Слова, начинающиеся на ГР

«ГРАЖДАНИН», политический и литературный журнал-газета патриотического направления. Издавался в Петербурге в 1872-1914. Основателем и издателем (в течение первых семи лет — негласным) был кн. В. П. Мещерский. Издатель-редактор Г. К. Градовский, с 1873 — Ф. М. Достоевский, с 1874 — В. Ф. Пуцыкович. Мещерский оставался редактором-издателем до конца существования «Гражданина». С 1893 вторым редактором был К. Ф. Филиппиус.

«Гражданин» был органом патриотически настроенного монархического дворянства, выступавшего против либерально-космополитического и революционного наступления на Русское государство, а также подмены западными «новшествами» исторических основ русского народа, и прежде всего Православия и Монархии.

В «Гражданине» Ф. М. Достоевский впервые опубликовал свой «Дневник писателя».

«ГРАМОТЕЙ», народный журнал патриотического направления. Выходил в Петербурге и Москве в 1862–76. Издатель И. Н. Кушнерев, Я. Ивановский и др. Ставил своей целью религиозно-нравственное воспитание народа на основе любви к Богу, Царю и Отечеству.

ГРАМОТНОСТЬ, умение читать и писать; органично входила в образ жизни крестьянства. Разнообразны были пути проникновения книжной культуры в народную среду: сохранение в семьях старинных рукописных и первопечатных книг (преимущественно духовных); использование церковных и школьных библиотек и личных библиотек священника и учителя; покупка лубочных и др. изданий у офеней-разносчиков; привоз книг из городов отходниками; подписка и др.

От XVIII-XIX вв. дошло множество свидетельств о грамотности значительной части крестьянства. Так, многие челобитные были написаны собственноручно крестьянами; немало личных подписей крестьян встречается в подворных и подушных переписях, в «повальных обысках» (так назывался сплошной опрос при расследовании); не редкость — крестьянская деловая и частная переписка, найденная в документации учреждений и личных фондах; важным показателем умения читать и писать и владения книгами служат пометы на полях разного рода изданий и рукописных сборников; встречаются прямые указания на переписывание крестьянами сборников, молитвословов, лечебников, травников и пр.; наконец, часто устанавливается и авторство догматических, полемических, стихотворных и др. сочинений крестьян.

Статистические данные о грамотности крестьян далеки от реальной картины: по данным Всероссийской переписи 1897 грамотных крестьян в Европейской России было 22,9% (мужчины — 31,4%, женщины — 5,7%). Занижение показателей при официальном учете происходило по трем основным причинам:

1. Часть крестьян предпочитала скрывать свою грамотность, чтобы не нести ответственности за подписываемые документы или нарушаемые указы и пр. (старообрядцы — из религиозных соображений).

2. Принято было обучать прежде всего чтению, а потом — письму; некоторые умели только читать. В материалах опросов, например, встречаются такие утверждения: «Грамоте читать знаю, а писать скорописью не умею и тому не учивался».

Отражают ли подобные утверждения реальный уровень или лишь нежелание давать письменные показания или подпись, в любом случае они свидетельствуют о том, что среди крестьян, отказывающихся писать, были читающие.

3. Определенная доля крестьян умела читать по-церковнославянски и реализовала этот навык в чтении духовной литературы; т. н. гражданской грамоты они не знали и заявляли себя неграмотными, хотя их можно было застать за чтением объемной старопечатной книги.

В течение XIX в. число общественных и частных учебных заведений в сельской местности заметно нарастает (церковноприходские, земские и помещичьи школы, волостные училища), тем не менее и после реформы их было недостаточно. Основной формой обучения крестьянских детей грамоте были т. н. вольные, или домашние, временные школы, организуемые самими крестьянами. Обучали в них «бродячие» учителя, переходившие из деревни в деревню, отставные солдаты, грамотные крестьяне, заштатные церковнослужители и др.

Вольные (стихийные) школы отличались особенной гибкостью, приспособленностью к местным условиям, к составу детей и запросам родителей, к обстоятельствам жизни учителя. Крестьяне любили эти школы и нередко предпочитали их официальным, даже если последние были бесплатными. Повсеместно крестьянские общины или отдельные группы крестьян, дети которых достигли подходящего возраста, нанимали учителя и предоставляли поочередно помещение для занятий либо снимали совместно избу для такой школы. По сведениям губернских статистических комитетов, С.-Петербургского комитета грамотности и др. источникам, вольные школы были распространены во всех губерниях. Срок обучения продолжался 3 — 4 месяца или более, по договоренности. Азбуки и буквари, Псалтыри и Часовники бытовали в крестьянских семьях и использовались для обучения. Заниматься начинали после совместной молитвы. В вольных школах изучали сначала церковнославянскую азбуку, затем переходили к чтению по Часослову, Святцам, Псалтырю. Только после этого приступали к гражданской азбуке. Земство, открывшее для себя существование множества стихийных временных школок, заявило о невозможности их сосчитать, и стало успешно перенимать их опыт, организуя в 1880-х передвижные школы в мелких населенных пунктах. В них учили чтению, письму, элементарному счету и основным молитвам. Школа оставалась на одном месте, пока дети не осваивали намеченную программу, обычно три-четыре месяца.

Круг чтения крестьянства привлек особенно активное внимание общественности России во 2-й пол. 1880-х-90-х. Корреспондент из Алексеевской вол. Малоархангельского у. Орловской губ. писал в этнографическое бюро кн. Тенишева, что духовная литература — «любимое чтение огромного большинства крестьян». Особенно предпочитали ее «пожилые и среднего возраста крестьяне и крестьянки, серьезно относящиеся к чтению».

Сведения о чтении крестьян из разных районов страны дают сходную в основных чертах картину. На первом месте идут Священное Писание (Библия в целом, Евангелие, Псалтырь), поминальные, заздравные и заупокойные молитвенники, Святцы (простые и с тропарями и кондаками); творения святых отцов — Ефрема Сирина, Василия Великого, Григория Богослова, Иоанна Златоуста, Тихона Задонского; Жития святых (более ста имен); сочинения и наставления на религиозно-нравственные темы — «Жизнь Иисуса Христа», «Жизнь Божией Матери», «Понятие о Церкви Христовой и объяснения семи церковных таинств», «Поучение как стоять в церкви», «О грехе и вреде пьянстве», «Благочестивые размышления» и др.

Вторую группу (по уровню спроса в покупке и распространенности в домах крестьян) составляли азбуки, буквари, самоучители разного рода, прописи. Третью — басни, разные виды художественной литературы (больше всего — на исторические темы) и сказки.

При чтении религиозно-нравственных книг и взрослых и детей интересовали, по мнению А. В. Балова, «главным образом, чудеса, подвиги и строгость жизни различных святых и деятельность их на пользу ближних». В Великий пост иные большаки запрещали в своей семье чтение светских книг, читали только «божественное». Существенное дополнение в круге чтения духовной литературы составляли рукописи. В их числе в домах крестьян встречались и очень древние. Сборники старинных сочинений духовно-нравственного, исторического, богословско-полемического содержания при переписывании составлялись по-новому, пополнялись новыми текстами. Традиция переписывания духовных текстов сохранялась и ныне сохраняется не только у старообрядцев, которые не хотели пользоваться печатной литературой «никониан», но в русском народе в целом. Переписать своей рукою молитвы, каноны, акафисты, назидания старцев и др. считается делом душеспасительным. Часто встречались также рукописные травники и лечебники.

