Разделы сайта

***

Реклама
  • Лаэтрил витамин в17 купить B17-АМИГДАЛИН.


Полицейское государство

«Общество нуждается, прежде всего, в безопасности, зная о том, что прочие цели не могут быть достигнуты, пока эта первая, необходимая цель не будет осуществлена», – писал известный русский ученый-полицеист А. С. Оскольский. Да и большинство государствоведов разных стран и времен видели причину возникновения и суть государства именно в его «полицейской функции». История доказывает: граждане (подданные) могут многое простить руководителям государства – злоупотребление властью, любовь к роскоши, косноязычие и даже казнокрадство. Но никогда не прощают отсутствия в стране общественного порядка, наличия угрозы их жизни и собственности.

Полицейское государство
Портрет императора Петра I

Г. Флоровский считает, что «...Полицейское государство есть не только и даже не столько внешняя, сколько внутренняя реальность. Не столько строй, сколько стиль жизни. Не только политическая теория, но и религиозная установка». Полицеизм, по мнению Флоровского, «есть замысел построить и регулярно сочинять всю жизнь народа и страны, всю жизнь каждого отдельного обывателя ради его собственной и ради общей пользы или общего блага. Полицейский пафос есть пафос учредительный и попечительный».

Западные исследователи антирусского направления (в частности, Р.Пайпс) характеризуют Россию как «полицейское государство», другие используют термин «думская монархия» . В настоящее время в историографии исследователями употребляется термин «неоабсолютизм».

Полицейская функция возникла одновременно с появлением государства. Уже в первых государственных образованиях восточных славян (VI-VIII века), позднее в Киевской Руси, функции полиции выполнялись дружиной князя. По мере развития государства полицейские функции в той или иной мере реализовывали посадники, волостели, тысяцкие, сотские, старосты, вирники и т.д. Однако эта деятельность не была их основой обязанностью и совмещалась с другим родом деятельности.

Развитие полицейских органов в период абсолютной монархии

Фактическая деятельность полицейских учреждений диктовалась условиями крепостнического строя, самодержавной государственностью и полицейским политическим режимом, конкретной ситуацией в стране и столицах, субъективными воззрениями и желаниями царя и его окружения.

В законодательных актах указывались основные направления деятельности полиции, конкретизировались отдельные полномочия, регулировались формы и методы ее функционирования, однако в первой четверти XVIII в. не были определены рамки полномочий. Характер, формы и методы деятельности полиции просматриваются на примере некоторых традиционно присущих ей направлений деятельности.

Среди важнейших направлений карательно-правоохранительной деятельности столичных учреждений регулярной полиции выделяются регулирование передвижения и проживания в столицах населения, пресечение самовольных уходов работных людей, крестьян, дезертирства солдат. Вопросы о сыске беглых постоянно рассматривались полицмейстерскими канцеляриями. За три месяца (август - октябрь) 1724 года в Московской полицмейстерской канцелярии рассмотрено 19 дел о беглых, которых обнаружила московская полиция. Почти ежегодно полиция распространяла объявления о прощении возвратившихся до определенного срока на службу солдат.

Непосредственно на борьбу с беглыми направлялся учет городского населения. Это Мероприятие имело существенное значение и для регламентации жизни горожан, привлечения их к полицейским повинностям, а также высылке из столицы людей, ставших там ненужными правительству.

Полицейским чиновникам и служителям было строго наказано «накрепко смотреть приезжих», требовать от горожан немедленного объявления в полицмейстерских канцеляриях, на съезжих дворах о приезде люден в город, сообщать о приеме на работу новых работников. Запрещалось держать в доме посторонних людей свыше определенного срока. В полиции должны были регистрироваться все приехавшие в город и уезжающие из неги.

Без разрешения полиции нельзя было пускать никого на ночлег. Запрещалось принимать работников «без явных свидетельств или без добрых по ним порук». За неисполнение этих предписаний полицмейстерские канцелярии имели право приговорить домохозяина к ссылке на галеры и конфискации имущества или битью кнутом и ссылке на каторгу, что и делалось на практике.

Полицейские канцелярии в первой четверти XVIII в. имели широкие полномочия по части расследования и судебного рассмотрения уголовных дел. В них проводились дознание по всем обнаруженным полицией преступлениям, а также предварительное следствие и суд в отношении лиц, подведомственных полиции. Полицией приводились в исполнение вынесенные ею приговоры.

