Слова, начинающиеся на БО

БОБОРЫКИН Петр Дмитриевич (15/27.08.1836-12.08.1921), русский писатель, почетный академик Петербургской АН. Дебютировал как драматург в 1860. В 1863–65 — редактор-издатель журнала «Библиотека для чтения». В 1870-е сотрудничает в журналах «Отечественные записки», «Вестник Европы», «Северный вестник» и др. С н. 1890-х жил преимущественно за границей.

Автор свыше 100 романов (в т. ч. «Жертва вечерняя», 1868; «Китай-город», 1882; «Василий Теркин», 1892; «Тяга», 1898), повестей и пьес, в которых изобразил жизнь различных слоев русского общества 2-й пол. XIX в.

Исканиям русской интеллигенции в годы первой русской революции посвящен роман «Великая разруха. Семейная хроника» (1908).

Значительный интерес представляют мемуары Боборыкина «За полвека» (1906–13, изд. М.-Л., 1929) и его работы по истории русской и западноевропейской литературы (в т. ч. «Европейский роман в XIX столетии», 1900; неопубл. «Судьбы русского романа», «Эволюция русского романа», 1902).

В 1914 из-за слепоты находился на лечении в Лугано (Швейцария) и по условиям военного времени не сумел вернуться в Россию. Последние публикации на родине — рассказ «Жить — ждать! (исповедь обреченного)» (1916) и «Воспоминания старейшего» («Огонек», №32).

БОБРЕНЕВ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ мужской монастырь,

Московская ей., близ д. Бобреневой, в версте от Коломны. Основан, по преданию, воеводою Димитрием Михайловичем Волынским, по прозванию Боброк, около 1381, по обету за Куликовскую победу над Мамаем. В монастыре находилась особо чтимая Феодоровская икона Божией Матери.

БОБРОВ, город в Воронежской обл. Расположен на южной окраине Окско-Донской равнины, на правом берегу р. Битюг (приток Дона). Население 22 тыс. чел.

Основан в к. XVII в. как слобода в местности, богатой бобрами (отсюда название). Город Бобров с 1779. Близ Боброва, в селе Хреновом, существовал казенный конезавод, основанный графом А. Г. Орловым-Чесменским (порода рысистых лошадей — «орловские рысаки»).

БОБРУЙСК, город в Могилевской обл. Белоруссии. Первые сведения о нем относятся к XIV в. С 1649 захвачен Польшей. Возвращен России в 1793. Крепость Бобруйска сыграла большую роль в войне 1812 года.

БОБЫЛИ, на Руси в XV — и. XVIII в. обедневшие люди, зависимые от владельцев земли. Они занимались земледелием, ремеслом, мелкой торговлей, работали по найму. Бобыли не несли государственного тягла, но платили своему владельцу более легкий оброк — бобылыцину. В 1679 по своему статусу бобыли были приравнены к крестьянам.

В просторечии слово «бобыль» означает обнищавший, одинокий, бездомный человек.

БОВЕ Осип (Иосиф) Иванович (24.10.1784-16.06.1834), архитектор, представитель стиля ампир. Родился в семье выходца из Италии, живописца Винченцо Бова. В 1802–07 Бове обучался в Архитектурной школе Экспедиции кремлевского строения, по окончании ее работал помощником у архитекторов М. Ф. Казакова и К. И. Росси в Твери и Москве, с 1813 — архитектор Комиссии для строений Москвы, с 1814 — Главный архитектор этой комиссии «по фасадной части» общественных зданий в Москве.

Бове много сделал для восстановления и реконструкции Москвы после пожара 1812. Создавал целостные ансамбли в стиле московского ампира: Торговые ряды на Красной площади (1815, в 1888 заменены новыми торговыми рядами по проекту А. Н. Померанцева), ансамбль Театральной площади с Большим театром (1821-24, перестроен в 1855-56 А. К. Кавосом), Малым театром (1821-24, перестроен в 1838—40 К. А. Тоном), внешняя декоративная отделка здания Манежа (1824—25), Александровский сад на месте р. Неглинки у Кремлевской стены (1819—22), Триумфальные ворота у Тверской заставы (1827–34, ныне на Кутузовском просп.), 1-я Градская больница (1828—32), церкви на Ордынке и в с. Архангельском.

В. А. Федоров

«БОГАТЕНИЕ» («О богатении»), поучение русского купца, владельца Прохоровской Трехгорной мануфактуры, Тимофея Васильевича Прохорова (1797–1854), ставшее своего рода моральным кодексом коренных русских купцов: «Человеку нужно стремиться к тому, чтобы иметь лишь необходимое в жизни; раз это достигнуто, то оно может быть и увеличено не с целью наживы — богатства для богатства, — а ради упрочения нажитого и ради ближнего. Благотворительность совершенно необходима человеку, но она должна быть непременно целесообразна, серьезна. Нужно знать, кому дать, сколько нужно дать. Ввиду этого нужно посещать жилища бедных, помогать каждому, в чем он нуждается: работой, советом, деньгами, лекарствами, больницей и пр. Наградою делающему добро человеку должно служить нравственное удовлетворение от сознания, что он живет «в Боге». Богатство часто приобретается ради тщеславия, пышности, сластолюбия и пр., это нехорошее, вредное богатство, оно ведет к гибели души. Богатство то хорошо, когда человек, приобретая его, сам совершенствуется нравственно, духовно; когда он делится с другими и приходит им на помощь. Богатство необходимо должно встречаться в жизни, оно не должно пугать человека, лишь бы он не забыл Бога и заповедей его. При этих условиях богатство неоценимо, полезно. Примером того, что богатство не вредит, служат народы, у которых при изобилии средств редки пороки. Не будь богатства, не было бы ни открытий, ни усовершенствований в различных отраслях знаний, особенно промышленных. Без средств, без труда, энергии не может пойти никакое промышленное предприятие: богатство — его рычаг. Нужды нет, что иногда отец передает большие средства сыну, сын еще более увеличивает их, как бывает в коммерческом быту. Это богатство хорошо, оно плодотворно, лишь только не надо забывать заветов религии, жить хорошей нравственной жизнью. Если богатство приобретено трудом, то при потере его оно сохранит от гибели человека: он станет вновь трудиться и еще может приобрести больше, чем у него было, он живет «в Боге». Если же богатство случайно досталось человеку, то такой человек часто не думает ни о чем, кроме своей похоти, и такой человек при потере богатства погибает. Вообще частное богатение, даже коммерсантов или банкиров, полезно, если человек живет по-Божьему...»

БОГАТСТВО (богачество), обилие имущества, животов, денег (В. Даль). В России сложилось иное, чем на Западе, отношение к деньгам и богатству. Для западного человека свобода олицетворяется в деньгах (в частности, известный афоризм Б. Франклина), для русского свобода — это независимость от денег. Западный мир чаще всего сводит понятие свободы к степени возможности покупать, стяжать все новые и новые товары и услуги, русский видит в этой «свободе» форму кабалы, опутывающей его душу и обедняющей жизнь.

«Беда деньгу родит», — настойчиво повторяет трудовой русский человек. «Деньги что каменья — тяжело на душу ложатся», «Деньги прах», «Деньгами души не выкупишь» или еще вариант этой пословицы — «Деньги — прах, ну их в тартарарах». Отсюда понятно, что дало право Ф. М. Достоевскому писать, что русский народ оказался, может быть, единственным великим европейским народом, который устоял перед натиском золотого тельца, властью денежного мешка.

Деньги для трудового человека не являются фетишем. «Лучше дать, нежели взять», «Дай Бог подать, не дай Бог просить».

К богатству и богачам, к накопительству русский человек относился недоброжелательно и с большим подозрением. Как трудовой человек он понимал, что «от трудов праведных не наживешь палат каменных», «От трудов своих сыт будешь, а богат не будешь». Хотя было бы неправильным считать, что им руководило чувство зависти. Нет. Просто стяжание богатства выше своей потребности, накопительство всяких благ выше меры не вписывалось в его шкалу жизненных ценностей. «Не хвались серебром, хвались добром».

Многие в народе считали, что любое богатство связано с грехом (и, конечно, не без основания). «Богатство перед Богом — большой грех». «Богатому черти деньги куют». «Не отвернешь головы клячом (т. е. не ограбишь ближнего), не будешь богачом». «Пусти душу в ад — будешь богат». «Грехов много, да и денег вволю». «В аду не быть — богатства не нажить». «Деньги копил, да нелегкого купил». «Копил, копил, да черта купил!»

Отсюда выводы: «Лучше жить бедняком, чем разбогатеть со грехом», «Неправедная корысть впрок нейдет», «Неправедная нажива — огонь», «Неправедно нажитое боком выпрет, неправедное стяжание — прах», «Не от скудости скупость вышла, от богатства».

К богачам трудовой человек относится с большим недоверием. «Богатство спеси сродни», — говорит он. «Богатый никого не помнит, только себя помнит». «Мужик богатый гребет деньги лопатой». «У него денег — куры не клюют». «Рак клешнею, а богатый мошною». «Мужик богатый, что бык рогатый». «Богатый совести не купит, а свою погубляет».

Вместе с тем крестьяне даже чем-то сочувствуют богатому, видя в его положении нравственное неудобство и даже ущербность. «Богатый и не тужит, да скучает». «Богатому не спится, богатый вора боится». А уж для нравственного воспитания ребенка богатство в народном сознании приносит прямой вред. «Богатство родителей — порча детям». «Отец богатый, да сын неудатый».

Порой неприязнь к богачам доходит и до проклятий: «Бога хвалим, Христа величаем, богатого богатину проклинаем!» — гласит одна из народных пословиц.

О. Платонов

БОГДАНОВИЧ Ипполит Федорович (23.12.1743–6.01.1803), русский поэт. Главное произведение — поэма «Душенька» (1778), стилизованная под русские народные сказки, поразившая современников новизною содержания и легкостью стиха.

Другие соч.: пьесы «Радость Душеньки» и «Славяне», сборник «Русские пословицы», очерки «Исторические изображения России».

БОГОЛЮБИЕ, боголюбивость, главное духовное чувство человека Святой Руси. Любовь к Богу есть начало, корень и утверждение всему. Любить Бога следует так, чтобы все другое, кроме Него, считать второстепенным и неглавным, чтобы законы Его были выше для нас всех постановлений человеческих, Его советы выше всех советов, чтобы огорчить Его считать гораздо важнейшим, чем огорчить какого-нибудь человека. Любить Бога значит любить Его в несколько раз более, чем отца, мать, детей, жену, мужа, брата и друга; и мы даже и так Его не любим, как любим их. Кто любит Бога, тот уже гораздо более любит и отца, и мать, и детей, и брата, чем тот, кто привязывается к ним более, чем к Самому Богу. Любовь последнего есть один оптический обман, плотская чувственная любовь, одно страстное обаяние. Такая любовь не может поступать разумно, потому что очи ее слепы. Любовь же есть свет, а не мрак. В любви заключается Бог, а не дух тьмы: где свет, там и спокойствие, где тьма, там и возмущение. И потому любовь, происшедшая от Бога, тверда и вносит твердость в наш характер и самих нас делает твердыми; а любовь не от Бога шатка и мятежна и самих нас делает шаткими, боязливыми и нетвердыми. И потому прямо от Божьей любви происходит всякая другая любовь на земле.

Любовь земная, происшед от Божией, становится чрез то возвышенней и обширней, ибо она велит нам гораздо больше любить ближнего и брата, чем мы любим: она велит нам оказывать не только одну вещественную помощь, но и душевную, не только заботиться о его теле, но и о душе, скорбеть на него не за то, что он наносит нам неприятности, но за то, что он сим поступком наносит несчастие душе своей. Никто да не приходит от того в уныние, если Бог не исполняет тот же час вслед за молитвою нашего желания и если даяние не вдруг снисходит на прошение; но напротив, тогда-то бодрей и веселей духом да молимся и действуем! Тогда-то именно да возрастает сильней наша надежда. Ибо Бог, руководясь великим смыслом, дает иному в конце то, что другому в начале. Но блажен и в несколько раз блаженней тот, которому назначено вкусить за долгие и большие труды то, что другому за меньшие: душа его больше будет приготовлена, больше достойна и может более обнять и вместить в себе блаженства, чем душа другого. «Претерпевый до конца спасется», — сказал Спаситель — и сим же открыл нам всю тайну жизни, на которую не хотим мы даже взглянуть очами, не только проразуметь.

Не омрачаться, но стараться светлеть душой должны мы беспрерывно. Бог есть свет, а потому и мы должны стремиться к свету. Бог есть верховное веселие, а потому и мы должны быть также светлы и веселы. Веселы именно тогда, когда все воздвигается противу нас, чтобы нас смутить и опечалить. Иначе и заслуги нет никакой: нетрудно быть веселу, когда вокруг нас весело; тогда всякий умеет веселиться: и не просвещенный верою, и не имеющий никакой твердости человек, и не христианин, и язычник тогда умеют быть спокойными и веселиться. Но достоинство христианина в том, чтобы и в печали быть беспечальну духом.

