Освободительное движение и общественно-политическая мысль в 20 - 50-е годы XIX в.

Кружки конца 20-х - начала 30-х годов

После разгрома восстания декабристов общественная жизнь в России проходила в трудной обстановке политической реакции. Как писал А. И. Герцен, после поражения декабристов "умственная температура в России понизилась... развитие было прервано, все передовое, энергичное вычеркнуто из жизни".

Поражение декабристов вызвало у некоторой части общества пессимизм и отчаяние. Отражением этих настроений явились знаменитые "Философические письма" П. Я. Чаадаева (1794 - 1856), в которых он высказал самые мрачные взгляды на прошедшее, настоящее и будущее России.

П. Я. Чаадаев был замечательной личностью. Друг А. С. Пушкина и А. С. Грибоедова, он в 1819 г. вступил в декабристское общество Союз благоденствия, хотя участия в делах его и не принимал. Это был высокообразованный и одаренный человек. В феврале 1821 г. он демонстративно вышел в отставку, хотя его ожидала блестящая военная карьера, и в 1823 - 1826 гг. находился в заграничном путешествии по Англии, Франции, Италии, Швейцарии и Германии, где познакомился со знаменитыми философами того времени. По возвращении в Россию во время обыска на границе у него обнаружили "разные непозволительные книги и подозрительные бумаги". Чаадаев был взят под арест и подвергся допросу: его подозревали в связях с декабристами, что он решительно отрицал. За недостатком "улик" был освобожден.

Свои настроения Чаадаев выразил в цикле "Философических писем", написанных в 1829 - 1831 гг. на французском языке. Первое "Письмо", которое излагало основные положения, развитые потом в последующих письмах цикла, опубликовал в 1836 г. московский журнал "Телескоп". Оно произвело сенсацию. "Письмо" содержало систему историко-философских раздумий Чаадаева, покоившихся, как он писал, на "истине христианского учения". Чаадаев выступил с суровой критикой социальных и нравственных основ существующего в России общественно-политического строя. Рассматривая прошлое и настоящее Росии, он делал пессимистические выводы относительно ее будущего. "Поколения и века протекли без пользы для нас, - писал Чаадаев. - Глядя на нас, можно было бы сказать, что общий закон человечества отменен по отношению к нам. Одинокие в мире, мы ничего не дали миру, ничему не научили его; мы не внесли ни одной идеи в массу идей человеческих, ничем не содействовали прогрессу человеческого разума, и все, что нам досталось от этого прогресса, мы исказили... Мы не дали себе труда ничего выдумать сами, а из того, что выдумали другие, мы перенимали только обманчивую внешность и бесполезную роскошь... Если бы дикие орды, возмутившие мир, не прошли по стране, в которой мы живем, прежде чем устремиться на Запад, нам едва ли была отведена страница во всемирной истории. Если бы мы не раскинулись от Берингова пролива до Одера, нас и не заметили бы".

Николай I, прочитав статью ("Письмо") Чаадаева, отозвался о ней так: "Нахожу, что содержание оной - смесь дерзостной бессмыслицы, достойной умалишенного". "Телескоп" был закрыт, его редактор Н. И. Надеждин сослан в Усть-Сысольск, пропустивший статью цензор (ректор Московского университета А. В. Болдырев) отстранен от должности. Чаадаева официально объявили "сумасшедшим" (первый в России человек, объявленный "сумасшедшим" по политическим мотивам), за ним установили "медико-политический надзор". В течение нескольких лет на дом к Чаадаеву являлись врачебные и полицейские чины для "свидетельствования его умственного состояния". Эта неуклюжая акция властей по отношению к Чаадаеву резко подняла его популярность в московских кругах. Никто не верил в его "сумасшествие", в том числе и доктор, посещавший Чаадаева.