Полицейское государство
"Утро стрелецкой казни." Художник В.И. Суриков

Повседневная жизнь людей в первой половине XVIII в. была обставлена чрезвычайной регламентацией. Было запрещено в городе носить бороды и русское платье; в соответствии с чином определялось сколько лошадей содержать и запрягать в экипаж, какие драгоценности и наряды надевать на себя по праздникам. Жителям было установлено время для сна, работы и отдыха, а работа и отдых были также регламентированы. «С бритья бород и обрезания кафтанов Петр начал, . . . дошел до обязательного установления ассамблей и прогулок на лодках по Неве и Финскому заливу».

До крайности доведенная регламентация жизни и деятельности населения также была возложена на полицию. В функции регулярной полиции, как правило, входили те вопросы, в разрешении которых самодержавное правительство применяло грубое прямое принуждение. В регламентации часто подражали западноевропейским образцам, не считаясь с привычками и укладом жизни местного населения, что, естественно, вызывало противодействие с его стороны.

Предметом разбирательства в сенате и полицмейстерских канцеляриях были в основном случаи злоупотребления, которыми причинялся ущерб знатным лицам или учреждениям. Эти случаи дошли до нас в архивных документах. А сколько бесчинства полицейских чиновников в отношении простонародья осталось неизвестно?

Итак, русский тип государственности, казалось бы, наиболее должен был укрепиться с 1861 года. Но для этого монарху необходимо было быть с народом, в мысли, в сердце, в общении. Монарху необходимо было вливать в свою личность всю живую работу народного духа. А между тем в этот момент самый важный, самый решительный, самый критический, какой только был в истории России, на монархию тяжко налегло антимонархическое управительное построение, выращенное в предшествовавший период.

Вот тут-то и сказались все вредные последствия насажденной с Петра и усиленной с Александра I бюрократии. До тех пор чрезмерный рост и вредное значение бюрократического управления было несколько ослабляемо влиянием дворянства, которое находилось в тесной и непосредственной связи с Верховной властью. Но дворянство потеряло возможность исполнять прежнюю роль связи между Верховной властью и нацией. А на месте этой связи ничего не было создано. С упразднением социально-исторической роли дворянства около Верховной власти остались только ее бюрократические служебные органы.

Это было роковое обстоятельство, которое разъединило царя и народ в тот самый момент, когда их единение было наиболее необходимо. Задача устроения новой России была бы достаточно сложна даже в том случае, если бы Верховная власть находилась при этом в теснейшей связи с мыслью и чувством нации. Но в эпоху так называемых «великих реформ» эта связь не поддерживалась ничем.

Общая характеристика государственного строя России в XVIII веке

С 1861 года Россия впервые представила тот тип бюрократического «полицейского государства», который господствовал в доконституционной Европе XVIII века.

Но так как европейская эволюция этого абсолютистского типа уже у всех была перед глазами, то естественно являлось убеждение, что это и у нас только переходный период к «конституции».

Толки об «увенчании» реформ сводились у нас исключительно к требованиям парламентарным. «Увенчанием» казалось только ограничение царской власти народным представительством. Эти требования, естественно, отвергались свыше. Но помимо их никто, кроме славянофилов, не видел способов связи Верховной власти с нацией, и пустота между ними оставалась незаполненной.

Что же творило государство новейшего периода?

Славянофильские идеи указывали на необходимость местного самоуправления. Это совершенно основательное требование, значащееся и в «западнических» теориях, было принято в известной степени в соображение, но совершенно неудачно, ибо действительного самоуправления невозможно установить, не ограничив власти бюрократии, а этого бюрократия не допускала. Западнические требования указывали с особенной настойчивостью на права личности, а общее историческое направление империи указывало распространение народного просвещения. В различном осуществлении этих задач и пошло особенно усердно творчество новейшего периода, но создателем всего явилась бюрократия. Она работала за русскую нацию.

Естественно, что при этом задача организации самоуправления не только не была достигнута, но, в общем заглушена. Все же остальное и не могло быть достигнуто бюрократическим путем, ибо возможность личных прав и просвещения теснейше связана с социальной самостоятельностью народа.

Полицейское государство
"Стрельцы." Художник С.В. Иванов

Права личности в анархически расстроенном обществе есть мечта. Личность вне общества может, получая права, становиться только революционной силой. Просвещение вне связи с воздействием общества есть также химера. Между тем творчество нового периода допускало только некоторую свободу личности, ее самостоятельность, но о самостоятельности общественных слоев даже и не помышляло.

