Русско-османские и русско-крымские отношения

Окончание войны с Речью Посполитой позволило России оказать энергичное сопротивление агрессивной политике Османской империи. Ее военная мощь в связи с упорядочением армии и государственного аппарата оставалась серьезной угрозой для соседей. У Речи Посполитой ей удалось отвоевать Подолию, у Венеции - о. Крит, в 70-х гг. она пыталась утвердиться на Правобережной Украине.

Перед российской дипломатией встал вопрос об установлении союзнических отношений со странами, над которыми нависла угроза стать жертвами захватнической политики османов. Но осуществить это намерение созданием антитурецкой коалиции пока не удавалось, что позволило османам объявить войну России (1677 - 1681). Война началась походом объединенного османокрымского войска на обороняемую русскими крепость Чигирин, расположенную на Правобережной Украине. Захватив эту крепость, османы намеревались овладеть Киевом и Левобережной Украиной.

3 августа 1677 г. неприятельские войска численностью около 60 тыс. человек осадили Чигирин, защищавшийся гарнизоном в 12 тыс. воинов (5 тыс. русских солдат и 7 тыс. украинских казаков). Осада Чигирина силами, в пять раз превышавшими численность оборонявшихся, не принесла успеха османам. Стойкая оборона крепости, осуществлявшаяся под руководством талантливого военачальника окольничего И. И. Ржевского, демонстрировала прочность уз русского и украинского народов.

На помощь осажденному гарнизону двинулась русско-украинская армия во главе с Г. Г. Ромодановским. Она успешно переправилась через Днепр и в сражении у Бужина наголову разгромила крымско-османскую армию, пытавшуюся воспрепятствовать переправе. Неприятель откатился к Чигирину, а оттуда, бросив артиллерию и обозы с продовольствием, в панике бежал.

В июле 1678 г. османы вновь предприняли осаду Чигирина. На этот раз османам удалось овладеть сначала частью, а затем и всем городом.

Кампания 1677 - 1678 гг. настолько ослабила османов, что в последующие два года активные операции с участием значительных сил не производились, и дело ограничилось мелкими стычками - 13 января 1681 г., в Бахчисарае был подписан договор, устанавливавший 20-летнее перемирие. Османы признали право России на Киев. Земли между Днепром и Бугом объявлялись нейтральными, не подлежавшими заселению подданными воевавших сторон.

В ходе войны была создана третья по счету оборонительная линия, протяженностью в 400 верст - Изюмская, прикрывавшая от набегов крымцев Слободскую Украину.

Отношения с Крымским ханством складывались столь своеобразно, что заслуживают специального освещения. Главное отличие состояло в том, что это были не отношения двух суверенных государств, а отношения данника с завоевателем, причем в роли данника выступала огромная страна, именуемая Россией, а в роли повелителя - ничтожное по размерам Крымское ханство. Конечно, суверенность России, независимость ее внутри- и внешнеполитического курса не вызывают сомнения, но данничество накладывало свой отпечаток на поведение русского правительства, вынуждало его в известной мере считаться с позицией, которую занимал Крым по отношению к той или иной акции Москвы.

Уплата дани крымским татарам ведет начало от даннических отношений Московского княжества к Золотой Орде. К XVII в. положение монголо-татар коренным образом изменилось: Казанское и Астраханское ханства были покорены Россией еще в середине XVI в. Крымское ханство существовало еще свыше двух столетий. Тому способствовали два обстоятельства: наличие узкого перешейка, соединявшего полуостров с материком, позволяло крымцам, укрепив его, успешно обороняться от нападений извне - перекопские укрепления надежно защищали крымских татар от русской рати.

Второе, не менее существенное обстоятельство, обеспечивавшее долголетие Крымского ханства, состояло в том, что оно находилось в вассальной зависимости от Османской империи, представлявшей в те времена могущественное государство, перед которым трепетала вся Восточная Европа. Конфликт с Крымом грозил перерасти в войну с Османской империей, что побуждало русское правительство проявлять к крымскому хану осторожность и даже предупредительность.

Крымские ханы считали себя прямыми наследниками и преемниками золотоордынских ханов и требовали от русского государства уплаты дани, называвшейся поминками. Это унижение приходилось терпеть, ибо у Русского государства в первой трети XVII в. отсутствовали силы, чтобы освободиться от уплаты поминок.

Поминки увозились в Крым ежегодно и состояли из денежной казны и "мягкой рухляди", выдаваемой хану, членам его семьи, а также вельможам из ханского окружения. В общей сложности казна на поминки тратила 9 - 10 тыс. руб. в год. Немалую статью расхода составляло содержание в Москве крымских посольств и гонцов. Свита гонцов, не говоря о посольствах, состояла из 20 - 30 человек, каждого надлежало кормить и награждать подарками. Если учесть, что столицу ежегодно навещали четыре гонца и два посольства, то расходы на их содержание составляли крупную сумму - в среднем свыше 37 тыс. руб. в год.

