Разделы сайта

***

Реклама
  • Двигатель цены на Ремонт Ремонт двигателя.


Маркиз де Сад

Вот уже 200 лет имя француза Донатьена Альфонса Франсуа де Сада является синонимом сексуальной распущенности. Почти 30 лет с маркизом прожила жена Рене-Пелаги де Сад, которая не только терпела отвратительные выходки супруга, но и горячо его любила. Она даже простила ему побег с ее младшей сестрой.

Маркиз де Сад

Двадцатиоднолетняя Пелаги, в девичестве де Монтрей, увидела своего будущего мужа, который был на год старше ее, только накануне свадьбы, состоявшейся 17 мая 1763 года в Париже. Пелаги была тихой скромной девушкой. Донатьен же имел в высшем свете репутацию сумасброда и повесы.

Брак устроили их родители по меркантильным соображениям. Богатые де Монтрей принадлежали к зарождающемуся классу буржуазии и незадолго до свадьбы получили дворянский титул. Старые аристократы де Сады, гордившиеся дальним родством с королевской семьей, во второй половине XVIII века совсем обеднели и едва сводили концы с концами.

Донатьен и Пелаги были совершенно разными людьми. Красавец маркиз славился своим язвительным умом и вспыльчивым характером, любил покутить и поволочиться за женщинами. Тихая и замкнутая Пелаги предпочитала сидеть дома и не отличалась ни особой красотой, ни умом. Но тем не менее они с первого взгляда полюбили друг друга.

Де Сад, на первых порах семейной жизни часто попадая в затруднительное положение, больше всего боялся, что о его «подвигах» узнает Пелаги.

Она впервые узнала, что на самом деле представляет ее муж, в 1769 году, после того как родила первого из трех детей, когда суд приговорил знатного распутника к 6 месяцам тюрьмы и определил местом заключения крепость Пьер-Энсиз, расположенную недалеко от Лиона.

Пелаги не только не разлюбила его, но, как это ни странно, даже стала любить еще сильнее. Из тихой спокойной женщины маркиза превратилась в тигрицу, готовую в любую минуту броситься на защиту своего детеныша (в данном случае мужа) от блюстителей морали.

Она сумела очаровать коменданта крепости, который беспрепятственно пускал ее в камеру мужа. Здесь они зачали своего второго сына.

Через два года после освобождения из Пьер-Энсиза, осенью 1771 года, спасаясь от кредиторов и дурной славы, де Сады с детьми уехали из Парижа в Прованс.

Спрятавшись за высокими толстыми стенами фамильного замка, маркиз де Сад перестал сдерживать свои болезненные фантазии и страсти. В Провансе у него и начался роман с младшей сестрой жены, Анной Проспер, которая была на десять лет моложе Пелаги и собиралась стать монахиней. Тогда же последовал и скандал с проститутками, чуть было не погибшими из-за прихоти неукротимого искателя острых ощущений. Над неверным мужем нависло уголовное наказание.

Маркиз рассказал обо всем жене и решил, не дожидаясь приговора, бежать в Италию... с Анной Проспер, но в очередной раз попал в тюрьму, на этот раз в савойскую крепость Миолан.
Узнав об аресте любимого мужа, Пелаги отправила детей к матери в Париж и помчалась к нему на помощь. Переодевшись мужчиной, она несколько недель жила в соседней деревне и устраивала Донатьену побег.

Следующие полтора года де Сады прожили раздельно: Пелаги — в замке Ля Косте, а Донатьен с сестрой жены — в Италии. В 1774 году он расстался с Анной Проспер и возвратился во Францию.

Де Сад приехал в Лион и нанял новых слуг: пятнадцатилетнего секретаря и пять молоденьких девушек. Наверняка Пелаги догадывалась, для чего мужу понадобились столь молодые слуги, но она не сказала ни слова. Маркиза, несомненно, не участвовала в диких оргиях супруга, она старалась сохранить их в тайне и относилась к девушкам и юноше с большой добротой.

А тем временем возненавидевшая зятя, а заодно и дочь за то, что она отказывалась развестись, мадам де Монтрей продолжала плести против него заговоры.

В конце концов маркиз был приговорен к пожизненному заключению без суда и следствия, приказ был подписан самим королем Людовиком XVI.

В ту же ночь он был отправлен в королевскую крепость. На свободу он вышел только через 13 лет, уже после Французской революции.

Власти запрещали де Садам встречаться четыре с половиной года, и они общались при помощи писем, которые поначалу были полны любви. Со временем, по мере развития болезни маркиза, тон его писем стал меняться.

Это были самые трудные годы в жизни Пелаги де Сад. Отношения с любимым мужем неожиданно испортились, отношения с родственниками испортились давно. Во всех своих бедах и несчастьях она обвиняла мать и даже подала на мадам де Монтрей в суд, обвинив ее в том, что она разлучила ее с мужем.

Летом 1781 года де Садам разрешили встречи, но время было упущено. Болезнь маркиза зашла слишком далеко. На первом же свидании он обвинил супругу в романе с одним из своих бывших секретарей и с кузиной, а на прощание строго предупредил, что если она будет продолжать одеваться так же вызывающе, то он откажется с ней встречаться.

Эти необоснованные обвинения переполнили чашу терпения Пелаги. Она приняла решение уйти в монастырь и дождаться там выхода маркиза на свободу, после чего вернуться к нему.

В 1784 году маркиза де Сада перевели в Бастилию, где началась его писательская карьера. Следующие 5 лет Донатьен писал главный труд своей жизни, своего рода энциклопедию секса, которую он назвал «Сто двадцать дней Содома».

По мнению Пелаги, книги были главной причиной, по которой его не выпускали на свободу. Она безуспешно просила Донатьена перестать писать.

Вечером в Страстную пятницу 1790 года почти 50-летний маркиз де Сад вышел из ворот Бастилии. Одет он был в лохмотья, облысел и стал таким толстым, что с трудом мог двигаться. Донатьен отправился в монастырь, где находилась Пелаги. Помирившаяся к тому времени с родственниками, Пелаги отказалась встречаться и сообщила, что разводится с ним.

Так после 27 счастливых лет, проведенных вместе, Донатьен и Пелаги начали новые жизни. Через несколько месяцев после развода маркиз познакомился с хорошенькой актрисой, которая была на 20 лет моложе его. Она оставалась с ним до конца его дней.

Последние 13 лет своей жизни маркиз провел в больнице для умалишенных, куда в 1801 году его поместили по приказу Наполеона, считавшего автора «Ста двадцати дней...» сумасшедшим. В 1814 году Донатьен умер в больнице в возрасте 74 лет.

Источник

Просмотров: 8037 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.