Разделы сайта

***

Реклама


Последний из Романовых

Великий князь Петр Алексеевич родился 12 октября 1715 года. В Европе его наверняка назвали бы Тристаном [Тристан от фр. – triste (печаль), «рожденный в печали»]. Впрочем, независимо от имени, печали в его жизни было с избытком. Мать – принцесса София Шарлотта Брауншвейг-Вольфенбюттельская, умерла через 10 дней после его рождения; отец – царевич Алексей Петрович, умер или был убит по приказу собственного отца 26 июля 1718 года, когда Петру не исполнилось и трех лет.

Последний из Романовых
Портрет императора Петра II. Неизвестный художник, ок. 1800 г.

Царь Петр любви к внуку не испытывал, опасаясь что он пойдет в отца. К тому же возвышение Петра приближало к трону родственников первой жены царя - Евдокии, постриженной в монахини, еще в 1698 году.

Впрочем, у царя имелся другой наследник – царевич Петр Петрович, который был младше своего племянника на 15 дней. Однако, судьба жестоко отомстила Петру I за смерть царевича Алексея. Петр Петрович умер через год после царевича Алексея, не дожив до четырех лет и, таким образом, Петр Алексеевич остался единственным законным наследником по прямой мужской линии.

Но данное положение отнюдь не устраивает императора и, в 1722 году Петр I издает знаменитый «Указ о престолонаследовании», позволяющий монарху назначать наследника по своему усмотрению; а в мае 1724 года проводит торжественную коронацию своей жены Екатерины, намереваясь оставить престол ей.

После смерти императора, двор разделился на два лагеря: представители старой знати, оттесненные при Петре I на вторые роли, выступали за прежний порядок престолонаследия – от отца к сыну (в данном случае от деда к внуку); соратники Петра, во главе с князем Меншиковым, поддерживали императрицу Екатерину. В первый, но далеко не последний, раз в российской истории все решила гвардия. «Портомоя» из Лифляндии взошла на престол Российской империи.

Светлейший князь Меншиков получил неограниченную власть, став фактическим правителем государства.
Тем не менее, как опытного интригана, его не могло не тревожить дальнейшее развитие событий. Как удержаться у руля государства, если трон займет великий князь Петр Алексеевич? Очень просто – нужно стать родственником великого князя.

В 1727 году, Меншикову представилась возможность добиться своего: его старшая дочь Мария была помолвлена с польским графом Петром Сапегой и, испытывала к нему самые нежные чувства, однако, на молодого графа обратила внимание императрица Екатерина. Как пишет датский посланник Вестфален: «Государыня прямо отняла Сапегу у князя и сделала его своим фаворитом. Это дало Меншикову право заговорить с государыней о другой приличной паре для своей дочери — с молодым царевичем».

Конечно же, Екатерина не могла отказать своему лучшему другу, который так много для нее сделал. Ухудшавшееся здоровье императрицы заставляло Меншикова спешить. 6 мая 1727 года, Екатерина умерла.

На следующий день, 7 мая 1727 года, был прилюдно оглашен «Тестамент» – завещание императрицы Екатерины I.
Согласно документу, «Великий князь Петр Алексеевич имеет быть сукцессором» (самодержцем). До совершеннолетия императора, делами государства должен заниматься Регентский совет, т.е. «обе цесаревны, герцоги и прочие члены Верховного Совета, который обче из девяти персон состоять имеет»; кроме того, «цесаревнам и администрации вменяется в обязанность стараться о сочетании браком великого князя с княжною Меншиковою».

Немного отвлечемся от дел политических и посмотрим, что представлял из себя великий князь Петр Алексеевич к моменту вступления на престол. Петр был хорош собой, неглуп, достаточно развит для своего возраста. К сожалению, обучение юного императора оставляло желать лучшего: из его учителей известны двое - Семен Афанасьевич Маврин и Иван Алексеевич Зейкин, обучавший великого князя истории, географии, математике и латинскому языку.

