Разделы сайта

***

Реклама
  • Стекло-плюс - зеркала на заказ, стеклоблоки и поликарбонат в Москве http://zerkala-stekla.ru


Тайна гибели линкоров Новороссийск и Императрица Мария

В легендах моряков всего мира непременно встречается некое «проклятое» место, где часто и загадочно гибнут корабли. Наиболее известным из них является пресловутый «бермудский треугольник». В Черном море у побережья Севастополя частным местом кораблекрушений является район Ласпи.

В Севастопольской бухте есть тихое место между Павловским мысом, где расположен флотский госпиталь, и тихим причалом Апполоновой бухты. Но именно на этом месте в XX веке с интервалом в 49 лет погибли в своей гавани вдали от боя мощнейшие линейные корабли Черноморского флота «Императрица Мария» и «Новороссийск».

«ИМПЕРАТРИЦУ МАРИЮ» УНИЧТОЖИТЬ!»

В начале XX века крупнейшие морские державы мира начали активное строительство линкоров – самых мощных боевых кораблей того времени – настоящих плавучих островов с колоссальной броней и мощнейшими орудиями. Постоянный противник России на Черном море – Турция заказала в Европе 3 линкора типа «Дредноут». Появление их в составе турецкого флота обеспечило бы противнику подавляющее превосходство над устаревшими эскадренными броненосцами Черноморского флота.

Тайна гибели линкоров Новороссийск и Императрица Мария
Линейный корабль "Императрица Мария"

Балтийские берега России надежно защищала бригада из 4 новейших линкоров типа «Севастополь». Столько же линейных кораблей, превосходящих по мощи балтийские, было решено построить и на Черном море. В 1911 году на верфях города Николаев был заложен первый из кораблей новой серии, получивший имя «Императрица Мария». К октябрю 1913 года линкор был спущен на воду. Достраивался он уже под залпы начавшейся мировой войны.

С первых ее дней на Черном море развернулись боевые действия. Прорвавшиеся в августе 1914 года через черноморские проливы германский линейный крейсер «Гебен» и всегда сопровождающий его легкий крейсер «Бреслау» были фиктивно куплены Турцией и переименованы в «Явуз Султан Селим» и «Мидилли», сохранив германские экипажи.

На рассвете 29 октября 1914 года серая тень «Гебена» возникла у входа в Севастопольскую бухту. Без объявления Турцией войны его десять 280-миллиметровых орудий ударили по спящему городу, кораблям на рейде. Снаряды германо-турецкого рейдера разорвались на улицах Корабельной слободки и среди построек госпиталя, где погибли несколько пациентов.

Черноморские моряки решительно вступали в бой с рейдером на своих уступающих по бронированию и калибру орудий броненосцах, но ничем не могли компенсировать недостаток скорости. Быстроходный, прекрасно бронированный и вооруженный «Гебен» легко уходил от преследования и искал легкую добычу. У севастопольских берегов он потопил минный транспорт «Прут» с грузом морских мин и старый эсминец «Лейтенант Пущин». Черноморский флот отчаянно нуждался в кораблях, которые на равных могли драться с этим детищем сумрачного тевтонского гения.

23 июня 1915 года на рейде Николаева взвились над мачтами «Императрицы Марии» окропленные святой водой Андреевский флаг и гюйс. Неторопливо, в сознании собственного величия и значимости момента, входил линкор на Севастопольский рейд днем 30 июня 1915 года. 12 орудий калибра 305 миллиметров и двадцать 130-миллиметровых пушек были готовы дать отпор врагу. Вскоре в состав Черноморского флота вошел однотипный корабль «Императрица Екатерина Великая». Новые линкоры положили конец господству германских рейдеров на Черном море. 4 апреля 1916 года у берегов Новороссийска комендоры «Императрицы Марии» с третьего залпа накрыли германо-турецкий крейсер «Бреслау», отступивший на полном ходу. 8 января 1916 года получивший повреждения в бою с «Императрицей Екатериной» «Гебен» бежал в Босфор.

