Разделы сайта

***

Реклама


Взятие русскими войсками и флотом Азова в 1696 г. (окончание)

С первых шагов только что основанного русского регулярного флота Петр старался внести в него организованность, выработать некоторые тактические положения.

В этом отношении характерен указ Петра по галерам, который он на­чал составлять в первый же день отплытия из Воронежа и издал 8 мая.

Взятие русскими войсками и флотом Азова в 1696 г. (окончание)

Приведем этот указ полностью.

«1. Егда начальник каравана похочет якорь бросить в день, тогда трижды из пушки выстрелит, вскоре один по одному, и тогда прочие капитаны должны пришед к первой каторге (галере) в таком расстоянии якорь бросить, чтоб друг друга не повредить, а далеко друг от друга отнюдь не ставиться, под наказанием за всякую вину рубль.

2. Если ночью такожде похочет бросить якорь, тогда, при выше­описанных трех выстрелах, на грот машт фонарь поставить и тогда прочие капитаны против первыя статьи должны учинить под таким же запрещением.

3. Если начальник караванный похочет в день якорь вынуть и в путь свой итти, тогда лазоревое знамя вместо обыклого да поставит, без стрельбы, при барабанном ударении, и тогда караван весь должен якори свои тотчас выняв и за начальником итти под наказанием 1-й статьи.

4. Если ночью похочет такожде якорь вынять, тогда при барабан­ном же ударении, на фок машт фонарь с огнем да поставит без стрельбы же, под пенею 1-й статьи.

5. Под великим запрещением повелеваем в шествии друг друга не отставать и в своих местах плыть как в парусах, так и веслах, понеже к общей пользе в том много надлежит, под наказанием против 14-й статьи.

6. Когда начальник караванный увидит или уведает неприятеля, тогда красное знамя поставит вместо обыклого знамя и одинова из пушки да выстрелит и то видя прочие капитаны должны тотчас к бою готовыми быть, и если увидят своих людей на берегах или суды какия, должны им о том тотчас сказать, чтобы были опасны, а если их солдаты тотчас взять их к себе на каторгу под запрещением смерти.

7. Если начальник караванный похочет, плывучи позвать к себе всех капитанов для какого дела, тогда белое знамя вместо обыклого да поставит и дважды из пушек редко да выстрелит; тогда должны тотчас все капитаны к начальнику своему съехаться, не отговаривался ничем.

8. Если, стоя на якоре, похочет позвать, тогда белое знамя вместо обыклого да поставит, без стрельбы, и тогда должны прочие капитаны учинить против 7-й статьи.

9. Если который капитан какие вести услышит или уведает про не­приятеля, или иное какое нужное дело, тогда тотчас должен о том при­слать к начальнику своему; а буде за скорым шествием возвестить не может, тогда трижды из пушек часто один по одному да выстрелит, при барабанном ударении, а если ночью, сверх оной стрельбы и барабана фонарь на машт да поставит.

10. Если, от чего боже сохрани, кому в шествии, в стоянии или в бою какой придет бедоносный случай, тогда оному обыкновенное знамя из каютного окна на ту сторону выставить и дважды выстрелить; а если ночью, вместо знамени при 2-х выстрелах фонарь к фок-ванте привязать, и то видя должны близь шествующие оной страждущей га­лере помогать; а если в бою, тогда только одна галера при ней должна остаться, а прочим несмотря на то исполнять дело свое, под наказанием смерти.

11. Если адмирал похочет во время боя чтоб товарища его шкван-дрона на неприятеля ударила, тогда красное знамя на фок-рей да по­ставит и тогда должен товарищ его тотчас ударить на неприятеля.

12. А если всему каравану велит удариться на неприятеля, тогда красное знамя с грот-реи да поставит.

13. А если похочет адмирал, чтоб все от бою престали и к своим местам возвратились, тогда красное знамя с грот-реи ствернув да спу­стит и тогда должны все от бою престать и к своему начальнику возвра­титься; разве кто подлинно узнает, что неприятеля достичь и поиск над ним или взять его может и тому гонителю обыкновенное знамя с грот-реи да спустить, в знак своему начальнику, что он то учинить может; однако к ночи без отговорки в свое место поворотиться должен.

14. Егда вице-адмирал похочет, чтоб все галеры в своих шквандро-нах стали, как они написаны, тогда обыкновенное знамя с конца верх­него грот-реи да спустит и тогда должны все тотчас в свои места стать, под оплачением за всякое преступление 3 рубли.

15. А если в бою кто товарища своего покинет, или не в своем ме­сте пойдет, такова наказать смертью, разве законная причина к тому его привела.

