Разделы сайта

***

Реклама


Прохоровское сражение (продолжение)

ПРОХОРОВСКОЕ СРАЖЕНИЕ

10 июля 1943 года дивизия "Адольф Гитлер" на пути к станции Прохоровка (являвшейся базой снабжения 6-ой гвардейской армии, до которой немцам оставалось 7 км) попала под перекрестный артиллерийский огонь ("огневой мешок") с трех сторон и вынуждена была остановиться.

Прохоровское сражение (продолжение)

Командир 2-го танкового корпуса СС оберстгруппенфюрер Пауль Гауссер, дальновидный военачальник и грамотный тактик, стремившийся выполнять поставленные задачи не любой ценой, а исходя из складывающейся оперативной обстановки, с учетом результатов боя 10 июля решил сосредоточить основные усилия на флангах, в частности двинуть вперед находившуюся на левом фланге корпуса дивизию "Мертвая голова", тем более что оборонявшаяся здесь советская 52-я гвардейская стрелковая дивизия 6-ой гвардейской армии в ночь с 10 на 11 июля начала покидать свои позиции, не дождавшись сменявшую её свежую 95-ю гвардейскую стрелковую дивизию 5-ой гвардейской армии.

95-я стрелковая дивизия разворачивалась поперек реки Псёл, по обеим её берегам, левым флангом до совхоза Октябрьский, который находился как раз на пути движения дивизии "Адольф Гитлер" к Прохоровке, а далее – левее, до хутора Лутово - начали занимать позиции части 9-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии всё той же 5-ой гвардейской армии.

Немцы на эту перегруппировку отреагировали мгновенно: они атаковали не как обычно, около 4.00 утра, а на час раньше. Дивизия "Мертвая голова" захватила господствующую высоту 226.6 на западном берегу реки Псёл, а дивизия "Адольф Гитлер", ударив в стык между 95-ой стрелковой дивизией и 9-ой гвардейской воздушно-десантной дивизией на восточном берегу, разрезала передовую линию обороны советских войск. Далее 11 июля 1943 года события развивались так: немцы к 14.00 взяли совхоз Октябрьский, еще через час - находившуюся в 1 км от него левее по фронту советской обороны тактически важную высоту 252.2, в 17.00 – село Васильевка, а к 20.00 танки дивизии "Адольф Гитлер", повернув на север, овладели селом Петровка на восточном берегу реки Псёл, выйдя фактически на линию развертывания советской 5-ой гвардейской танковой армии.

(Примерно в этот момент начальник Генерального штаба Маршал Советского Союза А.В.Василевский и командующий 5-ой гвардейской танковой армией П.А.Ротмистров, выехавшие на "виллисе" осматривать исходные районы завтрашнего контрнаступления, наткнулись на немецкие танки, приняв их поначалу за свои.)

Путь немцам на Прохоровку был открыт, но тут их остановили самолеты советского 1-го штурмового авиационного корпуса, применившие противотанковые бомбы ПТАБ-2,5-1,5. К 23.00 11 июля 1943 года контратаками и вводом в бой резерва 5-ой гвардейской армии – 42-ой гвардейской стрелковой дивизии – обстановку удалось стабилизировать, вернуть село Петровка и остановить передовые части дивизии "Адольф Гитлер" в двух километрах от станции Прохоровка. Однако первоначально намеченный рубеж контрнаступления 5-ой гвардейской танковой армии (село Васильевка – совхоз Комсомолец – село Беленихино) был утрачен и все надо было переиначивать за невероятно малый срок – за одну короткую летнюю ночь.

Из данных армейской разведки Пауль Гауссер хорошо знал, какие силы против него сосредотачиваются с 9 июля. Знал он и то, что вместе с ранее державшими здесь оборону частями, советские войска, приготовившиеся к контрнаступлению, и те, что ещё продолжают стягиваться, количественно как минимум втрое превосходят его собственные силы, которые с 5 июля практически не пополнялись. Советское командование в этот момент пребывало в затруднении и некоторой неуверенности.