Среди светской литературы корреспонденты выделяли произведения А. С. Пушкина, крестьяне читали их очень охотно. Особенной популярностью пользовались повести; более других были любимы «Капитанская дочка» и «Дубровский». «Встречаются крестьяне, — отмечал А. В. Балов, — которые очень живо обрисовывают Гринева, Пугачева». Из прозы Пушкина очень популярны были также «История Пугачевского бунта» и сказки. «Сказки Пушкина знают даже безграмотные старухи». Из поэтических произведений больше знали «Полтаву» и многочисленные стихотворения, ставшие народными песнями: «Буря мглою», «Сквозь волнистые туманы», «Под вечер осенью ненастной в пустынных дева шла местах», «Утопленник», «Черная шаль», «Талисман», «Бесы» и мн. др. У отдельных крестьян встречалось Полное собрание сочинений Пушкина.

Из книг на исторические темы пользовались спросом лубочные издания: «Как жили-были наши предки славяне», «Дмитрий Иванович Донской», «Иоанн Калита», «Гибель Кучума, последнего сибирского царя», «Ермак Тимофеевич, покоритель Сибири», «Великий князь Василий Темный и Шемякин суд», «Пан Сапега, или 16-месячная осада Троицкой лавры», «Избрание на царство Михаила Федоровича Романова и подвиг крестьянина Ивана Сусанина», «Иван Мазепа — гетман малороссийский», «Москва — сердце России», «Карс — турецкая крепость и взятие ее штурмом русскими войсками», «Михаил Дмитриевич Скобелев 2-й», «Очерк 1812 года» и мн. др. Рассказанные занимательно и проиллюстрированные яркими картинками события запоминались; полученные сведения накладывались на устную традицию исторических песен и сказаний, обогащали и укрепляли историческое сознание народа. Читали крестьяне и научно-популярную литературу по медицине, о животных, сельскохозяйственную и пр. Во Владимирской губ., например, в каждое волостное правление приходило по 20 — 50 экземпляров «Сельского вестника».

Информаторы из разных мест единодушно свидетельствовали о том, что «интерес к чтению силен как среди грамотных, так и среди неграмотных». «В настоящее время (т. е. 1890-е) все крестьяне сознают пользу грамоты. Неграмотные сожалеют, что их не учили. Малограмотные, читающие с трудом, предпочитают слушать чтение кого-либо, чем читать сами», «Читают и в одиночку, и собираясь вместе». Чтение вслух было очень распространено в крестьянской среде. Читали вслух в семье, группами, в специально выделенных местах (избах одиноких людей, школах, вновь открытых читальнях). Читал вслух старший в доме (особенно Евангелие в праздничные дни) и малыш, недавно освоивший грамоту, и молодой парень, приобретший занимательную книгу. С благоговением относились к чтению в церкви, где нередко Псалтырь читали подростки.

М. М. Громыко

ГРАНАТНЫЙ ДВОР, государственное предприятие в России, изготовлявшее разрывные снаряды (гранаты). Основан в сер. 1650-х во время войны с Польшей. Продукция этого предприятия сыграла большую роль в возвращении русских земель, оккупированных Польшей.

ГРАНОВИТАЯ ПАЛАТА в Кремле, одно из древнейших гражданских зданий Москвы. Построена в 1487–91 (итал. арх. Марк Фрязин и Пьетро Антонио Солари). Названа по восточному фасаду, отделанному граненым каменным рустом. Собственно Грановитая палата — зал на 2-м этаже (пл. ок. 500 кв. м), перекрытый крестовыми сводами, опирающимися на центральный столб (росписи 1881). Грановитая палата — главный парадный приемный зал великокняжеского дворца. В нем проходили собрания Боярской думы, заседания Земских соборов, празднества в честь покорения Казани (1552), победы под Полтавой (1709), заключения Ништадтского мира со Швецией (1721). Здесь на Земском соборе 1653 было принято решение о воссоединении Малороссии с Россией. Ныне Грановитая палата входит в комплекс Большого Кремлевского дворца.

ГРЕБНЕВСКАЯ, чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Находилась в Москве в церкви Успения Пресвятой Богородицы, что на Лубянке. Когда вел. кн. Дмитрий Иванович Донской возвращался после победы над Мамаем с берегов Дона в Москву и достиг г. Гребни (в настоящее время этого города не существует) на р. Чири, впадающей в Дон, то тамошние жители поднесли ему икону Пресвятой Богородицы, прославившуюся чудотворениями и получившую от города наименование Гребневской. Великий князь с верою принял икону и поставил ее в московском Успенском соборе.

Правнук Донского, вел. кн. Иван Васильевич Грозный, собираясь в 1471 в поход против Новгорода, дал обет построить церковь в честь Божией Матери — Ее чудотворной Гребневской иконы, которую он брал с собою в поход. Шелонской битвой в 1472 одержал он победу и повелел соорудить в московском посаде деревянную церковь, в которую и была поставлена чудотворная икона, украшенная от его усердия серебром и драгоценными камнями; на киоте иконы он велел написать акафист в похвалу Пресвятой Богородицы и в благодарность за дарование ему сына Василия. С этой иконой русские отразили в 1612 поляков на Сретенской улице. Во время пожара в 1687 церковь Гребневской Богоматери объята была пламенем, так что не успели вынести Ее икону, но она чудесно сохранилась и, по словам летописи, «обретеся на воздусе». От времени церковь пришла в ветхость, также и самая икона требовала обновления. Церковь была обновлена, а икона, по желанию царевны Наталии Алексеевны, сестры Петра Великого, принесена к ней в с. Преображенское. Обновив и украсив икону от своих сокровищ, царевна сама сопровождала ее из Преображенского в церковь и, там поставив на прежнее место, совершила пред нею молебное пение. Возобновлению церкви особенно содействовал Стефан Яворский. Вскоре после обновления иконы от нее начали совершаться новые чудеса. Вот одно из чудес. В доме стольника Салтыкова происходили разные страхования бесов: невидимой рукой бросались камни и т. п. В этом же доме жила одна девица Мария, у которой была очень больна мать. Однажды во сне пришла к ней некоторая женщина и сказала: «Не скорби о болезни матери; иди и скажи госпоже дома сего, чтобы она подняла к себе в дом образ Гребневской Богоматери, и дом ее будет избавлен от бесовских страхований, и мать твоя выздоровеет». Икона была принесена. Перед нею отслужили молебен с водосвятием, и — дом был избавлен от страхований, а больная получила исцеление. Это было в 1711.

Празднуется 28 июля/10 августа.

Прот. И. Бухарев

ГРЕХ (слав.: грети; первоначальное значение: «то, что жжет, мучает, вызывает сомнение»), моральная вина человека перед Богом и другим человеком. Грешить можно словом, делом, помышлением или бездействием (неоказанием помощи), бессловесием, бессмысленностью (глупостью, немолитвенностью). По понятиям русского народа, грех — болезнь души. Как тело чувствует боль, пока человек жив, так и душа чувствует боль от греха, пока душа жива. О грехе человеку свидетельствует совесть. Человек сам не может избавиться от греха. Только Христос освобождает от него ценой Своей Крови.