Все да управляется у нас любовью к Богу. И на всякую земную любовь нашу, как бы чиста и прекрасна она ни была, мы должны взирать как на одни видимые и недостаточные знаки бесконечной любви Божией. Это только одни искры, одни края той великолепной ризы, в которую облеклась безмерная и безграничная любовь Божия, которую ничто не вместит, как ничто не может вместить Самого Бога.

Н. В. Гоголь

БОГОЛЮБОВ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ БОГОРОДИЦКИЙ мужской монастырь, Владимирская еп., на р. Клязьме, при с. Боголюбове. Построен около 1158, 4 июля св. кн. Андреем Боголюбским, на месте явления ему Богоматери, с главным храмом во имя Рождества Пресвятой Богородицы. Подле этого храма св. князь построил другую каменную церковь во имя св. Леонтия, создал каменные ворота для монастыря и на них каменную церковь во имя св. ап. Андрея Первозванного. Для украшения созданной обители св. князь не щадил никаких издержек. Эта обитель была разоряема в 1178 рязанским кн. Глебом и половцами, в 1239 Батыем, в 1382 Тохтамышем. Чудотворная икона Божией Матери, написанная на кипарисе по повелению св. кн. Андрея, находилась в соборном храме Ее имени, построенном в 1866 в византийском стиле. С нею ежегодно 21 мая, при громадном стечении народа, совершался крестный ход в г. Владимир. В память явления св. князю Божией Матери в монастыре в 1158 был установлен 18 июня праздник. Северная сторона Рождественского храма занимала бывшую моленную св. кн. Андрея, убиенного в примыкавших к ней сенях; здесь был устроен придельный алтарь во имя его.

С. В. Булгаков

БОГОЛЮБСКАЯ ЗИМАРОВСКАЯ, чудотворная икона Пресвятой Богородицы. С 1771 находилась в с. Зимарове Рязанской еп. Предание говорит, что в бедственное для России время татарского ига икона сия была расколота татарами на две половины и брошена в кустарник. Там она сама по себе соединилась, но так, что одна половина осталась немного выше другой. Икона прославилась чудотворениями: в 1771 — избавлением от язвы и в 1848 — от холеры.

Празднуется 25 марта/7 апреля.

Прот. И. Бухарев

БОГОЛЮБОВ-ГОРОД, княжеский замок св. кн. Андрея Боголюбского. Построен в 1158–65 на высоком берегу Клязьмы близ устья Нерли. Его опоясывали земляные валы с белокаменными стенами. Сохранилась лишь одна лестничная башня с переходом на хоры собора. Основание стен последней, как и остатки других частей ансамбля, раскрыты раскопками. Дворцовый ансамбль располагался на площади, вымощенной белокаменными плитами. Его центром был собор, связанный переходом с лестничной башней, от которой далее также белокаменный переход вел во второй этаж дворца. К югу от собора через вторую башню шли переходы, выводившие на крепостную стену. Под переходами были арочные проходы и проезд. Все эти части объединялись аркатурно-колончатым поясом в единое живописное и торжественное целое. Фасады украшали барельефы, фресковая роспись, некоторые детали были обиты золоченой медью. Высокий и стройный дворцовый собор имел необычные для древнерусской архитектуры круглые столбы-колонны, расписанные под белый мрамор и завершенные огромными лиственными капителями. Пол хоров устилали майоликовые плитки, а в самом храме — медные плиты, запаянные оловом и блестевшие, как золото. По свидетельству летописи, в храме было много драгоценной утвари. Перед собором на площади стоял уникальный в русском зодчестве восьмиколонный киворий (сень) с золоченым шатром над белокаменной водосвятной чашей.

БОГОЛЮБОВО, поселок городского типа во Владимирской обл., в Суздальском р-не. Расположен на берегу Клязьмы. Население 4,2 тыс. чел.

Основан в сер. XII в. как замок-резиденция кн. Андрея Боголюбского, с XIII в. в замке Рождественский (Рождество-Богородицкий) монастырь. В 1230-х укрепления Боголюбова разрушены монголо-татарами. Сохранились: остатки валов, Рождественский собор (XII в. — 1751), переход и «лестничная башня» княжеского дворца (XII в.), собор Боголюбской Богоматери, кельи и надвратная колокольня (все XIX в.). Боголюбове входит в состав Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Близ Боголюбова — знаменитая церковь Покрова на Нерли (1165).

БОГОЛЮБСКАЯ (БОГОЛЮБИВАЯ), чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Находилась в Боголюбовом мужском монастыре Владимирской еп. Она написана по приказанию кн. Андрея Боголюбского, который, переселяясь из Вышгорода в Ростов, взял с собою чудотворную икону Божией Матери, писанную, по преданию, евангелистом Лукой. Путешествие продолжалось беспрепятственно до того места, где ныне находится Боголюбов монастырь, неподалеку от Владимира, вниз по течению Клязьмы. Тут лошади, везшие икону, остановились и никак не шли дальше, лошадей переменили, но и новые не могли двинуться с места. По приказанию князя был совершен молебен пред чудотворною иконою, но лошади все-таки не трогались с места. Тогда князь удалился в свой шатер и долго молился наедине. К утру он заснул и удостоился во сне чудесного видения: Пресвятая Богородица явилась ему со свитком в правой руке и повелела икону, взятую из Вышгорода, поставить во Владимире, а на том месте, где ему было чудесное явление, устроить храм во имя Рождества Богородицы и обитель для иноков. Благочестивый князь немедленно заложил храм и, призвав лучшего иконописца, приказал ему изобразить Богородицу в том молитвенном виде, как Она явилась ему. Пресвятая Богородица изображена во весь рост, со свитком в правой руке, левая обращена в молитве к Спасителю; сам же кн. Андрей изображен на коленях пред Нею, в молитвенном виде. Когда церковь была готова и освящена, князь внес в нее обе иконы — и принесенную из Вышгорода, известную теперь под именем Владимирской, и вновь написанную, которую назвал иконою Божией Матери Боголюбивой; место же, где Богородица явилась ему, назвал Боголюбским, и сам стал называться Боголюбивым, или Боголюбским. Близ новосозданной церкви и обители он основал город Боголюбов. В память чудесного явления Богородицы в 1157 князь установил ежегодно совершать празднество 18 июня. В 1771, того же дня, было установлено в честь Боголюбской иконы новое празднество в память чудесного избавления Владимира и его окрестностей от морового поветрия, с крестным ходом.

Прот. И. Бухарев

БОГОМОЛЬЕ (паломничество), хождение на поклонение православным святыням, сверх обычно посещаемых святых мест. Обычай был широко распространен среди всех слоев русского общества, но особенно среди крестьянства. Уход на богомолье служил причиной для отлучек крестьян из сельской общины по всей территории расселения русских. Если крестьянин отправлялся, например, на поклонение особо чтимой в Сибири Абалацкой иконе Богоматери (в Абалацкий Знаменский монастырь под Тобольском), то конкретная цель поездки указывалась в одобрении, которое давала община для получения покормёжного паспорта: «пообещал помолиться и молебен отслужить (...) образу Пресвятой Богоматери «Одигитрии» что на Оболаке»; отпущен «на срок за поруками».

Ходили на богомолье чаще всего по обету или просить благополучного разрешения важных дел. Молодежь — перед женитьбой или замужеством, перед призывом. Старики — замаливать грехи. Нередко отправлялись во время болезни, после несчастья, например пожара. Женщины ходили чаще, чем мужчины. К ближним местам брали и детей.

Из деревень Егорьевского у. (Рязанская губ.) в Москву на богомолье ходили многие, группами по 10-15 человек, весной и осенью; в Киев выбирались лишь единицы; в местные монастыри ходили, по сведениям жителя этих мест, «почти все крестьяне». Из Зарайского у. Рязанской губ. сообщали в Тенишевское этнографическое бюро о том, что «за последнее время» (к. 1890-х) в приокских селах большие размеры принимает паломничество в Кронштадт к о. Иоанну Кронштадтскому, портреты которого «обязательно находятся в каждой избе», иногда в нескольких экземплярах.

В Орловском у. Орловской губ. (данные Тальцинской вол.) было принято отпускать крестьян на богомолье в соседние уезды: в Одрин Карачевского у. (поклониться иконе Николая-Угодника либо получить совет от «прозорливого старца»); в с. Старое Волховского у. (к колодцу «с явленой иконой Казанской Божьей Матери»); в Клитень Брянского у. (тоже к старцу, говорившему притчами и, по утверждению крестьян, проникавшему в их мысли). В Троице-Сергиеву лавру ходили отсюда «по обещанию»; отдельные крестьяне отправлялись в Киев.

Из Змиевской вол. Орловского у. на богомолье отпускали весной — в Киев или в Белобережскую пустынь (в Карачевском у., в 150 верстах от с. Змиева). Ходили партиями по 5 — 10 человек. Из с. Петушкова и окрестных деревень (Карачевский у. Орловской губ.) крестьяне ходили на богомолье тоже в Белобережскую пустынь, отстоящую на 60 верст от этих селений (в дни Иоанна Крестителя и «по особым обетам»), а некоторые — в Киев.

Крестьяне Калужской губ. больше всего посещали знаменитые монастыри своего края: Боровский Пафнутиев монастырь, где в соборной церкви под спудом находятся мощи основателя обители прп. Пафнутия; Оптину Введенскую пустынь, особенно известную в XIX в. строгостью иноческой жизни и традициями старчества; Тихонову пустынь около Калуги, куда привлекали богомольцев мощи основателя — прп. Тихона Медынского (Калужского) и колодец этого святого с выстроенным над ним храмом в честь иконы Божией Матери Живоносный Источник.

Огромной притягательной силой для паломников из разных районов России обладали главные святыни Воронежской губ. — мощи прпп. Митрофания Воронежского и Тихона Задонского. Течение паломников ко гробу свт. Тихона и служение панихид у гроба по их просьбам началось задолго до прославления, которое произошло в 1861. С к. XVIII - н. XIX в. постепенно все места, связанные с жизнью святителя, стали приобретать широкую известность. После обнародования решения Синода о прославлении и открытии мощей приток богомольцев в Задонск к 13 августа принял особенно удивительные размеры — до 300 тыс. чел.; приходившие и приезжавшие располагались вокруг монастыря и города в заранее поставленных палатках и деревянных бараках. Среди исцеленных, о которых были сделаны записи, — жители Курской, Рязанской, Тульской и др. губерний. В то же время из Воронежской губ. ходили по обещанию в Иерусалим, Ростов, Свято-Сергиеву лавру и пр.

В епархиальном отчете по Курской губ., например, за 1907 говорится, что в минувшем году ходили в Киев, Чернигов, Воронеж, Саров и др. места «на поклонение мощам святых угодников»; на Афон и в Иерусалим отправляются «нередко». В сведениях из Смоленской губ. (Дорогобужский у.) подчеркивается особое почитание крестьянами мощей св. прп. Нила Столобенского, находившихся в монастыре у г. Осташкова Тверской губ. Так, из д. Рыбки туда ходили пешком за 300 верст.

Из Макарьевского у. Костромской губ. общины отпускали обычно в мае на богомолье в дальние монастыри — Тотемский и Соловецкий. Многие крестьяне юго-западной части Шадринского у. в начале Великого поста ходили по обетам в Верхотурье — на поклонение мощам местного святого — Симеона Верхотурского. Летом некоторые из крестьян этого же района посещали Долматовский Успенский и Екатеринбургский Ново-Тихвинский монастыри. В Восточной Сибири подобные паломничества совершались крестьянами летом к часовне Ахтырской Богоматери.

Нередко одно путешествие включало посещение нескольких традиционно чтимых святынь в разных местах. Так, из села Белого Ловичской вол. Боровичского у. (Новгородская губ.) крестьяне ходили за 125 верст в Тихвинский мужской и женский монастыри, с заходом в Реконскую пустынь Тихвинского у. (60 верст от села). А на обратном пути принято было посещать монастыри Николы Беседного и Антония Дымского под Тихвином.

Из этой же волости ходили в Иверский мужской монастырь у города Валдая (120 верст от с. Белого) с заходом в соседний с ним Короцкий женский монастырь. В каждом из этих мест была икона или мощи святого, служившие предметом особого поклонения. Отсюда ходили также на богомолье отдельными маршрутами в уездный (Боровичи, 35 верст от Белого) и губернский (Новгород) города, в Осташков (Тверской губ.), в монастырь Нила Столобенского, в Москву и Троице-Сергиеву лавру, в Соловецкий монастырь, в Киев и Киево-Печерскую лавру. Некоторые, преимущественно богатые крестьяне, отправлялись и в Иерусалим. В конце прошлого столетия были опубликованы записки тюменского крестьянина Николая Чукмалдина, описавшего свое путешествие в Святую Землю.

Г. Р. Державин, будучи Олонецким губернатором, оставил свидетельство о массовом движении богомольцев в Соловецкий монастырь в 1780-х. Говоря о трудностях своей поездки в Кемь (этот населенный пункт расположен на заливе Белого моря, губернатор должен был там произвести административные изменения — превратить селение в город), Державин замечает: «В Кемь же только можно попасть из города Сум на судах, когда молебщики в мае и июне месяцах ездят для моленья в Соловецкий монастырь».

