Восточный вопрос

Возникновение понятия "восточный вопрос" относится к концу XVIII в., хотя сам этот термин был введен в дипломатическую практику в ЗО-е годы XIX в. Три основных фактора обусловили возникновение и в дальнейшем обострение восточного вопроса: 1) упадок некогда могущественной Османской империи, 2) рост национально-освободительного движения против османского ига, 3) обострение противоречий между европейскими странами на Ближнем Востоке, вызванных борьбой за раздел мира. Упадок Османской империи и рост среди подвластных ей народов национально-освободительного движения побуждали великие европейские державы к вмешательству в ее внутренние дела, тем более что ее владения охватывали важнейшие в экономическом и стратегическом отношении регионы Ближнего Востока: Суэцкий перешеек, Египет, Сирию, Балканский полуостров, черноморские проливы, часть Закавказья.

Для самой России восточный вопрос в первую очередь был связан с обеспечением безопасности ее южных границ и хозяйственным освоением юга страны, с интенсивным ростом торговли через черноморские порты. Россия опасалась также, как бы распад Османской империи не сделал ее легкой добычей более сильных европейских держав. Поэтому она старалась укрепить свои позиции на Балканах, чтобы помешать их экспансии в этом регионе. Здесь Россия опиралась на поддержку славянских народов, ориентирующихся в своей национально-освободительной борьбе на помощь этой близкой им по вере страны. Покровительство православному населению Балканского полуострова служило для России поводом для постоянного вмешательства в ближневосточные дела и противодействия экспансионистским устремлениям Англии, Франции и Австрии. Разумеется, русский царизм более всего заботился не столько о национальном самоопределении подвластных султану народов, сколько об использовании их национально-освободительной борьбы в целях распространения своего политического влияния на Балканах. Поэтому необходимо различать внешнеполитические цели царизма от объективных результатов его внешней политики, несшей освобождение балканским народам. Нельзя рассматривать в этой ситуации Османскую империю как "страдающую" сторону. Она также проводила агрессивную, захватническую политику, стремилась к реваншу - восстановлению своего былого господства в Крыму и на Кавказе, подавляла, причем самыми жестокими мерами, национально-освободительное движение угнетенных ею народов, в свою очередь пыталась использовать национально-освободительное движение мусульманских горских народов Кавказа в своих интересах против России.

Наибольшую остроту восточный вопрос приобрел в 20 - 50-е годы XIX в. В этот период возникли три кризисные ситуации в восточном вопросе. 1) в начале 20-х годов - в связи с восстанием в 1821 г. в Греции, 2) в начале 30-х - в связи с войной Египта против Османской империи и возникшей угрозой ее распада и 3) в начале 50-х годов - в связи с возникшим между православными и католиками спором о "палестинских святынях", что послужило поводом к Крымской войне. Характерно, что эти три фазы обострения восточного вопроса следовали за революционными "встрясками": в 1820 1821 гг. - в Испании, Неаполе, Пьемонте; в 1830 - 1831 гг. - во Франции, Бельгии и Польше; в 1848 - 1849 гг. - в ряде стран Европы. Во время этих революционных кризисов восточная проблема как бы отодвигалась на второй план во внешней политике европейских держав, чтобы затем возникнуть снова.

Восстание в Греции готовилось при активном участии греческих эмигрантов, проживавших в южных городах России. Через их посредников шла оживленная торговля России со странами Средиземноморья. Издавна греки надеялись на помощь России в борьбе за освобождение от османского ига. В 1814 г. в Одессе возник руководящий центр борьбы греков за независимость "Филики Этерия" (или Гетерия). В 1820 г. во главе этого центра стал генерал-майор на русской службе Александр Ипсиланти.

22 февраля 1821 г. А. Ипсиланти с отрядом греков перешел р. Прут и через два дня в Яссах опубликовал воззвание к соотечественникам подняться на борьбу за свободу. Одновременно он направил Александру I письмо, в котором призывал русского императора вооруженной рукой изгнать турок из Европы и тем обрести титул "освободителя Греции". В ответ Александр I осудил акцию Ипсиланти и повелел исключить его из русской службы, с воспрещением возвращаться в Россию.

Призыв Ипсиланти послужил сигналом к восстанию в Греции. Османское правительство стремилось решить "греческий вопрос" путем поголовного истребления восставших греков. Зверства карателей вызвали взрыв возмущения во всех странах. Передовая общественность России требовала оказания немедленной помощи грекам.

Летом 1821 г. турецкие карательные войска оттеснили 6-тысячный отряд Ипсиланти к австрийской границе и 19 июля подвергли разгрому. Ипсиланти бежал в Австрию, где его арестовали австрийские власти.