Герцен писал в "Былом и думах", что "Философическое письмо" Чаадаева произвело сильное впечатление на передовую Россию того времени. Это был, по его словам, "выстрел, раздавшийся в темную ночь", всколыхнувший многих и заставивший задуматься о судьбах России. Передовая Россия оценивала "Философическое письмо" Чаадаева неоднозначно. Считая положительным сам факт протеста автора против мрачной николаевской действительности и постановку вопроса о судьбах России, она осудила пессимизм Чаадаева, его негативное отношение к прошлому России и неверие в ее будущее. Герцен расценивал письмо Чаадаева как "голос из гроба". А. С. Пушкин направил Чаадаеву письмо, в котором выражал решительное несогласие с его взглядами. "Я далеко не восторгаюсь всем, что вижу вокруг себя, - писал Пушкин, - но клянусь честью, что ни за что на свете я не хотел бы переменить отечество или иметь другую историю, кроме истории наших предков, той, какой нам Бог ее дал". П. А. Вяземский указывал, что нельзя смешивать официальную власть и народ. Впоследствии в рукописи "Апология сумасшедшего" (1837) Чаадаев признал односторонность и несправедливость своих суждений об отсутствии будущего у России. Он писал, что Россия будет призвана сказать миру свое слово, "решить большую часть проблем общественного порядка".

Первые годы после восстания декабристов были временем деятельности небольших кружков, в основном студенческой молодежи, малочисленных по составу, быстро раскрываемых полицией. Этот так называемый кружковый период конца 20-х - начала 30-х годов XIX в. в освободительном движении был связан не только с усилением реакции, но и с изменением самого состава участников. На смену декабристам пришла в основном студенческая молодежь, полная революционного задора, но с не совсем еще ясными взглядами и без опыта конспиративной работы. Эти люди рассматривали себя продолжателями и наследниками декабристов, предпринимали робкие попытки возродить их дело. Наиболее известны студенческие кружки Московского университета, который после восстания декабристов становится главным центром общественно-политической жизни страны. С ним были связаны первые выступления Герцена, Огарева, Белинского. Из Московского университета вышли многие славянофилы и западники.

Николай I настороженно следил за Московским университетом. Во время своей коронации в сентябре 1826 г. он узнал о распространении крамольной поэмы "Сашка", автором которой оказался студент университета А. И. Полежаев. Царь сам расследовал это дело, лично допрашивал Полежаева и распорядился отдать его в солдаты. Появление в стенах университета этой поэмы царь рассматривал как "следы" 14 декабря 1825 г.

В 1830 г. в Московском университете сложился кружок "казеннокоштного" студента В. Г. Белинского под названием "Литературное общество 11-го нумера" (кружок собирался в комнате No 11 общежития для "казеннокоштных" студентов). На собраниях кружка много читали и спорили на литературные темы, члены кружка переписывали запретные стихи Пушкина, Рылеева и Полежаева, сами сочиняли вольнолюбивые произведения. Среди них была драма "Дмитрий Калинин", написанная Белинским и обсуждавшаяся в кружке. Слабая в художественном отношении, она содержала резкий протест против крепостнических порядков в России. Текст драмы Белинского стал известен университетскому начальству, которое в 1832 г. поспешило исключить ее автора из университета под предлогом "слабого здоровья" (Белинский по болезни пропускал занятия) и "по ограниченности способностей". В 1834 г. раскрыт полицией кружок Герцена и Огарева. Официально их обвиняли в "пении пасквильных песен", подслушанных доносчиком. Герцен был арестован, сослан в Пермь, затем в Вятку, а в 1837 г. по ходатайству В. А. Жуковского переведен на службу во Владимир. Огарева сослали в Пензу, остальные члены кружка отданы под надзор полиции.

Заметное место в общественно-культурной жизни России тех лет занимал литературно-философский кружок Н. В. Станкевича (1813 - 1840), действовавший в 1831 - 1837 гг. Основатель кружка, человек большого личного обаяния, разносторонних познаний, необычайно одаренный, обладавший удивительным умением открывать таланты, впоследствии привлек к кружку видных общественных деятелей и ученых нового поколения - В. Г. Белинского, М. А. Бакунина, К. С. Аксакова, Т. Н. Грановского, О. М. Бодянского, М. Н. Каткова. Всех участников кружка объединяла любовь к литературе и философии, особенно к классической немецкой. Они изучали произведения Ф. Шеллинга, И. Канта, И. Фихте, затем обратились к изучению философии Г. Гегеля и Л. Фейербаха. Задачей кружка они ставили пропаганду просветительских идей и гуманизма. Он был связан с кружком Герцена и Огарева. После отъезда Станкевича в 1837 г. для лечения за границу кружок прекратил свое существование.

  • My little pony свити дропс купить.