В июле 1916 года командующим Черноморским флотом назначается отчаянно смелый и энергичный вице-адмирал Александр Колчак, поднявший свой флаг на «Марии». В июне-октябре 1916 года «Мария» и «Екатерина» совершили 24 боевых похода. Используя мощь новых линкоров, минные постановки у Босфора, Колчак уже через несколько месяцев запер Черное море от вражеских рейдеров

Но... утром 7 октября 1916 года на стоявшем в Северной бухте Севастополя линейном корабле «Императрица Мария» прогремел взрыв. Сначала матросы, находившиеся в носовой части линкора услышали шипение горящего пороха, а затем увидели дым и пламя, выбивавшиеся из амбразур башни. На корабле сыграли пожарную тревогу, матросы начали заливать водой подбашенное отделение. В 6.20 корабль потряс сильнейший взрыв. Столб пламени и дыма взметнулся на высоту 300 метров. Взрывом вырвало огромный участок палубы, снесло боевую рубку, мостик, носовую трубу и фок-мачту. В корпусе корабля позади башни образовался провал, из которого торчали куски искореженного металла, выбивались пламя и дым. Множество моряков было убито, тяжело ранено, обожжено и сброшено силой взрыва за борт. Перестали работать пожарные насосы, отключилось электроосвещение. Затем последовал еще ряд мелких взрывов.

Спустя 15 минут после начала пожара на линкор прибыл Колчак. Он отдали приказ подвести для тушения пожаров портовые суда и развернуть корабль. К 7 утра пожар стал стихать. Казалось, что «Императрица Мария» спасена. Но прогремел еще один взрыв, более мощный, чем предыдущие. Линкор стал быстро оседать носом и крениться на правый борт. Командующий флотом отдал приказ покинуть гибнущий корабль. Когда носовая часть и пушечные порты ушли под воду, линкор, потеряв остойчивость, опрокинулся и затонул. При взрывах и пожаре погибли инженер-механик, два кондуктора и 225 матросов.

Трагедия потрясла всю Россию. Выяснением причин гибели линкора занялась комиссия

Морского министерства, которую возглавил бывший командир линкора «Петропавловск» адмирал Яковлев. Членом комиссии был и великий российский кораблестроитель, член Академии наук России Крылов. Комиссия изучила три версии гибели линкора: самовозгорание пороха, небрежность в обращении с огнем или порохом, злой умысел. Однако на корабле использовался качественный порох, случаев возгорания которого на флоте не было. Конструкция башен и пороховых погребов линкора исключала и возникновение пожара по неосторожности. Оставалось одно – теракт, тем более что накануне взрыва на «Императрице Марии» работали сотни мастеровых.

Среди матросов ходили слухи, что «взрыв был произведен злоумышленниками с целью не только уничтожить корабль, но и убить командующего Черноморским флотом, который своими действиями за последнее время, а особенно тем, что разбросал мины у Босфора, окончательно прекратил разбойничьи набеги турецко-германских крейсеров на побережье Черного моря…»

Однако ни Севастопольское жандармское управление, ни контрразведка Черноморского флота не смогли найти подтверждение этой версии.

В 1933 году уже советская контрразведка арестовала в Николаеве некоего Вермана – главу германской разведгруппы на судостроительных заводах. В ОГПУ Верман дал показания, что готовил диверсии на строящихся военных кораблях. Он также признался, что руководил разведсетью еще в период 1-й мировой войны. Агенты Вермана работали на ремонтирующихся судах в Севастополе. Накануне гибели линкора Верман был депортирован из России, а спустя 4 года награжден в Германии Железным крестом. Интересно, что приказ вывести из строя или уничтожить «Императрицу Марию» получал от немецкой разведки и агент «Шарль», на самом деле являвшийся сотрудником русской контрразведки. И все же прямых доказательств причастности германской агентуры к гибели линкора нет.

