Разделы сайта

***

Реклама


Через Ла-Манш

История войн знает немало попыток вторжения на Британские острова. Римские легионы, скандинавские викинги, голландцы, испанцы и французы совершали на протяжении многих столетий смелые завоевательские экспедиции, высаживаясь на берегах Британских островов. Не раз на западном побережье Европы собирались крупные вооруженные силы, готовясь к прыжку через Ла-Манш. Не раз неспокойные волны этого пролива лизали борта военных и транспортных судов, идущих на завоевание Британии. Впервые это случилось еще две тысячи лет тому назад.

Через Ла-Манш

В конце августа 55 года до нашей эры Юлий Цезарь прибыл в порт Итиус, расположенный на берегу Ла-Манша, на месте нынешней Булони. Здесь, в укрепленном лагере, его ожидали два легиона, назначенные для экспедиции в Британию. Римляне еще ни разу не вступали на Британские острова. Никто, кроме купцов, не отправлялся туда, - писал Юлий Цезарь в своих записках, - да и они сами не знают ничего, кроме морского побережья и областей, которые находятся против Галлии». Но по рассказам этих купцов Цезарю было известно одно из кратчайших расстояний, отделяющих острова от материка. Поэтому порт Итиус и был избран исходной базой экспедиции.

Около 9 тысяч солдат разместились на 80 транспортных кораблях, собранных в порту. В ночь с 27 на 28 августа флот Цезаря направился к загадочным берегам Британии, открывая новую страницу в захватнических войнах Рима. Ла-Манш пересекали при попутном ветре длинные суда, называвшиеся «либурнами». Это были огромные плоскодонные лодки длиной в 30 и шириной в 5 метров. Ходили они на парусах и на веслах.

Британия предстала перед римлянами к утру. Легионеры увидели высокий крутой берег, усеянный людьми, одетыми в звериные шкуры и вооруженными длинными мечами и щитами. Неприятельского флота они не встретили: племена, населявшие тогда Британию, еще не знали судоходства.

Место, к которому приблизился римский флот, не подходило для высадки. Цезарь направился вдоль берега в поисках удобной для десанта бухты. По берегу следовали за ним британские боевые колесницы, конница и пехота. Римскую «армию вторжения» ждал серьезный отпор.

Через Ла-Манш

Битва произошла у плоского песчаного берега, в самых невыгодных для римлян условиях. Стоя в воде под тучами неприятельских стрел, отбивая атаку британской конницы, легионеры Цезаря не могли принять свой классический боевой порядок, состоявший из трех линий. Только благодаря своему техническому превосходству они вышли победителями.

Римский легион при Цезаре представлял собою хорошо слаженную и дисциплинированную воинскую единицу. Легиону были приданы баллисты и катапульты, метавшие тяжелые стрелы и большие камни или груды мелких камней (прообраз будущей картечи).

Вооружение, дисциплина и воинское искусство британцев находились на более низком уровне. «Британцы,- писал Юлий Цезарь в своих записках, - сражались не сомкнутыми рядами, а рассеянно и на большом расстоянии друг от друга». Окончательный исход сражения решили римские боевые суда, занявшие позицию против открытого фланга неприятеля. Находившаяся на этих судах «артиллерия» забросала британские войска тяжелыми стрелами и метательными снарядами.

Цезарь пробыл в Британии всего восемнадцать дней. Недостаток продовольствия, усиливавшееся сопротивление британцев, буря, потрепавшая в бухте его флотилию, и наступающая холодная осень заставили его покинуть негостеприимные берега. В следующем году он вернулся к ним, но уже с большими силами.

Всю зиму в порту Итиус строились новые и ремонтировались старые корабли. Если верить запискам Цезаря, в его распоряжении оказалось на этот раз 800 кораблей. «Армия вторжения» насчитывала уже около 27 тысяч человек, в том числе 2 тысячи всадников. На этот раз десант не встретил сопротивления на островах: «Враги ушли от берега и скрылись на возвышенностях, испугавшись множества кораблей». Военные действия развернулись вдали от места высадки.

Оставив отряд для охраны кораблей, Цезарь двинулся в глубь страны. Сначала он выбил британцев из их лагеря в лесу, защищенного насыпью и бревнами. А потом римские легионеры подошли к Темзе, на противоположном берегу которой находилось главное укрепление британцев. На виду у неприятеля римляне перешли реку вброд и обратили врага в бегство. Генеральное сражение на берегу Темзы решило участь всей кампании. Одно за другим британские племена изъявили покорность Риму. Но воспользоваться плодами своей победы Цезарь все же не смог.

Наполеон Бонапарт, внимательно изучивший походы Цезаря, называет «несчастливым» результат обеих римских экспедиций. «Это видно из того, - писал Наполеон в «Истории войн Цезаря», - что они не оставили там ни войска, ни какого-нибудь поселения и что власть римлян на острове после высадки нисколько не увеличилась».