Меншиков, чтобы всецело контролировать императора, сделал воспитателем Петра – Андрея Ивановича Остермана, человека, как казалось светлейшему, надежного и преданного. По инициативе Остермана был составлен солидный план занятий юного царя. В нем была история, география, механика, оптика, латынь и другие языки, а также музыка, танцы, верховая езда. Не были забыты и основы православия. 23 мая 1727 года, Петр II официально попросил у Меншикова руки его дочери Марии. В тот же день, в домовой церкви светлейшего князя состоялось обручение.

Помолвка была отпразднована необыкновенно пышно – ломился от яств стол, гремели салюты в честь каждого тоста, на крыше дворца сияла видная с другого берега Невы иллюминация: ангел с двумя сердцами в руках и транспарант огненными буквами: «Небо посылает меня утвердить союз ваш». Мария получила титул «ея императорское высочество» и собственный двор.

Княжна Мария выросла в роскоши, получила хорошее, для тогдашней девушки, образование: знала языки, танцевала, умела вести светскую беседу. Однако, отличаясь строгим и серьезным характером, и будучи старше жениха на четыре года, Мария чувствовала себя неуютно в его обществе, к тому же почти наверняка не питала к нему положенных невесте чувств. Да и Петру Алексеевичу, гораздо больше гордой и высоконравственной нареченной невесты, нравилась веселая и живая, семнадцатилетняя тетушка – Елизавета Петровна. Словом, сплошная политика и никакой любви.

Летом 1727 года Меншиков серьезно заболел.

Вырвавшись из-под неусыпной опеки, юный император резко изменил свое отношение к будущему тестю. Немалую роль в этом сыграли князья Долгорукие, сумевшие склонить на свою сторону наставника Петра II – Остермана, и особенно, любимец Петра II – князь Иван Алексеевич Долгорукий. Уже в начале сентября выходят императорские указы, перечисляющие многочисленные прегрешения Меншикова и сообщающие, что он «такую на себя амбицию взял и самовластно и предерзостно поступил, что весьма самодержавной Нашей императорской власти противно и государственным интересам вредительно».

7 сентября 1727 года, вся семья светлейшего князя отправляется в ссылку, в отдаленное имение Раненбург. Разумеется, помолвка Петра II и Марии Меншиковой незамедлительно расторгается и, выходит распоряжение: «чтобы впредь обрученной невесты, при отправлении службы Божией, не упоминать и о том во все государство отправить указы от Синода».

16 апреля 1727 года, в восьми верстах от Раненбурга, семейство Меншиковых отправили в другом направлении: высочайшим указом их переводили в г. Березов Тобольской губернии. У опального семейства отобрали все неположенное по указу имущество, оставив лишь то, что было на них надето; им не оставили даже столовых приборов.

До Березова добрался только сам Меншиков с тремя детьми, его жена скончалась в дороге.

После блеска и роскоши Петербурга, жизнь на другом краю света была для них очень тягостна. Меншиков скончался в ноябре 1729 года, бывшая царская невеста Мария пережила отца всего на месяц и умерла 26 декабря 1729 года, в день своего восемнадцатилетия. Впрочем, до сих пор точно не определено, кто кого пережил: дочь отца или отец дочь.

А что же происходило в Петербурге? Петр II совершенно забросил учебу, о государственных делах не было и речи.
Всем управлял клан Долгоруких, а Петр предавался всевозможным развлечениям и удовольствиям, к которым его охотно приобщал Иван Долгорукий. Он, по характеристике историка – князя М. М. Щербатова, «любил распутную жизнь и всеми страстями, к каковым подвержены молодые люди, не имеющие причины обуздывать их, был обладаем»

По выражению английского посланника К. Рондо: «Охота, — господствующая страсть царя (о некоторых других страстях его упоминать неудобно)».

Не в лучшую сторону изменился и характер Петра II: «Царь, — писал саксонский дипломат И. Лефорт, — похож на своего деда в том отношении, что он стоит на своем, не терпит возражений и делает, что хочет»; «Никто не смеет ни говорить ему ни о чем, ни советовать», — пишет испанский посланник, герцог де Лириа. Вдобавок ко всему, в начале 1728 года, император официально перебрался в Москву, вместе со всем двором.