В православном учении существуют также понятия смертных грехов, которые в случае нераскаянности ведут к вечной погибели. Смертные грехи происходят от корня всякого зла — гордыни. Григорий Великий называет семь смертных грехов: тщеславие, зависть, гнев, уныние (неверие в спасение), чревоугодие, расточительность, скупость. Эти грехи порождают другие: зависть — ненависть, тщеславие — непослушание и чванство и т. д. Другие святые отцы называют восемь смертных грехов: гордыня, убийство, уныние, воровство, блуд, пьянство, кощунство и ложь.

Народное сознание обостренно ощущает греховную природу человека: «Мир во зле (лжи) лежит», «Мир в суетах, человек во грехах», «Один Бог безгрешен (Един Бог без греха)», «Нет такого человека, чтобы без греха прожил», «Грех сладок — человек падок», «Рожденные во плоти причастны греху», «Невольно грех живет на всех», «Нет такого человека, чтобы без греха прожил», «И первый человек греха не миновал и последний не избудет», «Все одного отца дети», «Все адамовы детки», «Адам плотию наделил, Ева грехом», «Адам согрешил, а мы воздыхаем», «Ева Адама прельстила, весь род погубила», «Ева прельстила древом, простонала чревом», «Адам грех сотворил — рай затворил».

Православный русский человек твердо считает: «Все на свете по грехам нашим деется», «Что ни творится над нами — все по грехам нашим», «Грешна душа, во что Бог поставит». И отсюда делает вывод: «Супротив греха и покаяние», «В чем грех, в том и спасение», «Грешники, да Божьи», «С грехом ссорься, с грешником мирись», «Ненавидь дурное в человеке, а человека люби», «Согрешить — дело человеческое, но упорствовать во грехе — дело дьявольское» (Тихон Задонский).

О. Платонов

ГРЕХ И КАРА БОЖИЯ В НАРОДНОМ СОЗНАНИИ не расходились с церковным православным учением. Эти понятия были присущи уже детским представлениям — в связи с исповедью с семилетнего возраста. Далее они развиваются и совершенствуются на основе наставлений родителей, собственного духовного опыта, поучений и проповедей священников, посещений монастырей, коллективного опыта всей своей православной среды, чтения Священного Писания и других книг, рассказов паломников и пр. Тема греха постоянно присутствовала и в мимолетных упоминаниях в разговорах, и в серьезных обсуждениях событий, обстоятельств, поступков, а главное — в сознании каждого верующего.

При конкретизации понятии греха и кары Божией в повседневной жизни, в применении их к определенным случаям, эти представления могли несколько отклоняться от канонических: иногда в сторону усиления осуждения, расширительной трактовки того, что осуждается, как грех; иногда же, напротив, в сторону послабления в осуждении и даже полного отрицания греховности некоторых поступков.

Например, по наблюдениям в Моршанском у. (Тамбовской губ.) в сер. XIX в. отмечалось, что крестьяне считают непростительным грехом поссориться с кумом или кумою. Это было связано с особенным уважением духовного родства. Желая исключить возможность совершения такого греха, предпочитали крестных брать из другого дома и не вступать в отношения кумовства с теми, кто непосредственно входил в свою семью, т. е. с теми, кто жил в одном доме.

Сложный набор понятий о степени греховности того или иного проступка был связан с постом. Так, нарушить Великий пост считалось великим грехом; тяжкими считались и нарушения Успенского поста и некоторых однодневных постов — крещенского сочельника, дня Ивана Постного (усекновение главы Иоанна Крестителя 29 августа) и Воздвижения (14 сентября). Нарушения же других постов и постных дней оценивались как менее тяжкие грехи. Но и в пределах одного и того же поста нарушения отличались по степени греховности: поесть в Великий пост рыбы — не такой тяжкий грех, как съесть молока или мяса. Многие крестьяне считали грехом даже говорить про скоромную пищу во время Великого поста.

В то же время в к. XIX в. отмечали заметные различия в оценке греховности нарушения постов даже в соседних волостях. Разумеется, степень строгости норм воздержания была всегда делом индивидуальным, так что различия могли быть в пределах одной семьи. И все-таки складывались и общие представления о допустимости отклонений, характерные для конкретной местности. В Дулёвской волости Жиздринского у. (Калужская губ.) на несоблюдение постов смотрели снисходительно, как виделось корреспондентке Тенишевского бюро Варваре Зориной — дочери священника. Молодые, которые ходили на заработки, ели по постам скоромное, ибо «голодным много не наработаешь». Последнее объяснение, столь распространенное в наши дни для оправдания отхода от постов, живо свидетельствующее об ослаблении веры и, соответственно, об отсутствии благодатной поддержки в несении аскетического подвига, — это объяснение было, как видим, в ходу у части русских уже в к. XIX в. Но эта же наблюдательница сообщала, что в д. Ивашковичи Будчинской волости (тот же Жиздринский у.) на соблюдение постов смотрят иначе. Там больной не станет есть скоромное, если даже врач ему предпишет.

Повсеместно сношение с женщиною во время поста считалось грехом. Если у супругов рождался ребенок в первой половине декабря, его называли насмешливо «постником», подчеркивая, что зачатие произошло в Великий пост.

Отца такого ребенка священник «усовещал за невоздержанность». Тем не менее «постники» бывали не такою уж редкостью.

Набор оттенков и местных особенностей предстает перед нами из источников в оценке греховности работы в воскресные и праздничные дни. Наиболее распространенным отклонением было следующее: не выполняя в эти дни работ в своем хозяйстве, ходить работать к другим — на толоку (помочи) или по найму. «Этот грех Бог нам простит, потому что, если мы не пойдем — хлеб пропадет; хлеб не должен пропасть- это дар Божий». Но в зимнее время и на подёнщину не ходили в праздники и воскресенья, т. к. дело не шло уже о гибели урожая, — оправдывающее обстоятельство отпадало. Местами в воскресенье обычай разрешал после обеда шить (церковное воскресенье заканчивалось примерно к середине дня), но прясть нельзя было. Печь хлебы в праздник считалось грехом (т. к. это будничное, обязательное дело), а печь пироги — допускалось (соответствующее празднику дело).

Вообще послабления в оценке греховности нарушения тех запретов, которые имели духовные причины, связаны были более всего с особенностями основных хозяйственных задач крестьянства, с уважительным отношением к своему труду, как делу Божию. Так, под рожь озимую не пахали в пятницу: это грех, и земля не уродит. Под яровой же хлеб пахали и в пятницу, т. к. посев яровых — дело срочное, нельзя запоздать.

Нетерпимое отношение к греху в народе обнаруживается, когда речь идет о прямом нарушении заповедей. Здесь облегчение самому грешнику перед Богом и в оправдание в глазах других людей дает лишь глубокое покаяние.

«Основную причину бездетности при отсутствии видимых нарушений здоровья видели в наказании Божьем за свои грехи и даже за грехи родителей» — к такому выводу пришла Т. А. Листова, рассмотрев народную религиозную концепцию зарождения и начала жизни на многообразном материале полевых и письменных источников.

Очень четко понятие греха прослеживается в массовом сознании русских в связи с отношением к насильственному прерыванию беременности. «Нет греха больше, чем вытравить плод, это душегубцы, проклятые Богом». Знахари, специализировавшиеся на «вытравлении» плода, осуждались, по мнению Т. А. Листовой, «даже больше, чем решившиеся на плодоизгнание женщины, тем более что к подобным мерам, по общим отзывам, прибегали лишь отчаявшиеся, забеременевшие до брака девушки».