В связи с изменением направления главного удара 5-ой гвардейской армии (с правого фланга армии на левый) необходимо было срочно передислоцировать её части, штатную и приданную ей артиллерию, другие средства, соответственно подготовить исходные позиции на новых местах, проделать проходы в оборонительных сооружениях, "привязаться" к новому рельефу, провести подготовительную работу среди личного состава, который к тому же не выспится за ночь и устанет ещё до наступления. Танковые бригады 5-ой гвардейской танковой армии начали выдвигаться на только что измененный исходный рубеж атаки заблаговременно (чтобы осмотреться на незнакомой местности), незадолго до полуночи 11 июля, и всю ночь, до 8.30 утра 12 июля, провели в двух-трех километрах от переднего края противника.

Не заметить массу в 350-400 ревущих и лязгающих бронеединиц, готовящихся к бою с проверкой механизмов и радиосвязи на участке фронта длиной всего 6-7 км, было невозможно. Командование Воронежского фронта беспрестанно изменяло время предстоящей атаки: сначала в 3.00 ночи, затем в 10.00 утра, и, наконец, в 8.30 утра 12 июля. Всю ночь и ранним утром немцы внимательно наблюдали, отслеживая каждое движение советских войск. С 0.30 до 1.00 ночи дивизия "Адольф Гитлер" провела разведку боем в направлении хутора Лутово силами пехотного батальона при поддержке роты танков, и обнаружилось, что, кроме имевшихся ранее на передовой, появилась новая русская воинская часть – 25-я танковая бригада 29-го танкового корпуса 5-ой гвардейской танковой армии.

Для Гауссера всё было предельно ясно: утром готовится сильный танковый удар между рекой Псёл и железной дорогой, тянущейся к станции Прохоровка параллельно руслу реки. Обычно немцы на ночь отводили танки в глубину своего боевого построения, иногда на несколько километров, для пополнения боезапаса, дозаправки топливом, мелкого ремонта, отдыха экипажа. В эту ночь танки остались на своих позициях.

В 4.00 утра 12 июля 1943 года произошли два неожиданных для командования Воронежским фронтом события. Во-первых, дивизия "Мертвая голова", как и в предыдущие дни, начала наступать за рекой Псёл, но дивизии "Адольф Гитлер" и "Рейх", находящиеся напротив станции Прохоровка, с места не сдвинулись, и это было необычно. Во-вторых, пришло сообщение, что немецкий 3-й танковый корпус, наступавший далеко на юго-востоке от Прохоровки (на острие восточного языка), этой ночью продолжил активные боевые действия (что было уж совсем невероятно для педантичных немцев, до этого с темнотой прекращавших танковые атаки), прорвал оборону советской 69-ой армии и с ходу захватил мост через реку Северский Донец у села Ржавец (в 20 км на юго-восток от станции Прохоровка) с явным намерением обойти левый (юго-восточный) фланг советской 5-ой гвардейской танковой армии и нанести удар с тыла.

Нужно было торопиться, и командование Воронежским фронтом сдвинуло начало контрудара на 8.00 утра. Чтобы задержать стремительное продвижение немецкого 3-го танкового корпуса и парировать угрозу окружения, в сторону Северского Донца был направлен резерв 5-ой гвардейской танковой армии – так называемый сводный отряд генерал-майора К.Г.Труфанова (26-я гвардейская танковая бригада, 11-я и 12-я гвардейские механизированные бригады, 1447-й самоходный артиллерийский полк, 53-й гвардейский отдельный танковый полк, 1-й гвардейский отдельный мотоциклетный полк, два артиллерийских полка и две противотанковых артиллерийских батареи), который включал в себя 116 средних танков, 45 легких танков, 11 самоходных артиллерийских установок, 36 бронемашин, 28 орудий.

Прохоровское сражение (продолжение)

Эти силы ранее планировали использовать для развития наступления в полосе предполагавшегося прорыва немецкой обороны на Прохоровском поле. Для усиления отряда ему дополнительно придали 10-ю истребительно-противотанковую артиллерийскую бригаду (60 пушек ЗИС-2 и ЗИС-3), ранее частями находившуюся в составе 18-го и 29-го танковых корпусов. Туда же поначалу направили подходивший к Прохоровке 1529-й тяжелый самоходный артиллерийский полк, имевший на вооружении самые мощные самоходные артиллерийские орудия калибра 152 мм и предназначавшийся для усиления 29-го танкового корпуса.

