Восстание декабристов

Известие о смерти Александра I пришло в Петербург 27 ноября. Сына у него не было (а две его дочери, Мария и Елизавета, умерли в младенчестве). По закону о престолонаследии 1797 г. на престол должен был вступить следующий по старшинству его брат Константин. Но Константин, заключивший в 1820 г. морганатический брак с польской графиней Иоанной Грудзинской (получившей титул княгини Лович), по правилам престолонаследия не мог передать престол своим потомкам, а в 1823 г. по настоянию Александра I отказался и от своих прав на престол. Однако акт об отречении Константина и манифест о передаче престола Николаю Павловичу Александр I решил сохранить в тайне. Когда стало известно о смерти Александра, войска, правительственные учреждения и население присягнули Константину. Принес ему присягу и сам Николай. Однако Константин, не принимая престола, не желал и формально отрекаться от него. Причины такого поведения Константина - одна из исторических загадок. Возникла ситуация междуцарствия.

Известие о смерти Александра I, полученное в Петербурге, застало членов Северного общества врасплох. В тот же день на совещании у Рылеева было решено, что если Константин примет престол, то надлежит объявить всем членам общества о его формальном роспуске "и действовать сколько возможно осторожнее, стараясь в два или три года занять значительнейшие места в гвардейских полках". Между тем в Петербурге стали распространяться упорные слухи о том, что Константин отказывается от престола, который переходит, таким образом, к Николаю. У членов Северного общества вновь "появилась надежда на немедленное выступление", используя в качестве предлога верность присяге Константину. 10 декабря уже точно стало известно о готовившейся "переприсяге". Начались ежедневные совещания у К. Ф. Рылеева, С. П. Трубецкого и Е. П. Оболенского, где разрабатывались различные варианты выступления.

Выступление назначили на 14 декабря - день, когда предстояло присягать Николаю Павловичу. Накануне на квартире Рылеева после продолжительных и горячих обсуждений был выработан окончательный план восстания. Декабристы решили вывести восставшие войска на Сенатскую площадь и принудить Сенат объявить введение конституционного правления. Они хотели использовать Сенат как наиболее авторитетный орган государственного аппарата, чтобы придать "законную" форму государственному перевороту. Предполагалось захватить Петропавловскую крепость, Зимний дворец, арестовать царскую семью. "Диктатором" (командующим восставшими войсками) был избран С. П. Трубецкой как "старший по чину" (он был полковником гвардии), а "начальником штаба" Е. П. Оболенский.

От имени Сената предполагалось обнародовать "Манифест к русскому народу", в котором провозглашались: "уничтожение бывшего правления", ликвидация крепостной зависимости крестьян, рекрутчины, военных поселений, телесных наказаний, отмена подушной подати и податных недоимок, сокращение солдатской службы с 25 до 15 лет, уравнение в правах всех сословий, введение выборности центральных и местных органов власти, суда присяжных с гласным судопроизводством, свобода слова, занятий, вероисповеданий. По разработанному декабристами плану сразу же после восстания власть в стране вручалась Временному революционному "правлению", в которое предполагалось ввести наиболее авторитетных государственных и военных деятелей: М. М. Сперанского, Н. С. Мордвинова, А. П. Ермолова, П. Д. Киселева. От тайного общества в него вводился Г. С. Батеньков. Через три месяца после восстания предполагалось созвать Великий собор, который должен был играть роль Учредительного собрания. В состав его должны были быть избраны по два представителя каждого сословия от каждой губернии. Великому собору предстояло определить "тот образ правления, который общим мнением признается полезнейшим и для всех благодетельным", и принять соответствующую конституцию.

