Освоение Сибири

В течение XVII в. русские продвинулись от Западной Сибири до берегов Тихого океана, Камчатки и Курильских островов. Стремительное движение русских на восток стимулировалось поиском новых "землиц", стремлением обложить ясаком местное население и обнаружить полезные ископаемые, прежде всего золото и серебро.

Огромные просторы Сибири представлены разными почвенно-климатическими зонами: степью и лесостепью на юге, тайгой в средней полосе и тундрой на севере. Пестрое в этническом отношении местное население было немногочисленным - там проживало ок. 200 тыс. местных жителей. Малая плотность населения и суровые климатические условия не благоприятствовали нормальному социально-экономическому развитию.

Продвижение русских по Сибири осуществлялось двумя маршрутами. По одному из них, лежавшему вдоль северных морей, бесстрашные мореходы и землепроходцы двигались к северо-восточной оконечности материка. В 1648 г. одна из экспедиций совершила крупное географическое открытие: казак Семен Дежнев на небольших судах с кучкой отважных людей открыл пролив, отделяющий Азию от Северной Америки.

Другой маршрут на восток пролегал вдоль южных границ Сибири. Здесь землепроходцы тоже в короткий срок достигли берегов Тихого океана. Выдающимся открывателем новых земель проявил себя письменный голова Василий Данилович Поярков, отправившийся в 1643 г. во главе 132 человек на Зею и Шилку. В 1645 г. он вышел по Амуру в Охотское море, совершил отважное плавание на речных судах вдоль его побережья и в следующем году возвратился в Якутск.

В середине XVII в. совершает поход в Даурию устюжский торговый человек Ерофей Павлович Хабаров и завоевывает земли по Амуру. Что привлекало в Сибирь искателей наживы, людей авантюристического склада, бесспорно отважных, выносливых, обладавших твердой волей и суровым характером? Прежде всего главное богатство обширного края - пушнина. Именно ради нее горстки промышленных и служилых людей, двигаясь на восток, терпели лишения, преодолевали реки и болота, горные цепи и безлюдные пространства, суровый климат и сопротивление местного населения.

По-разному встречали коренные жители пришельцев: одни - луками и стрелами, но уступая в конце концов огнестрельному оружию; другие сами обращались с просьбами принять их в подданство, ибо искали защиты у русского царя от нападения единоплеменников или воинственных соседей; третьи безропотно подчинились новой власти.

За промышленными и служилыми людьми следовали представители царской администрации - воеводы. С их появлением связано оформление подданства местного населения, выражавшегося в уплате ясака пушниной. Надо отметить особенность в отношении к местному населению воеводской администрации, промышленных и служилых людей, с одной стороны, и московских властей - с другой. В Москве присоединенные "землицы" расценивали как источник поступления в казну пушнины и поэтому были заинтересованы в сохранении платежеспособности ясачного населения. Отсюда многочисленные напоминания воеводам и служилым людям о бережном отношении к ясачным людям, чтобы "ясак с них на государя имать ласкою, а не жесточью", чтобы они уговаривали население принять подданство "ласкотою" и не взыскивали с них непосильных налогов.

Местное население Сибири переживало разные стадии патриархально-родового строя. Самые отсталые формы экономики и социальных отношений наблюдались у народов северо-восточной Азии: юкагиров, чукчей, ительменов, живших в каменном веке и не пользовавшихся железом. Они занимались рыбной ловлей, охотой на морских животных и диких оленей.

Наиболее многочисленными этническими группами Сибири были якуты, жившие по обеим сторонам среднего течения Лены, и буряты, заселявшие бассейн Ангары и берега Байкала. Уровень развития производительных сил у них был значительно выше - основным занятием было скотоводство. Если скот у бурят круглый год питался подножным кормом, то якуты прибегали к заготовке сена. Охота и рыбная ловля имели для них второстепенное значение. Некоторые бурятские племена были знакомы с примитивным земледелием. Оба народа переживали развитую форму патриархально-родовых отношений и стояли на пороге вступления в феодализм.

Бассейн Амура занимали оседлые народы (дауры, дючеры и др.), которым было хорошо известно земледелие, дававшее высокие урожаи. Они возделывали пшеницу, рожь, просо, гречиху, ячмень, овес и другие культуры, а также занимались скотоводством и даже разводили фруктовые сады. Дауры и дючеры находились среди народов Сибири на самой высокой ступени социального развития - они жили патриархально-феодальным строем.

По мере продвижения на восток служилые люди создавали крепостцы, служившие опорными пунктами для дальнейшего продвижения. Так возникли Енисейский острог (1619), Красноярский острог (1628), Братский острог (1631), Якутский острог (1632), Иркутское зимовье (1652), Селенгинский острог (1665).

Промышленные люди и периодически сменяемые воеводы мечтали о сиюминутных доходах и не были разборчивы в средствах их получения. Кроме ясака они взимали поборы в свою пользу - "в почесть". Нередко их "ясак" превышал государев и разорял ясачных людей. Распространенной формой обогащения торговых людей был неэквивалентный обмен - ценные шкурки соболя и песца выменивали за безделушки из стекла, в лучшем случае за изделия из железа. Едва ли не самым отрицательным последствием общения с купцами было спаивание коренных жителей - пушнину выменивали за водку. Чтобы обеспечить своевременное поступление ясака в установленных размерах, с ясачных людей брали аманатов - заложников. Местных князьков правительственная администрация подкупала мелкими подарками (ножи, бисер, колокольчики и др.), и те понуждали своих соплеменников вносить ясак.

К концу XVII в. численность русского населения Сибири достигала 150 тыс. человек, из коих около половины являлись служилыми людьми. Остро стоял вопрос о снабжении сибирских гарнизонов хлебом. Сначала его привозили из Европейской России, причем доставка стоила дорого. Постепенно возникала сибирская пашня. Земледельческое население Сибири рекрутировалось отчасти из принудительно переселяемых правительством крестьян, отчасти в результате народной колонизации, преимущественно из среды беглых крестьян и посадских.

Крестьяне оседали в районах, пригодных для земледелия, т. е. на юге Сибири. В итоге в Сибири возник разряд крестьян, известных под названием пашенных людей. Повинность их была натуральной - они возделывали так называемую десятинную пашню, урожай с которой поступал государству. Положение их было тяжелее, чем положение местного населения, о чем свидетельствует стремление некоторых крестьян перейти на статус местных жителей и, так же как они, выплачивать лишь ясак. К концу столетия сибирское земледелие полностью обеспечивало потребности края в хлебе.

В отличие от служилых, торговых и промышленных людей, нередко либо грабивших местное население, либо прибегавших к неэквивалентному обмену, крестьяне приносили с собой земледельческую культуру, а также более современные орудия ремесленного производства (долото, стамеска и т. д.).

Контакты русских крестьян с местным населением способствовали усвоению последними более развитых форм производства. Другой положительный итог вхождения народов Сибири в состав Российского государства состоял в том, что прекратились распри и вооруженная борьба как внутри этнических групп, так и между отдельными народами, истощавшие экономические ресурсы каждого из них.