Единое российское государство второй половины XV - XVI в.

Завершение политического объединения Руси во второй половине XV - первой трети XVI в.

Почти два века занял процесс превращения самостоятельных русских княжеств в единое государство. Но чем ближе была конечная цель, тем больше ускорялся ход событий. Московские князья, поначалу верные слуги золотоордынского хана, по мере роста своего могущества и упадка Золотой Орды заняли лидирующее положение в освободительной борьбе с иноземным игом. Со временем противники потомков Калиты стали силой, препятствующей "собиранию" земель, и по логике внутренней борьбы принуждены были искать помощи на стороне, чаще всего в Литве, что в конечном счете лишь ослабляло их позиции. Став центром антиордынского движения и политического объединения северо-восточных земель, добившись решительного перевеса над своими соперниками, московские князья еще могли проиграть отдельные столкновения, но исход борьбы был уже во многом предрешен.

Из этого вовсе не следует, что победа достигалась автоматически: фактор политический, точное осознание целей и выбор оптимальных средств для их достижения, напротив, возрастал. Связано это было с тем, что внешняя угроза - татаро-монгольское иго и соперничество с Великим княжеством Литовским - побуждали к объединению, которое значительно опережало процессы экономической и государственной интеграции. Владения московского княжеского дома стремительно росли, на месте удельных княжеств возникало единое Русское государство, но это было вовсе не централизованное государство - подобную систему управления и организации власти еще предстояло создать, а для этого еще должны были вызреть предпосылки. Политическое объединение, выстроенное на недостаточно прочной основе, в известной мере компенсировалось усиливающейся княжеской властью, призванной сконцентрировать скудные ресурсы страны для окончательного утверждения независимости, решения основных внешнеполитических задач. Поэтому субъективный фактор - личность князя - приобретал огромное значение. В этом смысле показательна судьба Василия III. Выше мы писали, насколько неудачлив и малоталантлив был этот князь, напрочь проигрывавший своим двоюродным братьям-соперникам, бывшими яркими, авторитетными фигурами. Но он уже стал символом единой Руси, и правящие круги не пожелали менять его на представителей младших ветвей московского княжеского дома. Заурядность выиграла, и это свидетельствовало насколько далеко зашел процесс возвышения московских князей. Но феодальная война доказывала, сколь опасны для процесса собирания фигуры бесцветные, лишенные государственного кругозора, способные мыслить лишь старыми представлениями.

Сын Василия III, Иван III Васильевич (1462 - 1505) был полной противоположностью своему отцу. Это был один из немногих правителей, которому при жизни удалось достичь целей, поставленных перед ним временем: завершить объединение северо-восточных земель, обрести суверенитет, начать строительство новой государственности. Он был искусным, дальновидным политиком, умеющим ждать и при необходимости даже отступать. Хорошо понимая значение силы, Иван III предпочитал избегать кровопролития. Он не чуждался компромиссов и не пренебрегал чужими интересами, поэтому население присоединяемых княжеств в большинстве случаев без серьезного сопротивления переходило на его сторону.

К началу правления Ивана III великое княжество Московское было самым крупным, но не единственным. За четверть века московский князь существенно изменил политическую карту Северо-Восточной Руси, присоединив огромные территории. Для средневековых темпов развития это был подлинный взрыв в политических отношениях, превращавший Ивана III в глазах подданных в государя всея Руси.

Территориальный рост Московского княжества начался с первых лет правления Ивана III. В середине - второй половине 60-х годов окончательно утратило суверенитет Ярославское княжество, князья которого давно уже были "подручниками" московских правителей.

В 1474 г. еще спокойнее были ликвидированы остатки независимости Ростовского княжества: у тамошних князей были выкуплены остатки их княжеских прав.

Трудной задачей было присоединение Новгородской земли, где традиции самостоятельности были весьма сильны. Часть новгородского боярства во главе с вдовой посадника ("посадницей") Марфой Борецкой и ее сыновьями стремилась к открытому разрыву с Москвой и искала помощи у Великого княжества Литовского, чтобы удержать свои вольности. Другие бояре надеялись, что хорошие отношения с великим князем помогут сохранить самостоятельность Новгорода. В 1471 г. Борецкие одержали верх. Новгород заключил договор с великим князем литовским и королем польским Казимиром IV: Новгород признал Казимира своим князем, принимал его наместника, а "честной король" Казимир брал обязательство, если "пойдет князь велики Московский на Велики Новъгород", "всести на конь... против великого князя и боронити Велики Новъгород".

Такой договор был законным поводом для войны против Новгорода. Иван III собрал войска всех подчиненных ему князей, в том числе тверские, и двинулся в поход. На реке Шелони (июль 1471 г.) новгородцы потерпели поражение. Казимир, понимая, что у него нет в Новгороде полной поддержки, не выполнил договора. Новгородский архиепископ не разрешил участвовать в битве своему полку: а это была немалая часть ополчения. Такая позиция Казимира и архиепископа объяснялись тем, что и среди боярства, и особенно среди городских низов были распространены антилитовские настроения. Победа в Шелонской битве укрепила власть Ивана III над Новгородом. Потерпела урон антимосковская группировка: был казнен попавший в плен сын Марфы посадник Дмитрий Борецкий. Но Новгород оставался пока независимым.

