Разделы сайта

***

Реклама


Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница

После смерти Петра II, на опустевший российский трон была приглашена Анна Иоанновна, вдовствующая герцогиня Курляндская. К моменту вступления на престол, Анне Иоанновне было без малого 37 лет, возраст уже неподходящий для деторождения; дело осложнялось еще и тем, что у императрицы имелся давний сердечный друг – Эрнст Иоганн Бирон, происхождение которого не позволяло ему претендовать на роль отца царевича или царевны.

Хитроумное решение проблемы престолонаследия, обеспокоенной императрице предложили вице-канцлер Андрей Иванович Остерман и шталмейстер Карл Густав Левенвольде.

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет царевны Екатерины Иоанновны

В 1731 году, Анна Иоанновна объявила наследником престола будущего ребенка своей племянницы - принцессы Мекленбург-Шверинской Елизаветы Екатерины Христины и, несмотря на необычность ситуации, все подданные были приведены к присяге на верность будущему наследнику. Принцесса была дочерью родной старшей сестры Анны Иоанновны – царевны Екатерины и герцога Карла-Леопольда Мекленбург-Шверинского.

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет герцога Карла-Леопольда Мекленбург-Шверинского

Она родилась 7 декабря 1718 года в г. Ростоке, и к моменту присяги даже не была замужем, т.к. ей еще не исполнилось тринадцати лет; причем девять из них, она провела в России. Разумеется, очень серьезным вопросом в данной ситуации, становился выбор жениха.

Из двух кандидатур, вернее из двух союзов – с Пруссией или Австрией, предпочтение было оказано Австрии.
В феврале 1731 года, в Россию был приглашен принц Антон-Ульрих Брауншвейг-Беверн-Люнебургский.
Он был сыном правящего герцога Брауншвейгского Фридриха Альберта и Антуанетты Амалии Брауншвейг-Вольфенбюттельской. По матери он приходился племянником жене австрийского императора Карла VI Елизавете, и Софии Шарлотте, жене царевича Алексея Петровича.

Вот как описывает принца леди Рондо – жена английского посланника при русском дворе: «Наружность принца вполне хороша, он очень белокур, но выглядит изнеженным и держится довольно-таки скованно... Это да еще его заикание затрудняют возможность судить о его способностях».

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет Анны Леопольдовны. Худ. И.Г. Ведекинд, 1732 г.

Увы, по словам фельдмаршала Миниха, «принц Антон имел несчастье не понравиться императрице, очень недовольной выбором... Но промах был сделан, исправить его, без огорчения себя или других, не оказалось возможности».

Не сказав ни да, ни нет по поводу брака, императрица оставила Антона-Ульриха в России, и пожаловала ему чин полковника Кирасирского полка, надеясь, что со временем, все устроится. Однако, и принцессе Мекленбургской, Антон-Ульрих не пришелся по вкусу. Все его попытки сблизиться с невестой, оказывались безуспешными.

«Его усердие, — писал впоследствии Бирон, — вознаграждалось такой холодностью, что в течение нескольких лет он не мог льстить себя ни надеждою любви, ни возможностью брака». Разочаровал Антон-Ульрих и двор императрицы. Впрочем, и принцесса Елизавета отнюдь не была яркой звездой на придворном небосклоне.

«Она не обладает ни красотой, ни грацией, а ее ум еще не проявил никаких блестящих качеств. Она очень серьезна, немногословна и никогда не смеется; мне это представляется весьма неестественным в такой молодой девушке, и я думаю, за ее серьезностью скорее кроется глупость, нежели рассудительность», - из писем леди Рондо.

Совсем иначе отзывался о принцессе сын фельдмаршала Миниха, Эрнст: «Она соединяла с большим остроумием благородное и добродетельное сердце. Поступки ее были откровенны и чистосердечны, и ничто не было для нее несноснее, как столь необходимое при дворе притворство и принуждение, почему и произошло, что люди, привыкшие к грубейшим ласкательствам, несправедливо почитали ее надменной и якобы всех презирающей. Под видом внешней холодности была она внутренне снисходительна и чистосердечна. …пособием окружавших ее иностранцев знала немецкий язык совершенно.

По-французски понимала она лучше, чем говорила. До чтения книг была она великая охотница, много читала на обоих упомянутых языках и отменный вкус имела к драматическому стихотворству. …роста была она среднего, собою статна и полна, волосы имела темного цвета, а лиценачертание хотя и не регулярно пригожее, однако приятное и благородное. В уборке волос никогда моде не следовала, но собственному изобретению, от чего большей частью убиралась не к лицу».

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет принца Антона-Ульриха. Худ. И.Г. Ведекинд

12 мая 1733 года принцесса Елизавета Екатерина Христина Мекленбург-Шверинская приняла православие и получила новое имя – Анна (в честь тетушки-императрицы, которая стала крестной матерью). Отчество для юной принцессы выбрали по второму имени отца – Леопольдовна.