Сообщения иностранных дипломатов пестрят упоминаниями о почти непрерывных охотах царя. Он отсутствовал по десять-двенадцать дней подряд, а потом стал пропадать в лесу месяцами. Единственным человеком, оказывавшим положительное влияние на императора, была его старшая сестра – великая княжна Наталья Алексеевна. Судя по отзывам современников, Наталья, несмотря на молодость – 12 июля 1728 года ей исполнилось 14 лет – была действительно незаурядной личностью.

Характеристику, данную ей герцогом де Лириа, иначе как дифирамбом, и не назвать: «Наталья не красавица… но что значит красота, когда сердце совершенно», ее «ум, рассудительность и благородство, наконец, все качества ее души выше всякой похвалы». Великая княжна владела французским и немецким языками, любила чтение.

К несчастью, император стал отдаляться от сестры, предпочитая общество Ивана Долгорукого и тетушки Елизаветы Петровны. Наталья очень глубоко переживала охлаждение брата, затем заболела скоротечной чахоткой и умерла 22 ноября 1728 года. Между тем, клан Долгоруких начал, по выражению того же де Лириа, писать «второй том глупости Меншикова». В сентябре 1729 года, Петр II уехал на охоту в подмосковное имение князей Долгоруких – Горенки, и сразу после возвращения было объявлено о помолвке императора с семнадцатилетней княжной Екатериной Долгорукой – сестрой князя Ивана.

И вновь нет и речи о нежных чувствах нареченных. Екатерина Долгорукая любила другого человека, за нее все решили родственники, изо всех сил стремящиеся к власти. Однако, существует версия, что Екатерина дала согласие на этот брак из-за собственного безмерного честолюбия. 30 ноября 1729 года в Лефортовском дворце состоялась торжественная церемония обручения Петра и Екатерины.

Вот, что пишет о женихе и невесте леди Рондо – жена английского посланника при русском дворе: император «высокого роста и очень полон для своего возраста, т.к. ему только 15 лет (ошибка леди – Петру только 14); он бел, но очень хорошо загорел на охоте; черты лица его хороши, но взгляд пасмурен, и хотя он молод и красив, в нем нет ничего привлекательного или приятного. На молодую княжну (Долгорукую) теперь смотрят как на императрицу; я думаю, однако, что если б можно было заглянуть в ее сердце, то оказалось бы, что величие не может облегчить ее страданий от безнадежной любви; в самом деле, только крайнее малодушие в состоянии променять любовь или дружбу на владычество».

Предзнаменованием, сулящим несчастье этому союзу, стала упавшая с крыши кареты невесты, позолоченная императорская корона. Знак оказался вещим. Всего через месяц с небольшим, 6 января 1730 года, во время церемонии водосвятия, император почувствовал себя плохо, а через три дня обнаружилось, что он болен оспой. В ночь с 18 на 19 января 1730 года, перед самой свадьбой, император умер.

Его последними словами были: «Запрягайте сани, я еду к сестре». Вместе с ним пресеклась прямая мужская линия дома Романовых. Петр II стал также последним монархом, похороненным в древней усыпальнице русских правителей – Архангельском соборе Кремля.

Екатерина Долгорукая повторила путь первой царской невесты – Марии Меншиковой. Вся семья Долгоруких была сослана императрицей Анной Иоанновной в тот же Березов. Через несколько лет, по доносу, был казнен Иван Долгорукий, его братьев отправили на каторжные работы, а сестер заключили в монастыри.

«Государыня невеста» Екатерина Долгорукая была отправлена в томский Рождественский монастырь, с приказом постричь в монахини «девку Катерину». Только после вступления на престол Елизаветы Петровны, оставшиеся в живых Долгорукие вернулись из ссылки.

Екатерине в то время шел тридцатый год – возраст уже неподходящий для замужества, по тогдашним меркам. И все же Екатерина вышла замуж за генерал-аншефа А. Р. Брюса, но вскоре после свадьбы простудилась и умерла. Обе царские невесты ушли вслед за своим женихом.


Источник

Просмотров: 10348 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.