(Этот полк всё же прибыл в район Прохоровки в 18.00 вечера 12 июля. Слишком поздно. К тому же всего с одним комплектом снарядов и без технического персонала и тыловых служб.)

В результате всех этих мероприятий в резерве 5-ой гвардейской танковой армии на утро 12 июля остались лишь 10-я гвардейская механизированная бригада и 24-я гвардейская танковая бригада 5-го гвардейского механизированного корпуса (всего 96 танков и 4 самоходных артиллерийских установки калибра 76 мм), а тяжелых самоходных артиллерийских установок (с калибром орудий 122 мм) в частях 5-ой гвардейской танковой армии у Прохоровки насчитывалось не более десятка.

СООТНОШЕНИЕ СИЛ перед началом советского контрудара у станции Прохоровка на 08.00 утра 12 июля 1943 года.

В состоянии и численности 5-ой гвардейской армии А.С.Жадова с момента начала занятия ею передовых позиций утром 11 июля мало что изменилось, хотя некоторые потери она понесла. Танков и самоходных артиллерийских установок в армии не было вообще. 5-я гвардейская танковая армия П.А.Ротмистрова в составе 18-го, 29-го, 2-го танковых корпусов, 2-го гвардейского танкового корпуса, 5-го гвардейского механизированного корпуса, 53-го гвардейского отдельного танкового полка и приданных армейских частей формально имела 909 танков (28 тяжелых пехотных танков Мk.IV "Черчилль", 563 средних танка Т-34, 318 легких танков Т-70) и 42 самоходные артиллерийские установки (24 калибра 122мм, 18 калибра 76 мм), но на момент начала контрудара на Прохоровском поле в строю (то есть находящихся в исправном и боеготовом состоянии, вовремя прибывших на исходные позиции и не вошедших в отряд К.Г.Труфанова) насчитывалось 699 танков (из них примерно 4 процента тяжелых, 56 процентов средних, 40 процентов легких) и 21 самоходная артиллерийская установка. (По некоторым данным, дополнительно прибыло ещё 15 тяжелых танков КВ-1С.)

Для артиллерийской подготовки армии А.С.Жадова и П.А.Ротмистрова в сумме имели (вместе с приданной артиллерией дальнего действия) 335 орудий калибра от 76 мм до 203 мм, что составило плотность 30 орудий на километр фронта – слишком мало для подавления противника, плюс 82 установки гвардейских реактивных минометов ("Катюш"). Ожесточенные бои в течение всего дня 11 июля вызвали повышенный расход снарядов и их потерю в складах прифронтовой зоны, которые были захвачены противником, поэтому в среднем на орудие оставалось по 1,5 штатного боекомплекта. Привезти боеприпасы со складов резервного Степного фронта было невозможно из-за нехватки автотранспорта. Отчет штаба артиллерии 5-ой гвардейской танковой армии о событиях 12 июля 1943 года гласил: "Началу артиллерийского наступления разведка противника не предшествовала, полностью установить наличие огневых средств противника не представлялось возможным, разведывательных данных от авиации не поступало и связи с ней не было."

2-й танковый корпус СС на 18.00 вечера 11 июля 1943 года располагал следующими силами. Дивизия "Мертвая голова" (левый фланг корпуса, полоса фронта длиной 8,5 км) имела 10 тяжелых танков Т-VIE "Тигр", 91 средний танк Т-IVG/H и Т-IIIL/M, 21 самоходное штурмовое орудие (67 процентов от общего количественного ресурса, то есть первоначальный состав на 5 июля 1943 года плюс 9 средних танков пополнения с 5 до 12 июля) и примерно 60 орудий полевой и противотанковой артиллерии.

Дивизия "Адольф Гитлер" (в центре, длина занимаемой линии фронта около 9 км) имела 11 тяжелых танков Т-VIE "Тигр", 52 средних танка Т-IVG/H и Т-IIIL/M и 22 самоходных штурмовых орудия (43 процента от общего количественного ресурса, то есть первоначальный состав на 5 июля 1943 года плюс 16 средних танков пополнения с 5 до 12 июля) и около 70 орудий полевой и противотанковой артиллерии.

