Разделы сайта

***

Реклама


Батый

Завоеванные территории Чингиз-хан разделил на уделы между своими сыновьями. Но старшему сыну Джучи достались еще не завоеванные земли Дешт, Кыпчак и Хорезм. Второй сын Джагатай получил Маверанарх, Семиречье и южную часть Восточного Тюркестана. Уделом третьего сына Угедея стала северная часть Восточного Тюркестана. К младшему сыну Тулую, по обычаю тюрко-монголов, переходил коренной юрт отца – Центральная Монголия, а также Северный Китай.

Батый

Джучи погиб в 1227 году, Джагатай был очень суров. Поэтому Чингиз-хан перед смертью решил, что главой всей империи должен быть Угедей, отличавшийся выдержкой, мягкостью и тактом. Угедей проводил политику возрождения земледелия, строительства городов и сближения с оседлой знатью покоренных народов.

Сыновья и внуки Чингиз-хана были смелыми и талантливыми полководцами. Идя от победы к победе под руководством великого родителя, они никогда не задумывались об управлении государством, и после его смерти ими овладело замешательство. Темучжин казался настолько великим, что никто не осмеливался принять на себя наследие. Сыновья решили вопрос согласно Ясе Отжегин (хранитель очага). Тулуй, которому была предоставлена столица, получил непосредственную власть над наследственными народами – монголами и кераитами. Остальными он должен был управлять временно, в качестве регента, и обязан был следить за соблюдением национального договора Яса. Тулуй имел в своем распоряжении печати отца и его министров, но не был провозглашен кааном.

В 1229 году на обширном курултае, где присутствовали все Чингизиды, знаменитые полководцы, найоны и крупные предводители родов, совет Тулуя обнародовал завещание Чингиз-хана, в силу которого власть должна была перейти к Угедею. Всеобщий курултай избрал Угедея Великим кааном, который правил с 1229 по 1241 годы.

Понятие о родовой собственности было перенесено из области частного права в область государственного: империя принадлежала всему роду. За каждым царевичем и царевной устанавливалось право на участие в пользовании доходами, но управление империей было общим делом, причем способы организации управления изменялись в зависимости от обстоятельств. Когда во главе рода, как было при жизни Чингиз-хана, стояло лицо, авторитет которого признавался всеми, все вопросы решались его единоличной волей. При преемнике Чингиз-хана Угедее единоличное управление было заменено совещанием представителей всех ветвей ханского рода.

Угедей не унаследовал ни гениальных способностей, ни могучей воли отца, но своими душевными качествами более других мог служить тем объединяющим центром, в котором нуждались династия и империя.

На всем пространстве империи действовала от имени Великого каана одна и та же общегосударственная власть, несмотря на то, что Чингиз-хан еще при жизни назначил особый удел каждому из своих сыновей.

На курултае было решено продолжать покорение Китайской империи, послать несколько отрядов в Корею и наступать на запад во владения кыпчаков военными силами улуса Джучи. Во главе тридцатитысячного войска Субэтай и царевич Кутай начали поход на земли кыпчаков. В 1228 году они покорили живших в приуральских степях восточных кыпчаков.

Затем конница Субэтая перешла реку Яик и вторглась в прикаспийские степи. Татаро-монголы вытеснили кочевья кыпчаков и разгромили булгарские сторожевые заставы. Под натиском татар кыпчаки бежали в пределы Волжской Булгарии. Вторжение в Волжскую Булгарию не было предпринято. Этот поход в 1228-1229 гг. в целом не нарушил жизнь в степях, особенно в западных районах. Когда часть восточных кыпчаков бежала в Волжскую Булгарию, другая часть, перейдя Идель (Волгу), откочевала в танские (донские) степи и степи Иделя, западный хан кыпчаков Котян спокойно разорял Галицкое княжество.

По окончании похода Субэтая отправили в Китай. Но завоевание кыпчакских земель продолжалось и к 1235 году земли от Алтая до Иделя вошли в состав тюркско-монгольской империи.

Покончив с войной в Китае, Угедей в 1235 году собрал курултай. На курултае, как сообщает Рашид-ад-дин, было решено, что объединенная армия под командованием Батыя должна закончить завоевания территории Волжской Булгарии, Дешт-и-Кыпчака, Руси и Черкесии до Дербента. Из этого видно, что на курултае не планировался поход в Западную Европу, и Батый предпринял его по собственной инициативе.

