Слова, начинающиеся на КН

КНИГА, первые русские книги, как и на Древнем Востоке и в Египте, представляли собой свитки или деревянные дощечки с процарапанными на них письменными знаками, сохранявшими, как правило, языческие ритуалы и заклинания.

Время возникновения первоначальной славянской письменности относится к 1-й пол. I тысячелетия н. э. «Отнюдь не являлось бы смелым предположением, — писал академик С. П. Обнорский, — о принадлежности каких-то форм письменности уже русам антского периода». Иностранные путешественники, посещавшие славянские племена в этот период, свидетельствуют о виденных ими подписях в языческих капищах.

Ученым известны древние письменные знаки славянских племен, в том числе:

1. «Причерноморские знаки», открытые в сер. XIX в. в Херсоне, Керчи, Ольвии и в других местах греческого поселения на территории нашей страны. Знаки эти по своему рисунку имеют довольно сложную линейно-геометрическую форму. Некоторые из них напоминают одну из древнеславянских азбук — глаголицу. Большинство знаков относятся к III-IV вв. н. э. и представляют собой, по-видимому, родовые, племенные или личные знаки, знаки собственности и магические культовые знаки;

2. Знаки на предметах быта, на различных ремесленных изделиях — горшках, медных бляхах, свинцовых пломбах, пряслицах и монетах и т. п. Значительный интерес представляет так называемая «алекановская» надпись. Она была нанесена на глиняный сосуд X-XI вв., обнаруженный в 1847 во время раскопок у с. Алеканово под Рязанью, и состоит из 14 знаков;

3. Изобразительный символический орнамент, обнаруженный на вазах и кувшинах, найденных при раскопках на территории Волыни и близ Киева и относящихся к памятникам «черняховской культуры» (II-IV вв. н. э.). По мнению акад. Б. А. Рыбакова, орнаментированные вазы и кувшины «черняховской культуры» представляют собой древнеславянские сельскохозяйственные календари.

В «Сказании о письменах» болгарского монаха Храбра (IX — X вв.) сообщается, что еще в древности славян умели записывать свою речь «чертами и резами». По мнению известного русского ученого  И. Срезневского, существовали книги и документы, написанные «русскими письменами», которые представляли собой греческие буквы, приспособленные к славянской речи.

О достаточно широком развитии письменности еще до Крещения Руси свидетельствуют тексты договоров русских князей с Византией, относящиеся к 1-й пол. X в., которые писались на двух языках — греческом и славянском. Из договора кн. Олега с греками (911) явствует, что давняя «дружба» между христианами-греками и русскими язычниками многократно подтверждалась «не только словом, но и писанием». В том же договоре сказано об обычае русских купцов делать письменные завещания на случай смерти.

На основании ранее существовавших «русских письмен» свв. монахи Кирилл и Мефодий в 863 создали упорядоченную славянскую азбуку. Как сообщается в «Паннонском житии» св. Кирилла, он в к. 850-х — н. 860-х в Корсуни (Херсонесе) нашел Евангелие и Псалтирь, написанные русскими буквами. Там же он встретил человека, говорившего по-русски, беседовал с ним и вскоре сам начал читать и говорить по-русски. В одной из русских рукописей «Толковой Палеи» (XV в.) приводится факт, подтверждающий это. «А грамота русская, — говорится в «Палее», — явилась, Богом дана, в Корсуни русину, от него же научился философ Константин (св. Кирилл) и оттуда сложив и написав книги русским языком».

С помощью своей азбуки свв. Кирилл и Мефодий перевели на славянский язык основные богослужебные книги. Древнейшие славянские надписи и рукописи были выполнены двумя графическими разновидностями славянского письма. Одна известна под названием кириллица (названа в честь Кирилла — Константина Философа); название второй, глаголица, происходит от старославянского «глагол», что значит «слово».

С принятием новой славянской азбуки книжное дело широко распространилось по всей Руси. С X до сер. XIII вв. на Руси было построено и снабжено книгами около 10 тыс. церквей, для которых требовалось не менее 90 тыс. книг. С учетом четьей и светской литературы книжное богатство Древней Руси следует определить в 130–140 тыс. томов. Широкое распространение берестяных грамот, найденных при раскопках в Новгороде в 1951, позволили русским исследователям сделать вывод о достаточно широком распространении грамотности не только среди высших слоев, но и среди простых людей. Берестяные грамоты и писала были обнаружены в 40 русских городах. Русские люди переписывались между собой и просили «да пришли мне чтения доброго» (берестяная грамота от Якова к Максиму, XIV в.). Русский исследователь  И. Соболевский подсчитал, что в XV-XVII вв. грамотными были примерно половина служилого класса, около 15% крестьян и подавляющая часть купечества.