Спустя более ста лет после «Записок» Державина другой выдающийся русский человек, М. В. Нестеров, в своих воспоминаниях отметил, что сами соловецкие монахи были преимущественно из крестьян Севера и Сибири. «Это был народ крепкий, умный, деловой». Художник рассказал об обычае брать на время обучения в монастырь «годовиков» — подростков лет двенадцати — шестнадцати из богомольцев. «Эти мальчики в большинстве случаев были «вымоленные» родителями после долгого бесплодия, после тяжкой болезни или иной какой беды, — писал Нестеров. — Таких вымоленных привозили обычно родители в обитель с весны до весны на год, потому и звались они годовиками. Таких мальчиков монастырь определял к какому-нибудь занятию: в певчие, если был голос, слух, в типографию, в поварню, в иконописную или еще куда. Там наблюдали за годовиком, за его способностями. Так проходил год, и вот тогда, если у годовика оказывались способности чрезвычайные, был он особенно умен, даровит, монастырь предлагал родителям оставить их мальчика еще на год. Родители и сам мальчик иногда соглашались, иногда нет, и его увозили домой».

Путешествие к святыням всегда считалось у крестьян делом богоугодным. Но для этого само путешествие должно было быть многотрудным. Летом двигались пешком, подъехать на лошадях допускалось лишь зимою. «Путь на лошадях в летнее время считается предосудительным, — писали в Этнографическое бюро из Новгородской губернии, — так как крестьяне, отправляясь на богомолье, имеют в виду, кроме поклонения святыням, еще потрудиться и постранствовать в дороге».

Однако эта норма поведения приходила в противоречие с теми возможностями посещения отдаленных мест, которые открывались по мере развития железных дорог и пароходного транспорта. Этот же корреспондент описывает два маршрута в Соловецкий монастырь, по которым добирались до него крестьяне из Боровичского уезда: один включал участок железной дороги, другой — движение пароходом.

«В дальние монастыри по железным дорогам ездят богатые и состоятельные крестьяне», — отмечал современник. Следует при этом помнить, что речь идет именно о крестьянах, которые путешествовали за свой счет, в отличие от нищей братии — богомольцев-странников, находившихся постоянно в пути, оторвавшихся совсем от своих занятий и живущих милостыней.

Перед отправкой на богомолье деньги начинали копить заранее либо договаривались в семье, какая будет выделена сумма на это. Выясняли, кто еще собирается туда же из своей или ближних деревень. Назначался день, когда партия собиралась вместе. Брали с собой хлеб, сухари, чай, сахар. Важно было, чтобы хоть один из участников был человек бывалый, ходивший уже по данному маршруту. «В партии всегда находится человек, знающий дорогу, ночлеги на ней и монастырские обычаи», — сообщалось из Боровичского у. в к. XIX в. Существовала особая система норм поведения, действовавших в таких артелях-партиях крестьян-богомольцев только во время путешествия. «В дороге стараются не вести пустых разговоров, не думать о домашних делах, не злословить, а держать себя в религиозном настроении. По дороге хлеба на пропитание не просят, более состоятельные делятся с неимущими...»

Обычное пребывание крестьян, пришедших из других мест, в одном монастыре ограничивалось двумя-тремя днями. Затем их должны были сменить другие. Монастырь давал на этот срок бесплатно пищу и ночлег в своей гостинице. Однако фактически плата существовала: обычай требовал, чтобы каждый оставлял что-то в монастырской кружке — «кто сколько пожелает». Мужчины-богомольцы ходили на общую трапезу с монахами в мужских монастырях, женщины — в женских. В летнее время, при большом скоплении народа к конкретному празднику, мест в монастырских гостиницах не хватало, и крестьяне располагались прямо в поле. «В это время гостиницу занимают богатые и привилегированные богомольцы».

Партии богомольцев из односельчан или жителей ближних деревень отрывались на время от своей общины, но несли на себе отпечаток ее традиций. Представления и обычаи, бытовавшие в данной общине, не только сказывались на образе жизни партии, но выходили через нее вовне. По возвращении рассказы богомольцев, в свою очередь, становились достоянием всей общины, служа одним из каналов информации о внешнем мире, средством духовного воспитания.

М. М. Громыко

БОГОРОДИЦА, Пресвятая Дева Мария, Матерь Господа Иисуса Христа, Дочь праведных Иоакима и Анны. Первые христиане, уверовавшие в Иисуса Христа и принявшие учение Его, вместе с тем научились любить и благоговейно почитать Пречистую Его Матерь, на Которую Он Сам указал как на Заступницу и Покровительницу их, когда, вися на кресте, отдал Ей в наследие весь род христианский в лице св. апостола Иоанна Богослова. Во дни Ее земной жизни и ближние и дальние спешили к Ней, чтобы видеть и слышать Ее, чтобы получить от Нее благословение и наставление; те же, которые не имели возможности предстать пред Матерью Господа своего, скорбя сердцем, изъявляли горячее желание видеть хотя бы живописный лик Ее.

Много раз и от многих христиан слышал это благочестивое желание ап. Лука, бывший искусным врачом и художником, и, чтобы удовлетворить желанию первых христиан, он, как говорит предание, изобразил на доске лик Богоматери с Предвечным Младенцем на руках; потом написал еще две иконы и принес все три к Самой Владычице. Увидев Свое изображение на иконах, Она повторила Свое пророческое слово: «Отныне ублажат Мя вси роди». И присовокупила: «Благодать Родшегося от Меня и Моя с сими иконами да будет». Православная Церковь, чествуя святые иконы Богоматери, воспевает Ей: «Первее написавшейся Твоей иконе евангельских тайн благовестником и к Тебе, Царице, принесенней, да усвоиши ту, и сильну соделаеши спасти чествующия Тя, порадовалася еси, яко сущи милостива, спасения нашего содетельница» (Стихира на литургии службы Казанской иконе Богоматери).

Православные христиане выражают благоговейную любовь к Божией Матери почитанием Ее св. икон, построением храмов в честь Ее, церковными празднествами в память бесчисленных Ее благодеяний. В настоящее время в пределах Православной Церкви нет города, села и деревни, нет храма, нет дома, в которых икона Богоматери не составляла бы величайшей святыни. Дивную картину для благоговейного взора представляют сами чудесные явления св. икон и чудотворения, совершавшиеся по молитвам пред иконами Пресвятой Богородицы. От неистощимого источника св. икон Сама Небесная Заступница дарует верным обильные целебные благодеяния, источает неоскудную благодать и избавляет от всяких бед и напастей.

На иконах Пресвятая Богородица обыкновенно изображается с тремя звездами, из которых одна на голове и две на плечах, что означает: до Рождества, в Рождестве и по Рождестве Дева.

Иконографические признаки: положение рук, поворот или наклон головы, соотношение образа Богоматери к образу Спасителя и другие детали — дают возможность определить наименование иконы.

Существует несколько типов икон Пресвятой Богородицы:

Оранта — с воздетыми руками;

Никопея — на престоле;

Одигитрия — с Иисусом Христом на руке;

Гликофилусса — Умиление;

Халкопратия — молитвенно обращенная к Спасителю.

Иконы Богоматери распространялись по самым отдаленным местам России и, в свою очередь, списывались и приобретали местные названия. Известно более 468 русских наименований икон Богоматери, из них многие чудотворные.

Богоматерь на православной русской иконе — не блондинка, не брюнетка, не молодая и не старая. Она — вечная. Западные Мадонны писались с живых людей — жен и подруг, — одна эта мысль для иконописца кощунственна.

По церковной символике, Богоматерь — Чаша, в которой воплотился Христос, и Ее иконы являются Пречистым Образом, перед которым преклоняются. Богоматерь чтится Заступницей, Покровительницей, Молитвенницей и Царицей Небесной. Акафист, посвященный Ей, называет Приснодеву благоуханным цветом, звездой пресветлой, Матерью Света, надеждой отчаявшихся, сокровищем мира, живоносным источником и многими другими поэтическими олицетворениями, которые, в свою очередь, вдохновили иконописцев на новые образы.

Прот. И. Бухарев

БОГОРОДИЦЕ-АЛЕКСЕЕВСКИЙ мужской монастырь, Томская еп., в Томске. Основан не ранее н. XVII в., недалеко от Томска, при устье р. Киргизки на Юртачной горе, назывался Усть-Киргизским. По случаю частых набегов киргизов и калмыков перенесен в 1656–62 на другое место. В монастыре хранился деревянный крест 1662 и рукописный синодик. Храм в честь Казанской Божией Матери. На кладбище в ограде монастыря был погребен старец Феодор Кузьмич.

С. В. Булгаков

БОГОРОДИЦЕ-РОЖДЕСТВЕНСКИЙ ФЕРАПОНТОВ монастырь. — См.: ФЕРАПОНТОВ БОГОРОДИЦЕ-РОЖДЕСТВЕНСКИЙ женский монастырь.

БОГОРОДИЦК, город в Тульской обл. Расположен в северной части Среднерусской возвышенности, на правом берегу р. Упёрта (приток Упы). Население 33,5 тыс. чел.

Основан в 1663 как крепость на южных рубежах Русского государства. В XVII — XVIII вв. через Богородицк проходил оживленный торговый тракт. Город с 1764. Сохранился дворцово-парковый ансамбль усадьбы Бобринских (1770-83; ныне музей). Управляющим этой усадьбой был великий русский ученый и писатель А. Т. Болотов.

БОГОРОДИЦКИЙ мужской монастырь, Воронежская еп., в Задонске, при р. Тешевке. Основан ранее 1620 Кириллом и Герасимом, старцами Московского Сретенского монастыря. Здесь с 1769 жил на покое и в 1783 преставился св. Тихон, бывший еп. Воронежский. Здесь находился знаменитый собор во имя Владимирской иконы Божией Матери, построенный в 1845–53, и зимняя церковь Рождества Пресвятой Богородицы. Соборный храм трехэтажный; престолов в нем восемь. Все святыни монастыря находились в средней части храма. За правым клиросом в киоте находилась чудотворная Владимирская икона Богоматери, по преданию, благословленная от Сретенского монастыря старцам Кириллу и Герасиму. От нее совершилось много чудес. Св. Тихон питал к ней особенное благоговение. Ежедневно пред нею совершались молебные пения с акафистом. За левым клиросом между столбами, поддерживающими церковный свод, находились мощи свт. Тихона. Они почивали в серебряной раке под серебряною же, вызолоченною внутри сенью, утверждающейся на четырех столбах.

С. В. Булгаков

БОГОРОДИЦКИЙ КАЗАНСКИЙ мужской монастырь, Пензенская еп., близ Нижнего Ломова. Основан в 1648 по повелению царя Михаила Феодоровича на месте явления здесь в 1643 Казанской иконы Божией Матери, где ранее была построена часовня. В соборном храме в честь Казанской иконы, построенном в 1772, находилась сама явленная икона, а также и чудотворная икона св. Иоанна Предтечи. Обе эти чудотворные иконы летом носились для поклонения по городам и селам епархии.

С. В. Булгаков

БОГОРОДИЦКИЙ ПЕСОЧЕНСКИЙ ИГРИЦКИЙ мужской монастырь, Костромская еп., в окрестностях Костромы, при р. Песочне. Построен на месте явления в 1624 Игрицкой Песоченской иконы Богоматери. В Богородицком монастыре были четыре храма: в честь Смоленской иконы Пресвятой Богородицы, во имя св. Николая Чудотворца, во имя прпп. Онуфрия и Петра Афонских и в честь Рождества Христова.

БОГОРОДИЧНЫЙ КАЗАНСКИЙ женский монастырь, Казанская еп., в Казани, основанный в 1579. Он несколько раз страдал от пожара. Холодный Казанский собор освящен в 1808. Здесь находилась чудотворная Казанская икона Божией Матери в дорогой ризе, украшенной бриллиантами и другими драгоценными камнями.

«БОГОРОДИЧНЫЙ НАЗАРЕТ». — См.: БЛАГОВЕЩЕНСКИЙ мужской монастырь в Нежине.

БОГОРОДСК, город в Нижегородской обл., на автодороге Нижний Новгород — Муром. Население 37,5 тыс. чел.

Основан в 1570, известен как центр по выделке кож. В XVII — XIX вв. жители занимались также гончарным, кузнечным, шорным, валяльным ремеслами.

БОГОРОДСК (с 1930 Ногинск), город в Московской обл. Расположен на Клязьме (приток Оки). Население 118,3 тыс. чел. Известен с 1389 как с. Рогожи; с 1506 ямская слобода (Старый Рогожский Ям). В 1781 преобразован в г. Богородск.

БОГОСЛУЖЕНИЕ, в Русской Православной Церкви подразумевает Богопочитание или угождение Богу добрыми мыслями, словами и делами, т. е. исполнение воли Божией.

Пришедший на землю Господь Иисус Христос, уча поклоняться небесному Отцу на всяком месте, тем не менее часто посещал ветхозаветный иерусалимский храм, как место особенного, благодатного присутствия Божия, заботился о порядке в храме и проповедовал в нем. Так же поступали и святые апостолы Его, пока не было воздвигнуто открытое гонение на христиан со стороны иудеев.

Во времена апостолов, как видно из книги Деяний Апостольских, были особенные места для собраний верующих и для совершения таинства Причащения, называвшиеся церквами, где Богослужение совершалось поставленными на то через рукоположение (в таинстве священства) епископами, пресвитерами (священниками) и диаконами.