Дивизия "Рейх" (правый фланг корпуса, длина фронта 6 км) имела 1 тяжелый танк Т-VIE "Тигр", 59 средних танков Т-IVG/H и Т-IIIL/M, 8 трофейных советских средних танков Т-34 и 27 самоходных штурмовых орудий (53 процента от первоначального состава на 5 июля 1943 года, пополнения в танках и "самоходках" до 12 июля не было) и около 70 орудий полевой и противотанковой артиллерии. К утру 12 июля во 2-ом танковом корпусе СС общее количество танков и самоходных штурмовых орудий составляло 294 единицы, но в исправном и боеготовом состоянии было только 273 из них (включая 22 Т-VIE "Тигр").

В 8.00 утра 12 июля 1943 года началась советская артиллерийская подготовка, которая продолжалась 15 минут (по другим данным – 30 минут). В 8.30 утра советские 29-й и 18-й танковые корпуса 5-ой гвардейской танковой армии ринулись в атаку. 29-й танковый корпус (25-я, 31-я и 32-я танковые бригады, почти в одной линии, всего 199 танков, немного позади – 1446-й самоходно-артиллерийский полк, всего 20 самоходных артиллерийских установок) наступал прямо от станции Прохоровка по обе стороны железной дороги и вдоль неё, в полосе 3,5 км (между совхозом Октябрьский и хутором Ямки).

18-й танковый корпус (181-я и 170-я танковые бригады и 36-й гвардейский отдельный тяжелый танковый полк - бок о бок, 32-я мотострелковая бригада – чуть позади, а за ней – 110-я танковая бригада; всего 149 танков) шел правее, параллельно 29-му танковому корпусу, в полосе шириной 2,5 км (между совхозом Октябрьский и рекой Псёл). Все эти силы надвигались на позиции дивизии "Адольф Гитлер". Танки, штурмовые орудия и противотанковая артиллерия этой дивизии открыли огонь с места, с подготовленных за ночь, замаскированных, рассредоточенных по опорным пунктам и эшелонированных на глубину до 7 км в тыл от передовой линии позиций.

НЕ БЫЛО НИКАКОГО ВСТРЕЧНОГО ТАНКОВОГО БОЯ, столь широко разрекламированного в советской военно-исторической литературе и художественных фильмах, например – в киноэпопее "Освобождение". Незадолго до боя, ночью и под утро, местами прошел сильный дождь, день 12 июля был хмурый и пасмурный, курский чернозем кое-где стал вовсе непроходим для немецких танков (что сильно задерживало наступление дивизии "Мертвая голова" за рекой Псёл, где советских танков не было вообще).

Прохоровское сражение (продолжение)

Имея возможность вести эффективный огонь на поражение с дистанции 2 км, немецким танкистам вовсе ни к чему было сближаться, чтобы облегчить условия боя своему противнику (тем более, что огонь с места на порядок точнее, чем на ходу). Они и не сближались, расстреливая атакующие советские танки, как на полигоне, с закрытых позиций. Продуманность расположения и оборудованность немецких позиций были таковы, будто дивизии 2-го танкового корпуса СС пришли сюда месяц назад, а не 11 июля.

НЕ БЫЛО НИКАКОЙ СКВОЗНОЙ АТАКИ советских танков, якобы надвое разрезавшей порядки наступавшей немецкой танковой массы. Танковые бригады советского 29-го танкового корпуса за два часа наступления прошли всего 1,5 – 2 км. Эти 2 км севернее линии "совхоз Октябрьский - отстоящая от него на юго-восток высота 252.2" стали настоящим кладбищем для 31-ой и 32-ой танковых бригад. Только 15 танков Т-34 1-го батальона 32-ой танковой бригады под командованием майора П.С.Иванова, прикрываясь лесопосадкой и дымом горящих советских танков, сумели проскочить опорные пункты немецких штурмовых орудий – высоты 242.5 и 241.6 – и ворваться в совхоз Комсомолец, углубившись дальше всех в оборону противника – на 5 км.

Передовые танки остальной части 32-ой танковой бригады к 11.00 дня сумели преодолеть только 3 км от позиций, с которых они пошли в атаку. П.А.Ротмистров решил бросить в направлении совхоза Комсомолец свой резерв – 5-й гвардейский механизированный корпус, но немцы блокировали совхоз и нанесли по нему мощный артиллерийский и авиационный удар. В конечном итоге прорвавшиеся подразделения 32-ой танковой бригады и 53-й мотострелковой бригады 29-го танкового корпуса были почти полностью уничтожены, майор П.С.Иванов сгорел в танке. От 25-ой танковой бригады 29-го танкового корпуса к 10.00 утра остался всего-навсего один танковый батальон, который отошел и занял оборону в полукилометре юго-восточнее хутора Сторожевое.