Вместе с тем Порта под предлогом борьбы с греческой контрабандой закрыла черноморские проливы для русских судов, что сильно ударило по интересам помещиков - экспортеров хлеба. Александр I колебался. С одной стороны, он обязан был добиться свободы навигации через проливы и одновременно воспользоваться событиями в Греции для ослабления османского владычества на Балканах, укрепить влияние России в этом регионе. С другой стороны, он как приверженец принципов Священного союза рассматривал восставших греков как "мятежников" против "законного" монарха.

При русском дворе возникли две группировки: первая - за помощь грекам, за престиж России, за использование сложившейся ситуации для решения вопроса о проливах и укрепления позиций России на Балканах, вторая - против какой-либо помощи грекам из-за опасения обострения отношений с другими европейскими державами. Александр I поддержал позицию второй группировки. Он сознавал, что это противоречит государственным интересам России, но ему пришлось жертвовать ими ради укрепления Священного союза и принципов "легитимизма". На Веронском конгрессе Священного союза в 1822 г. Александр I согласился подписать совместную с Австрией, Пруссией, Англией и Францией декларацию, которая обязывала восставших греков подчиниться власти султана, а самого султана - не мстить грекам.

В 1824 г. в связи с продолжавшейся резней греков Александр I попытался объединить усилия стран Европы для коллективного воздействия на султана. Но созванные в Петербург представители европейских держав отказались от предложения царя, заявив, что "греки хотя и христиане, но бунтовщики против законного государя". Карательные действия турецких властей против греков продолжались. В апреле 1825 г. Александр I снова призвал участников Священного союза применить к султану "принудительные меры", но получил отказ. Со стороны российской общественности все громче звучал голос в защиту греков, с чем Александр не мог не считаться. 6 августа 1825 г. он объявил европейским дворам, что Россия в "турецких делах" будет следовать собственным интересам. Началась подготовка к войне с Османской империей, но смерть Александра I приостановила ее.

Между тем европейские державы стремились извлечь выгоду из конфликта султана с его греческими подданными. Англия хотела укрепиться в восточной части Средиземноморья, поэтому признала греков воюющей стороной (а не обычными "бунтовщиками"). Франция с целью распространения своего влияния в Египте поощряла египетское правительство Мухаммеда-Али оказать помощь султану в подавлении греческого освободительного движения. Австрия также поддерживала Османскую империю, надеясь получить за это некоторые территории на Балканах. В сложившейся обстановке Николай I решил первым делом договориться с Англией. 23 марта 1826 г. был подписан Петербургский протокол, по которому Россия и Англия брали на себя обязательство выступить с посредничеством между султаном и восставшими греками. Султану было предъявлено требование предоставить Греции автономию - со своим правительством и законами, но под вассалитетом Османской империи. К Петербургскому протоколу присоединилась Франция, и все три державы заключили соглашение о "коллективной защите" интересов Греции. Султану был предъявлен ультиматум о предоставлении Греции независимости, но султан его отверг, а державы, подписавшие соглашение, направили свои эскадры к берегам Греции. 8 октября 1827 г. в бухте Наварино (на юге Греции) состоялось морское сражение, в котором турецко-египетский флот был полностью разгромлен. Наваринское сражение способствовало победе греческого народа в борьбе за независимость.

Совместная акция Англии, Франции и России в решении "греческого вопроса" отнюдь не снимала острых противоречий между ними. Англия, желая связать руки России на Ближнем Востоке, лихорадочно разжигала реваншистские настроения Ирана, армия которого вооружалась и реорганизовывалась на английские деньги и с помощью английских военных советников. Иран стремился вернуть утраченные по Гюлистанскому мирному договору 1813 г. территории в Закавказье.

Известия о событиях в Петербурге в конце 1825 г. были восприняты шахом и его правительством как благоприятный момент для развязывания военных действий против России. В июле 1826 г. 60-тысячная шахская армия без объявления войны вторглась в Закавказье и начала стремительное наступление на Тифлис. Но вскоре она была остановлена под крепостью Шуша, а затем русские войска перешли в наступление. В сентябре 1826 г. иранские войска потерпели сокрушительное поражение под Гянджой и были отброшены к р. Араке. Русская армия под командованием А. П. Ермолова перенесла военные действия на территорию Ирана.