Действительно, Юлию Цезарю не удалось закрепить завоеванную им территорию и превратить ее в плацдарм для дальнейшего захвата островов. Эти задачи были выполнены много позже, при императоре Клавдии, войско которого в 80 году нашей эры достигло границ нынешней Шотландии.

***

Прошло свыше тысячелетия, и уже в иную эпоху - эпоху раннего Средневековья и феодальной раздробленности Европы - Англия снова подверглась нашествию иноземцев, а берега Ла-Манша снова стали свидетелями крупнейшей по тому времени десантной операции. Эта дерзкая операция была осуществлена потомком скандинавских викингов, нормандским герцогом Вильгельмом Незаконнорожденным, прозванным после покорения Англии Завоевателем.

Права, предъявленные Вильгельмом на английскую корону, покоились на весьма зыбкой юридической основе. Но поход в Англию сулил столь заманчивые возможности грабежа, что на клич нормандского герцога откликнулись не только его вассалы. Со всех концов Европы - из Франции и Фландрии, из Норвегии и Апулии, из Бургундии и Сицилии - стекались в Нормандию шайки рыцарей-авантюристов.

Сборный пункт экспедиции находился значительно южнее того места, откуда отплывала флотилия римлян, - недалеко от нынешнего Гавра. Здесь, как сообщают летописцы этого похода, собралась летом 1066 года пятидесятитысячная рать Вильгельма. В течение целого месяца противный ветер удерживал флот в гавани. Наконец подул попутный южный ветер, и армада, подняв паруса, двинулась на север вдоль побережья Нормандии. Суда были небольшие, водоизмещением не выше 30-50 тонн. Они имели высоко поднятый нос с платформой для стрелков, что было типично для северных боевых кораблей того времени.

Начавшаяся вскоре буря снова преградила путь через Ла-Манш. Пришлось искать убежище в устье реки Соммы. Флот стал на якорь, а войско расположилось лагерем на берегу. Несколько кораблей было разбито бурей и погибло вместе с экипажем.

Потянулись томительные дни ожидания. Дождь лил, как из ведра. Погода прояснилась лишь 27 сентября, и с утра началась посадка на суда. За несколько часов до заката солнца с якоря снялись последние корабли. При звуках труб в путь двинулось 700 кораблей с большими парусами и свыше тысячи мелких транспортных судов. Вильгельм перебрасывал через Ла-Манш свою прославленную в Европе конницу.

Впереди шел корабль Вильгельма. Это было самое быстроходное судно эскадры. Так как переправа совершалась ночью, на марсе были зажжены большие фонари. Они должны были служить маяком для всего флота и указывать ему места сбора.

Высадка была произведена на следующий день в Певенсейской бухте близ Гастингса. Англосаксы не оказывали сопротивления пришельцам. Первыми сошли на английский берег стрелки из лука и арбалетчики. Затем были высажены всадники в кольчугах и шлемах из шлифованного железа конической формы, вооруженные длинными копьями и прямыми обоюдоострыми мечами. Вслед за ними высадились сопровождавшие армию землекопы, плотники и кузнецы. На берег были доставлены три складные деревянные башни, предназначенные для охраны лагеря и продовольственных запасов.

Для короля англосаксов Гаральда вторжение норманнов не было неожиданностью. Приготовления на противоположном берегу Ла-Манша не могли остаться неизвестными в Англии. Гаральд собирался атаковать армаду Вильгельма в море. На этот раз оборона Британских островов обладала военным флотом. Этот флот долго крейсировал в Ла-Манше, поджидая врага, но как раз к моменту высадки норманнов вынужден был вернуться в свои порты для пополнения запасов провианта. Поэтому флотилия Вильгельма не встретила сопротивления в море.

Подойдя к городу Гастингсу, норманны увидели восемнадцатитысячное войско Гаральда, занявшее чрезвычайно выгодную позицию на склоне холма. Войско Гаральда совершенно не имело конницы и поэтому не решалось сражаться с норманнами на ровном месте. Тяжелая рыцарская кавалерия могла быстро рассеять и смять англосаксов.

Однако не одна кавалерия была преимуществом армии вторгшихся завоевателей. На их стороне было общее численное превосходство, более высокая профессиональная выучка и бесспорно подавляющее превосходство в лучниках и арбалетчиках. А в те времена лук был серьезным оружием. Стрелой из лука поражали на расстоянии 185 метров, пробивали 2,5-сантиметровую доску и пронизывали железные латы.

В битве под Гастингсом столкнулись не только два народа, но и две военные тактики: устаревшая, представленная пешим войском Гаральда, и новая для той эпохи - рыцарская, которую принесли с собой на остров норманны.