Итак, принцессу Елизавету сменила Анна Леопольдовна. Под этим именем, она и осталась в истории дома Романовых.
(Всего через месяц, на 41-м году жизни, умерла мать Анны – герцогиня Екатерина. Ее торжественно похоронили в Александро-Невском монастыре Петербурга.)

Через два года, внезапно обнаружилось, что у Анны Леопольдовны возник страстный роман с польско-саксонским посланником, графом Линаром. Причем, тайным встречам помогала воспитательница принцессы, госпожа Адеркас.
Граф был немедленно отозван в Польшу, а мадам Адеркас выслана из России.

По приказу императрицы, за Анной Леопольдовной был установлен жесточайший контроль, девушка оказалась практически в полной изоляции: «кроме торжественных дней никто посторонний к ней входить не смел и за всеми ее поступками строго присматривали». Эти обстоятельства лишь усилили ее «…вкус к уединению, что она всегда с неудовольствием наряжалась, когда надлежало ей принимать и являться в публике».

Особенные мучения доставляло Анне пребывание в обществе, причем, даже хорошо знакомых ей людей, не говоря уже о придворных балах, приемах и других церемониях. Напротив, «приятнейшие часы для нее были те, которые она в уединении и в избраннейшей малочисленной беседе проводила, и тут бывала она сколько вольна в обхождении, столько и весела в обращении».

Помимо всего прочего: «Она была от природы неряшлива, повязывала голову белым платком, идя к обедне, не носила фижм и в таком виде появлялась публично за столом и после полудня за игрой в карты с избранными ею партнерами…».

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет Анны Леопольдовны

Принц Антон-Ульрих к тому времени, проявил себя на военной службе наилучшим образом и, особенно отличился в 1737 году, в битве под Очаковом, получив чин генерала и два ордена – Андрея Первозванного и Александра Невского. Правда, воинская доблесть совсем не повлияла на отношение к нему Анны Леопольдовны – оно по-прежнему было неприязненным.

В 1738 году этим попытался воспользоваться Бирон, предложивший принцессе Анне в качестве возможного жениха своего сына Петра. Причем, фаворита императрицы не смутила даже разница в возрасте – Петр был моложе Анны на шесть лет.

«…он отправился к ней с визитом и сказал, что приехал сообщить ей от имени ее величества, что она должна выйти замуж с правом выбора между принцем Брауншвейгским и принцем Курляндским. Она сказала, что всегда должна повиноваться приказам ее величества, но в настоящем случае, призналась она, сделает это неохотно, ибо предпочла бы умереть, чем выйти за любого из них. Однако если уж ей надо вступить в брак, то она выбирает принца Брауншвейгского».

Да, Бирон жестоко ошибся: несмотря на серьезные пробелы в воспитании, Анна вполне осознавала высоту своего происхождения и положения и, сделала выбор в пользу принца, происходившего из древней и благородной фамилии.
К этому же решению пришла и императрица Анна Иоанновна, сказав однажды Бирону: «Никто не хочет подумать о том, что у меня на руках принцесса, которую надо отдавать замуж. Время идет, она уже в поре. Конечно, принц не нравится ни мне, ни принцессе; но особы нашего состояния не всегда вступают в брак по склонности».

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет Антона-Ульриха

1 июля 1739 года состоялась официальная церемония обручения Анны Леопольдовны и Антона-Ульриха; а через два дня венчание – в церкви Казанской Богоматери.

И вновь обратимся к письмам леди Рондо:
«…все эти рауты были устроены для того, чтобы соединить вместе двух людей, которые, как мне кажется, от всего сердца ненавидят друг друга; по крайней мере, думается, что это можно с уверенностью сказать в отношении принцессы: она обнаруживала весьма явно на протяжении всей недели празднеств и продолжает выказывать принцу полное презрение, когда находится не на глазах императрицы».

Тем не менее, свою главную задачу молодожены выполнили, как тогда казалось, на редкость удачно. 12 августа 1740 года, через тринадцать месяцев после свадьбы, Анна Леопольдовна родила сына – Иоанна Антоновича.

5 октября 1740 года, императрица Анна серьезно заболела. В связи с ухудшением здоровья она подписала Акт, в котором Иоанн Антонович объявлялся Великим Князем и наследником российского престола.

16 октября, императрица написала завещание, в котором регентом до семнадцатилетия Иоанна назначался Бирон, а на следующий день скончалась. Императору Ивану VI Антоновичу было всего лишь два месяца и пять дней.

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет Ивана VI Антоновича

Правление Эрнста Иоганна Бирона не продлилось долго. Его основным соперником стал фельдмаршал Бурхард Кристоф Миних, организовавший заговор против регента, в котором принял участие и принц Антон-Ульрих.