Осуждение добрачных связей, как греховных, нашло отражение в многочисленных источниках XVIII-XIX вв. «Потеря девственности считается большим грехом, — однозначно отвечали на тенишевскую программу из Ростовского у. «Беременность девушки составляет уже для родителей крайнюю степень позора и бесчестия», — утверждал наблюдатель из Пошехонского у. Подобные ответы даны были по Смоленской, Калужской, Орловской и другим губерниям. Греховной считалась и супружеская неверность. Но при этом крестьяне более жестко осуждали неверность жены, чем мужа.

Обращение к массовым источникам — ответам на программы различных обществ (в этих ответах наблюдатели стремились выделить характерные явления) — обнаруживает отнюдь не поверхностное отношение к понятию греха. Оно естественно и органично связано с представлениями о загробной жизни, Страшном Суде и о каре Божьей вообще. «До сих пор еще существует в народе убеждение, что ненаказанного преступника всегда покарает Бог, что Бог является мстителем оставшихся безнаказанными преступлений», — сообщалось по материалам Ярославской губ. в 1890-х.

В этой же рукописи (автор ее — А. В. Балов) находим и ответ на вопрос программы о том, как в народе различали понятия преступления и греха. Корреспондент пишет, что «преступление и грех в народных понятиях стоят довольно близко». Большая часть преступлений считается в то же время и грехом, но не все. Например, «сбор грибов и ягод в чужих лесах, охота и рыбная ловля в чужих владениях, порубки леса в чужих дачах», хотя и являются преступлением, но грехом не считаются (в этом сказывалась длительная традиция отношения к лесу, как к ничьей, Божьей земле). С другой стороны, «деяния по существу не преступные» иногда преследуются как преступления, например, работа в праздники.

Балов замечает при этом, что принятие таких зароков (в других местностях — залогов, т. е. принятие на сходе волостной, сельской или деревенской общины решения об обязательности для всех членов общины запрета на работу в воскресенья, в праздники вообще или в конкретный праздник, или в пятницу) становится все более редким. Но из других источников мы знаем, что подобные зароки принимались во многих местах в течение XIX в., и нарушение их наказывалось нередко штрафом в пользу общины, следовательно, оценивалось как преступление, касающееся общества, а не как личный грех, за который человек сам в ответе перед Богом. В основе этого подхода лежало представление, что за нарушение одним человеком принятого общиною решения духовного порядка может пострадать от кары Божией вся община. Положив залог, т. е. приняв решение такого рода, всей сходкой молились перед часовней, после чего залог вступал в силу, хотя и не был письменно зафиксирован.

«В особенности общество строго следит, чтобы в заказной день кто не поработал бы, не нанялся бы где в подёнщину (...). Крестьяне создали себе такой закон, что если запретит общество работать, то никто позволить не может. В воскресенье работай, тебе никто запретить не может, это для своей души, заказный же день ты всему обществу нагадишь, если поработаешь! Отчего засухи бывают, градом хлеб побивает и пр. Это «угодники наказывают, что их не почитают». Подобные ограничительные постановления могли касаться также сбора или употребления в пищу некоторых видов овощей или фруктов до церковного их освящения.

Юристы, изучавшие специально обычное право во 2-й пол. XIX в., отмечали отличие в подходах к определению преступлений в государственном законодательстве и в народных обычаях. «С точки зрения юриста-криминалиста, — писал С. Л. Чудновский, обстоятельно изучавший обычное право у русских на Алтае, — многое нравственное может быть преступным, и не всё, что преступно, должно быть безнравственным; с точки зрения обычно-правовых понятий народа, и в том числе алтайского населения, все преступное обязательно безнравственно: все, что нравственно, не может быть преступно!»

Расхождение с подходом государственного законодательства было заметно тогда, когда речь шла об особо тяжких, по народным воззрениям, грехах, не все проявления которых учитывались законодательством. Так, богохульство и кощунство оценивались в народе как преступления, подлежащие наказанию. В то время как грех вообще считался делом личным — «кто в грехе, тот и в ответе», а ответ имелся при этом в виду перед Богом, а не перед обществом. Так относились, например, к неисполнению таинств покаяния и причастия или к напрасной божбе. Но общественное мнение осуждало человека, грех которого был у всех на виду. Массовым было представление о том, что совершению грехов препятствует страх Божий.

М. М. Громыко

ГРЕЧЕСКАЯ АНДРОНИКОВСКАЯ, чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Принадлежала имп. Андронику III Палеологу. В 1347 была им пожертвована Монемвасийской обители в Морее, где пребывала до н. XIX ст. Когда в 1821 турки напали на Грецию и опустошили многие города, в том числе и Монемвасию (ныне Наполи, или Наполи-ди-Романи), тогда настоятель монастыря, еп. Агапий, оставив все сокровища монастыря в руках неприятелей, спешил спасти только чудотворную Андрониковскую икону и скрылся с ней в г. Патрас. Пред смертью своей Агапий завещал эту святыню родственнику своему, русскому генеральному консулу Н. И. Власопуло, сын и наследник которого А. Н. Власопуло в 1839 послал ее из Афин в Петербург имп. Николаю Павловичу. Здесь Андрониковская икона стояла то в Зимнем дворце, то в Троицком соборе, что на Петербургской стороне. В 1877 она перенесена в Казанский женский монастырь Тверской еп., близ Вышнего Волочка. На иконе на вые Пресвятой Богородицы с правой стороны видна рана с запекшейся кровью. На раме иконы находится серебряная пластинка с греческой надписью: «Сия всечестная святая икона есть дар благочестивого царя Андроника Палеолога в Монемвасию». Празднуется 1/14 мая и 22 октября/4 ноября.

Прот. И. Бухорев

ГРЕЧЕСКИЙ НИКОЛАЕВСКИЙ мужской монастырь, Московская еп., в Москве на Никольской ул. Здесь в древности находился монастырь, известный под названием Никола Старый и Большие Главы. О находившемся здесь монастыре в летописях упоминалось с 1390. В 1556 монастырь пожалован был царем Иоанном Грозным, по просьбе монахов Афонского Хиландарского Сербского монастыря, в подворье для временного пребывания инокам, приезжающим в Москву с Афона для сбора подаяний и милостыни. В 1651 монастырь был отдан в подворье Афонскому Иверскому монастырю, а в 1669 — во всегдашнее владение. До 1766 настоятели монастыря подчинялись Московской Синодальной Конторе, а с 1766 — Московскому епархиальному начальству. В 1892 монастырь был перечислен в Синодальное ведомство, но по-прежнему находился в непосредственной зависимости от патриаршего Афонского Иверского монастыря; в иерархическом отношении зависел от Константинопольского патриарха, имя которого возглашалось в этом монастыре на ектениях, при богослужении. Соборный монастырский храм — двухэтажный. В верхней церкви находилась Иверская икона Богоматери древнего греческого письма, торжественное празднование которой совершалось, по Афонскому обычаю, в 3-й день Пасхи. Кроме того, монастырю принадлежала выходящая на Никольскую улицу часовня во имя св. Николая Чудотворца и над ней церковь; в часовне находилась древняя чудотворная икона св. Николая Чудотворца, привезенная с Афонской горы.

С. В. Булгаков

ГРИБОЕДОВ Александр Сергеевич (4.01.1795–30.01. 1829), драматург, поэт, дипломат. Родился в дворянской семье. В 1808 окончил словесное отделение Московского университета со званием кандидата. Выделялся всесторонними интересами, музыкальными способностями и знанием европейских языков.