Историческая битва произошла 14 октября 1066 года. Ее подробности до сих пор вызывают споры среди военных историков. Старинные хроники рассказывают об этой битве так. Англосаксы выстроились глубокой плотной фалангой на склоне холма, укрывшись за искусственными препятствиями в виде валов, палисадов, ивовых плетней. Лес копий и секир готов был встретить врага.

Норманны построились в три линии. В первой и второй линиях расположилась пехота, скомплектованная из феодальной челяди и вооруженная копьями, мечами и луками. В третьей линии стояла отборная часть армии - рыцарская кавалерия, которой руководил сам Вильгельм. На флангах и вдоль фронта находились арбалетчики и лучники.

Через Ла-Манш

Норманны одержали победу только благодаря военной хитрости Вильгельма. Он велел своим всадникам атаковать англосаксов и удариться затем в мнимое бегство, чтобы выманить врага из его укрепленной позиции. Эта хитрость удалась. Англосаксы бросились преследовать неприятеля и были смяты внезапно повернувшей конницей. Судьба сражения была решена, хотя битва еще продолжалась до самой ночи. Гаральд и оба его брата пали в сражении. Войско англосаксов было уничтожено. Но победа была куплена дорогой ценой - 15 тысяч норманнов остались на поле битвы.

После победы под Гастингсом Вильгельм двинулся на север вдоль побережья, захватил Дуврскую крепость и направился к Лондону. Англия получила нового короля. В ее истории открылась новая страница...

***

Планы экспедиций через Ла-Манш на Британские острова не раз появлялись во время продолжительных англо-французских войн XVII и XVIII- столетий. То в Кале, то в Дюнкерке собирались французские армии, готовые к переправе через пролив. Британскому флоту приходилось прибегать к чрезвычайным усилиям, чтобы отводить нависавшую над Англией угрозу. Но особый размах эти планы приобрели в первые годы XIX века, когда в той же Булони и соседних портах сосредоточилась для прыжка на Британские острова армия Наполеона Бонапарта.

Один из историков эпохи Наполеона пишет: «Экспедиция Цезаря была детской забавой, а Наполеона - предприятием титанов». Основная трудность этого предприятия заключалась в том, что французский военный флот, который должен был прикрыть десантную операцию, не обладал господствующим положением на море. Ни численность, ни превосходство в вооружении, ни лучшая выучка матросов и командного состава не были на его стороне.

Англия имела 140 линейных кораблей, вооруженных пушками от 9 до 32 фунтов и карронадами (короткое орудие - среднее между гаубицей и пушкой), а Франция - только 47 линейных кораблей, обладавших слабой артиллерией. В течение продолжительных войн с Англией французский флот понес большой урон. Он оставался чужд тем усовершенствованиям, которые широко вводились в английском флоте, и той новой тактике, предоставлявшей широкий простор личной инициативе, которую проводил английский адмирал Нельсон. В этом и заключалось основное отличие предприятия Наполеона от экспедиции Юлия Цезаря или Вильгельма Завоевателя.

Юлий Цезарь не мог встретить британский флот, потому что этого флота не существовало. Вильгельм Завоеватель, обладавший бесспорным превосходством на море, не встретил неприятельского флота, который находился в дни экспедиции в своих северных портах. Но армия Наполеона должна была пересечь Ла-Манш, который ни на одну минуту не выходил из поля зрения английского адмиралтейства.

Несмотря на все это, Наполеон намеревался перебросить на британский берег 132-тысячную армию, 7400 лошадей и 450 орудий. Вместе с этой армией должны были быть переправлены через канал 32 тысячи запасных ружей, 30 тысяч различных инструментов, 11 тысяч седел и огромное количество продовольствия, среди которого одних только сухарей было полтора миллиона порций. Армия должна была взять с собой и большое количество ружейных патронов и пушечных снарядов, расход которых в боях наполеоновской эпохи достигал уже значительных размеров. Через Ла-Манш предполагалось перевезти 14 миллионов ружейных и 90 тысяч пушечных зарядов.

Наполеон с самого начала отказался от мысли переправить армию на больших транспортных судах. Они не смогли бы пристать близко к берегу и осложнили бы десантную операцию. Поэтому переправу решено было произвести на легких плоскодонных шлюпах, которые передвигались не только на парусах, но и на веслах. Такие суда можно было подвести к самому берегу. На каждом судне размещалось от 50 до 100 солдат в полном вооружении и несколько пушек. Суда эти были различной конструкции и размеров. Но большую часть их составляли узкие лодки в 18 метров длиной и с очень малой осадкой.

Они были снабжены парусом и 60 веслами. «Император Наполеон, - пишет французский историк,- нашел полезным подражать римским галерам».