После гибели «Императрицы Марии» академик Крылов предложил простой и оригинальный способ подъема линкора. Он предусматривал подъем корабля вверх килем путем постепенного вытеснения воды из отсеков сжатым воздухом, ввод в таком положении в док и заделку всех разрушений борта и палубы. Затем целиком загерметизированный корабль предлагалось вывести на глубокое место и перевернуть, заполнив водой отсеки противоположного борта.

За исполнение проекта взялся старший судостроитель Севастопольского порта корабельный инженер Сиденснер. В январе—апреле 1918 года поднятый по методике Крылова корпус линкора отбуксировали ближе к берегу и выгрузили оставшийся боезапас. Летом 1918 года 3 буксира отвели все так же перевернутый корпус «Императрицы Марии» в док. С линкора сняли 130-мм артиллерию и другое оборудование. И тут грянула революция, Гражданская война. Четыре года перевернутый линкор немым укором громоздился в доке. После позорного Брестского мира, подписанного большевиками, германо-турецкие корабли беспрепятственно вошли в Севастополь. Несколько раз подрывавшийся на минах «Гебен» воспользовался севастопольским доком, а затем распластал свою серую тушу неподалеку от корпуса погибшего русского линкора, который как былинный богатырь был повержен врагами на в бою, а «в спину». В 1926 году остов «Императрицы Марии» вновь был введен в док в том же положении и к 1927 году окончательно разобран.

Сорвавшиеся при опрокидывании линкора многотонные башни 305-мм орудий в 40-х годах были подняты эпроновцами и к 1939 году установлены на 30-й береговой батарее. Судьба распорядилась так, что орудия, бившие по германским кораблям в 1-ю мировую войну, вновь обрушили снаряды на германских солдат, рвущихся в Севастополь в 1942 году. 30-я батарея героически защищала Севастополь с начала штурма до июня 1942 года, когда расстрелявшие все, даже холостые снаряды, башни были подбиты сверхмощными орудиями врага.

КЛЯТВА КНЯЗЯ БОРГЕЗЕ

Одновременно с «Императрицей Марией» на верфях Италии родились 3 линейных корабля « Джулио Чезаре» (Юлий Цезарь), « Конте ди Кавур» и « Леонардо да Винчи». Являясь основной силой итальянского флота в двух мировых войнах, они не принесли ему славы, не нанеся противнику, а им в разное время были австрийцы, немцы, турки, французы, англичане, греки, американцы и русские — ни малейшего урона. «Кавур» и «Да Винчи» погибли не в бою, а в своих базах.

А «Юлию Цезарю» было суждено стать единственным линкором, который страна-победительница не сдала на слом, не использовала для экспериментов, а ввела в строй действующего флота, да еще в качестве флагманского корабля, несмотря на то, что он явно технически и морально устарел.

Тайна гибели линкоров Новороссийск и Императрица Мария
Линейный корабль "Новороссийск" (бывш. "Джулио Чезаре")

Впрочем к концу 2-й мировую войны советский флот имел только 2 линкора – ровесники века «Севастополь» на Черном море и «Октябрьскую революцию» на Балтике.

На Тегеранской конференции было решено разделить итальянский флот между СССР, США, Великобританией и странами, пострадавшими от фашистской агрессии. По жребию англичане получили новейшие итальянские линкоры типа «Литторио», превосходившие по мощи пресловутый «Бисмарк» (правда к 1950 году получившие из назад итальянцы тут же пустили на металлолом). СССР же, на долю которого выпал «Юлий Цезарь» смог перевести его в Севастополь только в 1948 году.

Линкор находился в крайне запущенном состоянии – 5 лет он стоял на консервации в порту Таранто. Отсутствовала документация, а многие корабельные механизмы нуждались в замене. Специалисты отмечали недостатки линкора – допотопный уровень внутрикорабельной связи, просто убогие системы живучести, сырые кубрики с трехъярусными койками, крохотный неисправный камбуз. В середине мая 1949 года линкор поставили в Северный док и уже через несколько месяцев корабль, получивший имя «Новороссийск», первый раз вышел в море в составе Черноморского флота. Последующие годы линкор постоянно ремонтировался и дооборудовался. По мнению специалистов, линкор находился в строю, не отвечая по многим показателям технического состояния требованиям, предъявляемым к боевому кораблю.