Николай I, не доверяя Ермолову (он подозревал его в связях с декабристами), передал командование войсками Кавказского корпуса И. Ф. Паскевичу. В апреле 1827 г. русские войска овладели Нахичеванью и Эриванью. На помощь русским войскам поднялось все армянское население. Русские войска заняли Тавриз - вторую столицу Ирана - и быстро продвигались к Тегерану. В иранских войсках началась паника. Шахское правительство вынуждено было пойти на предложенные Россией условия мира. По Туркманчайскому договору 10 февраля 1828 г. к России отходили Нахичеванское и Эриванское ханства, составлявшие Восточную Армению. Иран обязывался выплатить контрибуцию в 20 млн. руб. Подтверждалось исключительное право России держать военный флот на Каспийском море. Договор предусматривал свободу переселения в Россию армянского населения Ирана. В результате в Россию переселились 135 тыс. армян. В 1828 г. из присоединенных к России Эриванского и Нахичеванского ханств была образована Армянская область с русским административным управлением. Однако полного воссоединения армянского народа не произошло: Западная Армения продолжала оставаться в составе Османской империи.

Туркманчайский мир явился крупным успехом России. Он упрочивал русские позиции в Закавказье, способствовал усилению ее влияния на Среднем Востоке. Английское правительство делало все, чтобы сорвать его. В ход были пущены и подкуп чиновников шаха, и разжигание религиозного и национального фанатизма. В январе 1829 г. иранские власти спровоцировали нападение на российскую миссию в Тегеране. Поводом явилось бегство из одного гарема двух армянок и евнуха, нашедших убежище в русском посольстве. Фанатичная толпа разгромила посольство и вырезала почти всю русскую миссию; из 38 человек спасся только секретарь посольства. В числе погибших был и глава миссии А. С. Грибоедов. Царское правительство, не желая новой войны с Ираном и осложнений с Англией, удовлетворилось личными извинениями шаха, который подарил также крупный бриллиант русскому царю.

Туркманчайский мир развязал России руки перед назревавшим военным конфликтом с Османской империей, которая занимала откровенно враждебную по отношению к России позицию, жаждала реванша за прежние неудачи и систематически нарушала статьи прежних договоров. Ближайшими причинами войны послужили задержка торговых судов под российским флагом, захват грузов и высылка русских купцов из османских владений. 14 апреля 1828 г. Николай I выступил с манифестом об объявлении войны Османской империи. Английский и французский кабинеты хотя и заявили о своем нейтралитете, но тайно оказывали поддержку султану. Австрия помогала ему оружием, а на границе с Россией демонстративно сконцентрировала свои войска.

Война оказалась для России необычайно тяжелой. Войска, приученные к плац-парадному искусству, технически слабо оснащенные и руководимые бездарными генералами, первоначально не могли добиться сколько-нибудь значительных успехов. Солдаты голодали; в армии свирепствовали болезни, от которых гибло их больше, нежели от вражеских пуль и снарядов.

В начале 1828 г. 100-тысячная армия под командованием фельдмаршала П. Х. Витгенштейна перешла р. Прут и заняла дунайские княжества Молдавию и Валахию. Одновременно 11-тысячный корпус И. Ф. Паскевича, действовавший в Закавказье, повел наступление на Карс. На Дунае русские войска встретили упорное сопротивление хорошо вооруженных турецких крепостей. Только к концу 1828 г. удалось овладеть приморской крепостью Варна и узкой полосой земли вдоль Черного моря. Успешнее велись военные действия на Кавказе и в Закавказье, где удалось блокировать крупную турецкую крепость Анапа, а 11-тысячный отряд И. Ф. Паскевича в течение трех месяцев занял три пашалыка (области): Карский, Ахалцихский и Баязетский.

В начале 1829 г. во главе армии, действовавшей за Дунаем, был поставлен И. И. Дибич, сменивший престарелого П. Х. Витгенштейна. Он разгромил основные силы турецкой армии и овладел стратегически важными крепостями - Силистрией, Шумлой, Бургасом и Созополем, а в начале августа 1829 г. Адрианополем. Русские войска находились в 60 верстах от Константинополя, но Николай I не решился отдать приказ нанести сокрушительный удар по Османской империи. В данный момент Россия не желала ее падения, руководствуясь принципом: "Выгоды сохранения Османской империи в Европе превышают ее невыгоды". Кроме того, овладение русскими войсками Константинополем неизбежно вызвало бы резкое обострение отношений России с другими державами. Николай I торопил Дибича с заключением мира. 2 сентября 1829 г. в Адрианополе был подписан мирный трактат. России передавались устье Дуная с островами, восточное побережье Черного моря от Анапы до Сухуми, а в Закавказье Ахалцых и Ахалкалаки. Османская империя уплачивала контрибуцию в размере 33 млн. руб. Русские торговцы получали право экстерриториальности на всей территории Османской империи. Черноморские проливы объявлялись открытыми для русских торговых судов. Сравнительно небольшие приобретения по Адрианопольскому трактату тем не менее имели для России важное стратегическое значение, так как укрепляли ее позиции на Черном море и положили предел османской экспансии в Закавказье. Но особенно большое значение Адрианопольский мир имел для народов Балканского полуострова: получала автономию (а с 1830 г. и независимость) Греция, расширялась автономия Сербии и Дунайских княжеств - Молдавии и Валахии.