В ночь с 8 на 9 ноября 1740 года, Бирон был схвачен и отвезен в Шлиссельбургскую крепость, а затем сослан в г. Пелым Тобольской губернии. 9 ноября состоялась присяга гвардейских полков на верность «Благоверной государыне правительнице великой княгине Анне всея России».

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет Анны Леопольдовны

К сожалению, Анна не обладала никакими качествами, необходимыми для управления государством. Фельдмаршал Миних писал, что Анна «по природе своей… была ленива и никогда не появлялась в Кабинете. Когда я приходил по утрам с бумагами… которые требовали резолюции, она, чувствуя свою неспособность, часто говорила: „Я хотела бы, чтобы мой сын был в таком возрасте, когда бы мог царствовать сам“».

Такая правительница была очень удобна, прежде всего для министров, получивших почти неограниченную власть, поскольку занималась преимущественно своей личной жизнью. Став, в сущности, самодержавной императрицей, Анна Леопольдовна продолжала жить, как жила раньше. Мужа своего она по-прежнему презирала, и часто не пускала незадачливого супруга на свою половину.

И все же, в июле 1741 года, Анна родила второго ребенка – принцессу Екатерину. Через некоторое время, она вернула в Петербург предмет своей пылкой страсти – графа Линара, причем многие увидели в нем нового Бирона. Для соблюдения приличий, граф был помолвлен с любимой фрейлиной Анны – Юлией Менгден. Привязанность регентши к фрейлине была настолько велика, что их подозревали в чувствах гораздо более нежных, чем простая дружба. Вскоре после помолвки, граф Линар отправился в Дрезден, для получения отставки при саксонском дворе, тем самым, избежав участи Бирона.

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Портрет Анны Леопольдовны. Худ. Л. Каравакк

25 ноября 1741 года великая княгиня и правительница была арестована вместе со всем семейством, гвардейцами Преображенского полка. Переворот был произведен в пользу цесаревны Елизаветы Петровны. 28 ноября новая императрица издала манифест о высылке брауншвейгского семейства за границу.

Первоначально их предполагалось перевезти в Ригу, оттуда в Митаву, затем – в Германию. Однако, вскоре Елизавета решила, что в случае отъезда из России семья бывшего императора может стать опасна и, их перевели в Динамюнде – крепость под Ригой. Там семья прожила более года и, там же родилась в 1743 году, вторая дочь – Елизавета.

В январе 1744 года начальнику охраны Салтыкову было приказано отправить их в г. Раненбург Воронежской губернии.
В августе 1744 года бывшего императора Ивана Антоновича навсегда разлучили с родителями. Согласно секретному указу императрицы, его надлежало отправить на новое место жительства в закрытом возке, никому не показывая и не выпуская на улицу. Для окончательного соблюдения тайны мальчику даже сменили имя – отныне его полагалось называть Григорием, тем самым низложенный император ставился в один ряд с самозванцами Смутного времени (Григорием Отрепьевым правительство Бориса Годунова объявило Лжедмитрия I). Ивана и его семью порознь отправили на Соловки.

Помимо сына, Анну Леопольдовну разлучили также с Юлией Менгден. Согласно письму нового начальника охраны майора Корфа: «Эта новость повергла их в чрезвычайную печаль, обнаружившуюся слезами и воплями. Несмотря на это и на болезненное состояние принцессы (беременность - [Ростислава]), они отвечали, что готовы исполнить волю государыни».

Анна Леопольдовна - принцесса, правительница, узница
Иоанн VI Антонович и Анна Леопольдовна. 1741 год

В марте 1745 года, Елизавета написала Корфу: «Спроси Анну, кому розданы алмазные вещи ее, из которых многие не оказыватся [в наличии]. А ежели она, Анна, запираться станет, что не отдавала никому никаких алмазов, то скажи, что я принуждена буду Жульку (Юлию) розыскивать (пытать), и ежели ей [ее] жаль, то она до того мучения не допустит».
Не очень приятный штрих к портрету Елизаветы.

Переезд узников продолжался более двух месяцев. Мучительное путешествие прервалось из-за бездорожья, в г. Холмогоры, выше Архангельска. И бывший император, и его родители с остальными детьми были поселены в пустующем доме холмогорского архиерея, разделенном на две, изолированные друг от друга, части. Иван даже не подозревал о том, что в другой половине дома живет его семья.

Есть много фактов, говорящих о том, что Иван Антонович был нормальным, подвижным мальчиком. Согласно инструкции, комната, приготовленная для Ивана, не должна была иметь окон: чтобы мальчик, «по своей резвости в окно не выскочил». Он также знал кто он такой и кто его родители. О том, что он называет себя императором, сообщал один из охранников Ивана в 1759 году; и сам Иван упоминал, что так его называли родители и солдаты, во время визита императора Петра III в Шлиссельбург, в 1762 году.