28 октября 1955 года «Новороссийск» вернулся из последнего похода и занял место на «линкорной бочке» в районе Морского Госпиталя, там, где 49 лет назад последний раз стояла «Императрица Мария».

Перед ужином на корабль прибыло пополнение – солдаты-пехотинцы, переведенные на флот. На ночь их разместили в носовых кубриках. Для большинства из них это был первый и последний день военно-морской службы.

29 октября в 01.31 под корпусом носовой части корабля раздался мощный взрыв. На корабле была объявлена аварийная боевая тревога, На стоявших рядом кораблях также была объявлена тревога. Аварийные и медицинские группы стали прибывать на «Новороссийск».

После взрыва носовая часть корабля погрузилась в воду, а отданный якорь крепко держали линкор, не позволяя отбуксировать его на отмель. Несмотря на все принимаемые меры, вода продолжала поступать в корпус корабля. Видя что поступление воды остановить не удается, исполняющий обязанности командира Хоршудов обратился к командующему флотом вице-адмиралу Пархоменко с предложением эвакуировать часть команды, но получил отказ. Команда на эвакуацию была отдана слишком поздно. Более 1000 моряков скопились на корме. К линкору стали подходить шлюпки, но на них успела сойти лишь небольшая часть экипажа. В 4.14 корпус корабля вдруг дернулся и начал крениться на левый борт и через мгновение перевернулся вверх килем. По одной из версий, адмирал Пархоменко, не представляя размеров пробоины, дал команду буксировать в док, и этим погубил корабль.

«Новороссийск» перевернулся также стремительно, как и почти пол-века до него «Императрица Мария». Сотни моряков оказались в воде. Многие, особенно бывшие пехотинцы, под тяжестью промокшей одежды и сапог быстро ушли под воду. Часть команды сумела взобраться на днище корабля, других подобрали на шлюпки, некоторые сумели доплыть до берега. Стресс от пережитого был такой, что у некоторых моряков доплывших до берега, не выдерживало сердце, и они тут же падали замертво. Многие слышали внутри корпуса перевернувшегося корабля частый стук - это подавали сигналы моряки, не успевшие выбраться из отсеков.

Один из водолазов вспоминал: «Мне по ночам потом долго снились лица людей, которых я видел под водой в иллюминаторах, которые они силились открыть. Жестами я давал понять, что будем спасать. Люди кивали, мол, поняли... Погрузился глубже, слышу, стучат морзянкой, - стук в поде хорошо слышен: «Спасайте быстрее, задыхаемся...» Я им тоже отстукал: «Крепитесь, все будут спасены». И тут началось такое! Во всех отсеках начали стучать, чтобы наверху знали, что люди, оказавшиеся под водой, живы! Передвинулся ближе к носу корабля и не поверил своим ушам - поют «Варяга»!»

Через прорезанное в кормовой части днища отверстие удалось вытащить 7 человек. Еще двух спасли водолазы. Но из вырезанного отверстия с нарастающей силой начал выходить воздух, и перевернутый корабль стал медленно погружаться. В последние минуты перед гибелью линкора было слышно, как моряки, замурованные в отсеках, пели «Варяг». Всего при взрыве и затоплении линкора погибло 604 человека, включая аварийные партии с других кораблей эскадры.

Летом 1956 года экспедиция особого назначения ЭОН-35 приступила к подъему «Новороссийска». Операцию с утра 4 мая и в тот же день завершили подъем. Весть о предстоящем всплытии линкора разнеслась по всему Севастополю, и, несмотря на сильный дождь, все берега бухты и близлежащие холмы были усеяны людьми. Корабль всплыл кверху килем, и его отвели в Казачью бухту, где его перевернули и спешно разобрали на металлолом.