Слабой стороной такой флотилии была плохая сопротивляемость шквалу и быстрым течениям, а также ее крайняя многочисленность. Экспедиция могла быть произведена только при полном и продолжительном штиле. Ветер и быстрые в Ла-Манше течения могли бы легко рассеять эти суда - «ореховые скорлупки», как их называл английский адмирал Нельсон - и создать опасный беспорядок на пути их следования.

Подготовка столь обширной экспедиции потребовала затраты колоссальных сил и средств. Почти вся Франция была превращена в сплошное кораблестроительное предприятие. Суда строились не только в «портах вторжения» и вдоль берегов рек, впадавших в пролив около этих портов, но и в гаванях на всем атлантическом побережье Франции.

Из этих гаваней они переправлялись отдельными небольшими партиями на север, к Булони. Множество инженеров и рабочих было занято на строительстве доков и пристаней. В Булони и соседних портах были произведены большие работы по расширению и углублению гаваней, потому что при низкой воде суда даже малой осадки садились здесь на мель. Расширенные гавани были обнесены набережными, возле них и выстроились в несколько рядов транспорты.

Через Ла-Манш

Входы в гавани и все французское побережье, вдоль которого следовали к «портам вторжения» новые суда, были взяты под охрану мощных береговых батарей. Кроме того, всегда были наготове батареи конной артиллерии, которые по вызову зеркального телеграфа мчались к угрожаемому месту.

С береговыми батареями английские корабли при тогдашнем состоянии морской артиллерии не могли состязаться: парусный военный флот обладал слишком слабой маневренностью, дальнобойность его пушек не превышала двух километров. И английским адмиралам после нескольких неудачных попыток пришлось отказаться от намерения разгромить флотилию Наполеона еще до ее выхода в Ла-Манш.

Подготовка наполеоновской экспедиции производилась с большим шумом, явно рассчитанным на то, чтобы внести смятение в лагерь врага. Наполеон не скрывал своих приготовлений. Он ездил в Булонь, окруженный почетной стражей, принимал пышные делегации от городов под арками с надписями: «Дорога в Англию».

В парижских театрах ставились пьесы, посвященные победе Вильгельма Завоевателя под Гастингсом, придворные поэты предсказывали в своих одах «гибель Лондону», а послушные Наполеону газеты распространяли слухи о знаменательных находках в Булони и Амбльтезе - римской секире и медали Вильгельма Завоевателя, что, конечно, должно было означать «счастливое предзнаменование».

На английском берегу с каждым днем возрастала тревога. Жители прибрежных городов уезжали в Лондон. В течение нескольких лет подготовки наполеоновской экспедиции английское правительство провело немало мероприятий для укрепления обороны островов. Но казалось, что ни береговые форты и батареи, ни бесчисленные сторожевые суда, ни сильно выросшая армия и волонтерское ополчение, ни транспорт, приготовленный для быстрой их переброски в угрожаемый район, ни соединенная цепями линия фрегатов, перегородившая устье Темзы, не служат надежным щитом.

Панику усиливали еще слухи о каких-то таинственных технических средствах нападения, которыми якобы располагала Франция. Эти слухи возникли в связи с тем, что американский изобретатель Роберт Фультон и два немецких инженера, Иосиф Баадер и Георг Райхенбах, предложили Наполеону проекты подводных лодок. Но и американский и немецкий проекты были во Франции отвергнуты.

К августу 1805 года все приготовления в булонском лагере были закончены. Войска прошли специальную боевую подготовку. Они умели управлять своими судами и высаживаться на берег в любую погоду. Бесчисленные транспортные суда выстроились у набережных. Наполеон в последний раз рассматривал планы английских укреплений и портов, доставленные его агентурой еще несколько лет назад. Он ожидал появления французского военного флота, который должен был прикрыть его десантную операцию.

Но Бонапарт так и не дождался своего военного флота. Уступая и в численности и в технической оснащенности английскому флоту, он был блокирован британскими эскадрами в западных и южных портах Франции и не смог прорваться в Ла-Манш. Англичане удержали «господство на море» в своих руках. Вместе с тем Англии удалось ускорить выступление европейской коалиции - Австрии и России - против Наполеона.

Это окончательно сорвало его план вторжения на Британские острова. Булонская армия получила другое назначение. Она была направлена на восток, для борьбы с австрийскими войсками. Дальнейшие дела в Европе повернулись так, что Наполеон уже не повторял попытки организовать десант в Англию. Большую роль здесь сыграло поражение французского флота в битве при Трафальгаре. Через несколько лет большая часть булонской флотилии сгнила на берегу.

В. Крамер и В. Липецкий

Рисунки К. Арцеулова

Журнал Техника Молодежи №5 за 1941 г.

Просмотров: 7782 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.