В 1814-15 Грибоедов сотрудничал в журналах «Вестник Европы» и «Сын Отечества», публиковал критические статьи о литературе и переводы. В декабре 1817 Грибоедов назначен секретарем российской дипломатической миссии А. П. Ермолова в Персии, а с н. 1822 находился в его штате «по дипломатической части».

В 1823–24 в Тифлисе и в Москве Грибоедов написал комедию «Горе от ума». Грибоедову не удалось ни издать комедию, ни поставить на сцене. Первые ее постановки, с большими цензурными изъятиями, состоялись в 1831 (полный текст комедии впервые был издан в 1858 А. И. Герценом за границей, в России он появился в 1862). В 1824 Грибоедов был принят в члены Вольного общества любителей российской словесности. В 1827 ему было предписано ведать дипломатическими сношениями с Персией и Турцией. При его активном участии 10 февраля 1828 был заключен выгодный для России Туркманчайский мир, завершивший Русско-персидскую войну 1826-28.

В июле 1828 в ранге «полномочного министра» Грибоедов был направлен в Персию для обеспечения выполнения условий Туркманчайского договора. Во время Русско-турецкой войны 1828–29 Грибоедов обеспечил нейтралитет Персии.

30 января 1829 персидскими властями было спровоцировано нападение на русское посольство в Тегеране. Толпа мусульман, подстрекаемая фанатиками, ворвалась в здание посольства и вырезала всех, находившихся там, включая и Грибоедова. Русское правительство, не желая нового военного конфликта с Персией, удовлетворилось извинениями шаха. Тело Грибоедова было привезено в Тифлис (ныне Тбилиси) и похоронено в монастыре Св. Давида.

В. А. Федоров

ГРИВНА, счетная, весовая и платежно-денежная единица в Древней Руси. Первоначально была связана с бытовавшим у славян шейным обручем — украшением из драгоценного металла. Как весовая единица гривна соответствовала определенному количеству серебра. Наряду с ней появилась гривна кун — счетная единица. Гривна серебра и гривна кун утратили соответствие между собой под воздействием изменений в весе иноземных монет, поступавших на Русь, и эволюцией гривны как единицы веса. В XII в. гривна серебра соответствовала четырем гривнам кун. Киевские гривны XI-XIII вв. представляли собой шестиугольные литые бруски весом ок. 163 г, новгородские гривны XII-XV вв. — бруски весом ок. 204 г. С XIII в. новгородская гривна-слиток называлась рублем и соответствовала как мера веса гривенке, в XV в. новгородская счетная гривна равнялась 14 местным деньгам. В Москве XIV-XV вв. гривна употреблялась в качестве вспомогательного счетного понятия и приравнивалась к 20 деньгам. От слова «гривна» произошли названия «гривенник», «полугривна», «двугривенный».

ГРИГОРИЕВО-БИЗЮКОВ мужской монастырь, Херсонская еп., на берегу Днепра. Основан в 1783. По своему местоположению монастырь имел восхитительный вид. Немало интереса представлял он и в архитектурном отношении: одна из его церквей была построена запорожцами по оригинальному плану, с тремя куполами в одной прямой линии.

ГРИГОРИЙ БОГОСЛОВ, Константинопольский, патриарх (ок. 329–389), принадлежал к почетному сонму Вселенских учителей Церкви. В древнейшем центре мировой образованности — Афинах — он приобрел знания в богословии, поэзии, геометрии, астрономии и ораторском искусстве. Но более всего его влекло духовное совершенствование и пустынническая, подвижническая жизнь. Некоторое время он посвятил этой жизни вместе со св. Василием Великим. По просьбе Собора епископов он приезжает в Константинополь для искоренения ереси. В 381 на II Вселенском Соборе св. Григорий Богослов был утвержден Константинопольским патриархом. Но, узнав, что на ту же кафедру был тайно рукоположен Максимиан, святитель добровольно отказался от высокого поста и удалился в пустыню, чего он всегда жаждал. Теперь он целиком занялся написанием богословских сочинений. Высокой поэтичностью отличаются духовные стихи святителя, которые занимают значительное место в его творчестве.

Память свт. Григорию отмечается 25 января/7 февраля и 30 января/12 февраля (в Соборе Вселенских учителей и святителей).

ГРИГОРИЙ ВЕЛИКИЙ, папа римский († 12.03.604). Свт. Григорий, именуемый Двоесловом (или Собеседником), родился в Риме, в молодом возрасте был назначен префектом Рима. Его ожидала блестящая государственная карьера, но он чувствовал другое призвание. Св. Григорий вел скромную жизнь и от всего сердца стремился к иночеству. После смерти родителей все семейное состояние он истратил на создание нескольких монастырей, и даже в родовом дворце в Риме св. Григорий устроил монашескую обитель, в которой и принял монашеский постриг. По поручению папы Пелагия св. Григорий отправился в Константинополь, где провел шесть лет, изучая греческий язык и читая произведения св. отцов. После смерти Пелагия св. Григорий был единодушно избран его преемником. Став римским первосвященником, он заботился о просвещении верой Христовой языческих народов. Святитель отличался необычайным вниманием к бедным, и если в Риме находили на улице умершего нищего, то он считал себя виновным в его смерти. Св. Григорий много трудился над исправлением богослужения и церковного пения. Им были написаны несколько богословских сочинений и множество писем.

Память свт. Григорию отмечается 12/25 марта.

ГРИГОРИЙ НИССКИЙ, епископ († 395), младший брат свт. Василия Великого. В 372 рукоположен во епископы г. Ниссы. Здесь святитель вел упорную борьбу с последователями ереси Ария, утверждавшего, что Спаситель не был сыном Божиим. За это святой немало претерпел: его дважды отправляли в ссылку, но и здесь св. Григорий бесстрашно проповедовал веру во Христа. Когда господство еретиков закончилось, святитель был возвращен на свою кафедру и продолжал борьбу теперь уже с другими еретиками: антикомарианами, не чтущими непорочного девства Божией Матери, и с колоридианами, провозгласившими Богородицу Божеством. При активном участии свт. Григория были сформулированы основы православного вероучения.

Память свт. Григорию отмечается 10/23 января.

ГРИГОРИЙ ПАЛАМА, Солунский (1290-1360), архиепископ, святитель, один из основоположников исихазма, оказавшего большое влияние на идеологию Святой Руси. Еще в юности обучился «умному деланию». В 20 лет Григорий вступает на монашеский путь: сначала на Афоне в лавре св. Афанасия, потом в скиту Глоссия, где Григорий провел десять лет в непрерывной молитве, слезах, посте и бдении. Нашествие турок заставило его покинуть Афон. В Солуни он был рукоположен во иереи. Здесь он снова ведет отшельническую жизнь с двенадцатью братьями, с которыми он общался один раз в неделю. «Тогда ему было еще немного более 30-ти лет от роду, совершенное здоровье и телесные силы не изменяли ему. А чтобы плоть во всех отношениях подчинить духу, он продолжал жизнь чрезвычайно строгую и для плотского мудрствования и воли изнурительную, что имело благотворными следствиями назидание для братии и высокий образец совершенства иноческого». И действительно, Григорий должен был производить большое обаяние на своих собратий, судя по тому, в каком иногда состоянии он находился, по словам его жития. «Случалось так, что иногда он весь как бы погружался в глубокое безмолвие и тишину: тогда слезы рекою текли из молитвенных его очей. Когда же открывал он уста свои для беседы, слышавшие дивные его речи трогались сердечно, увлекались и плакали. В часы же, следовавшие за его затвором, а особенно после литургии, лицо его было славно — на нем играл дивный свет Божественный. Живя здесь, Григорий подружился с одним простым старцем, безмолвником Иовом, который, слушая однажды Григория, выражавшего мысль, что не только подвижники, но и все христиане должны молиться непрестанно по заповеди апостольской, не соглашался с ним и возражал, что непрестанная молитва есть долг только монахов, а не мирян. Григорий, не любивший многословия, не сказал ему на это ничего. Но едва только возвратился Иов в свою келью и стал на молитву, как ему было открыто ангелом, что молиться обязан всякий христианин и что Григорий говорил правду».

