

Экспедиция лейтенанта Брусилова

Славная, хотя и трагическая страница в историю освоения высоких широт Арктики вписана экспедицией лейтенанта Георгия Львовича Брусилова (1884-1914?) на шхуне "Святая Анна". Экспедиция в составе 24 человек отправилась из Александровска-на-Мурмане (Полярный) 28 августа. Брусилов стремился совершить сквозное плавание по Северному морскому пути и попутно заниматься промыслом морского зверя.

Молодому 28-летнему офицеру-моряку Брусилову, участвовавшему в работах Гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана в 1910-1911 гг. на ледокольном транспорте "Вайгач", казалось, что сквозное плавание не будет связано с непреодолимыми трудностями. Однако ледовая обстановка в Карском море в 1912 году была очень тяжелой. В начале октября "Святая Анна" была затерта льдами и прижата к берегу Ямала. Через несколько дней припай оторвало, и шхуна начала дрейфовать на север.

Во время первой зимовки почти все члены экипажа болели цингой. Еще более трудной была вторая зимовка, стали ощущаться недостаток продовольствия и топлива. Отношения между некоторыми членами экипажа, в частности, между начальником Брусиловым и штурманом В.И. Альбановым, обострились. В результате Альбанов был отстранен от должности штурмана и принял решение уйти с судна. Вместе с ним 10 апреля 1914 года судно покинули еще несколько человек.

Уходившие с судна везли на семи нартах 7 каяков, в которых были сложены продукты (на 4/ 5 они состояли из сухарей), палатка, малицы, кухонные принадлежности, гарпуны, топоры, пила, инструменты. Сколько-нибудь обстоятельной карты Земли Франца-Иосифа тогда не существовало, и для нанесения пути по дрейфующим льдам Альбанов использовал схему Земли Франца-Иосифа из книги Ф. Нансена "Среди льдов и во мраке полярной ночи"; в этой схеме, в частности, были нанесены так называемые "Земля Петермана" и "Земля короля Оскара", в действительности не существующие.

Три матроса вскоре после начала похода настолько устали, что повернули назад. В начале мая в пути бесследно исчез матрос П. Баев. Дальше путь продолжали 10 человек. Питались, главным образом, за счет охоты, которая спасала путников от голода. Продвижение по дрейфующим льдам, через торосы и полыньи, оказалось предельно трудным. То и дело приходилось чинить нарты, проваливаться в воду. "Тяжел, мучителен был наш путь, но еще мучительнее становился он, когда болели глаза, - писал в своем дневнике Альбанов. -Торосы и полыньи, ветры, дрейф льдов, скудное питание и заболевания - все это изнуряло людей. Двигались вперед крайне медленно. За первый месяц удалось пройти лишь 100 верст, т. е. по 3,3 версты в сутки, никто не ожидал такой дороги".

9 июня группа Альбанова заметила на горизонте очертания Земли Александры (Земля Франца-Иосифа), но достигла ее лишь 26 июня. Отсюда взяли курс на м. Флора. На оставшихся двух каяках могли плыть лишь 5 человек. Остальные пять направились по берегу на лыжах. В пути к м. Ниль скончался больной матрос А. Архиреев, у острова Бела умер матрос О. Нильсен.

В начале июля, во время переправы через пролив Миерса, сильным ветром унесло в море каяк с матросами И. Луняевым и Е. Шпаковским. В. Альбанову и А. Конраду удалось укрыться на своем каяке за большой льдиной. 9 июля они, наконец, добрались до мыса Флора. За два с половиной месяца труднейшего пути по дрейфующим льдам, вместе с которыми их нередко относило далеко назад, группа Альбанова прошла свыше 400 км. Предпринятые Альбановым и Конрадом у м. Флора поиски товарищей, плывших на другом каяке, не увенчались успехом. Таким образом, при переходе от м. Ниль к м. Гранта пропали без вести старший рулевой П. Максимов, машинист В. Губанов, матрос П. Смиренников и стюард Я. Регальд. На мысе Флора Альбанов и Конрад были неожиданно для них подобраны экспедицией на судне "Св. Фока", на котором и вернулись на родину.

