Министерства и иные присутственные места

Каждое министерство разделялось на департаменты, отделения, столы.

ДЕПАРТАМЕНТЫ ведали важнейшими направлениями деятельности министерств. Должность ДИРЕКТОРА ДЕПАРТАМЕНТА, как и министра, была слишком высока, чтобы прямо «присваивать» ее героям художественных произведений. Только по косвенным данным можно заключить, что Каренин, муж Анны, занимавший «одно из важнейших мест в министерстве», возглавлял департамент.

Не случайно повесть «Шинель» Гоголь начинает таким ироническим вступлением: «В департаменте… но лучше не называть, в каком департаменте. Ничего нет сердитее всякого рода департаментов, полков, канцелярий и, словом, всякого рода должностных сословий. Теперь уж всякий частный человек считает в лице своем оскорбленным все общество». Так нам и остается неизвестным, в каком именно департаменте служил горемычный Акакий Акакиевич; впрочем, значения это для повествования не имеет.

Расхваставшийся Хлестаков, чтобы придать себе весу в уездном городке, заявляет: «Один раз я даже управлял департаментом». Ни более, ни менее!

ОТДЕЛЕНИЕ – часть департамента с более узкими функциями. Восхваляя некоего Фому Фомича, грибоедовский Молчалин отмечает, что он – не то, что Чацкий, а «при трех министрах был начальник отделенья». Мелкого чиновника Поприщина в «Записках сумасшедшего» Гоголя «разбесил начальник отделения», сказавший ему: «Ведь ты нуль, более ничего». Поприщин, не смея ответить начальнику-хаму, изливает свое негодование в дневнике.

Герцен в «Былом и думах» пишет: «Начальники отделений озабоченно бегали с портфелями, были недовольны столоначальниками, столоначальники писали, писали, действительно были завалены работой и имели перспективу умереть за теми же столами – покрайней мере, просидеть без особенно счастливых обстоятельств лет двадцать».

СТОЛ во главе со СТОЛОНАЧАЛЬНИКОМ был низшим подразделением министерств и многих других правительственных ведомств. Главная исполнительская работа велась в столах. Первоначально штат «стола» действительно сидел за одним длинным столом, в торце которого восседал начальник стола, затем название «стол» оторвалось от предмета мебели и стало обозначать служебное подразделение. То же, кстати, случилось со словом «бюро» и «контора», поначалу означавшими всего лишь предмет канцелярской мебели. Нам странно читать в «Обрыве» Гончарова о том, как Райский «подал к переводу в статскую службу и был посажен к Аянову в стол». Однако и до сих пор существуют «стол заказов», «стол находок», «стол справок».

Должность столоначальника – первый руководящий пост на пути административной карьеры – была предметом вожделений всякого рядового чиновника. Молодой беспринципный карьерист Белогубов в «Доходном месте» Островского мечтает любыми средствами стать столоначальником. На вопрос его невесты Юлиньки, что такое столоначальник, он неопределенно отвечает: «Это… первый сорт-с». Помимо жалованья и служебных перспектив должность эта была заманчива и тем, что занимавший ее нередко распоряжался взятками. Чиновник Кисельников в «Пучине» Островского говорит: «По субботам столоначальник делит доходы с просителей, да я посмирнее, так обделяет».

Столоначальников иногда иронически называли неофициально по-старинному – ПОВЫТЧИКАМИ. Чичиков в молодости «попал под начальство уже престарелому повытчику, который был образ какой-то каменной бесчувственности». У Чернышевского («Повесть в повести») читаем: «Я тогда был повытчиком, по тогдашнему неблагородному прозванию, а собственно столоначальником».

Была и менее значительная должность – ПОМОЩНИК СТОЛОНАЧАЛЬНИКА. В романе Чернышевского «Что делать?» отец Веры Павловны, жалкий и пришибленный человек, «служил помощником столоначальника». Иной тип выведен в «Шинели» Гоголя: «…один из чиновников, какой-то даже помощник столоначальника, вероятно, для того, чтобы показать, что он ничуть не гордец и знается даже с низшими себя», приглашает Акакия Акакиевича к себе на именины, где тот имеет возможность блеснуть своей новой шинелью. Этот визит, как известно, имел печальный исход: на обратном пути шинель была похищена.

Правительственные учреждения, где трудились чиновники, назывались ПРИСУТСТВИЯМИ или ПРИСУТСТВЕННЫМИ МЕСТАМИ. В каждом губернском и уездном городе здание присутственных мест стояло на виду – многие из этих домов сохранились до наших дней. В губернском городе, где происходит действие «Мертвых душ», это был «большой трехэтажный каменный дом, весь белый, как мел, вероятно для изображения чистоты душ помещавшихся в нем должностей». В данном случае «должности» – должностные лица.

«Уехал в присутствие», «сидел в присутствии» – такие выражения постоянно встречаются на страницах русской классики. Сходное значение иногда приобретало слов должность. Забитый Макар Девушкин в «Бедных людях» Достоевского признается: «В должность-то вхожу когда, так бочком-бочком». «Отец ее уехал к должности», – говорится в повести Лермонтова «Княгиня Лиговская».

«К должности», как и «в присутствие», означало «на службу», «в свое учреждение».

Часто термин «присутствие» у писателей не конкретизируется, означая правительственное учреждение вообще. Так, в «Анне Карениной» мы узнаем, что Стива Облонский служит «в небольшом чине, начальник одного из московских присутствий»; в другом месте он назван «председателем присутствия».

  • Все подробности: рекламное агентства в Днепропетровске - самая актуальная информация..