В своей жизни Григорий Палама претерпел много тяжелых испытаний. В последние три года жизни св. Григорий сотворил немало чудес, и 13 ноября ему явился Иоанн Златоуст и призвал его, как друга, успокоиться с собою в райских обителях. На следующий день свт. Григорий преставился. «В горняя, в горняя к Свету», — его последние слова.

Память свт. Григорию отмечается 14/27 ноября.

И. М. Концевич

ГРИГОРИЙ ПЕЛЬШЕМСКИЙ, Вологодский, игумен (1315-1442), происходил из знатного рода бояр Лопотовых из г. Галича Костромского. Родителей своих он чтил, но очень тяготился почетом и уважением. После кончины родителей, отдав свое имущество бедным, преподобный удалился в монастырь, где, невзирая на юность, служил жизнью своей примером для братии. Когда его назначили настоятелем, его опять стали тяготить всеобщее внимание и уважение. Св. Григорий удалился оттуда и в монастыре прп. Дионисия Глушицкого наконец обрел то, чего жаждала душа его — полного смирения и безответного послушания. Между прп. Дионисием и прп. Григорием сложилось полное понимание, установились отношения старца и ученика. Когда святому было 104 года, прп. Дионисий благословил его удалиться на пустынничество на берег реки Пельшмы. Там прп. Григорий соорудил себе келью. Через некоторое время к нему стала собираться братия. Посетил святого и прп. Дионисий. Он принес книги, иконы и все необходимое для богослужения, освятил новый храм, благословил братию и дал им устав. Строгое послушание царило в новой обители. Вся жизнь св. Григория проходила в подвигах молитвы и доброделания. Свободные часы он посвящал переписыванию богослужебных книг. Чувствуя приближение кончины, он пошел со своей братией в монастырь, где жил его духовник старец Варсонофий, и скончался, напутствованный Святыми Христовыми Тайнами. Преподобному было 127 лет. Тело свое он завещал бросить в болото, но его привезли в обитель и похоронили в церкви с великой честью, причем при этом совершилось исцеление и вся церковь наполнилась благоуханием.

Память прп. Григорию отмечается 30 сентября/13 октября.

ГРИГОРИЙ СИНАИТ, преподобный (1260-1346), один из основоположников исихазма, оказавшего большое влияние на идеологию Святой Руси, духовный писатель. В молодости был захвачен в плен турками. Будучи выкуплен, вступил в монашество и был одно время в монастыре Св. Екатерины на Синае. Отсюда его наименование Синаит. Возвращаясь с паломничества в Иерусалим, прпеподобный задержался на о. Крит, где встретил отшельника старца Арсения, научившего его умной молитве. После этого св. Григорий поселился на Св. Горе, где проводил время в высоких духовных подвигах. Вокруг него собрались ученики, один замечательнее другого. Он их обучил умному деланию. Но кроме учеников Григорий наставлял всех, приходивших к нему, и потому он пользовался не только известностью, но и большим влиянием и уважением среди афонской братии вообще, так что «почти всякий считал великим несчастием не быть у св. Григория и не сподобиться слушать его учения», — говорит его агиограф, патр. Каллист, прибавив, что ему сказывали испытавшие силу учения Григория, что беседы его производили на них сильное обаяние. «Когда св. Григорий рассуждал о чистоте души, в душах наших пробуждалось некое божественное, неудержимое стремление к добродетели и неизъяснимая любовь к Богу». Прп. Григорий представлял из себя сильную натуру, одаренную в высшей степени всеми свойствами души, чтобы быть проповедником и распространителем своей идеи и внушить собеседнику полную веру в нее, ибо он сам всецело был проникнут ею. Этот высокий аскет «побуждал упражняться в умной молитве и хранении ума как пустынников, так и киновиатов — решительно всех». Затем от тревог времени удалился он в пустыню Парорию во Фракии, граничившей с Болгарией, куда к нему стекалось множество болгарских иноков. Так, в приписке к рукописному кодексу его сочинений сказано: «быв первый учитель болгарам и сербам умного делания по преданию и художеству древних отцов». Учение прп. Григория о начале строгой аскетической жизни было распространено не только между греками, болгарами и сербами, но и дальше, если не им самим непосредственно, то, по крайней мере, через своих многочисленных и нередко замечательных по своей выдающейся роли в церковной истории Юго-Восточной Европы XIV в. учеников.

Прп. Григорий составил общее учение об исихазме. Главный труд его — это 150 глав, составляющих трактат об умной молитве.

И. М. Концевич

ГРИГОРОВИЧ Дмитрий Васильевич (19.03.1822-22.12.1899), русский прозаик, переводчик, искусствовед. Учась в Петербургском Главном инженерном училище (1836–40), подружился с Ф. М. Достоевским. Н. А. Некрасов привлекает его к участию в альманахе «Физиология Петербурга» (очерк «Петербургские шарманщики»). Ободренный успехом, пишет повесть о трагической истории девушки-сироты, жанрово ориентированную на «физиологический очерк»; «Деревня» (1846).

Серьезным, единодушно признанным творческим успехом стала повесть Григоровича «Антон Горемыка» (1847), посвященная судьбе от природы одаренного, но задавленного нуждой и произволом космополитизированного барина русского мужика.

В последующие годы Григорович обращается к жанру романа, как правило, в традициях «натуральной школы» («Проселочные дороги», 1852, о паразитическом существовании помещиков-«небокоптителей»; «Рыбаки», 1853, о гибели крестьянской общины под натиском «прогресса» и капитализма; «Переселенцы», 1855, о взаимоотношениях «просвещенных» помещиков с их «крещеной собственностью»).

На отмену крепостного права Григорович откликнулся романом «Два генерала» (1864), где отразил «нигилистов», не увидев в них ничего, кроме дешевой демагогии.

Вновь к литературному творчеству Григорович возвращается в сер. 1880-х. Его повесть «Гуттаперчевый мальчик» — «маленький шедевр» (И. С. Тургенев) — и поныне числится в классике детского чтения.