Еще одна особенность в русско-крымских отношениях состояла в том, что Русское государство находилось в состоянии непрекращающейся и в то же время необъявленной войны с Крымом; из года в год, как только зеленела трава и, следовательно, появлялся подножный корм для лошадей, крымская конница уходила с полуострова и направлялась на север, в уезды, населенные русскими и украинцами. Цель походов на протяжении нескольких столетий оставалась неизменной: пленение людей, захват лошадей, домашнего скота, а также предметов, не очень громоздких, чтобы не обременять движение конницы.

В Москве знали об обыкновении татар совершать набеги на Русь в весенние и летние месяцы и заранее готовились к отпору, сосредоточивая поместную конницу в Серпухове, Переяславле Рязанском, Туле и других городах. Трудность борьбы с набегами состояла в том, что русскому командованию не было известно, на каком из шляхов встретятся с нападавшими: Муравском мимо Белгорода, Изюмском со стороны Ливен или Калмиусском со стороны Ольшанска и Воронежа.

Вести регулярные боевые действия татары не умели; совершив молниеносный набег, они тут же исчезали. Если лавине татарской конницы удавалось смять ряды русской рати, нападавшие, прихватив пленных, уклоняясь от сражения, с добычей возвращались к исходному рубежу.

Ясырь, т. е. пленные, составляли важную статью доходов крымского хана, его окружения и участников похода и соответственно значительную статью расходов правительства России. Захваченных в плен либо продавали потом в рабство на невольничьих рынках, либо возвращали русскому правительству за значительный выкуп. Выкупная операция стоила правительству тоже немалых денег - за каждого пленного в зависимости от возраста, пола и должности приходилось платить от 40 до 500 рублей. В итоге выкупная сумма в зависимости от степени удачи похода либо приближалась к размеру поминок, либо превосходила его.

Урон, наносимый походами крымцев, не ограничивался расходами на выкуп пленных - они разрушали села и деревни, сжигали посевы; сокращалась численность работоспособного населения. Наконец, был еще один момент в русско-крымских отношениях, пагубно отражавшийся на экономике страны, необходимость устройства оборонительных сооружений на путях, по которым крымские татары двигались на север.

Отсутствие гор, открытая со всех сторон степь, а также равнинная лесостепная территория не создавали серьезных трудностей для продвижения на север. Преградой могли стать полноводные реки, но в Европейской России все они, за исключением Оки, текли с севера на юг. Государство должно было проявить заботу о возведении искусственных сооружений, укреплявших границы.

Мысль о необходимости создания засечной черты в сознании правительства укрепилась после неудачного исхода Смоленской войны назащищенность южных границ и отсутствие там рати, находившейся под Смоленском, позволили татарам беспрепятственно проникнуть в глубь территории Руси. Перспектива возобновления войны за Смоленск вынудила правительство обратить серьезное внимание на укрепление южных границ. Строительство так называемой Белгородской засечной черты, создававшей сеть укреплений между Белгородом и Доном, началось в 1635 г. и продолжалось почти два с половиной десятилетия: в 30-х годах было сооружено 10 городов, в 40-х - 18.

Сооружение засечной черты потребовало не только финансовых затрат, но и привлечения людских ресурсов как для строительных работ, так и для обороны крепостей. Правительство использовало для этого два способа: принудительное переселение жителей из ранее возникших городов, существовавших севернее засечной черты, и вольную колонизацию, т. е. призыв к населению добровольно заселять вновь построенные города. Заметим, вольная колонизация вызывала дружный протест помещиков и монастырей, из владений которых бежали крестьяне, чтобы обрести свободу от крепостной неволи.

Государство, однако, не пошло на поводу у дворянства, действуя в своих интересах, т. е. продолжило строительство пограничных укреплений. В этом сказалась самостоятельная роль государства, его собственные, не зависимые ни от кого чаяния. Подобными же намерениями государство руководствовалось и тогда, когда отклонило не только всякие притязания помещиков на возвращение им беглых крестьян, но и попытки организовать там крепостное хозяйство. В итоге зона укрепленных городов превращалась в зону мелкого землевладения, где отсутствовали помещичьи латифундии.

С середины XVII в., когда было завершено строительство Белгородской черты, в обороне южных границ наступил новый этап: набеги татар хотя и продолжались, но они перестали быть безнаказанными и сопровождались более скромной, чем прежде, добычей. Определить общий ущерб, наносимый крымцами Русскому государству, не представляется возможным, но не подлежит сомнению, что он равнялся многим десяткам тысяч рублей в год. К материальному урону надлежит добавить моральный - крайне жестокое обращение с русскими дипломатами, находившимися в Крыму. Их морили голодом, держали обнаженными на холоде, подвергали пыткам. Такое поведение крымских властей вызвало возмущение в Москве, и в 1639 г. для обсуждения инцидента был созван Земский собор. Только тяжелое положение в стране, вызванное неудачно закончившейся Смоленской войной, удержало Земский собор и правительство от объявления Крыму войны.

  • ходил на курсы визажистов в екатеринбурге.