Писан на галере «Принципиум», 1696 года мая в 8 день»

Таким образом, в указе по галерам Петр I строго определил, как флоту держаться во время плавания, при постановке и снятии с якоря днем и ночью, при встрече с неприятелем и во время боя, причем уста­навливал необходимые условные сигналы. Из указа можно видеть, что Петр внедрял на флоте единоначалие, строгую подчиненность нижестоя­щего командира старшему начальнику, беспрекословное выполнение его сигналов и т. п. Статьи указа подчеркивали необходимость активных и решительных действий кораблей против неприятеля, товарищеской поддержки и инициативы в бою.

14 мая авангард Гордона прибыл в Черкасск, а на следующий день сюда пришел и отряд галер под командованием Петра I.

Одно обстоятельство заставило Петра начать боевые действия раньше, чем прибыл в Черкасск главнокомандующий Шеин и успели подойти к Черкасску другие отряды галер. 17 мая Петру стало известно через казаков, что на взморье при устье Дона стоят два турецких ко­рабля, выгружающих припасы. Мысль уничтожить турецкие корабли была очень заманчива, тем более, что казаки рассказывали, что они на своих лодках уже вступали в бой с этими кораблями, окружили их, ки­нулись было на абордаж, но не могли захватить их, так как было трудно взбираться с маленьких казачьих лодок на высокие борта кораблей. Очистить устье Дона от турецких кораблей - это значило бы обеспе­чить выход флота в море и установить блокаду Азова.

Поэтому Петр на другой же день отправился в Новосергиевск, при­казав Гордону идти на стругах со своими полками по реке до Каланчинского острова, высадиться здесь на берегу и затем двинуться к мор­скому побережью, чтобы воспрепятствовать гарнизону Азова оказать помощь своим судам при нападении на них русских кораблей.

В Новосергиевске состоялся военный совет, на котором присутство­вали Петр, Гордон и атаман Донского казачьего войска Флор Минаев. Военный совет согласился с решением Петра.

Взятие русскими войсками и флотом Азова в 1696 г. (окончание)
Осада Азова

На первом этапе боевых действий под Азовом Петр главнейшей за­дачей ставил прорыв своих кораблей к морю и уничтожение турецкого флота с целью осуществления блокады Азова с моря. На обеспечение действий флота Петр направил также и часть своих сухопутных сил. В дальнейшем ходе боевых действий по взятию Азова Петр постоянно в различных формах применяет принцип взаимодействия флота и армии.

Петр решил атаковать турецкие корабли ночью. Вечером 19 мая он с девятью галерами и 40 казачьими лодками начал спускаться от Новосергиевска по Каланче и дальше - по Кутюрьме. В устье Дона отряд вынужден был остановиться, так как «за мелиною устья пройтить было невозможно, потому ветер был свирепый и воду всю в море сбил».

Выяснилось и другое обстоятельство, - в устье Дона находилось не 2 турецких корабля, а 13 и много мелких судов. Петр с галерами решил вернуться в Новосергиевск, оставив на взморье для наблюдения за турецким флотом казачьи лодки.

Находясь в устье Дона, казаки видели, как утром 20 мая с турец­ких кораблей было переправлено в Азов около 500 человек подкрепле­ния. Вечером от турецкого флота отделился и направился к берегу кара­ван мелких транспортных судов, нагруженных снарядами, съестными припасами и т. д. Выждав, когда эти мелкие суда подойдут ближе к берегу, казаки неожиданно их атаковали на своих лодках и часть судов захватили, остальные суда поспешили вернуться к своему флоту, который в замешательстве стал сниматься с якоря. Два корабля не успели поднять паруса, и один из них был сожжен казаками, а дру­гой уничтожили сами турки.

Об этой победе Петр писал Виниусу так:

«А неприятель из кораблей, которых было 13, выгружается в тунбас (грузовых судов), для которых в провожанье было 11 ушколов (гребных судов), и как неприятель поровнялись с Каланчинским устьем, и наши на них ударили и помощью божиею оные суды разбили, из которых 10 тунбасов взяли и из тех 9 сожгли; а корабли, то видя, 11 ушли, а 2 - один утопили сами, а другой наши сожгли; а в Азов ушли ушкала с три, и то без всякого запасу. На тех тунбасах взято: 300 бомбов великих, пудов по пяти, 500 копей, 5000 гранат, 86 бочек пороху, 26 человек языков и иного всякого припасу: муки, пшена, уксусу ренского, бекмесу, масла деревянного, а больше сукон и рухляди многое число; и все что к ним на жалованье и на сиденье прислано, все нашим в руки досталось»

Радостно встретили войска сообщение о первом успехе русских на море. Галеры и батареи Новосергиевска приветствовали эту победу са­лютом из пушек.