ГРИНГМУТ Владимир Андреевич (3.03.1851-28.09.1907), русский общественный деятель, публицист, филолог, историк, искусствовед. Из обрусевшей немецкой семьи. В 1870–96 преподаватель, а затем директор Лицея памяти цесаревича Николая (Москва). С 1869 посвятил свою жизнь борьбе за отстаивание интересов русского народа и против иудейско-масонского засилия. Первоначально издатель-редактор патриотической газеты «Московские Ведомости». Весной 1905 создает и возглавляет Русский Монархический союз, приобретший массовый характер и объединивший вокруг себя 235 организаций. Пользовался большим авторитетом и влиянием среди русских патриотов. В 1906–07 Грингмут — один из главных организаторов четырех Всероссийских съездов русских людей. Выпустил «Руководство монархиста-черносотенца», сыгравшее большую роль в организации патриотических сил. Безвременная смерть Грингмута (официально от воспаления легких) вызвала большие толки среди коренных русских людей. Похороны Грингмута превратились в демонстрацию патриотических организаций. Статьи и речи его были изданы посмертно в 4-х книгах (1908-10).

О. Платонов

ГРОДНО, город в Белоруссии на р. Неман. Поселение на территории Гродно возникло в XI в. Впервые упоминается в летописи под 1128. В 1376 захвачен литовским кн. Витовтом, с 1569 находился под оккупацией Польши, в 1795 возвращен России.

Архитектурные памятники: Борисоглебская (Коложская) церковь XII в., замок Стефана Батория XVI в.

ГРОЗНЫЙ, русский город на Северном Кавказе, на Чеченской равнине, в долине р. Сунжи (правый приток Терека) и на прилегающих склонах Сунженского хребта.

Основан в 1818 как крепость Грозная по распоряжению генерала А. П. Ермолова, был важнейшим звеном Сунженской укрепленной линии, закрывая выход с гор на равнину через Ханкальское ущелье. В крепости проходили военную службу на Кавказе М. Ю. Лермонтов (1840) и Л. Н. Толстой (1851-54). К 1870 крепость, утратив стратегическое значение, была упразднена и преобразована в город Грозный Терской обл.

ГРОМЛЕНИЕ, древнерусский языческий обычай купаться в реках и озерах в грозу. Считалось, что во время грома человек умывается с серебра — излечивается от многих болезней и молодеет. По-видимому, этот обычай был связан с поклонением Перуну.

ГРОМНИЦА, особый обряд освящения и чествования так называемой громничной свечи, проводимый на праздник Сретения, В основе его лежал языческий ритуал почитания огня, связанный с культом Перуна.

В н. XX в. в наиболее чистом виде этот обряд сохранялся в Белоруссии, где имел величайшее значение для всего народного обихода на весь год и, можно даже сказать, на всю жизнь. В деревнях несколько дворов (8-10) топили воск и крутили большие и толстые свечи, которые и хранились где-нибудь в хате перед общественной иконой. Приготовляли эти свечи к урочному праздничному дню обыкновенно на зимнего Николу, или в николыцину, и в другие избранные дни, напр., свечи «варваринские», «на Флора и Лавра», «Спасовские», «Михайловские», «Ивановские» (на Куполу, 24 июня) и т. д. Воск для свечи обыкновенно не покупали за деньги, а приносили из своих бортей в убеждении, что трудовая свечка Богу угодна. В обетный праздничный день брали общественную икону и носили ее из дома в дом в преднесении этой самой обетной свечи. Нес икону тот хозяин, чей дом был на очереди. Обыкновенно совершали эти церемонии ночью, предварительно пригласив священника, который и служил перед иконою один общий для всей деревни молебен. Общим хором пели молебен, на общественный счет угощали духовных лиц и отпускали их по домам, брали икону, зажигали свечи и общественную свечу, с которыми и выходили на улицу, где пели величанья, продолжая и оканчивая их в каждой деревенской хате; здесь ставили икону среди жилища и перед нею обетную свечу, вместо подсвечника — в чашку, наполненную овсом. Пели какие знали молитвы, но охотнее всех легкое для памяти и подходящее на голоса «величанье», а когда кончали петь, икону переносили на «куть» (передний, «красный» угол). Затем все садились за стол и угощались водкой, заедаемой жареным и вареным. Кто видел эти процессии в темную ночь и издали, тот, по словам одного знатока родных обычаев, не забудет красивой картины колеблющихся веселых огоньков на темной пелене глубокой зимней белорусской ночи, особенно если развернется эта деревенская картина неожиданно и послышится громкое пение многих здоровых голосов.

Кто же присмотрелся вблизи к этому ходу, тот не похвалит живую обстановку уличного шествия: идут-пошатываются на нетвердых ногах, ослабленных излишком горилки; вместо пения раздается нескладное и неладное мычание, особенно в глубокую полночь пред рассветом (бродят и гуляют всю ночь, пока не устанут ноги, не смежатся глаза). Таких ночных шествий в белорусских городах встречается на улицах много, и все эти братчики ходят своими компаниями, не смешиваясь с другими: тот не имеет права участия в ношении свечи, кто не состоит братчиком; желающие же из посторонних ходить и пировать обязаны внести деньги, хотя и не очень большие. Умершему братчику полагалось право преднесения свечи при проводах в могилу (т. н. «ховтуре»). Тогда звонили обыкновенно «на собор», т. е. на сбор всех братчиков, почтить проводами умершего. Сверх того, полагался «аксамит» — особая пелена из черной бархатной материи, на которую нашивали белый крест с эмблемами смерти: адамовой головой и двумя костями, пришитыми снизу на крест. Этот аксамит несли перед гробом четыре братчика, держась за углы (то же кое-где и в Малороссии). Аксамит уже полежал в доме на столе под гробом, а затем в церкви либо вешался на стену, либо снова расстилался под гробом. Братская свеча горела тут же, поставленная в обычные белорусские подсвечники, деревянные, покрашенные зеленой краской.

Громничная, или сретенская, свеча тем и отличалась от всех прочих, что ей приписывали наиболее чудодейственную силу. Уже самый корень словопроизводства показывает, что в громничной свече заключается именно та скрытая благодеющая сила, которая оберегает всякий дом, где хранится свеча, от грома и молнии. Как и все другие, она сучилась толсто и грубо, кое-как, и, раз заделанная, свеча ежегодно увеличивалась прибавкою нового воска. Когда доходила она до одного пуда весом, ее сдавали в церковь, откуда и брали на дом по мере надобности и с соблюдением строгой очереди. Находящуюся в церкви свечу иногда, по большим праздникам, просили зажигать. Перед этой свечой служились священниками акафисты и молебны с водосвятием, а перед принятием ее в дом, обычно вечером, обязательно целый день постились. Освященной водой кропили все надворные постройки, а в Малороссии, где громничные свечи были давно забыты, но осталась лишь священная вода, ею вытирали больные места на теле, окропляли скот и пасеку и брызгали на волов, когда чумаки выходили в степь и Крым за солью. Малороссы убежденно верили, что в этот день, названный еще «Стречань», встречается зима с летом, чтобы побороться, кому идти вперед, кому возвращаться назад. Лето говорит: «Помогай тебе Бог, зима!» — «Дай, Бог, здоровья!» — отвечает зима. «Ты видишь, — говорит лето, — что я уже наделало и наготовило, довольно ты попила и поела».