В действительности свободной личности без самостоятельного общества не может быть, и такая свобода даже не удовлетворяет личности. Новый же период этого совершенно не сознавал. Он допускал, например, личную свободы веры, но ни в каком случае не свободу церкви, тогда как для верующего человека свобода его церкви важнее всякой личной свободы. Новый период допускал содействие общественных сил в виде, например, «печатного слова». Но это нередко лишь отрезало власть от народа, потому что печатное слово выражает мнение вовсе не народа, а лишь того слоя, который имеет материальные средства и умение пользоваться расширенной свободой печати.

Судить о мнениях народа по голосу печати – это значит сделать интеллигенцию представительницей всего народа и отдать мысль правительства во власть стремлений интеллигенции. На той же почве возникло огромное влияние разных заезжих иностранцев, обзаведшихся журналами, или евреев, или, наконец, просто спекулянтов, ни с какими слоями народа ничего общего не имеющих...

Вместо того, чтобы прямо и непосредственно слышать мнение общества и народа, мы прибегали к фонографу печати, который заряжался пьесами ни чуть не по выбору народа. Известно огромное участие и самой бюрократии в этом якобы «отзвуке общественного мнения».

Таким образом, во всем прямая связь государства с народом отстранялась, и государственное строение с 1861 года в общем характеризовалось тем, что из года в год, почти без моментов передышки бюрократия развивала все большую централизацию и вмешательство чиновничьей власти решительно во все, чем только живет нация. Область ведения управительных учреждений беспрерывно расширяется. Контроль частных граждан и общественных учреждений за действием бюрократических учреждений постоянно суживается. Контроль бюрократии за каждым малейшим действием личности и общественных слоев непрерывно растет.

Эта беспрерывно и бесконечно возрастающая административно бюрократическая опека, превзошедшая все примеры, бывшие дотоле, приводит общественные силы к расслаблению. Они почти отрицаются, если не в теории, то на факте. Все за всех должен делать чиновник и подлежащая власть. Таким путем правительственные учреждения разрастаются более и более. Силы национальные не только не развивают и не укрепляют своей организованности, но постоянно расслабляются бесконечной опекой, указкой, воспрещением и приказом.

Нация приучается все меньше делать что-либо собственными силами и удовлетворения всякой своей потребности ждет от «начальства». Это истинное политическое развращение взрослых людей, превращаемых в детей, сопровождается отсутствием возможности их контроля за действиями опекателей – чиновников, порождая в общественном мнении вместо разумного обсуждения действий администрации царство сплетни, в которой уже и разумному человеку невозможно отличить фантастических или злостных выдумок от действительных злоупотреблений.

Само собой, что так воспитываемая нация не может не терять постепенно политического смысла и должна превращаться все более в «толпу». В толпе же непременно возобладают демократические понятия о верховенстве.

Не только более высокий этический принцип заглушается у политически приниженного народа, но даже аристократическое доверие к силе лучших исчезает, ибо их уже не видно: толпа сера и однообразна, в ней нет ни худших, ни лучших, есть только численность - большинство и меньшинство.
Вот какие чувства и настроения воспитываются бюрократией и ее централизацией. Ее действо было вполне солидарно с тенденциями революционной интеллигенции.

Россия в период абсолютной монархии

Полицейское государство
Казнь Пугачёва. «Прости, народ православный». Художник Виктор Маторин

Во второй половине XVII века I четверти XVIII века в России утверждается абсолютная монархия. Впервые в российской истории полиция становится самостоятельным звеном государственного аппарата.

Принятый в 1649 году наказ о градском благочинии стал действовать не только в Москве, но и на всей территории страны. В крупных городах объездным головам поручалось осуществлять паспортный контроль, наблюдать за порядком, санитарией и освещением. Они же формировали местную полицию и администрацию, организовывали патрулирование улиц.

С начала XVIII века стали появляться регулярные полицейские формирования. В 1702 году органы губного самоуправления были упразднены. Их функции перешли к воеводам. После образования в 1710 г. губерний полицейские функции были возложены в числе других на губернаторов.

По воеводскому наказу 1719 г. они должными были заботиться об охране прав и безопасности местных жителей, преследовать «гулящих людей», заботиться об исправности дорог, блюсти правильность мер и весов. Эти функции воевода разделял с земскими комиссарами. Помимо всего прочего на них возлагалось наблюдение за исправностью и безопасностью путей сообщения и постоялых дворов, преследовать беглых и разбойников, содействовать отправлению правосудия, а также заботиться о нравственности и религиозности обывателей. В городах полицейские функции входили в компетенцию магистратов – учрежденных Петром I органов государственного самоуправления.