В походе участвовали 11 царевицей-чингизидов, среди них – Мункэ, Гуюк, Кадан, Орду, Байдар, Бирюй, Бечак, Бурундай и т.д. Батый получил любимца Чингиз-хана, великого полководца Субэтая, в качестве главнокомандующего, а его штаб – в качестве военного совета.

Армия Батыя насчитывала до 150 тысяч воинов, но эту цифру считают завышенной: так, Рашид-ад-дин пишет, что общая численность монгольского войска для войны на трех фронтах в Китае, Срейней Азии и на землях кыпчаков была 129 тысяч человек и два тумэна чжурчженьских – для обслуживания боевых машин.

В войске Батыя было лишь несколько тысяч монголов, армия состояла преимущественно из тюрков, призванных из Алтая, Востояного Тюркестана, Средней Азии, современного Казахстана и т.д.

Осенью 1236 года татаро-монгольские войска подошли к Волжской Булгарии. Название “булгары” впервые встречается в первой четверти VII века у западных писателей Комиса Марцелина и Иордана, а также византийского писателя Феофилакта Симократа. Из западноевропейских и византийских источников можно собрать такую историю. После смерти Атиллы его держава распалась, и одна часть тюркского племени вернулась на место своего обитания к берегам Черного моря. Там их называли киммерийцами, и хан стоял во главе, у которого было двое сыновей, один по имени Утигур, другой Кутригур. Когда их отец скончался, они поделили между собой власть, и своих подданных каждый назвал своим именем. Так они звались утигурами и кутригурами.

При императоре Юстиниане I (527-565) утигурский князь Грод прибыл в Костантинополь и принял крещение, а вместе с тем определенные обязательства по отношению к Византии. По словам историка Феофана, новообращенный получил богатые подарки, вернулся в страну с тем, чтобы охранять римские пределы и город Боспор. По возвращению подданные возмутились его поступком и убили Грода. Своим вождем поставили его брата Муагерия. Но налаженная связь с Византией на этом не прервалась. Византия стала регулярно оплачивать дань союзнику, утигурским вождям, а те воевали против врагов Византии, в том числе и против кутригуров. Утиргуры были в войне союзниками Византии против аваров, тюрков, а в последствии и хазар. Поэтому их стали называть булгарами (булгатуче-мутильники). Особенно это имя стало популярным в период правления Органа, дяди Кубрата.

Византия для укрепления своих позиций в Степи давно вынашивала планы создания из тюркского племени марионеточного государства. И вот представился случай – им стали племена утиргуры во главе Органа. Так основателем Великой Булгарии стал Орган. Из 60 лет существования этого государства он правил 38 лет. Кубрат был еще ребенком, когда его провозгласили правителем утиргурской орды и в качестве заложника отправили в Константинополь, где он воспитывался в византийском духе. Там он вырос, женился и провел большую часть своей жизни.

В 619 году Орган и Кубрат крестились в Константинополе и получили титул патриция. Византия праздновала победу и в честь этого события орду утигуров назвала Великой Булгарией. А для тюрков это был серьезный удар. Старики еще помнили как римский папа стоял на коленях перед Атиллой и его войском. А сейчас Византия приручила подарками утиргуров, и их вожди, оставив веру предков, добровольно стоят на коленях перед Римским папой. С этого времени утиргуры окончательно получили название булгары (булгатуче), проводники византийской политики.

После смерти Органа Кубрат вернулся из Константинополя в орду и возглавил Булгарию. Правление его было недолгое, он состарился и скончался. Хазары в это время усилились и разгромили Булгарию. Сыновья Кубрата, а их было пятеро, разделились и каждый поселился на новом месте. Старший сын Батбай остался на земле предков. Второй его брат Котраг, перейдя реку Тан (Дон), поселился напротив. Четвертый и пятый перешли реку Дунай и соединились с аварами. Третий, по имени Аспарух, перешел Дунай, подчинил живших там славян и создал Болгарское государство. Это было в 679 году, то есть во второй четверти VII века.