26 мая Петр, пользуясь тем, что Дон вышел из берегов, направил галеры по Каланчинскому рукаву в Азовское море.

27 мая русский флот вышел в море. К 12 июня все русские галеры и брандеры сосредоточились у устья Дона. Таким образом решена была главная на этом этапе боевых действий задача: русский флот заблокиро­вал Азов с моря.

Взятие русскими войсками и флотом Азова в 1696 г. (окончание)
Петр I у Азова с боярином А.С. Шеиным, адмиралом Ф. Лефортом,
генералом П. Гордоном, боярином Ф.А. Головиным

Одновременно русские войска сосредоточились у Азова и осадили его, причем с самого начала эта осада шла более успешно, чем в прош­лый раз. Этому способствовала неожиданность вторичной осады Азова для турок, которые не приняли мер к усилению крепости людьми, артил­лерией, снарядами и пр. Турецкое командование даже не позаботилось разрушить укрепления и засыпать траншеи, сделанные русскими вой­сками в 1695 г. А между тем именно эти укрепления и траншеи, захва­ченные русскими полками почти в полной сохранности, дали возмож­ность быстро установить здесь пушки и начать артиллерийский обстрел крепости.

Для того чтобы морскую блокаду Азова сделать более эффективной и не допустить прорыва в осажденный город отрядов противника с не­приятельских судов, Петр приказал в самом устье реки построить форт. Против этого форта на другой стороне судоходного рукава сооружен был другой форт, и таким образом всякие сношения Азова с турецким флотом были прекращены.

За сооружением фортов Петр наблюдал лично. Кроме прекращения связи Азова с турецким флотом, он ставил перед фортами и другую задачу: береговая артиллерия должна была прикрывать русский флот, стоявший на взморье, в случае нападения на него неприятельских кораблей.

14 июня на горизонте показался турецкий флот в составе шести кораблей и семнадцати галер. На этих судах находилось до 4000 воинов, присланных в помощь азовскому гарнизону. Турецкий адмирал, заметив русские суда, немедленно приказал флоту остановиться и в течение последующих четырнадцати дней ничего не предпринимал. Только 28 июня турки, наконец, решились подойти к берегу и высадить под­крепление, но как только русские галеры «якори вынимать стали, чтоб на них ударить, и они то видя тотчас, парусы подняв, побежали». В дальнейшем турецкий флот уже не предпринимал более никаких дей­ствий, чтобы спасти крепость.

Теперь, когда Азов был лишен поддержки с моря, а русские войска получили возможность более широкого маневра, Петр своими сухопут­ными силами создал кольцо осады под самыми стенами крепости. На правой стороне Дона против Азова, там, где в прошлом году князь Долгоруков построил укрепление, были поставлены батареи, которые через реку бомбардировали крепость.

На левой стороне Дона Азов окружили войска Гордона, Головина и Регемана. Участок фронта ниже Азова занимали донские и запорож­ские казаки. Главным фронтом атаки крепости Петр наметил участок занятый дивизией Гордона.

16 июня вечером началась бомбардировка крепости. Ввиду того, что валы и крепостные стены Азова были весьма прочны, артиллерийский обстрел в течение первых двух недель не дал желаемых результатов. Тогда было решено засыпать глубокий крепостной ров и таким образом облегчить атаку. Для выполнения этой гигантской работы ежедневно назначалось 15 тыс. человек, причем солдатам, наполняющим ров землей, нередко приходилось вступать в рукопашный бой с турками.

Турки совершали из осажденной крепости вылазки, которые всякий раз успешно отбивались.

В ночь на 17 июля войска Гордона штурмом взяли угловой ба­стион и укрепились в нем.

На другой день запорожские и донские казаки атаковали второй угловой бастион со стороны Дона. Положение турецкого гарнизона в Азове становилось безнадежным. Турки теряли важные позиции в своих укреплениях, несли потери в людях, не получая под­креплений; у них иссякали боеприпасы.

19 июля турецкий гарнизон принужден был капитулировать.

Таким образом, борьба за Азов благодаря наличию флота и со­вместным действиям этого флота с сухопутными силами закончилась блестящей победой России.

Взятие русскими войсками и флотом Азова в 1696 г. (окончание)
Настольная медаль "На взятие Азова. 18 Июля 1696 г."