Удар советского 18-го танкового корпуса пришелся по левому флангу дивизии "Адольф Гитлер", затронув правый фланг дивизии "Мертвая голова" (здесь в районе сел Богородицкое и Козловка, на берегу реки Псёл, располагались 30-40 танков и батарея самоходных штурмовых орудий этой дивизии). 170-я танковая бригада 18-го танкового корпуса пыталась на большой скорости прорваться, оставив слева совхоз Октябрьский, но врытые в землю немецкие штурмовые и противотанковые орудия дивизии "Адольф Гитлер" буквально истребляли её на дистанции прямого выстрела. С 8.30 утра до 12.00 дня бригада преодолевала 2,5 км от исходных позиций до первых построек совхоза Октябрьский, но так и не смогла их преодолеть, потеряв 60 процентов своих танков. 181-я танковая бригада 18-го танкового корпуса сумела добраться до первой линии немецкой обороны на высотах 231.3 и 241.6, но перед ними и застряла. Советское наступление с далеко идущими планами разгрома противника по всему южному фронту Курской дуги фактически провалилось.

В 13.00 дня остатки 32-ой и 31-ой танковых бригад 29-го танкового корпуса и 170-ой и 181-ой танковых бригад 18-го танкового корпуса при поддержке 42-ой гвардейской стрелковой дивизии и 9-ой гвардейской воздушно-десантной дивизии 5-ой гвардейской армии А.С.Жадова, подавив противотанковую артиллерию противника, овладели совхозом Октябрьский, где их тут же обстреляла и пробомбила группа советских самолетов-штурмовиков, а затем обрушилась немецкая авиация – 150 Мессершмиттов Bf.110 и Юнкерсов Ju87. В 14.30 дня 36-й гвардейский отдельный тяжелый танковый полк (18 танков Мk.IV "Черчилль") пытался взять села Андреевка и Васильевка (оба у реки Псёл) на стыке дивизий "Адольф Гитлер" и "Мертвая голова", но безуспешно.

Наступление дивизии "Мертвая голова" за рекой Псёл продолжалось. После 12.00 дня её части, смяв оборону 52-ой гвардейской стрелковой дивизии 6-ой гвардейской армии и 95-ой гвардейской стрелковой дивизии 5-ой гвардейской армии, захватили хутор Полежаев и высокий западный берег реки Псёл, с которого фланговым огнем легко простреливались боевые порядки советского 18-го танкового корпуса, но форсировать реку немцы не смогли, хотя и заставили советские 110-ю и 181-ю танковые бригады этого корпуса окончательно выйти из боя.

В наступлении участвовал и советский 2-й гвардейский танковый корпус (имевший ещё и название "Тацинский"), перед которым ставилась задача совместно с советской 183-й стрелковой дивизией 69-ой армии отрезать путь отступления 2-му танковому корпусу СС в случае успеха атаки 29-го и 18-го танковых корпусов. Он действовал слева от наступавшего 29-го танкового корпуса и остававшегося на своих позициях, сильно ослабленного в боях предыдущих дней советского 2-го танкового корпуса.

Основными противниками 2-го гвардейского танкового корпуса были подразделения правого фланга дивизии "Рейх" и левый фланг немецкой 167-ой пехотной дивизии, занимавшей оборону на фронте протяженностью 16 км (167-я дивизия на утро 12 июля имела около 50 противотанковых орудий калибра 50 мм и 75 мм). 2-й гвардейский танковый корпус (25-я и 4-я гвардейские танковые бригады бок о бок, всего 94 танка; чуть поотстав – 4-я гвардейская мотострелковая бригада) пошел в атаку в полосе шириной 3,5 км, по разным данным, в разное время: то ли в 10.00 утра, то ли в 11.15 утра.