Уже в XI-XIII вв. в русском обществе сложилось восторженное отношение к книге как к источнику мудрости и духовного, философского осмысления мира. В «Повести временных лет» по Лаврентьевскому списку (1037) находим настоящий гимн книге: «Велика бо бывает польза от ученья книжного, книгами бо кажеми и учими есьми пути покаянью, мудрость бо обретаем и воздержанье от словес книжных, се бо суть рекы, напояющие вселенную, се суть исходища мудрости, книгам бо есть несчетная глубина, сими бо в печали утешаеми есмы, си суть узда воздержанью... Аще бо поищещи в книгах мудрости прилежно, то обрящещи великую ползу души своей; иже бо книгы часто чтет, то беседует с Богом, или святыми мужи, почитая пророческие беседы и Евангельские ученья и апостолская жития святых отец восприемлет души великую ползу».

«Изборник» (1076) начинался «Словом некоего монаха о чтении (святых) книг»: «Добро есть, братие, почитание книжное... Когда читаешь книгу, не торопись быстро дойти до другой главы, но поразмысли, что говорят книги и словеса те и трижды обращайся к одной главе... Узды коню правитель есть и воздержание, праведнику же книги, не построить корабль без гвоздей, ни праведника без почитания книжного... Красота воину оружие, кораблю — ветрила, также праведнику почитание книжное».

В Троицком списке Новгородской первой летописи сохранилось «Слово святого Ефрема Сирина о том, како достоит со всем прилежанием чести святые книги без лености». «Брате... Имея в утробе место книги божественный, тацим же образом труба въпиющи, сзывает ны, тако божественный книги чтомы, збирают помыслы на страх Божий... Тако и святыя книги вставят ти ум, прилежа ты на благое и укрепят ти на страсти. Там же, брате мои, понужал себя часто почитати я, да получим истинный разум писания почитанием.

Черпающе от него воду живу, могущую устудити, ражжения наши страсти и наставят ны на всю истину. Муж мудр, не имея книг, подобен есть оплоту без подпор стоящу: аще будет ветер, то падется. Тако и мудрии: пахнувши нань ветру греховному, падет ся не имещи подпоры книжных словес. Аще ли мудрость книги, то свершен есть. Иван Богослов рече: птицам того ради даны крылья, да сети человечьи избежать, а человекам же книги, аще всю неприязную лесть отгоняют. Менандр рече: именье книг паче злата, в множестве злата души помощи нет».

В «Пчеле» (1199) читаем: «Ум без книги, аки птица опешена. Якож она взлетети не может, тако же и ум недомыслится свершена разума без книг. Свет дневной есть слово книжное, его же лишився, безумный, аки во тьме ходит и погибнет вовек».

Блестящий оратор и проповедник Древней Руси (1160-е) Кирилл Туровский утверждал: «Сладко бо медвеный сотъ и добро сахаръ, обоего же добръе книгий разум». В «Златой цепи» — весьма распространенном в средние века сборнике — говорилось, что если «вежа» — это человек духовный, книжный, то «невежа» в противоположность ему — человек не книжный, не духовный.

Новая эпоха в истории русской книги открылась с возникновением книгопечатания. Первые печатные книги кирилловского шрифта выпущены были Ш. Фиолем в Кракове в 1491. Книгопечатание в Москве началось в 1550-х. Первая точно датированная русская печатная книга выпущена Иваном Федоровым и Петром Мстиславцем в 1564 («Апостол»). В 1574 Иван Федоров во Львове издает первые малороссийские печатные книги («Азбука» и «Апостол»). Еще раньше Франциск Скорина издает первую белорусскую печатную книгу «Псалтирь» (1517), а затем приступает к изданию «Библии русской», «абы братия моя Русь люди посполитые, чтучи могли яснее разумети».

К н. XX в по числу выпускаемых книг Россия стала одной из ведущих книгоиздательских держав мира, выгодно отличаясь от других стран по качеству книг или количеству духовной, научной и учебной литературы. Еще через 60 лет, по данным ЮНЕСКО, Россия была признана самой читающей страной мира.