Прошло два века. И вот в источниках начала X века упоминаются волжские булгары, связанные с событиями, происходящими в Хазарском каганате. В конце VIII века в Хазарском каганате власть захватили иудеи. Иудаизм стал государственной религией. Единство между правительством и народом кончилось. В каганате стало неспокойно. В конечном счете, это все привело в середине IX века к гражданской войне. Против восставшего народа хазарские иудеи попытались направить печенегов и огузов. Но те - тэнгрианцы поэтому отказались. Тогда правительство стало нанимать мусульманских наемников.

Содержание наемной армии стоило очень дорого. Налогов, собираемых внутри государства, не хватало, приходилось принуждать соседние государства и племена платить дань, а также вмешиваться в их внутреннюю и внешнюю политику. Вот в эти смутные времена в Среднем Поволжье и в Прикамье появились племена булгар. Известно, что во главе их стояли вожди, принявшие иудаизм. Булгары стали принуждать местные тюркские племена к оплате дани в пользу Хазарского каганата. Известно, что дань платили только булгары, остальных они не сумели принудить.

В конце Х века булгары создают самостоятельное государство Волжскую Булгарию. Если верить Ибн-Фадлану, секретарю халифа ал-Муктадира (слишком в его записях много неправдоподобного), булгарские вожди принуждали местное тюркское население к принятию ислама, причем за это хотят заработать 4000 динаров. По этой причине между булгарской верхушкой и тюркскими племенами не было единства. Государство было слабым и представляло собой легкую добычу для наступающих с севера русских князей и всякого рода ушкуйников. Одним из наиболее активных русских князей был Андрей Боголюбский. Характерным показателем ощутимости военных ударов с севера для Булгар явился перенос в XII веке столицы государства из Булгара в Биляр, находившемся в глубине булгарской земли и в стороне от Иделя (Волги) и Камы, по которой обычно проходили русские войска, грабившие близлежащие к рекам селения.

При приближении войск Батый-хана к Волжской Булгарии некоторые тюркские племенные вожди вышли к нему навстречу и добровольно перешли на его сторону. Волжская Булгария была взята быстро, без единой крупной битвы, не считая взятия Биляра. Все города и населенные пункты сдавались и переходили на сторону Батыя добровольно. Столицу Биляр защищала правительственная гвардия. Осада города длилась недолго. Крепостная стена была проломлена, и защитников, и часть правительства, которая не сбежала, а осталась оборонять город, истребили. Волжская Булгария вошла в состав тюрко-монгольской империи. Мужская часть населения была мобилизована и включена в состав правого крыла армии Батый-хана. Она приняла участие в походе на русские княжества и в Европу.

Весной 1237 года левое крыло армии Батыя напало на осетин и кыпчаков. В дельте Иделя погиб храбрейший из кыпчакских вождей – Багман, а войска хана Котяна отступили за реку Тан. Фронтальное наступление “захлебнулось”.

Тогда татаро-монголы применили тактику обхода и окружения, или проще, облаву. Не ослабляя нажима на кыпчаков в северо-кавказских степях, они двинули правое крыло войск на север и осенью 1237 года подчинили буртасов, эрзю и мокшу, подойдя к границам Рязанского княжества. Начался поход на Русь. Во главе этих отрядов стоял Батый, а южной армией командовал Мункэ.

План монгольского командования заключался в том, чтобы в то время, когда кыпчаки держали оборону на Тане, зайти к ним в тыл и ударить по незащищенным преднепровским кочевьям. Черниговское княжество было в союзе с кыпчаками, следовательно, надо было пройти еще севернее – через Владимирское княжество.

Батый разгромил войско Рязанского княжества, а во Владимирском взял 14 городов и разбил войско князя Юрия II на реке Сить, затем после двухнедельной осады 5 марта 1238 года взял Торжок.

Согласно монгольским правилам войны, те города, которые подчинились добровольно, получали название “гобалык” –“добрый город”. Татаро-монголы с таких городов взимали умеренную контрибуцию лошадьми для пополнения кавалерии и съестными припасами для ратников. Но и другие города, неуспевшие вовремя сдаться, страдали недолго. Так как татары нигде не оставляли гарнизонов, то подчинение носило чисто символический характер. После ухода татаро-монгольского войска разбежавшиеся жители возвращались домой, и все шло по старому.