Окончательное устройство христианского Богослужения совершено было преемниками апостольскими, под руководством Духа Святого и по данной им от апостолов заповеди:

Православным церковным Богослужением называется служение, или служба, Богу, состоящая из чтения и пения молитв, чтения Слова Божия и священнодействий (обрядов), совершаемых по определенному чину, т. е. порядку, во главе со священнослужителем (епископом или священником).

От домашней молитвы церковное Богослужение отличается тем, что оно совершается священнослужителями, законно поставленными для этого через таинство Священства святой Православной Церковью, и совершается преимущественно в храме.

Церковное православно-общественное Богослужение имеет целью для назидания верующих в чтении и песнопениях изложить истинное учение Христово и расположить их к молитве и к покаянию, а в лицах и действиях изобразить важнейшие события из священной истории, совершившиеся для нашего спасения, как до Рождества Христова, так и после Рождества Христова. При этом имеется в виду возбудить в молящихся благодарность к Богу за все полученные благодеяния, усилить молитву о дальнейших милостях к нам от Него и получить успокоение нашей душе.

А главное, через Богослужение, через совершение таинств при Богослужении, а особенно таинства Св. Причащения, православные христиане входят в таинственное общение с Богом и получают от Бога благодатные силы для праведной жизни.

См. также: Суточный, Недельный и Годовой круг Богослужений.

БОГОЯВЛЕНИЕ. — См.: КРЕЩЕНИЕ ГОСПОДНЕ.

БОГОЯВЛЕНСКАЯ СЛОБОДА МСТЁРА. — См.: МСТЁРА.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ АНАСТАСИИН женский монастырь, Костромская еп., в Костроме. Он совмещал в себе три обители, существовавшие некогда отдельно: Богоявленский мужской монастырь, Крестовоздвиженский и Анастасиинский женские монастыри. Основателем первого считался старец Никита, ученик и сродник прп. Сергия, память его сохранялась в обители. После пожара в 1847 монастырь был упразднен и отдан в ведение женского (прежде мужского) Крестовоздвиженского монастыря. Анастасиин монастырь основан в XV в. первою супругою Иоанна Грозного Анастасией Романовной; в 1764 был упразднен, а инокини перемещены в Крестовоздвиженский женский монастырь; вскоре монастырь сгорел; через 10 лет Анастасиин монастырь восстановлен был на прежнем своем месте под названием Крестовоздвиженского Анастасиина. В 1863 он переведен был на место упраздненного Богоявленского монастыря. В юго-западной башне монастырской ограды устроен храм во имя Смоленской иконы Божией Матери. Здесь во время пожаров, бывшего в 1779 и позднейшего в 1887, стены башни, на штукатурке которой изображен был лик Богоматери, охвачены были волнами пламени, однако св. икона и деревянный на ней киот чудесно остались совершенно невредимыми; с того времени св. икона особенно почиталась жителями города.

С. В. Булгаков

БОГОЯВЛЕНСКИЙ БРАТСКИЙ мужской монастырь, Минская еп., в Пинске. Основан ок. 1596; в 1618 был закрыт; в 1633 восстановлен при открывшемся Пинском Богоявленском братстве; в 1722 им овладели униаты; в 1796 возвращен в Православие. В 1799 он пострадал от пожара; в этом же году возобновлен, и сюда были переведены иноки упраздненного Минского Петропавловского монастыря. В церкви монастыря поверх земли почивали с сер. XVII в. мощи иерея Андрея.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ БРАТСКИЙ мужской монастырь, Могилевская еп., в Могилеве. Существовал с 1619. В соборной церкви Богоявления Господня находилась чудотворная Братская икона Божией Матери, спасшая город от разграбления поляков при осаде его литовским гетманом кн. Радзивиллом. Ежегодно 19 марта совершался крестный ход вокруг монастыря.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ БРАТСКИЙ мужской монастырь, Полоцкая еп., в Полоцке. Время основания его неизвестно; но о нем упоминалось в 1633, когда его возобновили кнн. Огинские. После пожара в 1761 монастырь был восстановлен и освящен в 1777. Здесь находилась чудотворная Иверская икона Божией Матери. В четверг на первой неделе Петрова поста, в память о возвращении униатов в Православие, совершался из монастыря крестный ход на Двину и по городу.

С. В. Булгаков

БОГОЯВЛЕНСКИЙ женский монастырь, Ярославская еп., в Угличе. Основан в 1584–91; в 1609 был сожжен поляками; в 1620–29 восстановлен; в 1661 перенесен был из крепости в посад. Здесь была пострижена царица Мария Феодоровна, мать убитого св. царевича Димитрия. Монастырский соборный храм в честь Богоявления Господня был построен в 1843–53. В монастыре находилась местночтимая Феодоровская икона Божией Матери.

БОГОЯВЛЕНСКИЙ мужской монастырь, Московская еп., в Москве, на Никольской ул. Основан в 1296 вел. кн. Даниилом Александровичем. Одним из первых игуменов здесь был Стефан, брат прп. Сергия. Здесь принял пострижение свт. Алексий, митр. Московский. Соборная Богоявленская церковь представляла выдающееся по архитектуре сооружение XVII в. В нижнем храме в честь Казанской иконы Божией Матери находилась особо чтимая икона Ее, а в склепе почивало тело черниговского боярина Феодора, отца свт. Алексия, митр. Московского.

БОГУЧАНЫ, село в Красноярском крае. Расположено на Ангаре (приток Енисея). Население 13,4 тыс. чел.

Основано в 1642 казаками. Архитектурные памятники: здание бывшего волостного правления, дома дьяка и волостного писаря (XVIII в.).

БОГУЧАР, город в Воронежской обл. Расположен на р. Богучар (приток Дона), между Калачской возвышенностью (на северо-востоке) и Донской грядой (на юго-западе). Население 8,9 тыс. чел.

На месте современного города издавна существовало селение — Богучарский юрт. В 1704 был известен как казачий городок. В 1716 по берегам рек Толучеевка и Богучар началось расселение Черкасов (казаков-украинцев по происхождению) Острогожского полка, образовалась Богучарская слобода. Город с 1779.

БОЛДИН СВЯТО-ТРОИЦКИЙ мужской монастырь, Смоленская еп., в окрестностях Дорогобужа, при р. Болдинка. Основан в 1528 подвижником Герасимом Болдинским, который здесь и скончался 1 мая 1554. В соборе монастыря находилась чудотворная Казанская икона Божией Матери. В апостольском приделе соборного храма под спудом почивали мощи прп. Герасима, над которыми была сооружена рака. В этом же приделе покоились останки затворника Аркадия (к. XVI в.). В западной части собора сохранялся фамильный склеп рода кнн. Долгоруковых. Разрушен германскими войсками во время Великой Отечественной войны. Восстанавливался П. Д. Барановским и членами русского патриотического клуба «Родина».

БОЛЕЗНЬ (болесть, боля), боль, хворь, хиль, немочь, недуг, нездоровье, нарушение в жизненных отправлениях (В. И. Даль).

«Не всякая болезнь к смерти, — говаривал русский человек. — Болезнь и поросенка не красит. Нищий болезней ищет, а к богатому они сами идут. Твоя совесть, как лихая болесть. Каждому своя болезнь тяжела».

По способности и готовности переносить труды и лишения русский народ обладал хорошим здоровьем. Из болезней только эпидемические наносили иногда значительные опустошения, потому что меры против них были слабы и ограничивались неискусным старанием не допустить заразе распространяться с места на место. Моровые поветрия нередко оставляли ужасные следы по всей России. Из обыкновенных болезней, которым русские чаще всего подвергались, были гемариордальные, столь свойственные нашему климату, упоминаемые в старину под разными наименованиями припадков головной боли, течения крови, запоров (заклад), болей в спине и т. п. Нервные болезни, если не были слишком часты, зато обращали внимание своими явлениями: эпилептические, каталептические, истерические припадки приписывались порче и влиянию таинственных сил, при посредстве злых духов; болезни эти имели разные народные наименования, как, например: френьчуг, беснование, расслабление, трясение, икота и пр.; некоторые случаи происходили от действительных болезней, иные от воображения. Простудные болезни редко поражали русского, приученного к переменам воздуха и температуры. Как особые случаи упоминают в старину: каменная (болезнь, отек, сухотка, грыжа, зубная боль, глухота, немота, слепота, шелуди, происходившие от неопрятности, которая нередко порождала и другие болезни, напр., вредно влияла на зрение. Вообще, от болезней искали средств более всего в церковных обрядах и прибегали также к травникам, составлявшим класс самоучек-лекарей, отдавались им часто с чрезвычайным легковерием. Ученые медики были иностранцы и находились только при царском дворе, и то в небольшом количестве. При Иване Васильевиче лекарь-иноземец был необходимым лицом для царя, но лечиться у него частным лицам можно было не иначе как подавши челобитную об этом. То же соблюдалось долго и впоследствии, когда число врачей при дворе увеличилось. При Михаиле Феодоровиче в Москве существовала одна аптека, из которой отпускались лекарства по челобитным, и притом так, что тем, которые были не очень значительны, отпускалось и по челобитной не то, что нужно, а то, что дешевле стоило, не обращая внимания, могло ли оно принести действительную пользу. Иногда лекаря отправлялись на войну с лекарством и там вообще мало приносили пользы. При Алексее Михайловиче в Москве были две аптеки, но только из одной продавали жителям лекарства, и то по высоким ценам, а потому эта аптека гораздо менее приносила дохода казне, чем стоявший рядом с нею кабак. Разумеется, врачи, призываемые из-за границы, не всегда были хороши, и по зову русского царя отважно спешили в Россию шарлатаны. Поэтому было определено, чтобы врач, приезжающий в Россию, прежде в пограничном городе показал степень своего искусства и вылечил кого-нибудь. Медики, жившие при дворе, были чрезвычайно стеснены обычаями и предрассудками. В их занятиях не уважали науки, не ставили их искусства выше знахарского. Часто сами цари обращались к травникам и знахарям, как бы в укор медикам, состоявшим при их дворе. Когда медик пользовал особу женского пола, принадлежащую к царскому семейству, для него не нарушались строгие восточные церемонии, всегда окружавшие эту особу. Медик должен был пользовать больную и угадывать болезнь, не видя ее лично, а единственно следуя рассказам прислужницы. Если при таком способе лечения он ошибется, ему ставили ошибку в вину. Ему не дозволяли узнавать действие лекарства на организм больной: если с одного приема болезнь не облегчилась, по понятиям русских, это значило, что лекарство не поможет, медику приказывали давать другое и не дозволяли повторять одного и того же несколько раз. Что касается до народа, то он вообще не верил иноземным врачам. Духовенство признавало грехом лечиться у человека неправославной веры и в особенности вооружалось против медиков-евреев, так что в XVI в. русский за то, что прибегал к пособию еврея, подвергался отлучению от Церкви.

Н. Костомаров

БОЛОТОВ Андрей Павлович (17.03.1803-6.03.1853), выдающийся русский геодезист. Профессор геодезии и топографии Академии Генштаба (1832). Автор капитальных трудов, сыгравших большую роль в подготовке геодезистов и топографов и в развитии методов геодезических работ в России. Болотов разработал одну из шкал изображения рельефа на планах и картах штрихами.

БОЛОТОВ Андрей Тимофеевич (7.10.1738-4.10.1833), выдающийся русский ученый, мыслитель, писатель, один из основателей отечественной и мировой агрономической науки. Родился в обедневшей дворянской семье. Участвовал в Семилетней войне 1756–63. В 1762 в чине капитана вышел в отставку и в родовом поместье Дворяниново стал заниматься опытной работой в сельском хозяйстве. Труд Болотова «О разделении полей» был первым руководством по введению севооборотов и организации с.-х. территорий. Болотов разработал приемы агротехники в зависимости от зональных почвенно-климатических условий, ряд научных приемов внесения удобрений, приемы борьбы с сорными растениями. Впервые создал помологическую систему и дал описание более 600 сортов яблонь и груш. Им выведено много ценных сортов плодовых культур. Болотов обнаружил явление дихогамии (у яблони) и отметил преимущества перекрестного опыления. У него мы находим попытки использования гибридизации в селекции плодовых культур. Болотов разработал научные принципы лесоразведения и лесоиспользования. Составил первое русское ботаническое руководство по морфологии и систематике растений. В 1779–97 управлял имениями дворцового ведомства Тульской и Московской губ. Был постоянным корреспондентом Вольного экономического общества и сотрудником «Трудов» этого общества, где печатал статьи по агрономии, ботанике, по организации помещичьего и отчасти крестьянского хозяйства. Издавал журнал «Сельский житель» (1778–79) и «Экономический магазин» (1780–89). Из огромного литературного наследия Болотова наибольшую историческую ценность имеют автобиографические записки, содержащие материалы о русской армии, быте дворян и помещичьем хозяйстве, дворцовом перевороте 1762, крестьянской войне 1773–75, казни Е. И. Пугачева. Болотов оставил глубокий след и в русской экономической мысли. Не считая погоню за прибылью главной целью развития хозяйства, Болотов вместе с тем во главу своих предприятий ставил экономичность и рациональность, основанные на точном научном расчете. Целью своей жизни он считал преобразование сельскохозяйственного производства на основе собственных научных достижений. Активно работал над новыми видами растений и формами сельскохозяйственного производства. Болотов выступал против некритического переноса на русскую почву иностранных видов и сортов растений, чужеземной практики возделывания полевых культур без учета местных условий. Болотову принадлежит множество открытий мирового значения, среди которых обоснование выгонной системы земледелия. Научные разработки в этой области позволили ему заложить основы учения о системах земледелия, дать практические рекомендации по организации и землеустройству территории, а также но введению многопольных севооборотов.