О. Платонов

КНЯГИНИН УСПЕНСКИЙ женский монастырь, Владимирская еп., во Владимире. Основан в 1199 кн. Мариею (в иночестве Марфою), супругою вел. кн. Владимирского Всеволода Юрьевича. В 1311 монастырь был разорен татарами; возобновлен в н. XVI в.; в 1855 пострадал от пожара; в 1865 возобновлен. Монастырский соборный храм — в честь Успения Божией Матери с приделами Благовещения и Рождества Христова. Здесь почивали мощи мч. Авраамия Болгарского и были погребены кн. Александра, первая супруга св. Александра Невского, вторая его супруга кн. Васса и дочь Евдокия. За левым клиросом на столпе помещалась древняя икона св. мч. Авраамия; она служила некогда вместо гробовой доски над мощами страстотерпца. Здесь же находилась гробница кн. Марии, основательницы монастыря, и других князей и княгинь, здесь погребенных. Построенный в 1200 Успенский собор много раз переделывался; после окончательной реставрации он был освящен в 1902. Стены были расписаны сверху донизу. Здесь и Страшный суд, и праздники двунадесятые, и Символ веры, и акафист Божией Матери. Акафист начинался на южной стороне от иконостаса и шел в два ряда до западной стены, которая была занята по обычаю изображением картины Страшного суда, и оканчивался на северной стене, где картины акафиста тоже шли в два ряда. В алтаре на своде изображалась песнь: «Ныне силы небесныя», где ангелы в церковных облачениях совершали великий выход с дарами. Из икон замечательны в особенности те, которые составляли дар патр. Иосифа; в иконостасе — икона Спасителя и Владимирская икона Божией Матери, Казанская икона Божией Матери и икона Успения Пресвятой Богородицы, письма XV в., обложенные по полям басемным серебром. Кроме храма Успения в монастыре стояла отдельно теплая церковь во имя Казанской иконы Божией Матери с приделами св. Иоанна Златоуста и мч. Авраамия. В этой церкви сохранялись Царские врата с мелкой резьбой искусной работы XVI в. и икона Спасителя, сидящего на престоле с Евангелием в руках, около Которого изображены коленопреклоненные в молитвенном положении св. Александр Невский в схиме и мч. Авраамий; икона эта — дар патр. Иосифа. Ризница монастыря была богата утварью; в ней сохранялись древние предметы, все — дары патр. Иосифа.

С. В. Булгаков

КНЯГИНИНО, поселок городского типа в Нижегородской обл. Расположен на р. Имзе (бассейн Суры). Население около 7 тыс. чел.

Впервые упоминается во 2-й пол. XVI в. в завещании Ивана Грозного как владение кн. Воротынского. В 1779 образован уездный город Княгинин Нижегородского наместничества.

КНЯЖАТА, наименование в России XV-XVII вв. потомков удельных князей (Рюриковичей и Гедиминовичей). Наиболее видные из княжат составляли титулованное боярство. До сер. XVI в. княжата сохраняли в своих владениях некоторую независимость от центральной власти в силу наследственных прав на территории своих уделов, традиционных связей с их населением и родственных отношений с государем. Политическое влияние и экономическая мощь княжат-бояр были ослаблены при Иване Грозном. К н. XVII в. большинство княжат уже сравнялось по политическому и экономическому положению с др. служилыми людьми по отечеству, став с XVIII в. титулованной частью дворянства.

КНЯЖЕСТВО, название государственных образований и территорий, находившихся во владении князя. На Руси княжества назывались также княжениями, землями, областями, реже — уездами. Именовались они по стольному городу (Киевское, Рязанское и т. д.). Первые княжества образовались в составе Киевской Руси в X-XI вв., в период государственной раздробленности из нее выделился ряд крупных княжеств, которые, в свою очередь, постоянно дробились на уделы (доли) представителей княжеской семьи. Термином «княжество» стали называться как крупные монархии, именовавшиеся «великие княжества» (Владимиро-Суздальское в XII—XIII вв., Московское и Тверское в XIV—XV вв. и др.), так и многочисленные мелкие политические единицы, в частности те, на которые дробились великие княжества (напр., Звенигородское, Серпуховское, Верейское, Можайское и другие в составе Московского великого княжества). В XIV — н. XVI вв. большинство княжеств постепенно лишилось политической автономии и княжества Северо-Восточной Руси были объединены в составе единого Российского государства.