Первая специальная полицейская должность в России появилась в 1718 году – в Петербурге был учрежден генерал – полицмейстер. К 1722 году полицмейстеры появились во многих крупных городах. При них создавались канцелярии полицейских дел. К числу функций этих органов были отнесены охрана порядка, спокойствия и безопасности, розыск беглых, продовольственные и противопожарные мероприятия, решение вопросов городского благоустройства. Регламент Главного магистрата 1721 года учредил регулярную полицию.

Петр I в нем достаточно широко очертил задачи полицейских органов: полиция способствует осуществлению прав правосудия; рождает добрые порядки; обеспечивает всем безопасность от разбойников, воров и прочее, «непорядочное и непотребное житье отгоняет», принуждает каждого к труду и честному промыслу; надзирает за домостроительством и содержанием в частоте улиц и дорог; обеспечивает санитарную безопасность; запрещает излишества в расходах; занимается призрением нищих, больных, увечных; защищает «вдов, силых и чужестранных», воспитывает юношей «в целомудренной чистоте честных науках». В регламенте отмечается, что «… полиция есть душа гражданства и всех добрых порядков и фундаментальных подпор человеческой безопасности и удобности».

После смерти Петра I Главный магистрат был упразднен, а органы городского самоуправления стали подчиняться губернаторам и воеводам, взявшим на себя отправление основных полицейских функций.

В 1732 году в штат петербургской полиции введена должность обер - полицмейстера, образована канцелярия, состоявшая из советников, секретаря, роты драгунов для разъездов. В 1733 году в 23 губерниях и городах были созданы полицмейстерские конторы, возглавляемые полицмейстерами из офицеров данного гарнизона. Каждому полицмейстеру были приданы небольшие команды и канцелярские служители. Компетенция полицейских контор была весьма узкой, т.к. многие полицейские функции остались в ведении губернаторов и воевод.

Местная полиция должна была наблюдать за внешним порядком и «благочинием» в городе. В 1746 году учреждена экспедиция по делам воров и разбойников, указами 1746 и 1747 г.г. устанавливались правила поведения в общественных местах. Указом 1750 года регламентировались методы борьбы с проституцией и притонами. Указом 1740 года регламентировалась патрульная служба в городах. Однако к началу 60-х годов XVIII века число полицейских учреждений сократилось, а оставшиеся перешли в 1762 году в подчинение губернаторов и воевод.

Общая полиция в XVIII веке работала плохо, что и повлекло за собой коренную перестройку ее органов. Она была осуществлена в период царствования Екатерины II . В своем наказе 1767 года Екатерина определяла полицию как «установление, попечение которого все то принадлежит, что служит к сохранению благочиния в обществе».

Крупной вехой в перестройке местной полиции стало издание «Устава благочиния». В его основу были положены материалы Уложенной комиссии 1771 года, «Уложения о губерниях» и иностранные полицейские нормы. Он определял устройство полицейского аппарата в городах. Согласно нему в городах создавались новые полицейские органы – управы благочиния. В губернских городах они возглавлялись полицмейстерами, в уездах – городничими. Управа благочиния обеспечивала охрану порядка, принуждала жителей исполнять законы и постановления власти, приводила в исполнение распоряжения губернской администрации и решения суда, ведала городским благоустройством и торговлей.

Центральным органом являлось особое полицейское учреждение – канцелярия частного пристава, называвшаяся «частью». При каждой части столичных и земских городов укреплялись частные полицейские команды.

Реформы Екатерины II и Павла I

Реформы полицейских органов, осуществленные Екатериной II, преследовали цель укрепить правительственный аппарат на местах. Во второй половине XVIII века в России был создан разведывательный аппарат специальных полицейских органов, предназначенный для защиты фискально – полицейских интересов абсолютистского государства.

Полицейское государство
Портрет императрицы Екатерины II

Екатерину II часто рассматривают в качестве правительницы, воплощающей в себе принципы просвещенного абсолютизма; элементы «просвещенности» обычно находят в ее знаменитом «Наказе законодательной комиссии» (1767 г.), а также в ее переписке с Вольтером и бароном Гриммом. Но столь же правильно было бы, относить ее к числу великих правителей-камералистов.