Продолжая развивать русские национальные традиции домостроительства, он совмещал крайнюю бережливость с готовностью затрачивать значительные средства на создание новых сортов и видов сельскохозяйственного производства, заботу о своих крестьянах со строгим отношением к ним, многопрофильность хозяйства со специализацией его по ряду передовых культур. В подведомственной ему деревне Болотов за счет внутреннего производства обеспечивал почти все потребности населения.

Книга Болотова «Деревенское зеркало, или Общенародная книга, сочиненная не только, чтобы ее читать, но чтобы по ней и исполнять» стала первым русским пособием по организации труда в сельском хозяйстве.

О.П.

БОЛОХОВО, город в Тульской обл., в Киреевском р-не. Население 11,9 тыс. чел.

Известен с 1570 -80-х как село, принадлежавшее князьям Волховским.

БОЛТИН Иван Никитич (1.01.1735-6.10.1792), русский историк и общественный деятель, участвовал в публикации исторических памятников — подготовил издание «Пространной редакции «Русской Правды» на основе нескольких списков (1792). В «Примечаниях на историю древния и нынешния России г. Леклерка» (тт. 1-2, 1788–94) изобличал французского автора в невежественном и недобросовестном освещении русской истории. Вел полемику с М. М. Щербатовым: «Ответ генерал-майора Болтина на письмо Щербатова, сочинителя Российской истории» (1789), «Критические примечания на первый и второй томы истории князя Щербатова» (1793–94). Выступал с критикой норманнской теории.

Б.C.

ВОЛХОВ, город в Орловской обл. Расположен на р. Нугрь (приток Оки). Население 13,2 тыс. чел.

Известен с XIII в., в XVI в. укрепленный пункт на южной границе Московского государства. Город с 1778.

БОЛЬШАЯ СОСНОВА, село в Пермской обл. Расположено на р. Сосновка (бассейн Камы). Население 4 тыс. чел.

Основано в 1520-х беглыми крестьянами из Центральной России, в 1580 построен острог графов Строгановых.

БОЛЬШАК, название главы русской крестьянской семьи в XVIII — XIX вв. Его положение как главы в религиозно-нравственном, хозяйственном и даже административном отношении признавали все члены семьи, община и даже власти. Из таких глав каждой семьи, а следовательно, и хозяйственного двора, состояла сходка общины.

Большаком, как правило, становились по праву старшинства. Самый старший мужчина в семье мог передать свои права другому члену семьи.

Повсеместно было принято, чтобы большак управлял всем хозяйством, отвечал за благосостояние семьи. Он решал вопросы купли и продажи, ухода на заработки, распределения работ в семье. Разумный глава хозяйства обычно советовался по существенным вопросам со всей семьею или с кем-нибудь из старших. Вот как об этом рассказывали в 1897 в Заднесельской вол. Вологодчины: большак «поступает самостоятельно, но почти всегда советуется предварительно с некоторыми членами семьи, особенно в важных вопросах. С кем «посоветать» в данном случае — на воле большака, но, разумеется, преимущественно со старшими в семье».

Большак имел право, по крестьянским представлениям, выбранить и выговорить за леность, хозяйственные упущения или нравственные проступки. Корреспондент из Брянского у. Орловской губ. писал, что хозяин обходится со своими домашними строго, повелительно, нередко принимает начальственный тон. Разумеется, многое зависело от характера главы и общего духа, сложившегося в семье.

С вечера большак распределял работы на следующий день, и распоряжения его подлежали неукоснительному исполнению.

«Каждое сложное семейство повинуется одному хозяину (по-здешнему — большаку), а женщины, кроме хозяина, еще и хозяйке (старшей из них — большухе)», — сообщалось в описании с. Давшино Пошехонского у. Ярославской губ. в 1849. «Все в семействе твердо знают и опытом научены, что для счастья семейства необходимо, чтобы все повиновались одному старшему, умнейшему и опытнейшему в семействе, от которого бы зависели все хозяйственные распоряжения. Поэтому где нет отца, там с общего согласия членов семейства выбираются в большаки или дядя, или один из братьев, смотря по разуму, опытности и расторопности, так что иногда младший летами берет преимущество над старшими, без обиды для них».

Хозяин-большак читал молитву перед общей едой семьи, а также общесемейные молитвы по особым случаям — перед праздником, перед началом сева и пр. Он следил за соблюдением постов в доме и нес ответственность за духовно-нравственное поведение. Общие женские работы начинали выполнять только после молитвы большухи. Старшая из женщин крестила оставляемую на ночь воду и всю пищу.

Крестьянские представления о семье и соответствующие обычаи обеспечивали реакцию на неблагополучное положение в хозяйственных и др. делах. Если старший или выбранный вместо него мужчина плохо исполняет свои обязанности, то сама семья либо община смещают его. «Если семья недовольна своим большаком, если последний запивает горькую, если он «испорчен» и ведет хозяйство нерадиво — семья собственным коллективным усмотрением ставит на его место кого-либо другого из своих членов, а в случае спора прибегает к миру (общине. — М. Г.), который негодного большака сменяет», — сказано в записях обычного права у русских на Алтае в к. XIX в.

В материалах 1870-х Тульского у. отмечается назначение самим «обществом» нового большака в семье в случае неисправности отправления старым обязанностей перед миром. В ответах жителей Владимирской губ. указано, что мир мог лишить большака его прав за пьянство, расточительность, либо нерадивость; сход делал это по совместному ходатайству членов семьи.

Иногда большака оставлял волостной суд. В целом, обиженные большаком или большухой могли найти защиту у мира и волостного суда.

М. М. Громыко

БОЛЬШАКОВ Владимир Ильич (р. 16.07.1951), русский ученый и общественный деятель, вице-президент Международного фонда славянской письменности и культуры. Соч.: «По закону исторического возмездия», «Грани русской цивилизации».

БОЛЬШОЕ БОЛДИНО, село в Нижегородской обл. Расположено на р. Азанка (бассейн Волги). Население 4,7 тыс. чел.

Впервые упоминается в 1585 как поместье воеводы Евстафия Михайловича Пушкина. До 1580-х на месте современного Большого Болдина находилось поселение мордовских бортников. С 1619 родовая вотчина Пушкиных. Летом 1830, в связи с предстоящей женитьбой, А. С. Пушкину выделена часть — деревня Кистеневка, входившая в состав болдинского имения, в 1911 продано государству. С 1949 Музей-заповедник А. С. Пушкина, который провел здесь три, т. н. болдинские, осени (1830, 1933, 1834). Здесь им в основном завершен «Евгений Онегин», созданы «Маленькие трагедии», циклы «Повестей Белкина» и сказок, «Медный всадник», «Пиковая дама», «История села Горюхина» и др. произведения. В к. XIX — н. XX в. жители села занимались гл. обр. земледелием, плотничьим и столярным промыслами.

БОЛЬШОЕ МУРАШКИНО, поселок городского типа в Нижегородской обл. Расположен на р. Сундовик (приток Волги). Население 6,7 тыс. чел.

В XII в. на территории современного Большого Мурашкина существовало мордовское поселение, русские появились после битвы с татарами на р. Пьяна в 1377.

БОЛЬШОЕ СЕЛО, село в Ярославской обл. Расположено на р. Юхоть (приток Волги). Население 4,3 тыс. чел.

Основано в XVI в. как вотчина вел. князей московских.

БОЛЬШОЙ ТЕАТР, ведущий театр оперы и балета России. Основан в 1776 в Москве на базе труппы антрепренёра М. Е. Медокса и кн. П. в. Урусова. Спектакли первоначально шли в доме графа Р. И. Воронцова, с 1780 — в специальном помещении на Петровке, а с 1825 в нынешнем здании, построенном по проекту А. А. Михайлова архитектором О. И. Бове.

После пожара 1853 здание было восстановлено арх. А. К. Кавосом. Пятиярусный зрительный зал, вмещающий свыше 2 тыс. зрителей, обладает высокими акустическими качествами. Архитектурный облик Большого театра отличается величавой монументальностью и простотой классических форм.

Театр сыграл выдающуюся роль в развитии русского оперного и балетного искусства. На его сцене были впервые поставлены многие выдающиеся произведения отечественной классики (М. И. Глинки, А. С. Даргомыжского, П. И. Чайковского, М. П. Мусоргского, Н. А. Римского-Корсакова, А. П. Бородина, Б. В.Асафьева, С. С. Прокофьева, В. А. Гаврилина). На сцене Большого театра выступали певцы Ф. И. Шаляпин, Л. В.Собинов, А. В.Нежданова, Н. А. Обухова, И. С. Козловский, А. С. Пирогов, М. Д. Михайлов, С. Я. Лемешев; мастера балета Е. В. Гельцер, Г. С. Уланова, О. В.Лепешинская, М. Т. Семенова, Е. С. Максимова, В. В. Васильев.

БОНДАРЕВ Юрий Васильевич (р. 15.03.1924), русский писатель и общественный деятель. В повести «Батальоны просят огня» (1957) и романе «Горячий снег» (1969) показывает Великую Отечественную войну глазами русского солдата. Переживания русского человека, прошедшего войну, раскрыты в романах «Тишина» (1962), «Берег» (1975), «Выбор» (1980). Один из создателей героической киноэпопеи о Великой Отечественной войне «Освобождение» (1970–72).

БОНДАРЕНКО Владимир Григорьевич (р. 16.02.1946), русский журналист и общественный деятель, один из основателей и руководителей патриотических газет «День», «Завтра», «День литературы».

БОНДАРЧУК Сергей Федорович (25.09.1920-20.10.1994), русский киноактер и режиссер. Родился на Украине в Одесской обл. в семье рабочего. Учился в театральном училище. С началом Великой Отечественной войны ушел добровольцем на фронт. После Победы поступил во ВГИК (мастерская С. А. Герасимова). Первая роль — в фильме «Молодая гвардия» (1948). Среди лучших ролей — Тарас Шевченко (1951; Сталинская премия, 1952), доктор Дымов в чеховской «Попрыгунье» (1955), Отелло (1956), отец Сергий в одноименном фильме по Л. Н. Толстому (1978). В 1959 впервые выступил в роли кинорежиссера: фильм по рассказу М. А. Шолохова «Судьба человека». Большим общенациональным событием стала четырехсерийная киноэпопея «Война и мир» по роману Л. Н. Толстого (1967), в которой режиссер Бондарчук снялся в роли Пьера Безухова.

Др. фильмы: «Ватерлоо» (1970), «Они сражались за Родину» (1975), «Борис Годунов» (1988).

БОР, город в Нижегородской обл. Расположен на Волге, напротив г. Нижний Новгород, с которым соединен (с 1965) автодорожным мостом. Население 64,6 тыс. чел.

Впервые упоминается в XIII в. как Везломская слободка в устье р. Везлома, позднее перенесена на 1 км к северу под названием Боровская слобода.

БОРИС ГОДУНОВ (ок. 1552-13.04.1605), русский царь (с 17 февраля 1598), сын боярина Федора Годунова. Возвышение его связано с женитьбой на дочери Малюты Скуратова Марии (ок. 1570) и браком его сестры Ирины и сына Иоанна Грозного Феодора.

Первые годы царствования Бориса Годунова не давали никаких оснований для тревог, явив собой вершину державной мощи Русского государства. Сам Годунов, являвшийся реальным правителем Руси с 1588, когда ему официальным решением Думы было даровано право самостоятельно сноситься с иностранными государями, показал себя как дальновидный и опытный политик. В области внутренней политики он уверенно опирался на массу мелкого служилого люда, составлявшего административный каркас государства, всемерно поддерживал взгляд на сословные и гражданские обязанности своих подданных как на религиозное служение и безусловно придерживался идеалов «симфонии властей» в отношениях с Русской Церковью. В области внешней — предпочитал войне средства мирные и ненасильственные, подняв тем не менее мощь России на невиданную высоту.

Продолжая политику Иоанна Грозного, Борис стремился на западе дать Руси выход к Балтийскому морю, на востоке и юго-востоке — укреплял границы, закреплял за державой недавно обретенные сибирские пространства.

Сами обстоятельства его восшествия на престол весьма знаменательны, с точки зрения характеристики политических нравов того времени. Ведя свой род от татарского мурзы Чета (в крещении Захарии), поступившего на службу к Ивану Калите еще в XIV в., Борис принадлежал к его младшей ветви, выдвинувшейся лишь во время опричнины, в то время как старшая линия рода — Сабуровы — числили себя среди знатнейших русских родов еще с XV в. Будучи всевластным правителем государства, опираясь на безграничное доверие царя, он все же ясно понимал, что его положение в боярской среде не дает ему прочных надежд на самостоятельную, тем более первенствующую роль после успения государя.