Но еще более значительных дипломатических успехов на Ближнем Востоке Россия достигла в 1832 - 1833 гг., когда она вмешалась в турецко-египетский конфликт.

Еще в 1811 г. правитель Египта Мухаммед-Али добился автономии этой арабской части Османской империи. Он создал свою армию и флот, вел самостоятельную внешнюю политику, ориентируясь на Францию, и давно вынашивал планы окончательного освобождения от власти султана, а также и присоединения к Египту другой арабской территории в составе Османской империи - Сирии.

К началу 30-х годов Мухаммед-Али, пользуясь ослаблением Османской империи в связи с поражением ее в войне 1828 - 1829 гг. с Россией, расширил территорию Египта, провел ряд реформ и с помощью французских военных советников преобразовал свою армию. В 1832 г. он восстал против султана и двинул войска на Константинополь. В декабре 1832 г. египетская армия разгромила войска султана и создала непосредственную угрозу Константинополю. Султан Махмуд II обратился за помощью к Франции и Англии, но те, заинтересованные в укреплении своего влияния в Египте, отказали ему в поддержке. Зато Николай I с большой готовностью согласился оказать военную помощь, с просьбой о которой обратился к нему султан. К тому же Николай I рассматривал "египетский мятеж" как "последствие возмутительного духа, овладевшего ныне Европой и в особенности Францией".

В феврале 1833 г. в Босфор вошла русская эскадра, и в окрестностях Константинополя высадился 30-тысячный экспедиционный корпус под командованием А. Ф. Орлова. Англия и Франция тоже направили к Константинополю свои эскадры. Дипломатам Англии и Франции удалось добиться примирения Мухаммеда-Али с султаном, между которыми был заключен договор. По этому договору в управление Мухаммеда-Али передавалась вся Сирия, но он признавал свой вассалитет от султана. Этим соглашением устранялся и предлог пребывания русских вооруженных сил в Османской империи. Но перед их выводом А. Ф. Орлов подписал 26 июня 1833 г. в летней резиденции султана Ункяр-Искелесси (Государевой гавани) договор. Он устанавливал между Россией и Османской империей "вечный мир", "дружбу" и оборонительный союз. Секретная статья договора освобождала Османскую империю от оказания России военной помощи, взамен которой в случае войны султан по требованию России обязывался закрыть Дарданелльский пролив для всех иностранных военных кораблей. Ункяр-Искелесский договор значительно укрепил ближневосточные позиции России. Вместе с тем он обострил ее отношения с Англией и Францией, которые направили царю и султану ноты протеста, требуя аннулирования договора. К протесту присоединилась и Австрия. В английской и французской прессе поднялась шумная антирусская кампания.

Англия стремилась "утопить" Ункяр-Искелесский договор в какой-нибудь многосторонней конвенции. Такой случай представился. В 1839 г. султан Махмуд II отстранил Мухаммеда-Али от должности правителя Египта. Тот вновь собрал большую армию, двинул ее против султана и в нескольких сражениях разгромил его войска. Султан снова обратился за помощью к европейским державам, в первую очередь к России во исполнение договора 1833 г. Англия постаралась использовать сложившуюся обстановку для заключения многостороннего договора с Османской империей. В итоге двусторонний русско-турецкий союз был заменен коллективной "опекой" четырех европейских держав - России, Англии, Австрии и Пруссии. Подписанная ими 3 июля 1840 г. Лондонская конвенция предусматривала коллективную помощь султану и гарантировала целостность Османской империи. Конвенция провозглашала принцип: "пока Порта находится в мире", в проливы не допускаются все иностранные военные суда. Тем самым терял силу секретный пункт Ункяр-Искелесского договора об исключительном праве России провода через проливы своих военных кораблей. 1 июля 1841 г. была заключена вторая Лондонская конвенция о проливах, на этот раз с участием Франции. Конвенция предусматривала общеевропейский контроль за соблюдением "нейтрализации" черноморских проливов. Таким образом, лондонские конвенции 1840 1841 гг., по существу, сводили на нет успехи России, достигнутые в 1833 г., и являлись ее дипломатическим поражением.

В 1844 г. Николай I предпринял поездку в Лондон, чтобы договориться с английским кабинетом о разделе "турецкого наследства" в случае распада Османской империи. Английский кабинет занял уклончивую позицию, соглашаясь в случае "гибели Турции" вступить в переговоры с Россией, но отказываясь от заключения с ней какого-либо договора по этому вопросу.