Настало утро 14 декабря. Члены тайного общества уже находились в своих воинских частях и вели агитацию против присяги Николаю I, во имя сохранения верности законному императору Константину. К 11 часам утра первыми на Сенатскую площадь были выведены Александром и Михаилом Бестужевыми и Д. А. Щепиным-Ростовским 800 солдат лейб-гвардии Московского полка, которые были построены в каре (четырехугольник) около памятника Петру I. Вокруг памятника и каре была поставлена заградительная цепь солдат. К часу дня к солдатам Московского полка присоединились матросы Гвардейского экипажа под командой капитан-лейтенанта Николая Бестужева (старшего брата А. и М. Бестужевых). Вслед за ними на площадь прибыл лейб-гвардии Гренадерский полк, который привели поручики Н. А. Панов и А. Н. Сутгоф. Всего на площади собралось 3 тыс. солдат и матросов при 30 офицерах (некоторые из них не были членами тайного общества и примкнули к восстанию в последний момент). Ждали подхода других воинских частей, а главное - диктатора восстания - С. П. Трубецкого, без распоряжений которого восставшие не могли самостоятельно действовать. Однако он не явился на площадь, и восстание осталось без руководителя. Трубецкой еще накануне проявил колебания и нерешительность. Его сомнения в успехе усилились в день восстания, когда он убедился, что не удалось поднять большинство гвардейских полков, на которые рассчитывали декабристы. Поведение Трубецкого, несомненно, сыграло роковую роль в день 14 декабря. Участники восстания оценили это как "измену".

Впрочем, было немало и других причин, обусловивших неуспех восстания. Руководители с самого начала совершили массу ошибок, которые нарушили весь план его: в первую очередь, они не сумели воспользоваться первоначальной растерянностью властей и захватить уже утром Петропавловскую крепость, Сенат, Зимний дворец, помешать присяге Николаю I в полках, в которых шло брожение; во-вторых, они не проявили никакой активности в ходе восстания, ожидая подхода и присоединения к ним других частей. Перед разгромом восстания у них была вполне реальная возможность захватить те несколько легких орудий, которые были Николаем I подтянуты к площади и по сути дела решили печальный исход восстания. Также они не обратились за содействием к собравшемуся на площади петербургскому люду, который явно выражал им сочувствие и готов был к ним присоединиться.

До того как были стянуты к месту восстания правительственные войска, Николай I попытался воздействовать на восставших уговорами. К ним он направил генерал-губернатора Петербурга М. А. Милорадовича. Популярный герой Отечественной войны 1812 г., он попытался своим красноречием поколебать солдат, и его миссия чуть было не увенчалась успехом, если бы он не был смертельно ранен П. Г. Каховским выстрелом из пистолета. "Уговаривать" солдат были посланы петербургский митрополит Серафим и киевский митрополит Евгений. Восставшие весьма невежливо попросили их "удалиться". Пока шли уговоры, Николай стянул к Сенатской площади 9 тыс. солдат пехоты и 3 тыс. конных. Дважды конная гвардия атаковала каре восставших, но всякий раз их атаки останавливались беглым ружейным огнем. Впрочем, восставшие стреляли вверх, да и сами конногвардейцы действовали нерешительно, проявляя солдатскую солидарность. И остальные правительственные войска колебались. От них к восставшим приходили парламентеры и просили "продержаться до вечера", обещая к ним присоединиться. Николай I, опасаясь, что с наступлением темноты "бунт мог сообщиться черни", отдал приказ применить артиллерию. Несколько картечных выстрелов в упор с близкого расстояния произвели сильное опустошение в рядах восставших и обратили их в бегство. К 6 часам вечера восстание было разгромлено. Всю ночь при свете костров убирали раненых и убитых и смывали с площади пролитую кровь.

29 декабря 1825 г. началось восстание Черниговского полка, расположенного в районе г. Василькова (в 30 км к юго-западу от Киева). Восстание возглавил С. И. Муравьев-Апостол. Оно началось в тот момент, когда членам Южного общества стало известно о разгроме восстания в Петербурге и когда уже были арестованы руководители общества П. И. Пестель и А. П. Юшневский, полным ходом шли аресты других декабристов на юге. Восстание началось в селе Трилесы (Киевской губернии) - здесь находилась одна из рот Черниговского полка. Отсюда С. Муравьев-Апостол направился в Васильков, где был штаб этого полка и находились еще его 5 рот. С. И. Муравьев-Апостол и М. П. Бестужев-Рюмин заранее составили революционный "Катехизис", предназначенный для распространения в войске и в народе. Этот документ, написанный в виде вопросов и ответов, в доходчивой для солдат форме доказывал необходимость упразднения монархической власти и установления республиканского правления. "Катехизис" был прочтен восставшим солдатам, некоторые его экземпляры были распространены в других полках, но его идеи не нашли отклика в солдатской массе. В течение недели С. И. Муравьев-Апостол с 970 солдатами и 8 офицерами Черниговского полка совершал рейд по заснеженным полям Украины, надеясь на присоединение к восстанию других полков, в которых служили члены тайного общества. Однако эта надежда не оправдалась. Командованию удалось изолировать Черниговский полк, отводя с его пути те полки, на присоединение которых рассчитывал С. И. Муравьев-Апостол.