В достаточно обстоятельных статьях «Устава благочиния», касающихся поддержания порядка в городах при помощи полиции, Екатерина следует камералистским идеям и практическим нормам германских статутов XVII столетия . «Устав благочиния», представляющий собой попытку упорядочить все стороны городской жизни и поставить их под контроль, носит такой же обстоятельный и подробный характер; он также демонстрирует то же самое стремление обеспечить городскому населению безопасность и максимально задействовать его творческий потенциал – с тем, чтобы оно могло играть роль, отведенную ему в государственной экономике.

С другой стороны, русский статут содержит чрезмерно большой раздел (включающий в себя почти половину всех статей), в котором подробно описываются наказания, полагающиеся за каждое нарушение соответствующих правил.

В период царствования Павла I городское сословное самоуправление было слито с органами полиции. Вместо управ благочиния были учреждены городские правления – ратгаузы, соединявшие в себе административно-полицейские, финансово-хозяйственные и частично судебные функции. С 1799 году во всех губернских и уездных городах стали открываться военно - политические органы – ордонанс - гаузы, каждый из которых возглавлялся полицмейстером, городничим или комендантом, имел военный суд и тюрьму.

В XVIII веке правительство упорядочило управление крестьянами. В каждой удельной волости крестьяне избирали сельский приказ. Это был полицейский и финансовый орган, осуществлявший надзор за порядком, исполнением распоряжений правительственных учреждений.

Преобразования Павла I мало способствовали улучшению деятельности местного аппарата управления. Александр I наряду с реформированием политической полиции осуществил изменения в организации общей полиции в систему централизованных органов. В 1802 году было создано министерство внутренних дел, основной задачей которого было заботиться «о повсеместном благосостоянии народа, спокойствии, тишине и благоустройстве империи».

Возникновение еще при Петре I специальные политические репрессивные органы более интересно стали развиваться во второй четверти XVIII века. Преобразование 1713-1718 г.г. укрепили систему розыскных канцелярий, а в 1718 г. образован центральный органы – Тайная канцелярия.

После ее ликвидации в 1726 году контрольно-розыскные и надзорные функции перешли к Верховному тайному совету, а в 1731 году – к специально созданной канцелярии тайных розыскных дел, контролируемой Сенатом. Это был действительный карательный орган, прототип тайной полиции. Манифестом 1762 года была официально ликвидирована тайная полиция и канцелярия тайных розыскных дел. Однако на деле ее функции были возложены на третью экспедицию Сената 12 Манифестом Екатерины II 1762 года были внесены существенные изменения в организацию нового тайного ведомства.

Согласно ее распоряжению, тайная экспедиция оказалась в подчинении одного генерал – прокурора. Передача тайной экспедиции в ведение генерал – прокурора обеспечивала органам политического сыска максимальную централизацию, независимость от других учреждений и сохранение наиболее полной секретности расследований. Тайная экспедиция действовала в условиях нараставшего народного недовольства с первых дней своего существования развернула активную деятельность. Поводом для возбуждения политических дел в тайной экспедиции чаще всего служили доносы. Широко применялась пытка, которая была отменена лишь Александром I в 1801 году.

Полицейское государство
Портрет императора Павла I

Помимо широкого использования доносов, осуществлялась перлюстрация частной переписки подозрительных лиц, организовывалась слежка за радикально настроенными лицами. Во время следствия в тайной экспедиции отношение к подсудимым продолжало оставаться неодинаковым, в зависимости от их социальной принадлежности. Неравенств лиц перед законом внесено не только на характер допросов, но и на силу наказания, на условия содержания в тюрьме.

Период правления Павла I характеризуется отдельными либеральными жестами . Вместе с тем, царь сохранил тайную экспедицию, которую возглавил А.С. Макаров. В рассмотренный исторический период тайная экспедиция уже не играла серьезной роли. Политическим розыском занимался сам император и его окружение.
Александр I после вступления на престол повелел навсегда ужесточить Тайную экспедицию. В своем манифесте от 2 апреля 1801 года монарх резко осудил политику тайного политического сыска. Наряду с упразднением политического розыска была подтверждена отмена пяток. Однако позже Александр I пришел к выводу, что абсолютизм не может существовать без тайной полиции.

В поисках наиболее эффективного варианта структуры политического сыска создавались многочисленные комитеты, канцелярии, экспедиции. В 1805 году был учрежден «комитет высшей полиции», а в 1807 году секретный «Комитет для рассмотрения дел по преступлениям, клонящимся к нарушению общественного спокойствия».

Реформы и и преобразованиями XVIII века

Полицейская реформа Петром I осталась не завершенной. В первой четверти XVIII в. происходило становление регулярной полиции, но полностью установление ее, как и многих частей государственного механизма, тогда не произошло. Вместе с тем определились намеченные учредителем и сложившиеся на практике за неполных семь лет при Петре I основные задачи и функции полиции, ее регулярность и профессионализм, бюрократическая оторванность от народа.