Как тогда говорилось в приказе по флоту, причиной взрыва линкора была немецкая магнитная мина, якобы пролежавшая на дне со времен войны более 10 лет, которая по каким-то причинам неожиданно пришла в действие. Многие моряки были удивлены, ведь на этом месте бухты сразу после войны было проведено тщательное траление и, наконец, механическое уничтожение мин в наиболее ответственных местах. На самой бочке корабли становились на якорь сотни раз...

После подъема линкора комиссия тщательно осмотрела пробоину. Она была чудовищных размеров: более 160 квадратных метров. Сила взрыва была столь неимоверной, что ее хватило, чтобы пробить восемь палуб - в том числе три бронированные! Даже верхняя палуба была искорежена от правого до левого борта... Нетрудно подсчитать, что для этого понадобилось бы несколько более тонны тротила. Даже самые крупные немецкие мины не имели такой мощи.

Гибель «Новоросийска» породила много легенд. Наиболее популярная из них – диверсия итальянских морских диверсантов. Эту версию поддерживал и опытный флотоводец адмирал Кузнецов.

В годы 2-й мировой войны подводные диверсанты Италии под руководством князя Валерия Боргезе уничтожили больше английских боевых кораблей, чем весь итальянский флот. К месту диверсии пловцов доставляла подводная лодка. Одев новейшие тогда аппараты для подводного плавания, боевые плавцы буквально верхом на управляемой торпеде подходили под днище вражеского линкора или крейсера, устанавливали заряд на днище и уходили к берегу. Говорят, что после капитуляции Италии князь Боргезе поклялся, что линкор с дорогим для итальянцев именем «Юлий Цезарь» никогда не будет ходить под вражеским флагом.

В годы 2-й мировой войны итальянские подводники стояли в захваченном Севастополе, так что некоторые соратники Боргезе были знакомы в Севастопольской бухтой. Однако как проникновение итальянской субмарины ко входу в главную базу флота спустя 10 лет после окончания войны могло остаться незамеченным? Сколько рейсов от подлодки к линкору должны были сделать диверсанты, чтобы разместить на нем несколько тысяч тонн тротила? Может быть заряд был небольшим и послужил лишь детонатором для огромной мины, которую итальянцы поместили в секретный отсек у днища линкора? Такой наглухо заверенный отсек обнаружил в 1949 году капитан 2 ранга Лепехов, но реакции командования на его доклад не последовало.

Некоторые историки утверждают, что члены комиссии при поддержке Хрущева передернул и исказил многие факты трагедии, после чего понесли наказание только временно исполняющий обязанности командующего Черноморским флотом вице-адмирал В.А. Пархоменко и адмирал флота Н.Г. Кузнецов, отстраненный от руководства военно-морскими силами страны и понижен на две ступени. Есть версия, что Хрущев таким образом отомстил адмиралу за резкий комментарий по поводу передачи Крыма Украинской ССР.

Приказом по флоту семьям погибшим были выданы единовременные пособия - по 10 тысяч рублей за погибших матросов и по 30 тысяч - за офицеров. После чего о «Новороссийске» постарались забыть...

Вскоре после гибели «Новороссийска» на слом был отправлен последний черноморский линкор «Севастополь». А еще спустя несколько лет турки разрезали на металл ржавеющий у причала «Гебен», отказавшись продать его для создания музея Германии и Франции.

Только в мае 1988 года газета «Правда» опубликовала впервые небольшую статью, посвященную гибели линкора «Новороссийск» с воспоминаниями очевидцев трагедии, где описывалось героическое поведение матросов и офицеров, оказавшихся внутри перевернувшегося корабля.

Долгое время на памятнике морякам «Новороссийска» не было ни имен моряков, ни таблички, рассказывающей об их подвиге. Памятника морякам «Императрицы Марии» в Севастополе нет и по сей день.


Игорь РУДЕНКО-МИНИХ,
Член Союза журналистов Украины

Просмотров: 34036 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.