Вместе с молебствием соединялся еще древний обряд, сохранившийся у великороссов лишь в больших и строгих монастырях после трапезы: так называемое «возношение панагии» (частицы просфоры, вынутой на проскомидии в честь Богоматери). В Новгороде этот исчезнувший в Москве обряд в XVI в. еще исполнялся во время больших праздников, совершался в храмах, и притом торжественно и открыто. В Новгороде святителя провожали в келью его с праздничным образом. После «возношения панагии», т. е. особого сосуда для богородичной просфоры, у новгородского владыки бывали заздравные чаши, государские и патриаршие, как, напр., в день Богоявления. В Белоруссии этот обряд соблюдался повсюду до н. XX в. и совершался в некоторых приходских церквах, но чаще всего в хатах. Частица, вынутая в честь Богоматери, выносилась из алтаря в трапезу в особом ящичке. По окончании панихиды священник вынимал из принесенного молельщиками и положенного на куске полотна каравая ржаного хлеба частицу. На хлеб он клал осеняльный крест, а на него — просфору и вынутую частицу. После ектений о здравии, при пении похвальной песни Богородице и тропаря храма, возвышали хлеб над головами. Заказчики-молельщики помогали священнику поднимать хлеб, который после обряда поступал на руки хозяевам дома, ломался на куски по числу членов семьи и вместе с просфорою раздавался на руки как «священное» между всеми деревенскими соседями, если хлеб изготовлялся в складчину.

У некоторых стариков сохранялся обычай обносить свечу и хлеб кругом стола, а потом около друг друга и затем обмениваться: хлеб из одной хаты передавался в другую, а из той взамен получался другой каравай. Свечу несли впереди маленькие мальчики, панагию — всегда старики, и при этом отмечалось, что скорее соглашались идти в складчину бедняки, охотливее жертвуя своими скудными остатками; богачи же предпочитали пристроиться к ним для дарового угощения. Некоторые из прежних помещиков польского происхождения чтили подобные народные праздники тем, что отпускали «холопам» свое вино даром. Во многих местах перед праздником варили меды, также на общие средства и своими трудами и хлопотами.

Бедняки, получившие свечи из рук священника, за неимением своей, смотрели, как она горит за обеднею, и гадали: у кого первого погаснет, тот раньше умрет. У кого по выходе из церкви по пути домой не потухал огонь, а падал на руку воск тремя каплями, тому, считалось, будет хорошо и счастливо. Пришедший домой спешил огнем громницы подпалить себе вдоль и поперек волосы. Потушенная свеча разламывалась на кусочки, которые раскладывались по клетям и в хлевах, чтобы спасти скотину от падежа и чумной заразы. Считалось, что нечистая сила не дерзнет к ней прикоснуться. Свечу брали на поля при начале сева и жатвы. Она охраняла межи, предотвращала заломы в хлебе, истребляла вредителей в нивах. Громницу давали в руки покойнику в минуты кончины и зажигали ее, чтобы пламя спасло этого человека на пути загробных мытарств и во время хождений по мукам, среди геенны огненной.

См. также описание обряда братчина (канун, свеча).

Н. П.Степанов

ГРОМНИЦЫ, древнеязыческий ритуал, посвященный культу Перуна. После Крещения Руси его пережитки сохранились во время празднования Сретения (2 февраля) в обряде освящения т. н. громничной свечи (см.: Громница).

ГРОТ Яков Карлович (15.12.1812-24.05.1893), русский языковед, историк литературы, переводчик. Из обрусевших немцев. Окончил Царскосельский лицей. Служил профессором русского языка и словесности в Гельсингфорсском университете. С 1862 всецело посвятил себя работе в Отделении русского языка и словесности Петербургской Академии наук. Подготовленное Гротом первое академическое собрание сочинений Г. Р. Державина было встречено в штыки революционно-демократическими критиками, в основе чего лежало категорическое неприятие ими консервативно-государственной позиции Грота.

Особое значение имеют труды по этимологии, лексикографии и грамматике русского языка; в т. ч. нормативные руководства «Спорные вопросы русского правописания от Петра Великого доныне» (1873) и «Русское правописание» (1875), которые действовали вплоть до орфографической реформы 1917-18. С 1891 возглавлял издание академического «Словаря русского языка».

ГРУЗИНСКАЯ, чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Находилась в Красногорском монастыре Архангельской еп., который прежде назывался Черногорским по имени горы. Она прославилась в XVII в. Когда в 1622 персидский шах Аббас покорил Грузию, тогда взяты были персами многие грузинские святыни и иконы для продажи русским купцам в Персии. В 1625 один из персиян продал взятую им в Грузии икону Богородицы одному из русских торговцев, приказчику ярославского купца Лыткина. В это время в Ярославле самому Лыткину было откровение о драгоценной иконе, приобретенной его приказчиком, и повеление отослать ее в Красногорский монастырь. Купец отнес икону, и здесь она прославилась многими чудотворениями. В 1654, когда в Москве свирепствовала моровая язва, привезена была сюда Грузинская икона и с нее снят список, который поставлен в храме близ Варварских ворот. Молитва пред чудотворною иконою была услышана Богом, и моровое поветрие скоро прекратилось. В 1658 установлено было празднование Грузинской иконе 22 августа. В этот день каждогодне из монастыря берут икону в Архангельск, где она бывает долгое время «для освещения города».

Есть чудотворная Грузинская икона в Москве, в Алексеевском монастыре. Икона эта прославилась в 1654. Когда в Москве и ее окрестностях разразилась смертоносная язва, к одной заболевшей монахине, желавшей помолиться пред Грузинскою иконою, пришел неизвестный монах и сказал: «Зачем ты печалишься, что не можешь помолиться пред Грузинскою иконою Богоматери? У вас есть точно такая же икона, принесенная из Грузии. Она находится у вас в монастыре, в пещере. Отыщи ее, и от нее подано будет исцеление не только тебе, но и многим другим». Об этом видении больная рассказала сестрам монастыря, и те долго думали, что это за пещера, где находится икона, и наконец нашли икону в ризнице, в шкафу, устроенном наподобие пещеры. Обрадованные инокини внесли икону к больной, и она после совершения молебна получила исцеление. После того икону обнесли по всем кельям, и все заболевшие инокини выздоровели. Со времени явления иконы язва в Москве начала прекращаться. От иконы были и другие чудеса.

В с. Ключареве Тверской еп., в Корчевском у., Грузинская икона прославилась в недавнее время истреблением напавшего на засеянные поля червя. Когда совершен был крестный ход с этою иконою по полям, то пошел страшный дождь, который вызвал червя из земли, а налетевшие в это время в бесчисленном множестве птицы поклевали его.

Празднуется 22 августа/4 сентября.

Прот. И. Бухарев

ГРУЗИНСКАЯ-РАИФСКАЯ, чудотворная икона Пресвятой Богородицы. Находилась в Раифской Богородицкой пустыни, в 30 верстах от Казани, которая так названа от церкви в ней, посвященной памяти святых отцов, в Синае и Раифе избиенных, и издавна почитается чудотворною. Ежегодно с этою иконою совершался крестный ход в г. Свияжск (18 верст от пустыни). В 1689 пожаром были истреблены все записи о монастыре и чудесах от иконы.

Празднуется 22 августа/4 сентября.

Прот. И. Бухарев

ГРЯЗОВЕЦ, город в Вологодской обл., центр Грязовецкого р-на. Население 16,2 тыс. чел.

Впервые упоминается в 1538 как починок Грязовицкий, позднее известен как торговое с. Грязлевицы. Город Грязовец с 1780. Рядом с городом находился Корнилиев-Комельской Введенский монастырь, основанный св. Корнилием Комельким в 1497. С XVIII в. развивается товарное льноводство. В к. XIX — н. XX в. Грязовец — крупный центр производства масла в Вологодской губ., славился кружевоплетением.

  • Произведение Пушкина женские образы в романе евгений онегин роман в стихах.