Русские князья, разгромленные в 1223 году на берегу реки Калке, хорошо усвоили неодолимость тактики Субэтая. Они не только не стали покровительствовать кыпчакам, а даже без боя стали пропускать татарские войска через свои территории. Кому урок на реке Калке не пошел впрок, тех татары разгромили.

Богатые приволжские города, находившиеся в составе Владимирского княжества – Ярославль, Ростов, Углич, Тверь и другие, вступили в переговоры с Батыем и избежали разгрома. Больше всего пострадало Черниговское княжество. В 1238 году Батый повернул войска на юг и семь недель осаждал Козельск, который был объявлен “злым городом”, так как его князь Мстислав Святославич казнил послов. Татаро-монголы полагали, что подданные злого правителя несут ответственность за его преступления. Поэтому Козельск был взят, а население его истреблено. Помощи Козельску не оказали ни смоленские, ни владимирские князья, хотя у них и были войска. Видимо, они знали из-за чего гибнет город. И отнюдь ему не сочувствовали.

Летом 1238 года Батый перешел в степь и соединился с южной армией, после чего часть кыпчакских орд, не хотевших добровольно войти в тюрко-монгольскую империю, бросив свои земли, стала отходить в Венгрию. Возглавлял их хан Котян. В глазах татаро-монголов такой поступок был приравнен к предательству, а кыпчаки, отступившие в Венгрию, представляли потенциальную опасность. Поэтому было решено преследовать хана Котяна до тех пор, пока он не будет уничтожен, а кыпчаки не возвращены назад.

В 1239 году татары взяли Чернигов, а в 1240 году – Киев. Кроме того, значительная часть татаро-монгольского войска была оттянута на Кавказ и в Крым. Согласно сведениям венгерских источников, в 1237 году хан Котян обратился к венгерскому королю Беле IV с просьбой предоставить ему убежище. В 1239 году король Бела лично встретил и принял 40-тысячную орду хана Котяна на границе и велел королевским чиновникам расселить всех кыпчаков внутри Венгрии. Они поселились в междуречье Дуная и Тиссы, а также на восточных окраинах государства. Бела подписал с кыпчаками договор, согласно которому кыпчаки должны были принять католичество и составить крепкую силу, подчиненную королю. Это было дезертирством.

В 1223 году Джебе и Субэтай наказали кыпчаков за то, что они бежали к русским князьям. Но урок не пошел впрок. Сейчас Котян со своей ордой бежит к венграм. Ему больше по душе ходить ползком у ног венгерского короля и принимать чужую веру, нежели добровольно войти в тюрко-монгольскую империю и остаться ханом на своей земле. Батый послал письмо королю, с требованием не пускать на свои земли кыпчаков. Король не пожелал подчиниться этому посланию и приказал убить послов. По своему принципу: “Друзья наших врагов – наши враги” - татаро-монголы решили наказать венгров. И Батый пошел походом на Европу. Венгерские феодалы, видя, какую беду на них навлекли кыпчаки, во дворце города Пеште убили Котяна и других неофитов. Узнав об этом, основная масса кыпчаков ушла на Балканы, по пути круша все на своем пути. Ушедшие кыпчаки поступили на службу к императору Никей Иоанну III Ватацу.

В 1241 году армия Батыя, перейдя Карпаты, шла на Венгрию. По пути они завоевали Польшу. Объединенная польско-немецкая армия Генриха Благочестивого, собранная из добровольцев-рыцарей, готовых умереть, но не пропустить татар в Европу, встретила одно крыло татарской армии при Лигнице 9 апреля 1241 года, а объединенная венгро-хорватская армия Белы IV решила уничтожить другой корпус татар при Шайо 11 апреля 1241 года. Обе армии были разбиты татарами наголову, а население, особенно в Венгрии, сильно пострадало. В этих битвах погиб цвет немецкого и польского рыцарства. Летучие отряды татар громили мелкие города и замки феодалов.

Венгры убили кыпчакского хана Котяна, но предательство не спасло от татаро-монгольского удара. Так как они вероломно убили и татарских послов. Такие крупные города, как Пешт, Варадин, Перег, Егрес, Темешварпали были разгромлены армией Батый-хана.