КНЯЗЬ, властелин, владетель области, княжества, первоначально племенной вождь. В России до XVIII в. звание князя было только родовым и могло достаться только по наследству. Русские князья частью потомки бывших владетельных князей, частью признаны в этом звании из татарских мурз и ханов.

В России князь являлся необходимым, неотъемлемым элементом древнерусского общественного строя. Летописи свидетельствуют о существовании князей у отдельных племен, по крайней мере, у древлян и вятичей. Первые киевские князья, в частности Олег, Игорь, Святослав, еще мало связаны с землей. Они являются скорее странствующими завоевателями, ищущими новых земель и новой добычи, чем устроителями своей земли. Только с Владимира св. князья прочнее усаживаются в Киеве, и Ярослав уже имеет черты князя, тесно привязанного к своей земле. Отдельные области, входившие в состав государства Владимира и Ярослава, мало были связаны между собою и эти князья посылают своих сыновей в качестве правителей земель. Авторитет родительской власти удерживал сыновей в повиновении киевскому князю, но уже при Владимире мы видим на примере Ярослава Новгородского попытку проявить свою самостоятельность. Со смертью Ярослава рушится кажущееся единство Русской земли. Сыновья его становятся независимыми владетелями своих областей, и киевский князь, носивший титул великого, пользуется только большим почетом среди других князей. Функции древнерусского князя, в общем, заключались в следующем: князь является законодателем, об этом свидетельствуют заглавия некоторых статей Русской Правды, далее князь является предводителем на войне и защитником области и это одна из главных обязанностей князя; для защиты страны князь располагает дружиной, находящейся в его личном распоряжении, и народным ополчением, которое идет в поход по решению веча; наконец, князь является судьей и администратором, князь судит или сам, или через доверенных лиц, точно также для управления он избирает помощников из окружающих его дружинников. За исполнение своих обязанностей князь получает вознаграждение в виде дани, доходов с суда и торговых пошлин. Князья имели также частную земельную собственность — села; в пользу князя идет и военная добыча. На свои средства князь содержит дружину. Отношения князя к населению иногда определялись договором — рядом, но это имело место всегда только в Новгороде и Пскове, в других областях население далеко не всегда рядилось с князем, а взаимные отношения их определялись обыкновенно обычаем и личностью князя. На договорном же начале покоились и отношения князя к дружине. Не во всех областях князь имел одинаковую власть. В Галиче княжеская власть была сильно ограничена высшим слоем дружины — боярами; в Полоцке и Смоленске — вечем; в Новгороде и Пскове, где князья приглашались на особых условиях и часто изгонялись, власть князя была ничтожна. В Северо-восточной Руси, где князь являлся колонизатором-хозяином, его значение подавляет и дружину, и вече, хотя эта власть достается северно-русским князьям не без борьбы. Татарское нашествие оказало сильное влияние на отношение князя к населению и на характер власти князя в Северо-восточной Руси. Князья получают столы по милости хана, а участие народа в управлении, выражавшееся в вечевом строе, уменьшается и, наконец, совсем уничтожается. Татарское иго, в числе других причин, способствовало и возвышению московского князя среди других князей. Мало-помалу все эти князья становятся в зависимые отношения к московскому князю, теряют свои права и нисходят в ряды боярства. Боярство, оказывавшее сопротивление самодержавным стремлениям московских великих князей, было сломлено Иоанном Грозным. Западнорусские князья, подпавшие под власть Литвы, также довольно скоро утрачивают права и сливаются с литовско-польской аристократией. С образованием централизованных государств удельные князья постепенно переходили в состав великокняжеского (с 1547 — царского) двора в России и королевского двора в Польско-Литовском государстве. В России до XVIII в. звание «князь» было только родовым. Князьями были Рюриковичи (Одоевские, Горчаковы, Долгорукие и др.) и Гедиминовичи (Хованские, Голицыны, Куракины, Трубецкие и др.); княжеские титулы получили также представители татарских и кабардинских владетелей, влившихся в состав русской феодальной знати (Черкасские, Юсуповы и др.). С н. XVIII в. титул князя стал также жаловаться правительством высшим сановникам за особые заслуги (первый пожалованный князь — А. Д. Меншиков).

С. Ю.

  • Если ищете достойный салон красоты Одесса то вот он.