Наступление проходило спонтанно и почти не координировалось: танки наступали сами по себе, стрелковые части – в своих направлениях. 25-я гвардейская танковая бригада к 14.00 дня сумела продвинуться на 3,5 км от своих исходных позиций и занять лесной массив севернее хутора Озеровский. Передовые танки 4-ой гвардейской танковой бригады к 15.00 дня достигли юго-восточной окраины хутора Калинин (около 2 км от исходных позиций перед атакой), но были уничтожены. Основная масса танков остановилась в 1,5 км от исходных позиций.

Около 10.00 утра дивизия "Рейх" своим левым флангом начала продвигаться к хутору Сторожевое (как раз в промежутке между наступавшими советскими 29-м танковым корпусом и 2-м гвардейским танковым корпусом), оттесняя 169-ю танковую бригаду 2-го танкового корпуса на восток. В 12.00 дня на помощь 169-й танковой бригаде пришла уже сильно потрепанная 25-я танковая бригада 29-го танкового корпуса (по численности представлявшая собой танковый батальон), но её контратака была легко отбита немцами.

Отразив атаку советских танков на своем правом фланге, дивизия "Рейх" перешла в решительное наступление, захватив в 16.00 дня хутор Сторожевое (в 1 км от её исходных позиций) и подступив к хутору Виноградовка (2 км от исходных позиций дивизии "Рейх"). В 17.00 25-я гвардейская танковая бригада начала отступать к хутору Виноградовка в обход позиций немцев, оказавшихся у неё в тылу. В 18.00 вечера 4-я гвардейская танковая бригада отошла на исходные позиции, а в 20.00 вечера за ней последовала и 4-я гвардейская мотострелковая бригада.

Чтобы отвлечь немцев и ослабить их натиск на 169-ю танковую бригаду 2-го танкового корпуса и 285-й стрелковый полк 183-й стрелковой дивизии, отступавшим от хутора Сторожевое, в 18.00 вечера командующий 5-ой гвардейской танковой армией П.А.Ротмистров отдал приказ 2-му танковому корпусу в 20.00 главными силами нанести удар из хутора Ивановка в направлении хутора Тетеревино (на дальность 5 км).

Необходимо было успеть выполнить задачу до темноты, и корпус начал свою безнадежную атаку в 19.20 вечера, но через два часа, натолкнувшись на хорошо организованную немецкую оборону, прекратил наступление и вернулся на прежние позиции. Дальше всех удалось продвинуться 99-ой танковой бригаде, потерявшей 8 танков из имевшихся 19 единиц. Инициатива полностью перешла к противнику, а перед советскими войсками теперь стояла совсем иная задача - во что бы то ни стало удержать позиции, занимаемые утром 12 июля.

ПОТЕРИ НА ПРОХОРОВСКОМ ПОЛЕ 12 ИЮЛЯ 1943 ГОДА

Атаковавшие противника юго-западнее станции Прохоровка советские танковые войска, зажатые в полосе шириной 6 – 7 км и расстреливаемые орудийным огнем с трех сторон, не смогли реализовать преимущество в подвижности своих танков и понесли катастрофические потери (на основании донесений командиров советских корпусов). 29-й танковый корпус потерял 1033 человек убитыми и пропавшими без вести, 958 человек ранеными. Из 199 танков, участвовавших в атаке, сгорело или было подбито 153, то есть 77 процентов. Из 20 самоходных артиллерийских установок безвозвратно потеряно 16, ещё три были подбиты и отправлены в ремонт.

Прохоровское сражение (продолжение)

18-й танковый корпус потерял 127 человек убитыми, 144 человека пропавшими без вести, 200 человек ранеными. Из 149 танков, участвовавших в атаке, сгорело или было подбито 84, то есть 56 процентов. 2-й гвардейский танковый корпус потерял 162 человека убитыми и пропавшими без вести, 371 человека ранеными. Из 94 танков, участвовавших в атаке, сгорело или было подбито 54, то есть 57 процентов. 2-й танковый корпус из 51 танка, принявшего участие в контрударе, безвозвратно потерял 22, то есть 43 процента.

Почти все подбитые в боях 12 июля советские танки, пригодные для восстановительного ремонта, остались на территории, занятой противником, и были им захвачены и уничтожены. Советские войска в районе Прохоровки не только не отбили у противника хоть какую-то территорию, но и потеряли часть своей.