Следом подверглись разгрому Словакия, Восточная Чехия, Богемия, Силезия, Моравия, Иллирия до Адриатического моря. Татары дошли до Удины. Сея смуту и ужас, их отряды продвигались в тщетном стремлении настичь кыпчаков и убегающего Белу IV, который впоследствии скрылся на прибрежных островах Адриатического моря. Два тумена татарской кавалерии насквозь прошли Испанию и Португалию и зачерпнули шлемами атлантической водицы, которую везли через всю Европу в далекий Каракорум.

До сегодняшнего дня военных историков удивляет то, что Субэтай (победив венгров, немцев, поляков и других), сумел пройти с регулярным стотысячным войском через Русь, Польшу, Карпаты до Адриатического моря, и что его отдельные отряды точно встречались в назначенном месте и в назначенный час.

Западная Европа была в панике, страх охватил не только Германию, но и Францию, Бургундию и Испанию и вызвал застой в торговле Англии с континентом. Венецианцы, к владениям которых так близко подошли татаро-монголы, были спокойны, они знали, чего те хотят.

11 ноября 1241 года скончался верховный хан Угедей. В марте 1242 года в Венгрию пришло официальное известие о его смерти. Согласно монгольскому обычаю, все предприятия, кроме неотложных, должны были быть приостановлены до выбора нового кагана.

Батый констатировал уничтожение Кыпчакской орды, счел свою задачу выполненной и дал команду войскам отходить на берега Иделя (Волги). Субэтай принял меры к эвакуации всех войск из всех стран от Адриатического моря до Днестра. Европа была побеждена.

Татаро-монголы выиграли все сражения с европейцами на их же территориях. Тем не менее, надо было устроить так, чтобы ни в ком не могло возникнуть ни малейшего подозрения, будто армия отступает. Батый уехал вперед со своей свитой, позади его медленными переходами двигалась главная часть армии. А в это время троюродные братья Батыя Кадан и Кайду были откомандированы для диверсии к западу и произвели там полный разгром, чтобы показать, что татары уходят по своей доброй воле. Они кричали, что прощают Германию и всех остальных европейцев.

Грандиозный поход Батыя в 1237-1242 годах произвел на современников ошеломляющее впечатление. Хотя это был всего лишь большой набег, а не планомерное завоевание. Татары ни на Руси, ни в Польше, ни в Венгрии не оставляли гарнизонов, не облагали население налогом, не заключали с князьями неравноправных договоров. Завоевание этих стран не состоялось, потому что оно и не замышлялось. Задачей Батыя было рассеять непокорных кыпчакских ханов, что он и сделал.

До XIX века в России почти не было своих русских ученых. Приехавшие работать в Россию немецкие, французские, итальянские и другие ученые получили задание написать историю России. И вот тогда родилось лжеучение о высоком предназначении русских, которые поглотили силу татаро-монголов и остановили нашествие на самом краю Европы, чем защитили ее от порабощения. Даже А.С. Пушкин поверил в эту выдумку. И он писал: “Варвары не осмелились оставить у себя в тылу порабощенную Русь и возвратились в Степи своего Востока”. Только возникает вопрос: ради каких общих интересов русским людям в XIII-XIV веках защищать немецких, французских рыцарей, итальянских католических пап, которые неуклонно наступали на Русь крестовыми походами?

В начале 1243 года вернувшийся из Западного похода Батый стал создавать государство на землях кыпчаков. По завещанию Чингиз-хана его старший сын Джучи получил четыре тысячи монгольских воинов и не завоеванные еще земли кыпчаков. После смерти Джучи все завещанное перешло к его сыну Батыю. Сначала Батый остановился в Волжской Булгарии. Ему понравилась многочисленность городов в этом регионе. Ему нужна была столица для нового государства. По описанию историка Абульгази, место для постройки столицы выбрал придворный кам (прорицатель), который указал возле священной горы. Гора находится в современном Татарстане в Высокогорском районе.