В 1748 году Иван заболел одновременно корью и оспой. На запрос коменданта, из Петербурга пришел указ – врача не допускать, и только перед смертью разрешается присутствие священнослужителя, предпочтительно монаха. И все же, узник выжил.

В январе 1756 года, он был увезен из Холмогор в Шлиссельбургскую крепость, где был убит через восемь лет при неудачной попытке освобождения. Его родители так и не узнали о трагической судьбе своего первенца. В марте 1745 года, Анна Леопольдовна родила второго сына и четвертого по счету ребенка – принца Петра; 27 февраля 1746 года родился последний сын – Алексей.

9 марта 1746 года Анна Леопольдовна скончалась от послеродовой горячки в возрасте 27-ми лет и 3 месяцев. В официальном извещении о смерти Анна была названа «Благоверною принцессою Анною Брауншвейг-Люнебургской».
Ее тело было доставлено в Санкт-Петербург и 21 марта 1746 года в Благовещенском монастыре Александро-Невской лавры состоялись похороны. Бывшая правительница России обрела вечный покой рядом с матерью и бабушкой.

Антон-Ульрих намного пережил свою жену. После воцарения Екатерины II, ему было предложено уехать из России, но без детей. Принц отказался. Он умер 4 мая 1776 года, в возрасте 60 лет.

Дети Анны Леопольдовны и Антона-Ульриха, несмотря на жизнь в неволе, без образования (в 1750 году в Холмогоры был прислан указ Елизаветы, запрещавший учить их грамоте), выросли умными, добрыми и симпатичными людьми, выучились они самостоятельно и грамоте.

Побывавший у них с визитом, губернатор А.П. Мельгунов писал императрице Екатерине II о Екатерине Антоновне, что, несмотря на ее глухоту, (во время переворота 1741 года, четырехмесячную принцессу уронили на пол, что и стало причиной потери слуха) «из обхождения ее видно, что она робка, уклончива, вежлива и стыдлива, нрава тихого и веселого. Увидя, что другие в разговоре смеются, хотя и не знает тому причины, смеется вместе с ними… Как братья, так сестры, живут между собою дружелюбно и притом незлобливы и человеколюбивы. Летом работают в саду, ходят за курами и утками и кормят их, а зимой бегают взапуски [и] на лошадях по пруду, читают церковные книги и играют карты и шашки. Девицы, сверх того, занимаются иногда шить белья».

После смерти Антона-Ульриха, главой семьи стала принцесса Елизавета. Она рассказала губернатору, что «отец и мы, когда были еще очень молоды, просили дать свободу, когда же отец наш ослеп, а мы вышли из молодых лет, то просили разрешения проезжаться, но ни на что не получили ответа.

Но в теперешнем положении, не останется нам ничего больше желать, как только того, чтобы жить здесь в уединении. Мы всем довольны, мы здесь родились, привыкли к здешнему месту и застарели», только «просим исходатайствовать у Ее величества милость, чтобы нам было позволено выезжать из дома на луга для прогулки, мы слышали, что там есть цветы, каких в нашем саду нет», чтобы пускали к ним дружить жен офицеров — так скучно без общества. И последняя просьба: «Присылают нам из Петербурга корсеты, чепчики и токи, но мы их не употребляем для того, что ни мы, ни девки наши не знаем, как их надевать и носить. Сделайте милость, пришлите такого человека, который умел бы наряжать нас».

В конце разговора с Мельгуновым Елизавета сказала, что если выполнят эти просьбы, то они будут всем довольны и ни о чем просить не будут, «ничего больше не желаем и рады остаться в таком положении навек». После доклада губернатора, Екатерина II согласилась отпустить холмогорских узников в Данию, к сестре Антона-Ульриха, датской королеве Юлиане-Маргарите. 1 июля 1780 года, дети Анны Леопольдовны навсегда покинули Россию. В августе, они прибыли в Данию и были поселены в маленьком городке Горзенсе в Ютландии. Но свобода безнадежно опоздала.

Первой в октябре 1782 года умерла принцесса Елизавета. Через пять лет, в 1787 году, умер принц Алексей, а в 1798 году - принц Петр. Дольше всех, почти шестьдесят шесть лет, прожила старшая принцесса - Екатерина. В августе 1803 года император Александр I получил письмо от принцессы Брауншвейгской Екатерины Антоновны. Она умоляла забрать ее в Россию, домой: «Я всякой день плачу, и не знаю, за что меня сюда Бог послал и почему я так долго живу на свете, и я всякой день вспоминаю Холмогор, потому что там мне был рай, а тут - ад».

Так и не получив ответа, последняя дочь Антона-Ульриха и Анны Леопольдовны умерла 9 апреля 1807 года. Ветвь Романовых-Милославских угасла навсегда.

Источник

Просмотров: 12061 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.