По немецким официальным данным, 2-й танковый корпус СС в течение 12 июля 1943 года взял в плен 968 человек и уничтожил и подбил 249 советских танков и самоходных артиллерийских установок, причем на счет дивизии "Адольф Гитлер" было зачислено 185 уничтоженных и подбитых советских танков и самоходных артиллерийских установок, на счет дивизии "Мертвая голова" – 61 танк, на счет дивизии "Рейх" – 3 танка. Однако дивизия "Рейх" претендовала на 75 танков, уничтоженных и подбитых ею в течение 11 и 12 июля.

2-й танковый корпус СС в течение 12 июля также понес существенные для него потери (возможно, около 100 танков и самоходных штурмовых орудий уничтоженными и подбитыми). Но большинство немецких танков и самоходных штурмовых орудий имело незначительные повреждения и поломки и за ночь было восстановлено в передвижных войсковых ремонтных подразделениях (которые, располагаясь недалеко от переднего края, своими силами и средствами обычно вводили в строй до 95 процентов подбитой бронетехники), и наутро 13 июля 1943 года во 2-ом танковом корпусе СС в строю находился 251 танк и самоходное штурмовое орудие, то есть на 22 единицы меньше, чем утром 12 июля.

БОЕВЫЕ ДЕЙСТВИЯ В РАЙОНЕ "РЖАВЕЦ-ЩОЛОКОВО" (20 км на юго-восток от станции Прохоровка).

Здесь продолжал наступать немецкий 3-й танковый корпус генерала Брейта, пытавшийся форсировать реку Северский Донец в нескольких местах и выйти на его высокий западный берег, который обороняли советские войска. Утром 12 июля 3-й танковый корпус располагал следующими силами: 6-я танковая дивизия (на правом фланге) имела 23 средних и легких танка (22 процента от первоначального состава), 7-я танковая дивизия (в центре) имела 39 средних и легких танков (35 процентов от первоначального состава), 19-я танковая дивизия (левый фланг, растянутый вдоль восточного берега реки Северский Донец) имела 14 средних танков (17 процентов от первоначального состава), 503-й отдельный танковый батальон имел (утром 11 июля) 23 тяжелых танка Т-VIE "Тигр" (51 процент от первоначального состава), 228-й батальон самоходных штурмовых орудий насчитывал 19 "самоходок" (61 процент от первоначального состава). Кроме того, имелось в наличии около 100 исправных бронетранспортеров и транспортеров для подвоза боеприпасов и примерно 80 полевых артиллерийских орудий.

Немецкому корпусу противостояли части советской 69-ой армии: 305-я стрелковая дивизия, 92-я и 81-я гвардейские стрелковые дивизии, 96-я отдельная танковая бригада и спешно прибывшая сюда 10-я истребительно-противотанковая артиллерийская бригада из состава отряда генерал-майора К.Г.Труфанова. В ночь с 11 на 12 июля отошла с фронта в свой тыл, к селу Шахово, 26-я гвардейская танковая бригада 2-го гвардейского танкового корпуса (всего 44 танка), находившаяся в составе того же отряда.

Село Шахово (18 км на юг от станции Прохоровка) расположено как раз на полпути между немецкой 19-ой танковой дивизией и дивизией "Рейх", которые наступали навстречу друг другу и которых разделяло 15 км. В 9.55 утра 12 июля к селу Ржавец (против немецкой 7-ой танковой дивизии) начали стягиваться основные силы сводного отряда генерал-майора К.Г.Труфанова, составленные из частей и подразделений 5-ой гвардейской танковой армии П.А.Ротмистрова: 11-я и 12-я гвардейские механизированные бригады и половина 1447-го самоходного артиллерийского полка (всего 36 средних танков Т-34, 30 легких танков Т-70, 10 самоходных артиллерийских установок калибра 76 мм и 122 мм).

Остальные части и подразделения отряда К.Г.Труфанова расположились в селе Большие Подъяруги (в тылу советских войск, 8 км на северо-восток от села Ржавец). 11-я и 12-я гвардейские механизированные бригады атаковали во второй половине дня 12 июля немецкую 7-ю танковую дивизию и к 19.00 вечера выбили противника из хуторов Шипы и Рындинка (1 км к северу от села Ржавец) и высоты 222.1, но его плацдарм на западном берегу Северского Донца ликвидировать не смогли.