По приказу Батыя у подножия этой горы стали строить столицу, которую назвали Казань. По древнетюркским традициям все тюркские государства имели две столицы – летнюю (джейлак) и зимнюю (кышлак). Вторую столицу построили в низовьях реки Идель (Волга) у берегов притока Ахтубу, где еще в 651 году кюктюрками была основана столица хазарского каганата - город Итиль. Его назвали Сарай. Батый, как и последующие в течение века другие ханы Татарии (Золотой Орды), редко жил в столицах.

Начиная с весны, ставка Батыя, кочуя, поднималась вверх до Казани. В начале лета на горе проводились жертвоприношения Великому Духу Тэнгри, а затем начиналось празднование Сабантуя. К зиме ставка возвращалась в Сарай. Старая Казань просуществовала 104 года. После объявления Узбек-ханом Ислама государственной религией, он начал строить новую столицу - город Сарай ал-Джадид. Перестав быть северной столицей, заброшенный чиновниками, город Казань остановился в росте. Предприимчивые люди переселились ближе к устью реки Казанки. Здесь и вырос новый город Казань.

Батый-хан отпустил войско, мобилизованное специально для похода. Осталось четыре тысячи всадников. Это были в основном тюрки-татары. Батый произвел ряд значительных перемещений в восточноевропейских степях. Некоторые кыпчакские орды из черноморских и донских степей были переселены в степи Нижнего и Среднего Поволжья, а также в Волжскую Булгарию и Нижнее Прикамье. Многие орды и аулы кыпчаков, разграбленные во время татаро-монгольского похода, перешли к полуоседлости. Часть кыпчаков осела в городах, особенно в старых крымских городах и Волжской Булгарии.

После создания Батый-ханом государственных структур жизнь на кыпчакской земле вновь стала входить в свое русло. Основная масса кыпчакского народа, состоящая из тюркских племен: кимак, татар, кыпчак, эймюр, байандур, ланиказ, аджлад, к которым присоединились печенеги, тюрки, хазары, огузы и т.д.,остались на прежних своих кочевьях. Только вместо кыпчакских ханов, которые погибли или попали в плен, выдвинулись энергичные татарские беки. Им в этом помогли и пришлые татары, оставшиеся с Батыем жить на земле Дешт-и-Кыпчак и занимавшие в правительстве ключевые посты. И хотя у власти стояли чингизиды, но основные государственные чиновничьи должности перешли к татарам.

Постепенно по имени этих татар все тюркские племена, входившие в кыпчакскую федерацию, стали называться татарами, а земля Дешт-и-Кыпча – Татарией. Язык, на котором велись государственные дела и которым пользовался народ, стал называться татарским. Естественно, что англичане живут в Англии, французы во Франции, китайцы в Китае и т.д. Но почему-то ученые взяли и назвали Татарию Золотой Ордой? Хотя во всех средневековых арабских, персидских, европейских, китайских картах территория от Дуная до Алтайских гор писалась Татарией.

Батый, увлеченный внутренними государственными проблемами, оставил без внимания русские княжества. Русские земли его не интересовали – своих было не счесть, поэтому русские княжества не были включены собственно в Татарию (Золотую Орду). Но в Европе разворачивались события, которые затрагивали русские княжества и Татарию.

Придя в себя от панического страха после ухода татаро-монголов из Европы, папа Иннокентий IV на Лионском соборе 1245 года объявил крестовый поход против татар. Но как бы ни был воинственно настроен папа, крестоносцы считали войну с татарами невыгодной и даже безнадежной затеей. Но зато неплохо шло наступление крестоносцев в Прибалтике. Железный натиск Запада грозил русским землям. Силы были на стороне крестоносцев. Подчинение папскому престолу было обязательным условием мира.

Возникла сложная ситуация для русских княжеств. Они должны были выбирать не только с кем и против кого идти, но и культуру, которая в будущем будет главенствующей: западная католическая или русская православная. В этих обстоятельствах князь владимирский Ярослав в 1243 году собрал съезд князей и предложил им признать “каана” царем и заключить союз с Батыем. Это признание ни к чему не обязывало – Ярослав просто не вступил в войну, которую объявил татарам папа Иннокентий IV. Тогда папа предложил включить в наступательный фронт против татар и их союзников, т.е. русских.