Поэтому представляется вполне естественным, что, памятуя о боярских смутах, он совершенно искренне отказывался от царского венца, когда тот был ему предложен Собором. В историографии стало общим местом обвинение Бориса в тайном властолюбии, завистливости и тщеславии. Человек грешен, и Годунов, конечно, не был исключением, но в свете достоверно известных фактов подобные обвинения видятся все же как явное и неоправданное преувеличение.

Когда в девятый день после кончины царя Феодора Иоанновича было торжественно объявлено, что вдова его Ирина отказывается от царства и удаляется в монастырь, Россия оказалась перед труднейшим выбором. «Сия весть, — пишет Карамзин, — поразила Москву: святители, дума, сановники, дворяне, граждане собором пали пред венценосною вдовою, плакали неутешно, называли ее материю и заклинали не оставлять их в ужасном сиротстве; но царица, дотоле всегда мягко-сердая, не тронулась молением слезным: ответствовала, что воля ее неизменна и что государством будут править бояре вместе с патриархом, до того времени когда успеют собраться в Москву все чины Российской державы, чтобы решить судьбу отечества по вдохновению Божию. В тот же день Ирина выехала из дворца Кремлевского в Новодевичий монастырь и под именем Александры вступила в сан инокини. Россия осталась без главы, а Москва — в тревоге, в волнении.

Где был Годунов и что делал? Заключился в монастыре с сестрою, плакал и молился с нею. Казалось, что он, подобно ей, отвергнул мир, величие, власть, кормило государственное и предал Россию в жертву бурям; но кормчий неусыпно бодрствовал, и Годунов в тесной келий монастырской твердою рукою держал царство!

Сведав о пострижении Ирины, духовенство, чиновники и граждане собралися в Кремле, где государственный дьяк и печатник Василий Щелкалов, представив им вредные следствия безначалия, требовал, чтобы они целовали крест на имя Думы боярской. Никто не хотел слышать о том; все кричали: «Не знаем ни князей, ни бояр; знаем только царицу: ей мы дали присягу и другой не дадим никому; она и в черницах мать России». Печатник советовался с вельможами, снова вышел к гражданам и сказал, что царица, оставив свет, уже не занимается делами царства и что народ должен присягнуть боярам, если не хочет видеть государственного разрушения. Единогласным ответом было: «И так да царствует брат ее!» Никто не дерзнул ни противоречить, ни безмолвствовать, все восклицали: «Да здравствует отец наш, Борис Федорович! Он будет преемником матери нашей царицы!» Немедленно всем собором пошли в монастырь Новодевичий, где патр. Иов, говоря именем отечества, заклинал монахиню Александру благословить ее брата на царство, ею презренное из любви к жениху бессмертному, Христу Спасителю, — исполнить тем волю Божию и народную — утишить колебание в душах и в государстве — отереть слезы россиян, бедных, сирых, беспомощных и снова восставить державу сокрушенную, доколе враги христианства еще не уведалп о вдовстве Мономахова престола. Все проливали слезы — и сама царица-инокиня, внимая первосвятителю красноречивому. Иов обратился к Годунову; смиренно предлагал ему корону, называл его свышеизбранным для возобновления царского корени в России, естественным наследником трона после зятя и друга, обязанного всеми успехами своего владычества Борисовой мудрости». Что же Борис? Он «клялся, что никогда, рожденный верным подданным, не мечтал о сане державном и никогда не дерзнет взять скипетра, освященного рукою усопшего царя-ангела, его отца и благотворителя; говорил, что в России много князей и бояр, коим он, уступая в знатности, уступает и в личных достоинствах; но из признательности к любви народной обещается вместе с ними радеть о государстве еще ревностнее прежнего. На сию речь, заблаговременно сочиненную, патриарх ответствовал такою же, и весьма плодовитою, исполненною движений витийства и примеров исторических; обвинял Годунова в излишней скромности, даже в неповиновении воле Божией, которая столь явна в общенародной воле; доказывал, что Всевышний искони готовил ему и роду его на веки веков державу Владимирова потомства, Федоровою смертию пресеченного, напоминал о Давиде, царе Иудейском, Феодосии Великом, Маркиане, Михаиле Косноязычном, Василии Македонском, Тиберии и других императорах византийских, неисповедимыми судьбами небесными возведенных на престол из ничтожества; сравнивал их добродетели с Борисовыми; убеждал, требовал и не мог поколебать его твердости ни в сей день, ни в следующие — ни пред лицом народа, ни без свидетелей — ни молением, ни угрозами духовными. Годунов решительно отрекся от короны.

Но патриарх и бояре еще не теряли надежды: ждали великого собора, коему надлежало быть в Москве через шесть недель по смерти Феодора; то есть велели съехаться туда из всех областных городов людям выборным: духовенству, чиновникам воинским и гражданским, купцам, мещанам. Годунов хотел, чтобы не одна столица, но вся Россия призвала его на трон, и взял меры для успеха, всюду послав ревностных слуг своих и клевретов: сей вид единогласного свободного избрания казался ему нужным — для успокоения ли совести? Или для твердости и безопасности его властвования? Борис жил в монастыре, а государством правила Дума, советуясь с патриархом в делах важных; но указы писала именем царицы Александры и на ее же имя получала донесения воевод земских. Между тем оказывались неповиновение и беспорядок: в Смоленске, в Пскове и в иных городах воеводы не слушались ни друг друга, ни предписаний Думы. Носились слухи о нападении хана крымского в пределы России, и народ говорил в ужасе: «Хан будет под Москвою, а мы без царя и защитника!» Одним словом, все благоприятствовало Годунову, ибо все было им устроено!

В пятницу, 17 февраля, открылась в Кремле Дума Земская, или Государственный Собор, где присутствовало, кроме всего знатнейшего духовенства, синклита, двора, не менее пятисот чиновников и людей выборных из всех областей, для дела великого, небывалого со времен Рюрика: для назначения венценосца России, где дотоле властвовал непрерывно, уставом наследия, род князей варяжских и где государство существовало государем; где все законные права истекали из его единственного самобытного права: судить и рядить землю по закону совести. Час опасный: кто избирает, тот дает власть и, следственно, имеет оную: ни уставы, ни примеры не ручались за спокойствие народа в ее столь важном действии; и сейм кремлевский мог уподобиться варшавским: бурному морю страстей, гибельных для устройства и силы держав. Но долговременный навык повиновения и хитрость Борисова представили зрелище удивительное: тишину, единомыслие, уветливость во многолюдстве разнообразном, в смеси чинов и званий. Казалось, что все желали одного: как сироты, найти скорее отца — и знали, в ком искать его. Граждане смотрели на дворян, дворяне — на вельмож, вельможи — на патриарха. Известив собор, что Ирина не захотела ни царствовать, ни благословить брата на царство и что Годунов также не принимает венца Мономахова, Иов сказал: «Россия, тоскуя без царя, нетерпеливо ждет его от мудрости Собора. Вы, святители, архимандриты, игумены, вы, бояре, дворяне, люди приказные, дети боярские и всех чинов люди царствующего града Москвы и всей земли Русской! Объявите нам мысль свою и дайте совет, кому быть у нас государем. Мы же, свидетели преставления царя и великого князя Феодора Иоанновича, думаем, что нам мимо Бориса Феодоровича не должно искать другого самодержца». Тогда все духовенство, бояре, воинство и народ единогласно ответствовали: «Наш совет и желание то же: немедленно бить челом государю Борису Феодоровичу и мимо его не искать другого властителя для России».

Восстановив тишину, вельможи в честь Годунова рассказали духовенству, чиновникам и гражданам следующие обстоятельства: «Государыня Ирина Феодоровна и знаменитый брат ее с самого первого детства возрастали в палатах великого царя Иоанна Васильевича и питались от стола его. Когда же царь удостоил Ирину быть своею невесткою, с того времени Борис Феодорович жил при нем неотступно, навыкая государственной мудрости. Однажды, узнав о недуге сего юного любимца, царь приехал к нему с нами и сказал милостиво: «Борис! Страдаю за тебя как за сына, за сына как за невестку, за невестку как за самого себя!» — поднял три перста десницы своей и промолвил: «Се Феодор, Ирина и Борис; ты не раб, а сын мой». В последние часы жизни, всеми оставленный для исповеди, Иоанн удержал Бориса Феодоровича при одре своем, говоря ему: «Для тебя обнажено мое сердце. Тебе приказываю душу, сына, дочь и все царство: блюди или дашь за них ответ Богу». Помня сии незабвенные слова, Борис Феодорович хранил яко зеницу ока и юного царя, и великое царство». Снова раздались крики: «Да здравствует государь наш Борис Феодорович!» И патриарх воззвал к Собору: «Глас народа есть глас Божий: буди, что угодно Всевышнему!»

В следующий день, февраля 18-го, в первый час утра, церковь Успения наполнилась людьми: все, преклонив колена, духовенство, синклит и народ, усердно молили Бога, чтобы правитель смягчился и принял венец; молились еще два дни, и февраля 20-го Иов, святители, вельможи объявили Годунову, что он избран в цари уже не Москвою, а всею Россиею. Но Годунов вторично ответствовал, что высота и сияние Феодорова трона ужасают его душу; клялся снова, что и в сокровенности сердца не представлялась ему мысль столь дерзостная; видел слезы, слышал убеждения самые трогательные и был непреклонен; выслал искусителей, духовенство с синклитом, из монастыря и не велел им возвращаться. Надлежало искать действительнейшего средства: размышляли — и нашли. Святители в общем совете с боярами установили петь 21 февраля во всех церквах праздничный молебен и с обрядами торжественными, со святынею веры и отечества, в последний раз испытать силу убеждений и плача над сердцем Борисовым; а тайно, между собой, Иов, архиепископы и епископы условились в следующем: «Если государь Борис Феодорович смилуется над нами, то разрешим его клятву не быть царем России; если не смилуется, то отлучим его от Церкви; там же, в монастыре, сложим с себя святительство, кресты и панагии, оставим иконы чудотворные, запретим службу и пение во святых храмах; предадим народ отчаянию, а царство — гибели, мятежам, кровопролитию, — и виновник сего неисповедимого зла да ответствует пред Богом в день Суда Страшного!»

В сию ночь не угасали огни в Москве: все готовились к великому действию — и на рассвете, при звуке всех колоколов, подвиглась столица. Все храмы и домы отворились: духовенство с пением вышло из Кремля; народ в безмолвии теснился на площадях. Патриарх и владыки несли иконы, знаменитые славными воспоминаниями: Владимирскую и Донскую — как святые знамена Отечества; за клиром шел синклит, двор, воинство, приказы, выборы городов; за ними устремились и все жители московские, граждане и чернь, жены и дети, к Новодевичьему монастырю, откуда, также с колокольным звоном, вынесли образ Смоленской Богоматери навстречу патриарху: за сим образом шел и Годунов, как бы изумленный столь необыкновенно торжественным церковным ходом; пал ниц перед иконой Владимирскою, обливался слезами и воскликнул: «О Мать Божия! Что виною Твоего подвига? Сохрани, сохрани меня под сенью Твоего крова!» Обратился к Иову с видом укоризны и сказал ему: «Пастырь великий! Ты дашь ответ Богу!» Иов ответствовал: «Сын возлюбленный! Не снедай себя печалью, но верь провидению! Сей подвиг совершила Богоматерь из любви к тебе, да устыдишься!» Он вошел в церковь святой обители с духовенством и людьми знатнейшими; другие стояли в ограде; народ — вне монастыря, занимая все обширное Девичье поле. Собором отпев литургию, патриарх снова, и тщетно, убеждал Бориса не отвергать короны; велел нести иконы и кресты в келий царицы: там со всеми святителями и вельможами преклонил главу до земли. И в то самое мгновение, по данному знаку, все бесчисленное множество людей, в келиях, в ограде, вне монастыря, упало на колени с воплем неслыханным; все требовали царя, отца, Бориса! Патриарх, рыдая, заклинал царицу долго, неотступно, именем святых икон, которые пред нею стояли, — именем Христа Спасителя, Церкви, России дать миллионам православных государя благонадежного, ее великого брата.

Наконец услышали слово милости: глаза царицы, дотоле нечувствительной, наполнились слезами. Она сказала: «По изволению Всесильного Бога и Пречистыя Девы Марии возьмите у меня единородного брата на царство, в утоление народного плача. Да исполнится желание ваших сердец, ко счастию России! Благословляю избранного вами и преданного Отцу Небесному, Богоматери, святым угодникам московским и тебе, патриарху, и вам, святители, и вам, бояре! Да заступит мое место на престоле!» Все упали к ногам царицы, которая, печально взглянув на смиренного Бориса, дала ему повеление властвовать над Россиею. Но он еще изъявлял нехотение; страшился тягостного бремени, возлагаемого на слабые рамена его; просил избавления; говорил сестре, что она из единого милосердия не должна предавать его в жертву трону; еще вновь клялся, что никогда умом робким не дерзал возноситься до сей высоты, ужасной для смертного; свидетельствовался оком всевидящим и самой Ириною, что желает единственно жить при ней и смотреть на ее лицо ангельское. Царица уже настояла решительно. Тогда Борис как бы в сокрушении духа воскликнул: «Буди же Святая воля Твоя, Господи! Настави меня на путь правый и не вниди в суд с рабом Твоим! Повинуюсь тебе, исполняя желание народа».