В 20.00 вечера 53-й гвардейский отдельный танковый полк из отряда К.Г.Труфанова неудачно атаковал части немецкой 6-ой танковой дивизии у села Александровка (6 км на юго-восток от села Ржавец) и потерял 11 танков. Ночью немецкая 19-я танковая дивизия сумела навести переправу, форсировала реку у села Щолоково и двинулась на Шахово. Над советским 48-м стрелковым корпусом 69-ой армии нависла угроза окружения.

Противодействуя наступлению немецкого 3-го танкового корпуса части и подразделения 5-ой гвардейской танковой армии П.А.Ротмистрова (составлявшие сводный отряд генерал-майора К.Г.Труфанова) за 12 июля понесли некоторые потери, но они неизвестны до сих пор, кроме потерь 53-го гвардейского отдельного танкового полка: из его 37 танков, принявших участие в боях 12 июля, 11 танков было уничтожено (сгорели) и 1 танк подбит, то есть потери составили 32 процента. Потери немецкого 3-го танкового корпуса за 12 июля не установлены.

ОБЩИЕ ПОТЕРИ В ПРОХОРОВСКОМ СРАЖЕНИИ 12 ИЮЛЯ 1943 ГОДА

Если исключить из рассмотрения 5-й гвардейский механизированный корпус, две бригады которого вообще не участвовали в боях 12 июля, а потери остальных частей остались неизвестными, то по далеко не полным данным за 12 июля 5-я гвардейская танковая армия потеряла: 17 тяжелых пехотных танков Мk.IV "Черчилль" (9 – сгорели, 8 – подбиты), 221 средний танк Т-34 (130 – сгорели, 91 – подбит), 91 легкий танк Т-70 (50 – сгорели, 41 – подбит), 19 самоходных артиллерийских установок всех типов (14 – сгорели, 5 – подбиты), то есть всего 329 танков и 19 "самоходок".

Фактически это всё безвозвратные потери, так как подбитая техника, за исключением нескольких единиц, осталась на территории, занимаемой противником. Если утром 12 июля в строю (исправными и боеготовыми, включая сводный отряд генерал-майора К.Г.Труфанова) в армии насчитывалось 818 танков и 42 самоходные артиллерийские установки, то на 13.00 следующего дня, 13 июля, в строю находилось 399 танков и 11 самоходных артиллерийских установок. При этом 18-й, 29-й, 2-й танковые корпуса и 53-й гвардейский отдельный танковый полк практически полностью утратили свою боеспособность.

(Российский институт военной истории утверждает, что 5-я гвардейская танковая армия за 12 июля 1943 года потеряла безвозвратно около 500 танков и самоходных орудий.)

Общие потери противника были на порядок ниже, то есть немцы потеряли в десять раз меньше, на что прямо указывают события последующих трех дней на Воронежском фронте. Все эти дни противник продолжал не только интенсивно атаковывать советские войска, но и проводить наступательные акции. (Немецкий военный историк Карл-Гейнц Фризер, основываясь на донесениях и сводках частей и подразделений 2-го танкового корпуса СС, утверждает, что потери корпуса за 12 и 13 июля 1943 года составили 43 танка и 12 самоходных штурмовых орудий, из которых безвозвратно были потеряны, то есть не подлежали восстановлению, только 5 танков.)

Нет никаких данных о прибытии какого-либо крупного пополнения бронетехники из глубокого немецкого тыла ни до 12 июля, ни после этой даты (с 5 июля, то есть с начала боевых действий на Курской дуге, до 12 июля 2-й танковый корпус СС получил не более 25 средних танков, а 3-й танковый корпус – всего 6 средних танков). Единственный танковый резерв немецкой Группы Армий "Юг" - это 24-й танковый корпус (в составе моторизованной дивизии СС "Викинг", 17-й и 23-й танковых дивизий), имевший на 7 июля 1943 года 181 средний и легкий танк (в том числе исправных и боеготовых - 168 танков), 13 самоходных штурмовых орудий, 123 полевых и противотанковых орудия и 13 батальонов пехоты. Он так и остался нетронутым в течение всей Курской битвы и в боях не участвовал.

Окончание

Просмотров: 20298 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.