Иван III стремился не к усилению зависимости Новгорода, а к полному его присоединению. Для этого он решил сначала укрепить свои позиции в Новгородской земле. В 1475 г. он предпринял туда поездку с большими вооруженными силами. В качестве новгородского князя он и по пути следования, и в самом городе принимал многочисленные челобитные на новгородских бояр. Тем самым он одновременно решал две задачи: перед черными людьми выступал в тоге защитника народа, а враждебную ему группировку бояр ослаблял. Многие бояре были арестованы, часть их отправили для дальнейшего расследования в Москву, что было грубым нарушением новгородского права. Вернувшись домой, Иван III в Москве продолжат принимать челобитные и вызывать туда бояр для суда, еще более властно действуя не как традиционный новгородский князь, а как феодальный монарх.

Весной 1477 г. новгородские послы в Москве назвали Ивана III господарем, а не, как было принято раньше, господином. Если обращение "господине" выражало отношение феодального равенства (или, в крайнем случае, вассалитета), то "господарь" или "государь" - подданства. Слово это в переводе на современный язык означает "хозяин". Государем считался по отношению к своим холопам их владелец. Там, где есть государи, там есть и холопы. На вопрос Ивана III: "Какова хотят государства их отчина их Великий Новъгород?" - новгородские власти ответили, что послы не имели на такое обращение полномочий ("с тем... не посылывали"). В Новгороде были убиты на вече некоторые из сторонников Москвы. Так появился повод для похода на Новгород. Осенью войска Ивана III двинулись к Новгороду. Вечевые власти не решились сопротивляться, а Иван III предъявил им жесткий ультиматум: "хотим господарьства на своей отчине Великом Новегороде такова, как наше государьство в Низовской земле на Москве", что означало ликвидацию особенностей политического строя Новгорода. Далее Иван III разъяснил, что конкретно он имеет в виду: "вечю колоколу во отчине нашей в Новегороде не быти, а господарьство свое нам держати".

В январе 1478 г. новгородские власти капитулировали, вече было отменено, вечевой колокол увезен в Москву, вместо посадников и тысяцких городом теперь правили московские наместники. Земли у наиболее враждебных Ивану III бояр (в том числе у Марфы Борецкой) были конфискованы, но прочие боярские вотчины Иван III обещал не трогать. Это обещание он не сдержал: вскоре начались новые конфискации. Всего за 1484 - 1499 гг. 87% земель сменило своих владельцев; кроме мельчайших собственников - "своеземцев", все новгородские вотчинники лишились своих владений. Земли выселенных новгородцев отдали московским служилым людям.

Теперь пробил час и ликвидации независимости Тверской земли. Она оказалась после присоединения Новгорода зажатой между московскими владениями, лишь на западе гранича на небольшом протяжении с Великим княжеством Литовским. Удельные князья Тверской земли поддерживали Ивана III против своего сюзерена. Тверские феодалы нередко бросали своего князя и уходили на московскую службу: они торопились перейти на сторону победителя. Тверской князь Михаил Борисович чувствовал, что его власти приходит конец. Этого князя ничему не научил опыт новгородских бояр, которые напрасно ждали обещанной помощи от Казимира IV: Михаил Борисович заключил союз с королем. Тогда Иван III бросил на княжество свои войска, и Михаил Борисович быстро капитулировал. Видимо не до конца понимая сложившуюся ситуацию, он вскоре отправил Казимиру IV гонца с грамотами, но тот был перехвачен по дороге людьми Ивана III: не исключено, что в Москве уже имели возможность знать о каждом шаге тверского двора. Это был желанный для Ивана III повод окончательно решить тверскую проблему. 8 сентября 1485 г. московские войска подошли к городу, а уже в ночь с 11 на 12 сентября Михаил Борисович, "видя свое изнеможение", с кучкой верных ему бояр бежал в Великое княжество Литовское. 15 сентября Иван III и его сын Иван торжественно въехали в город. Иван Иванович, бывший по матери родным внуком тверского великого князя Бориса Александровича, стал великим князем тверским. Хотя Псков и Рязань оставались еще формально независимыми, присоединение Твери означало создание единого государства. Недаром именно с этих пор Иван III титулует себя государем всея Руси. В этом титуле содержался и внешнеполитический вызов: многие исконные земли Руси входили в состав Великого княжества Литовского, и владетели этого государства именовали себя великими князьями литовскими и русскими. Иван III предъявлял таким образом претензии на эти земли.

Объединительную политику продолжал преемник Ивана III его сын Василий III (1505 - 1533). При нем были полностью присоединены Псков (1510) и Рязань (1521). Кроме того, успешные войны с Великим княжеством Литовским привели к присоединению Северской и Смоленской земель. Так был закончен процесс политического объединения русских земель и создания единого государства.

С самого начала это государство было многонациональным. На территории, подвластной Новгороду Великому, жили, кроме русских, угро-финские народы - карелы, вепсы, саамы. Пермская земля, населенная коми, была присоединена в конце XV в.

  • http://liketo.ru/ оригинальные подарки на день рождения.