Святители, вельможи упали к ногам его. Осенив Животворящим Крестом Бориса и царицу, патриарх спешил возвестить дворянам, приказным и всем людям, что Господь даровал им царя. Невозможно было изобразить общей радости. Воздев руки на небо, славили Бога: плакали, обнимали друг друга. От келий царицыных до всех концов Девичьего поля гремели клики: «Слава! Слава!» Окруженный вельможами, теснимый, лобзаемый народом, Борис вслед за духовенством пошел в храм Новодевичьей обители, где патриарх Иов, пред иконами Владимирской и Донской, благословил его на государство Московское и всея России; нарек царем и возгласил ему первое многолетие».

Итак — лишь угроза тяжкой ответственности на Страшном Суде Христовом заставила «властолюбца» принять многократно отвергнутый венец. Избрание нового монарха было совершено в полном соответствии с законами человеческими и, что важнее всего, запечатлено благословением церковным как свидетельством богоугодности сего избрания.

Митрополит Иоанн (Снычев)

БОРИС и ГЛЕБ (во святом крещении Роман и Давид), страстотерпцы, князья († 1015), младшие сыновья равноап. кн. Владимира, воспитаны в христианском благочестии и получили хорошее образование. Старший — Борис — любил читать Священное Писание, труды отцов Церкви, и особенно жития святых, желая подражать подвигу угодников Божиих. Глеб разделял с братом его стремление посвятить жизнь служению Богу. Князь Борис получил в удел Ростов и, управляя своим княжеством, проявил мудрость и кротость, заботясь прежде всего о насаждении православной веры и утверждении благочестивого образа жизни среди подданных. Он прославился также как храбрый и искусный воин, поэтому отец поставил его во главе своего войска в походе против печенегов. Пока кн. Борис был в походе, кн. Владимир умер, а старший его сын Святополк объявил себя вел. князем Киевским. Дружина уговаривала кн. Бориса пойти в Киев и занять великокняжеский престол, но благочестивый князь, не желая междоусобной войны, распустил свое войско. Святополк не поверил искренности брата и подослал к нему убийц. Предупрежденный о вероломстве, кн. Борис, ставя превыше всего любовь и правду, не стал скрываться и, подражая мученикам первых веков христианства, спокойно встретил смерть. Убийцы настигли его во время утренней воскресной молитвы на берегу реки Альты. После этого Святополк столь же вероломно умертвил и брата Глеба, который также предпочел смерть междоусобной войне. Божие отмщение настигло властолюбца: Святополк был изгнан из Киева и скитался, подобно первому братоубийце Каину, нигде не находя себе пристанища и покоя, а затем бесславно погиб.

В Великороссии весеннее празднование свв. Бориса и Глеба называлось Соловьиным днем, так как в это время прилетали соловьи. С праздником свв. Бориса и Глеба было связано довольно странное поверье: этот день называли «барыш-день», и св. Бориса считали барышником. Во многих местах купеческий люд праздновал св. Бориса в надежде получить за это в течение всего года барыши. Очевидно, что приурочение этого поверья и обычая к празднику и имени св. Бориса основано на созвучии слов Борис и барыш, тем более что в старину день св. Бориса часто назывался «барыш-днем». Это, например, можно видеть из следующего места Ипатьевской летописи: «Великий Всеволод Суждальский на Боришь день отда Верхуславу дщерь свою за Ростислава».

Память мученикам и страстотерпцам Борису и Глебу отмечается 24 июля/6 августа, 5/18 сентября и 2/15 мая (перенесение мощей в 1115).

БОРИСОВ, город в Белоруссии на р. Березине. Основан в 1102 кн. полоцким Борисом Всеславичем. Впервые упоминается в Лаврентьевской летописи под 1127 (в Ипатьевской под 1128), когда Борисов был занят войсками вел. кн. Киевского Мстислава. С 1128 становится местом княжения удельных князей и входит в состав Киевской Руси; в к. XII в. был захвачен Литвой, затем Польшей. Возвращен России в 1793; уездный город Минской губ. с 1795. 14-16 ноября 1812 у Борисова произошла переправа через Березину остатков разгромленной наполеоновской армии.

БОРИСОВ-МУСАТОВ Виктор Эльпидифорович (2.04.1870–26.10.1905), русский живописец. Член Союза русских художников. Выработал собственную живописную манеру, сочетавшую принципы пленэрной живописи с декоративизмом общего решения. Автор изысканно-декоративных элегичных по настроению картин, гл. обр. на тему гармонии человека и природы («Майские цветы», «Агава», «Гобелен», «Куст орешника» и т. д.).

Оказал большое влияние на творчество русских художников н. XX в.

БОРИСОВСКАЯ ТИХВИНСКАЯ пустынь, Курская еп., на горе, при р. Ворскле, в окрестностях г. Грайворона, близ слободы Борисовки. Основана в 1714 графом Борисом Петровичем Шереметевым, в воспоминание о Полтавской победе. Здесь находилась чудотворная Тихвинская икона Божией Матери, сопровождавшая графа Б. П. Шереметева во всех его походах и принесенная им в дар обители при ее основании.

БОРИСОГЛЕБСК, город в Воронежской обл. Расположен в юго-восточной части Окско-Донской равнины, на левом берегу р. Вороны, близ ее впадения в Хопёр. Население 69,5 тыс. чел.

Основан в 1646. При Петре I в Борисоглебске заготавливался лес для постройки каботажного флота.

БОРИСОГЛЕБСКИЙ, поселок городского типа в Ярославской обл. Расположен на р. Устье (бассейн Волги). Население 6,5 тыс. чел.

Основан в 1363 в связи с основанием Борисоглебского монастыря, который выполнял роль крепости на подступах к Ростову.

БОРИСОГЛЕБСКИЙ мужской монастырь, Ярославская еп., в окрестностях Ростова. Основан в 1363 по благословению прп. Сергия старцами Феодором и Павлом. Здесь находилась рака прп. Иринарха и при ней железные цепи, вериги и кресты, которые носил на себе преподобный. В монастыре хранилось знамя, брошенное в 1610 гетманом Сапегой во время его бегства из России.

БОРИСОГЛЕБСКИЙ АНОСИН женский монастырь, Московская еп., в окрестностях Звенигорода, при с. Аносине, на берегу р. Истры. Основан в 1823 из существовавшей с 1820 женской общины. Здесь находилась чудотворная икона Успения Богоматери, прославившаяся в 1864.

БОРИСОГЛЕБСКИЙ ДМИТРОВСКИЙ мужской монастырь, Московская еп., в Дмитрове. Основан во 2-й пол. XII в. вел. кн. Юрием Владимировичем Долгоруким. Главная церковь, во имя свв. мчч. кнн. Бориса и Глеба, с приделом во имя св. Алексия, человека Божия, была возобновляема в 1620 и в 1902. В притворе ее хранился весьма древний, высеченный из камня крест, найденный в 1840 под жертвенником Алексиевского придела; наверху креста находится рельефное изображение Св. Троицы, по бокам — тоже рельефные изображения: на левой стороне — Матери Божией и ап. Петра, на правой — апп. Иоанна и Павла и внизу — свв. Василия, Николы и Егория, с надписью, указывающей на 1388, время поставления креста.

С. В. Булгаков

БОРИСОГЛЕБСКИЙ КОЛОЖАНСКИЙ (Коложский) мужской монастырь, Гродненская еп., в Гродно. Основан ок. 1480. В 1854 перенесен в здание бывшего католического монастыря бернардинов, основанного в 1621. В Борисоглебском храме находилась весьма чтимая Коложская икона Богоматери, перенесенная в 1853 из обрушившейся тогда Борисоглебской церкви в Коложе (предместье Гродно), построенной там еще в 1-й пол. XII в.

БОРИСОГЛЕБСКОЕ «УСПЕНИЕ», чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Находилась в Борисоглебской пустыни Московской еп. Привезена в пустынь монахиней из Курска. В 1864 по молитве пред нею получил исцеление от тяжкой болезни московский купец Пыхов. Празднуется 15/28 августа.

БОРКОВСКАЯ НИКОЛАЕВСКАЯ пустынь, Владимирская еп., в Вязниковском у., около слободы Холуй. Основана в 1650 кн. Иваном Димитриевичем, по завещанию отца своего, кн. Д. М. Пожарского, стоявшего в 1612 на этом месте с дружиною и давшего обет по окончании войны построить обитель. В пустыни находятся особо чтимые иконы: Казанской Божией Матери, с частицами мощей свв. угодников, Св. Троицы (древней живописи), пожертвованная в 1772 еп. Мефодием, возобновителем пустыни, и св. Николая Чудотворца — жертва князей Пожарских.

БОРОВИКОВСКИЙ Владимир Лукич (24.07.1757-6.04.1825), живописец-портретист. Из мелкой казацкой старшины, родился в Миргороде.

Боровиковский занимался иконописью под руководством отца. С 1774 Боровиковский служил в Миргородском казачьем полку. В 1770-80-х Боровиковский тесно познакомился с В. в. Капнистом, выполнял его поручения. В 1788 Боровиковский переехал в Петербург. В столице первое время жил в доме Я. А. Львова, вошел в круг его друзей: Г. Р. Державина, И. И. Хемницера, Е. И. Фомина, Д. Г. Левицкого (последний стал его учителем).

Со 2-й пол. 1790-х Боровиковский становится известным портретистом. В его творчестве преобладает камерный портрет. Боровиковский стремится к утверждению самоценности и нравственной чистоты человека (портрет «Лизыньки и Дашиньки», 1794, портрет Е. Н. Арсеньевой, 1796, и др.). Боровиковский изображал на своих портретах «частного» человека; окутанные легкой дымкой модели Боровиковского пребывают в состоянии томного упоения гармонией своей внутренней жизни и окружающей их природы (портреты В. И. Арсеньевой, 1795, М. И. Лопухиной, 1797, Е. А. Нарышкиной, 1799, и др.). Частный характер носил и известный портрет Екатерины II, изобразивший пожилую женщину в салопе, прогуливающейся с левреткой по парку (1794).

Характерный для сентиментализма культ частной жизни отражается в его парных и групповых семейных портретах — сестер А. Г. и В. Г. Гагариных (1802), А. И. Безбородко с дочерьми (1803), А. И. Кушевой с детьми (сер. 1800-х). Боровиковский пишет и парадные портреты: А. Б. Куракина (1801-02), Павла I (1801) и др.

В 1810-е Боровиковского привлекают сильные, энергичные личности, он акцентирует внимание на гражданственности, благородстве, достоинстве портретируемых. Облик его моделей делается сдержаннее, пейзажный фон сменяется изображением интерьера (портреты А. А. Долгорукова, 1811, М. И. Долгорукой, 1811, и др.).

Л. Н. Вдовина

БОРОВИЧИ, город в Новгородской обл. Второй, после Новгорода, промышленный и культурный центр области. Расположен в пределах Мстинской впадины, на судоходной Мсте. Население 61,5 тыс. чел.

С XVIII в. село находилось на главной торговой магистрали того времени — Вышневолоцкой водной системе. Город с 1770; был центром гончарного промысла.

БОРОВСК, город в Калужской обл. Расположен на Протве (приток Оки). Население 14,6 тыс. чел.

Известен с 1356, первоначально принадлежал черниговским наместникам, позже — рязанским князьям. С 1382 в составе Московского великого княжества. В 1444 близ Боровска был основан Боровский Пафнутиев монастырь (здесь работал известный иконописец XV-XVI вв. Дионисий; во 2-й пол. XVII в. в нем был заточен протопоп Аввакум, в боровском остроге содержались в заключении боярыня Ф. П. Морозова и ее сестра княгиня Е. П. Урусова). Со 2-й пол. XVII в. торговый и ремесленный Боровск становится одним из центров русского старообрядчества.

БОРОВСКИЙ ПАФНУТИЕВ монастырь. — См.: РОЖДЕСТВА БОГОРОДИЦЫ БОРОВСКИЙ ПАФНУТИЕВ монастырь.

БОРОДА (бородные). — См.: ПОМОЧИ.

БОРОДИН Александр Порфирьевич (31.10.1833-15.02.1887), русский композитор, ученый и общественный деятель. Учился в Медико-хирургической академии (1850—56) в Петербурге; в 1858 доктор медицины, с 1864 — профессор, с 1877 — академик Медико-хирургической академии. Занимался у химика Я. Я. Зинина, изучая проблемы органической и аналитической химии, автор свыше 40 исследований по вопросам химии и медицины. С 1874 руководил химической лабораторией в Академии. В 1870—71 — один из редакторов журнала «Знание», организатор и педагог Женских врачебных курсов (1872—85) в Петербурге.

В 1862 Бородин сблизился с М. А. Балакиревым и вошел в его кружок «Могучая кучка». Бородин — автор симфоний (среди них «Богатырская», «Русская»), камерно-инструментальных, вокальных и др. сочинений. Им создана монументальная героическая опера «Князь Игорь» (завершена уже после смерти Бородина его другом А. К.Глазуновым в 1888).