«Радуйтеся! - писал Петр I 20 июля 1696 г. боярину Стреш­неву. - Ныне же радость наша исполнися, понеже господь бог двалетние труды и крови наши милостию своею наградил: вчерашнего дня азовцы, видя конечную свою беду, сдалися» .

Овладение Азовом решило основную стратегическую задачу, по­ставленную Петром в данной кампании: свободный выход России на Азовское море был завоеван. Сразу же после занятия Азова Петр I при­нял необходимые меры к тому, чтобы удержать в своих руках этот «ключ от моря».

Чтобы расширить позиции на берегах Азовского моря и более успешно действовать против Крыма и Турции, нужно было создать хоро­шую базу для флота. Кроме того, Азов не мог являться полноценной гаванью, так как устье Дона имеет много мелей, и суда в то время могли проходить его только при встречных ветрах, гнавших воду в донское устье. Петр лично обследовал побережье Азовского моря с целью выбора мест для баз. Местом для устройства будущей гавани Петр избрал Таганрог.

Оставив в Азове сильный гарнизон (свыше 8000 человек) и флот, Петр в сентябре направился в Москву. Торжественно встретила столица победителей. Страна славила, вместе с армией, также и свой флот. В Москве у специально воздвигнутых триумфальных ворот, через которые проходили победители Азова, красовались две надписи: «В по­хвалу прехрабрых воев полевых» и «В похвалу прекрасных воев мор­ских».

В истории русской армии и военно-морского флота Азовские по­ходы сыграли огромную роль. Прежде всего они показали Петру, что его войска, состоявшие в основном из совершенно неподготовленных к боевым действиям стрельцов, поместной конницы и рейтаров, не были в состоянии не только решить стоявшие перед Россией внешнеполити­ческие задачи, но даже надежно охранять государственные границы от вторжения. Требовалось создать национальную регулярную русскую ар­мию, хорошо вооружить ее и обучить современным формам и методам ведения войны.

Начало создания русской регулярной армии относится еще к сере­дине XVII в. Петр I продолжал организацию регулярной национальной армии. Из потешных были созданы два полка - Преображенский и Се­меновский, - отличившиеся в кампании 1695 и 1696 гг. Дальнейшая реорганизация и совершенствование армии проводились Петром на основе боевого опыта, полученного под Азовом.

В 1699 г. Петр приступил к формированию новой армии. Был из­дан указ о наборе даточных людей из крепостных крестьян. Всего было набрано около 32 тыс. человек, из которых сформировали 30 пе­хотных и 2 драгунских полка. Это уже была регулярная национальная русская армия, рядовой состав которой, в основном, состоял из кре­стьян, а командный - из дворян.

Взятие Азова объединенными усилиями сухопутных сил и флота было первой победой России, в которой важную роль сыграл создан­ный Петром флот. Петр окончательно убедился, что успех дальнейшей борьбы за выход России на Черное, а затем на Балтийское море будет зависеть от наличия в государстве не только регулярной армии, но и регулярного военно-морского флота. Уже 20 октября 1696 г. бояр­ская Дума решила: «Морским судам быть», а 4 ноября последовало ее новое решение: «Корабли сделать со всею готовностию и с пушками и с мелким ружьем, как им быть к войне, к 7206-му году (1697) к апрелю...»

Вместе с тем Петр сознавал, что галерный флот, созданный им для блокады Азова, не может служить для борьбы на море, что нужно со­здавать морские средства борьбы... И Петр создает корабельный флот.

Азовские походы показали Петру еще и то, что дальнейшая борьба за море (после приобретения выхода) требует не только строительства кораблей, но и создания для флота опытных кадров. Если на галеры можно было сажать солдат и офицеров сухопутных полков, то для ко­раблей требовались профессионалы - военные моряки. Особенно важно было решить вопрос о подготовке офицерских кадров флота. Началась подготовка командных кадров из дворян.

В организации и руководстве совместными действиями армии и флота по взятию Азова проявилась сила творческой военной мысли молодого Петра, его способность найти правильное решение сложных и трудных вопросов. В западноевропейских флотах того времени успеш­ных совместных действий армии и флота почти не было. Британский военно-морской писатель Коломб, которого никак нельзя заподозрить в том, что он охаивает историю своего флота, в своей книге «Морская война» приводит немало примеров неудачных совместных действий английского флота и армии против приморских крепостей.

Во втором Азовском походе, на заре рождения русского регулярного военно-морского флота, участвовал флот, взаимодействовавший с сухо­путными силами. Только благодаря этому взаимодействию поход был закончен полной победой. В этом отношении взятие Азова Петром I является ценным вкладом в развитие русского военно-морского искус­ства.

Источник


В начало статьи

Просмотров: 8712 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.