Общая полиция была организационно отделена от органов политического сыска, являлась частью общеадминистративного аппарата, не принимала в целом активного и непосредственного участия в политических преобразованиях, но ее создание и последующие изменения имели политический смысл.

Защищая установленный порядок, сопротивляясь дестабилизации общественных отношений, являясь непосредственной принудительной силой по отношению к народу и будучи грубой по составу, жесткой по методам деятельности, вытеснив русское понятие «благочиние», полиция снискала себе уже при Петре I недобрую славу.

Правление Павла I (1796-1801) одни историки называют «непросвещенным абсолютизмом», другие – «военно-полицейской диктатурой», третьи – считают Павла «русским Гамлетом», четвертые – «романтическим императором». Однако даже те историки, которые находят позитивные черты в правлении Павла, признают, что он ставил знак равенства между самодержавием и личным деспотизмом.

М. Раев, один из известнейших специалистов по России XVIII-XIX веков полагает, что политика Петра I и Екатерины II была направлена на создание «регулярного», или полицейского, государства наподобие германских государств и Франции XVII века. Таким образом, Россия в XVIII веке хотя и с опозданием, но оказалась в русле общеевропейских тенденций.

С другой стороны, описанная им практика «полицейских государств» XVII-XVIII веков – вмешательство центральной власти в социальную, экономическую и культурную жизнь, стимулирование личной инициативы подданных для «общего блага», регулирование общественной нравственности напрямую отсылает нас к вопросам создания и развития СССР. Возникновению таких ассоциаций способствовало и то негативное значение, которое приобрел в ХХ веке термин «полицейское государство».

Список использованной литературы

1. Анисимов Е. «Время Петровских реформ», Ленинград, Лениздат, 1989. – 496с.
2. Власть и реформы. От самодержавной к советской России. – Спб., 1996. С. 111-190.
3. Императорский период: антология // Сост. М. Дэвид-Фокс. Самара: Изд-во «Самарский университет», 2000. – 332 с.
4. Каменский А. Российская империя в XVIII веке: традиции и модернизация. Серия: Historia Rossica. – М.: Новое литературное обозрение. – 1999. – 328 с.
5. Каменский А.Б. От Петра I до Павла I: Реформы в России XVIII века (опыт целостного анализа). – М.: Российск. гос. гуманит. ун-т, 1999. – 575 с.
6. Майков Л. Н. Рассказы Нартова о Петре Великом. – Спб., 1891.
7. Медушевский А. Н. Административные реформы в России в XVIII-XIX вв. в сравнительно-исторической перспективе. – М., 1990.
8. Мироненко С. В. Самодержавие и реформы. Политическая борьба в России в начале XIX в. – М., 1989.
9. Орлов А. С., Георгиев В. А., Георгиевя Н.Г., Сивохина Т. А. История России. Учебник. – М.:«ПРОСПЕКТ», 1997. – 544 с.
10. Павленко Н. Страсти у трона. История дворцовых переворотов, с.216-318.
11. Проект императрицы Екатерины II об устройстве свободных сельских обывателей // Сборник императорского русского исторического общества / Под ред. В.И.Вешнякова. Т. 20. – Спб., 1877. – С.447-498.
12. Раев М. Регулярное полицейское государство и понятие модернизма в Европе XVII-XVIII веков: попытка сравнительного подхода к проблеме//Американская русистика. Императорский период. – Cамара, 2000. – с.48-79.
13. Реформы или революция? Россия 1861-1917: Материалы междунар. коллоквиума историков. – СПб., 1992.
14. Сизиков М. И. Становление центрального и столичного аппарата регулярной полиции России в первой четверти XVIII в. – М.: 2000.
15. Тарасов И. История русской полиции и отношения ее к юстиции // Юридический вестник. 1857.
16. Трушков В. Становление России в зеркале политической культуры. – М.: «Обозреватель», № 6, 2000.
17. Уортман Р. Правители и судьи. Развитие правового сознания в императорской России. – М., 2004.
18. Шубинский С. Н. Исторические очерки и рассказы. – Спб., 1893.


Просмотров: 20010 | Версия для печати   

Нашли ошибку в тексте? Выделите слово с ошибкой и нажмите Ctrl + Enter.

Другие новости по теме:

При использовании материалов сайта ссылка на wordweb.ru обязательна.