В. А. Федоров

БОРОДИН Леонид Иванович (р. 14.04.1938), писатель и общественный деятель.

С сер. 1960-х член социально-христианского кружка под названием Всероссийский социал-христианский союз освобождения народа (ВСХСОН). В 1967-73 и 1982-87 за свои убеждения был в заключении в лагере. С 1992 главный редактор православно-патриотического журнала «Москва».

Основные соч.: «Правила игры» (1973), «Третья правда» (1981), «Расставание» (1987), «Божеполье» (1993).

БОРОДИНО, село в Московской обл., в Можайском р-не. В окрестностях — Бородинское поле — место Бородинского сражения 1812 и Московской битвы 1941-42 (центр передового рубежа Можайской линии обороны столицы). Бородинское поле — Военно-исторический музей-заповедник, один из крупнейших в России, где на площади 109 км сохраняется ок. 200 памятников ратной Славы, фортификационного искусства и архитектуры.

В д. Горки, где был командный пункт М. И. Кутузова, в честь полководца установлен обелиск. В местах ожесточенных боев (Шeвардинский редут, батарея Раевского, Багратионовы флеши, Семеновские высоты, Утицкий курган и Бородино) были сооружены 34 памятника, а также памятник французским воинам; рядом с ними — монументы героям Московской битвы 1941-42. Военно-инженерный комплекс включает укрепления 1812 (в т. ч. восстановленные) и 1941-45. Архитектурно-мемориальный комплекс: Спасо-Бородинский женский монастырь, возведенный на месте одной из Багратионовых флешей в 1830—70, с Владимирским собором (арх. М. Д. Быковский) и Спасской церковью (первый памятник, поставленный в 1812—20 на месте гибели генерала А. А. Тучкова его женой М. М. Тучковой); Колоцкий монастырь, где размещался штаб Кутузова; церковь Рождества в Бородине (к. XVII в.); колокольня, служившая наблюдательным пунктом.

БОРОДИНСКОЕ СРАЖЕНИЕ 1812, решающая битва между французской армией Наполеона I (135 тыс. при 587 пушках) и русской под командованием М. И. Кутузова (ок. 120 тыс. при 640 пушках), которое произошло 25 августа в районе с. Бородино (110 км к западу от Москвы). Сражение началось еще накануне 24 августа у д. Шевардино, где русский авангард задержал продвижение французской армии, дав основным силам создать укрепления и батареи на Бородинском поле. На рассвете 25 августа Наполеон двинул войска в атаку. Сражение отличалось чрезвычайным ожесточением и кровопролитием. «Из всех моих сражений, самое ужасное то, которое я дал под Москвой», — писал позже Наполеон. Ценой огромных потерь французы потеснили русские войска, но решающего успеха не получили. Потери: у русских — 44 тыс., у французов — 58 тыс., т. е. более 40% всего личного состава. В ночь с 25 на 26 августа Кутузов, понимая, что время для перехода в контрнаступление еще не настало, приказал войскам отступить. Москва была отдана без боя. В российской военной и народной традиции Бородинское сражение осталось как символ стойкости и героизма в защите Родины. Оценка эта не менялась за все двести лет. И эта оценка совершенно справедлива, для русских православных воинов даже отдача на поругание Москвы была лишь «Господней волей», не подвластной людям, они отчетливо сознавали, что обескровленная армия Наполеона, застрявшая в сожженной Москве, обречена на неминуемое поражение. У французов — искренне полагали и полагают иначе: у них «битва под Москвой» считается победой, недаром маршал Ней получил после Бородина титул «князя Московского». Эта оценка является, безусловно, поверхностной.

С. Семанов

БОРТНЯНСКИЙ Дмитрий Степанович (1751–28.09.1825), композитор. Из мещан. Родился в Глухове. В 1758 был определен певчим в Петербург в Придворную певческую капеллу. В 1769 отправлен в Италию для обучения музыке.

В 1779 Бортнянский вернулся в Россию. В 1780–84 — капельмейстер Придворной певческой капеллы, руководил хорами в Сухопутном шляхетском корпусе и Смольном институте. В 1758 Бортнянский получил назначение капельмейстером при «малом» дворе великого князя Павла Петровича. С 1796 Бортнянский — управляющий Придворной певческой капеллой, главным хором Российского государства, с 1801 Бортнянский — директор Придворной певческой капеллы. С деятельностью Бортнянского связан ее расцвет. В 1804 избран почетным членом Академии художеств в Петербурге. В 1791–1814 написал ряд кантат и ораторий на стихи Г. Р. Державина, Ю. А. Нелединского-Мелецкого, П. А. Вяземского, М. М. Хераскова, а также духовной музыки, исполняемой до сих пор. В 1816 Бортнянский назначен цензором всех издаваемых в России нот духовной музыки.

Л. Н. Вдовина

БОТКИН Сергей Петрович (5.09.1832-12.12.1889), русский врач, ученый и общественный деятель, по окончании в 1855 медицинского факультета Московского университета стажировался в клиниках Германии, Франции и Австрии (1855–60). Во время Крымской войны 1853–56 работал в Бахчисарайском полевом лазарете под руководством Н. И. Пирогова. С 1860 Боткин — профессор Медико-хирургической академии, с 1872 — лейб-медик Александра II. Автор многих трудов по клинике и патогенезу заболеваний сердечно-сосудистой системы, инфекционных болезней и анемии.

В 1862 и 1874 Боткин организовал клинико-экспериментальные лаборатории, где проведены впервые в России исследования по клинике фармакологии и экспериментальной терапии. Боткин — родоначальник полевой терапии и основатель крупнейшей школы русских клиницистов. В 1878–89 Боткин — председатель Общества русских врачей, член 43 русских и иностранных учреждений и научных обществ. В 1882 по его инициативе в Петербурге была открыта Александровская барачная больница. Боткин — основатель периодического издания «Эпидемиологический листок» (в 1866), еженедельной «Клинической газеты» (1881-89) и др. медицинских изданий.

В. А. Федоров

БОЯН (2-я пол. XI — н. XII в.), древнерусский поэт. Произведения Бояна являлись величальными песнями-славами русским князьям; их исполнение сопровождалось игрой на гуслях. В древнерусской мифологии Боян — «Велесов внук» (потому что его прародителем считается бог Велес). Боян понимал язык птиц и зверей и пересказывал его на человеческий. Песни Бояна — о богах, богатырях и князьях. Имя Бояна упоминается в надписях Софии Киевской, в Новгородских летописях, в «Слове о полку Игореве». В последнем о нем говорится: «Боян бо вещий, аще кому хотяше песнь творити, то растекашется мыслию по древу, серым вълком по земли, шизым орлом под облакы».

БОЯРСКАЯ ДУМА, высший совет при князе (с 1547 — при царе) в Русском государстве X — н. XVIII в. Деятельность боярской думы носила законосовещательный характер. В Киевской Руси боярская дума была совещанием князей с дружинниками (княжими мужами, думцами) и старцами градскими (земскими боярами, потомками местной знати), а иногда присутствовали и высшие представители духовенства.

В Московском государстве членами боярской думы были: бояре, окольничие, думные дворяне и думные дьяки.

Аристократический элемент имел в этом учреждении господствующее место. У Иоанна III дума состояла из 13 бояр, 6 окольничих, 1 дворецкого и 1 казначея. У Иоанна IV — 10 бояр, 1 окольничий, 1 кравчий, 1 казначей, 8 думных дворян. Были, конечно, и дьяки, которых значение при способностях и доверии государя иногда возрастало до огромной степени. Аристократия имела особые преимущества для поступления в думу. Наиболее знатные роды (бывшие владетельные и старые боярские) имели право, обойдя низшие чины, поступать прямо в бояре. Менее знатные княжеские и боярские роды назначались сначала в окольничие. Для низшего служилого и бюрократического элементов — открывался ход в думные дворяне и думные дьяки.

Государь ежедневно принимал бояр, как думных, так и заведующих приказами. Имея нужду в совещании, государь призывал к себе или несколько ближних бояр и окольничих, или выходил в общее собрание думы. Приговор по делу писался дьяком по формуле: «Государь указал и бояре приговорили». Случалось, что государь поручал думе решить дело без него, и тогда думский приговор носили к нему для одобрения и утверждения.

Л.А. Тихомиров

БОЯРСТВО (бояре), высшее сословие Древней Руси, по мнению И. И. Срезневского, может быть произведено или от слова «бой» («вой»), или от слова «болий», в первом случае он будет обозначать воина, во втором большого, т. е. лучшего человека. В Древней Руси термин «боярин» заменялся иногда терминами «большие, лучшие люди» или «мужи». При первых киевских князьях различаются бояре княжеские, составлявшие верхний слой княжеской дружины, и земские, которые были высшим слоем населения земли. Последние, кроме Новгорода и Пскова, скоро теряют свое значение и после кн. Владимира сливаются с массой. Княжеские бояре являются сотрудниками на войне и в управлении. Само боярство в татарское время делится на слои — есть бояре «большие», «старейшие», «нарочитые», «великие» и бояре «младшие». Таким образом, термин «боярин» обозначает не должность, а класс. Пополнялось боярство из всех слоев населения. Иногда встречаются представители нескольких поколений, преемственно состоящие в боярах у известного князя, но часто встречаются достигшие боярства из низших классов, немало было среди бояр и иноземцев. Бояре в эту пору не привязаны к земле, они служат князю и переходят с ним из волости в волость, но боярин — вольный слуга князя, он может оставить его и перейти к другому. Землевладение среди боярства, видимо, развито было слабо. Будучи слугами князя, бояре не составляли политического тела; даже там, где боярство приобрело большое значение, как в Галиче, оно не было организовано. В Новгороде и затем во Пскове, где преобладающей политической силой стало вече, сохранило свое значение земское боярство. Выборные должности здесь замещались людьми известного круга. Выборные чины составляли совет, куда входили и лица, прежде исполнявшие эти должности. Совет этот был как бы комитетом при вече, так как здесь предварительно обсуждались дела, которые потом решались на вече. Князь был только председателем этого совета. Совет имел большое влияние на дела, хотя юридически не имел никакого значения. Бояре в Новгороде принимали участие в войне. Торговлей новгородские бояре не занимались, но они были крупными землевладельцами и капиталистами, ссужавшими купцам деньги за проценты, и, таким образом, они являлись наиболее сильным классом в экономическом отношении.

Иначе сложилась судьба боярства в Севере-Восточной Руси. Здесь князь был хозяином-вотчинником своего удела. Управление уделом смешивалось с управлением княжеским хозяйством. И княжеские бояре становятся в положение княжеских приказчиков. Им поручаются в ведение различные отрасли дворцового хозяйства. Князь владеет разными угодьями, управление каждым видом угодий составляло особый «путь», во главе такого управления ставится боярин, которому дается название «путного». Главные управители отдельных ведомств дворцового хозяйства носят название бояр «введенных», они-то и составляют совет князя. Бояре «введенные» и «путные» за свою службу получают известные доходы — «кормятся». У более оседлых сев.-вост. князей и бояре становятся более оседлыми, они приобретают земельную собственность, их земли и они сами пользуются различными привилегиями: им дается право суда на их землях, кроме случаев убийства, разбоя и воровства с поличным; земли их свободны от налогов; сами они судятся князем или «введенным» боярином, а не местными судьями. Но боярин все-таки сохраняет право уйти от князя — право отъезда. Отъехавший боярин, поступив на службу к другому князю, сохраняет свои владения в уделе прежнего князя. Право отъезда было неприятно удельным князьям, лишавшимся слуг, которые сохраняли свои земельные права. Начинается борьба между князьями и боярами. Но право отъезда было выгодно усиливавшимся князьям, как, напр., московским, ко двору которых собирались бояре из уделов. Только с уничтожением большинства уделов московские князья ограничивают это право, берут с бояр записи и требуют поручительства, но все-таки отъезд не считался изменой, отъехавший мог вернуться к прежнему князю и только испытывал то неудобство, что терял свое место в служебной иерархии. С уничтожением уделов и с возникновением государственного центра в Москве сюда не только собираются бояре из мелких княжеств, но и потерявшие уделы князья становятся в ряды московского боярства. Число бояр здесь увеличивается, и боярство делится на слои, термин «бояре» прилагается только к тем лицам, которые возводятся в это звание государем и становятся членами боярской думы, а затем и среди членов думы только высший разряд государственных советников носит этот титул, боярское достоинство становится чином. Но кроме советников — членов боярской думы, государь имел других, так сказать, частных советников, которые иногда вовсе не заседали в думе и с которыми он советовался неофициально в своих комнатах, это были т. н. комнатные бояре. И в Москве боярство не было замкнутым классом: в него проникали новые элементы, и чем позже, тем в большем числе, с другой стороны, многие знатные фамилии утрачивали свое положение и их представители спускались в ряды простых дворян. Петр I отменил старые московские чины, и в числе их и боярское звание; имевшие его еще донашивали этот титул и после смерти Петра. Кроме официального значения термина «бояре» в Древней Руси название это прилагалось ко всякому зажиточному землевладельцу и, быть может, в измененной форме «барин» дошло до нашего времени.

С. Ю.

  • курсы по вязанию