Одновременно к району восстания стягивались крупные силы верных правительству войск. Общее командование этой операцией Николай I поручил своему брату Константину Павловичу. Когда надежда на присоединение полка, стоявшего в г. Белая Церковь, рухнула (полк был выведен из города), С. И. Муравьев-Апостол повернул свой полк обратно к с. Трилесам, рассчитывая сделать бросок на Житомир. Но утром 3 января 1826 г. при подходе к Трилесам, между деревнями Устиновкой и Ковалевкой, полк был встречен отрядом правительственных войск и расстрелян картечью, а раненный в голову С. И. Муравьев-Апостол схвачен и в кандалах отправлен в Петербург.

После подавления восстания в Петербурге и на Украине самодержавие обрушилось на декабристов со всей беспощадностью. Было взято под арест 316 человек (некоторых из них арестовали случайно и после первых допросов отпустили). Всего же по "делу" декабристов проходило 579 человек - таково было число лиц, попавших в составленный следствием "Алфавит членам злоумышленного общества, открывшегося 14 декабря 1825 г." О многих подозреваемых следствие велось заочно; других же, вышедших из тайного общества или лишь формально в нем состоявших, следствие оставило "без внимания", но все же включило в этот черный список, постоянно находившийся под рукой у Николая I.

Полгода работала Следственная комиссия в Петербурге. Следственные комиссии были образованы также в Белой Церкви и при некоторых полках. Это был первый в истории России широкий политический процесс. Виновными были признаны 289 человек, из них 121 предан Верховному уголовному суду (всего же всеми судами осуждено 173 человека). Из числа преданных Верховному уголовному суду пятеро (П. И. Пестель, К. Ф. Рылеев, С. И. Муравьев-Апостол, М. П. Бестужев-Рюмин и П. Г. Каховский) были поставлены "вне разрядов" и приговорены "к смертной казни четвертованием", замененной повешением. Остальные распределены по степени вины на 11 разрядов. 31 человек 1-го разряда был приговорен "к смертной казни отсечением головы", замененной бессрочной каторгой, 37 - к различным срокам каторжных работ, 19 - к ссылке в Сибирь, 9 офицеров разжалованы в солдаты. Свыше 120 человек понесли различные наказания по личному распоряжению Николая I, без суда: посажены в крепость на срок от полугода до 4 лет, разжалованы в солдаты, переведены в действующую армию на Кавказ, отданы под надзор полиции. Особые судебные комиссии, рассматривавшие дела солдат, участвовавших в восстаниях, приговорили 178 человек к наказанию шпицрутенами, 23 - к палкам и розгам. Из остальных участников восстания сформировали сводный полк в составе 4 тыс. человек, который был отправлен в действующую армию на Кавказ.

Первое революционное выступление в России произвело глубокое впечатление на правящие круги России, в первую очередь на самого Николая I, который всегда вспоминал "моих друзей четырнадцатого" (имея в виду декабристов). На своей коронации, принимая иностранных послов, он заявил о подавлении восстания декабристов: "Я думаю, что оказал услугу всем правительствам". Европейские монархи, поздравляя Николая с этой "победой", писали ему, что тем самым он "заслужил... признательность всех иностранных государств и оказал самую большую услугу делу всех тронов".

Сосланные на каторгу и в ссылку декабристы не изменили своим убеждениям; поставленные в "каторжных норах" вне политического бытия, они тысячью нитей были связаны с Россией, всегда были в курсе всех общественно-политических событий как в России, так и за рубежом. Велик был их вклад в развитие просвещения и культуры в целом русского и частью нерусских народов Сибири. Эта деятельность декабристов после 1825 г. органически входит в общественно-политическую и культурную жизнь России второй четверти XIX в. И по возвращении после амнистии из ссылки многие декабристы нашли в себе силы активно включиться в общественную жизнь страны: они выступали в печати со своими воспоминаниями, публиковали ученые труды, участвовали в подготовке и проведении крестьянской и других реформ в качестве членов губернских комитетов по крестьянскому делу, мировых посредников, земских деятелей.

  • Агитация в интернете интернет агитация.