После ухода группы Альбанова на шхуне, продолжавшей дрейфовать во льдах, оставались лейтенант Г.Л. Брусилов, врач Е.А. Жданко, боцман И. Потапов, машинист Я. Фрейберг, гарпунеры В. Шленский и М. Денисов, матросы Г. Мельбард, И. Параприц, Г. Анисимов, И. Пономарев, А. Шахнин, кочегар М. Шабатура, повар И. Калмыков. Судно, по-видимому, было раздавлено льдами и затонуло, а Г.Л. Брусилов и остальная команда погибли от голода.

Благодаря доставленному В.И. Альбановым судовому журналу "Св. Анны" экспедиция Брусилова в научно-географическом отношении оказалась весьма результативной. Была выявлена врезающаяся в материковую отмель морская впадина, позднее названная "желобом св. Анны". При анализе дрейфа "Св. Анны" Визе при шел к выводу, что между 78° и 80° с. ш., где дрейф был аномальным, несколько восточнее пути судна, должна находиться (в то время неизвестная) суша, которую он ориентировочно и нанес на карту. В 1930 году экспедиция на ледокольном пароходе "Седов", в составе которой участвовал и В.Ю. Визе, действительно в указанном месте открыла остров, справедливо названный островом Визе.

В результате похода группы штурмана Альбанова с географических карт Арктики следовало окончательно убрать гипотетические острова -"Землю Петермана" и "Землю короля Оскара", в существование которых так долго верили западноевропейские географы. Северные русские экспедиции 1912 г. под руководством В.А. Русанова, Г.Л. Брусилова, Г.Я. Седова, несмотря на всю свою трагичность и незавершенность, внесли значительный научный вклад в изучение Арктики.

***

Экспедиция Русанова

В отличие от частных экспедиций Г.Я. Седова и Г.Л. Брусилова, экспедиция Владимира Александровича Русанова на Шпицберген была официальной, организованной с одобрения правительства и на казенные средства. Основной целью ее было исследование угольных богатств Шпицбергена и подготовка там русского предприятия.

Эта экспедиция была, по сравнению с двумя другими, хорошо оснащена, в Норвегии для нее закупили парусно-моторное судно "Геркулес", в Париже - приборы и инструменты. Капитаном "Геркулеса" стал 24-летний А. С. Кучин, потомственный помор, закончивший в 1909 г. с отличием и золотой медалью Архангельское торгово-мореходное училище, участник экспедиции в Антарктику Амундсена в 1910-1911 гг., проявивший большие способности в науке - он был ассистентом известного норвежского океанографа Хелланд-Хансена. (И еще одна интересная подробность из жизни Александра Кучина: как сообщала газета в Христиании, на 10 декабря 1911 года была назначена помолвка Кучина с норвежкой Аслауг Поульсон). В составе экспедиции также были горный инженер Р.Л. Самойлович, впоследствии организатор и директор Северной научно-промысловой экспедиции (1920).

Медиком экспедиции стала невеста Русанова француженка Ж. Жан-Сосин. Проект экспедиции, положенный в основу ее практической работы, разработал сам Русанов.

26 июня (9 июля) экспедиция в составе 14 человек отправилась из Александровска-на-Мурмане (Полярный) на Шпицберген, куда и прибыла через неделю. Во время плавания велись океанографические и метеорологические наблюдения. За полтора месяца работ на острове участники экспедиции прошли маршрутами протяженностью около 1000 км. На вновь выявленных угленосных площадях были поставлены 28 заявочных знаков с указанием принадлежности этих участков русским, собраны геологические, палеонтологические, зоологические и ботанические коллекции, составлены карты каменноугольных месторождений.

По окончании работ на Шпицбергене Р.Л. Самойлович, зоолог З.Ф. Сватош и боцман Попов доставили на материк часть собранных материалов. А Русанов с 10 спутниками направился на "Геркулесе" к берегам Новой Земли.

Отважный путешественник, увлеченный Севером, Русанов усматривал также государственно-политическое значение арктического судоходства и выдвигал на первый план транспортное освоение Северного морского пути. Следы экспедиции теряются в 1913 г. Предпринятые в 1914-1915 гг. поиски ушедших в Арктику экспедиций результатов не дали. Только в более позднее время появились находки, касающиеся пропавшей полярной экспедиции В.А. Русанова.

***


Имена наиболее замечательных участников Северных экспедиций 1912 г. - Русанова, Брусилова, Седова, Альбанова, Конрада, Жданко - увековечены на карте Арктики.

Источник

Просмотров: 11083 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.