Организованные рыцарские армии настолько превосходили раздробленные дружины русских князей, что выиграть можно было одну-другую битву, но не длительную войну. А такая война была неизбежна, потому что папа объявил крестовый поход против православия. Русь ожидала судьба Византии, захваченной в 1204 году крестоносцами и разграбленной дочиста.

Александр Невский, дважды разбивший католических рыцарей и почти ежегодно отражавший литовские набеги, искал дружбы и союза с татарами.

В 1251 году Александр Невский приехал в орду Батыя, подружился, а затем побратался с его сыном Сартаком, став его андой и, вследствие этого, приемным сыном хана.

В 1252 году он привел на Русь татарский корпус с опытным найоном Неврюем. Татарские войска разбили немецких крестоносцев. Александр Невский стал великим князем, а немцы приостановили наступление на Новгород и Псков. Те же княжества, которые отказались от союза с татарами, были в XIV веке захвачены Польшей и Литвой. Татары их к присоединению не принуждали.

Дольше всех из западнорусских городов держался Смоленск, но и он в 1274 году предпочел литовской оккупации добровольное присоединение к Татарии (Золотой Орде). А ведь татары даже близко не подходили к Смоленску.

Что касается Руси, то она никогда не интересовала Татарию с точки зрения приращения территории. Природные и растительные особенности географического пояса, где располагались русские земли, не соответствовали привычным нормам ведения кочевого хозяйства. Помощь русским князьям не означала желания татар присоединить их земли. Татарские владения были огромны и без русских княжеств, а государство богато и сильно.

Дело в том, что русские князья давно соединили свою судьбу с Великой Степью, начиная с хазар, печенегов и кыпчаков. Татары же считали, что лучше, если на западной границе Татарии (Золотой Орды) будут вассальные русские княжества, чем после порабощения Руси европейцами у татарских границ будут стоять войска рыцарей-крестоносцев. К тому же татары помогали русским не бескорыстно. Добровольно став вассалами татар, русские платили дань (десять процентов от прибыли).

Дань? Естественная плата вассала сюзерену за оборону внешних границ, которую Орда исполняла неукоснительно, не позволив северному крылу крестоносцев продвинуться на Русь далее границ, очерченных двумя победами Александра Невского. Дань, которая взималась (заметим, не всегда регулярно) с русских княжеств Татарией, часто была (по размерам) чисто символической для богатого татарского государства и служила лишь признанием военного союза, покровительства, в котором русские княжества были достаточно долго заинтересованы.

В 1251 году в Каракоруме на престол Великого каана был избран Менгу-каан. Было решено ускорить окончание войны в Китае и навести порядок в Иране. Для этой цели были посланы два больших ополчения - один в Китай, а другой в Иран под главенством Хулагу-хана. В помощь Хулагу-хану были посланы и татарские отряды, которые принимали активное участие при завоевании Ирана и Багдада.

В эти годы Татария (Золотая Орда) все еще оставалась зависимой от Каракорума. Батый, считавший себя вассалом Великого каана, не только чеканил свои монеты с именем Менгу-каана, но и просил Великого каана утвердить своего старшего сына Сартака ханом Татарии (Золотой Орды). Видя ухудшения своего здоровья, Батый отправил Сартака в Каракорум, чтобы его утвердили на место отца. Пока Сартак находился в Каракоруме, Батый умер.

В историю татарского народа Батый-хан вошел как первый основатель великого татарского государства Татария (Золотая Орда). Период правления Батыя с полным правом можно назвать организационным. Он заложил основные общегосударственные устои, сохранившиеся при всех последующих ханах. При нем появляются татарские столицы, формируется аппарат чиновников, распределяются налоги и повинности.

Огромны заслуги Батый-хана в тюркском мире: во-первых, на бывших землях кыпчаков, где в течение двух веков не было государственности, он при поддержке татарских аристократов начал создавать великое, могущественное татарское государство, равного которому в те времена не было ни по размеру территории, ни по могуществу военной силы; во-вторых, мудрая политика Батый-хана, который пошел на союз с русскими князьями, взяв их под свою защиту, позволила сохранить русские земли от колонизации крестоносцев, от уничтожения русской культуры католическими миссионерами Римского папы.

Рафаэль Безертдинов

Просмотров: 17594 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.