Морская и воздушная война против Англии зимой 1939/40 г.

В свое время Гитлер надеялся, что с Англией войны не будет, однако теперь пришлось примириться с иной действительностью. Правда, островное государство в самом ближайшем будущем не могло быть опасным на суше, в частности, оно было не в состоянии выполнить обязательства, данные легкомысленно Польше. К тому же английская авиация была недостаточно сильна, чтобы создать сразу серьезную угрозу. Морская блокада, которую, конечно, могла сразу начать Англия, была бы более обременительной, но, безусловно, ей не удалось бы изолировать Германию в такой степени, как это было в последние годы первой мировой войны.

Советский Союз был не только нейтральным, но обязался отправлять большое количество сырья и продовольствия в обмен на промышленные товары. Италия объявила себя невоюющим государством и этой формулой, выражающей больше, чем нейтралитет, проявила свою особую доброжелательность. Юго-Восточная Европа не принимала участия в войне. Она поставляла много сельскохозяйственных продуктов и сырья. Таким образом, значительная часть европейского рынка была открытой. Только положение с горючим с самого начала вызвало серьезные опасения. Моторизация армии, авиация и переход флота на жидкое топливо требовали, как и вся экономика страны, миллионов тонн горючего. В самой Германии нефти добывалось сравнительно немного; кроме этого, можно было рассчитывать только на румынскую нефть и небольшие запасы горючего сланца в Эстонии. К крупным нефтеносным районам мирового значения можно было добраться только по морю, а на море господствовал английский флот. В целом объявление войны Англией на первых порах не означало смертельной опасности. Однако это не могло служить основанием для успокоения в будущем. Раз Англия твердо решила вести войну до победного конца с напряжением всех своих сил и в надежде на поддержку со стороны Соединенных Штатов, то она должна быть побеждена, если Германия хочет прийти к миру. Для такой войны Германия не была подготовлена. Это явствовало из директивы военно-морскому флоту о ведении войны против Англии.

Она состояла из краткой фразы: «Военно-морской флот ведет борьбу с торговым флотов противника, главным образом с английским».

Из 57 немецких подводных лодок более половины были слишком малы, чтобы действовать в Атлантике. Подводные лодки, которые вели боевые действия, надо было периодически сменять, часть требовалась для обучения команд для новых подводных лодок, некоторые лодки нуждались в ремонте, так что после введения большого количества подводных лодок в самом начале войны в первые месяцы в среднем действовали только шесть-семь лодок.

Иногда для борьбы с торговым флотом противника можно было использовать «карманный» линкор. Предпринять что-либо большее германские военно-морские силы были пока не в состоянии.

Авиация во всяком случае оказала немалую помощь в борьбе с английским торговым флотом, чего не было. в первую мировую войну. Самолеты могли атаковать торговые суда противника, а при благоприятных условиях – и военные корабли, минировать входы во вражеские порты и совершать налеты на сами порты. Поэтому в директиве № 1 в отношении германской авиации говорилось следующее:

«Военно-воздушные силы имеют своей задачей в первую очередь воспрепятствовать действиям французской и английской авиации против германских сухопутных сил и жизненного пространства Германии.

В войне против Англии военно-воздушные силы должны быть использованы для нарушения снабжения Англии по морю, разрушения ее военно-промышленных объектов, уничтожения отправленных во Францию транспортов с войсками. Необходимо использовать благоприятные возможности для нанесения эффективных ударов по скоплениям английских кораблей, в особенности линкоров и авианосцев.

Налеты на Англию должны подготавливаться с таким расчетом, чтобы при любых обстоятельствах был исключен неполный успех, как следствие использования ограниченных сил».

Конечно, все эти задачи могли быть выполнены лишь частично. К тому же большое количество немецкой авиации было вначале занято в Польше.

В надежде еще отвлечь Францию от союза с Англией Гитлер ограничил действия военно-морского флота по уничтожению английских кораблей перед французскими портами, что причиняло много неудобств французам. Атаки на Францию с воздуха должны были вообще прекратиться.

Несмотря на ограничения, установленные в отношении подводной войны, и потенциальную слабость подводных сил, германский военно-морской флот начал войну против Англии со свойственным ему энтузиазмом. Первые успехи были весьма многообещающими. К 23 сентября 1939 г. общий тоннаж потопленных английских судов достиг 232 тыс. брутто-регистровых тонн (брт). но это объяснялось главным образом временно сложившейся благоприятной обстановкой. Первая волна подводных лодок, начавших боевые действия, была необычайно велика. Они встретили большой поток судов, возвращавшихся в начале войны в свои страны, Англию и Францию; торговые суда противника не были вооружены, и оборона их была недостаточно хорошо организована.

Вскоре англичане неожиданно начали принимать контрмеры. В конце октября германское военно-морское командование в докладной записке отмечало, что результаты борьбы с торговым флотом противника, проводимой подводными лодками и надводными кораблями, хотя и следует признать удовлетворительными в военном отношении, но при данной форме ведения этой борьбы они являются совершенно недостаточными и не могут оказать решающего влияния на исход войны.

«Поток судов, осуществляющих ввоз в Англию, которым удалось избежать захвата или уничтожения, – говорится далее в докладной записке, – следует еще рассматривать в настоящее время как совершенно достаточный для удовлетворения военно-экономических нужд Англии». Это была трезвая оценка, и звучала она совершенно иначе, чем радиосообщения, сопровождаемые пением воинственной песни «Идем на Англию», как бы они ни свидетельствовали о подъеме и наступательном духе храбрых немецких моряков. Причины недостаточно интенсивного уничтожения английских торговых судов было определить нетрудно: они заключались в том, что было слишком мало подводных лодок и рейдеров, подводные лодки вследствие ограничения их действий международными соглашениями использовались далеко не полностью. Для уничтожения торговых судов противника и разрушения портов ввоза авиация применялась в очень ограниченных масштабах. К этому следовало прибавить организованно проведенные оборонительные мероприятия англичан. Они перешли к системе охранения транспортных судов крейсерами, эсминцами и самолетами, меняли пути конвоев, проводя их в стороне от обычных морских коммуникаций, вооружили большинство своих торговых судов, так что подводные лодки вынуждены были применять против них торпеды. За всеми прибрежными водами велось наблюдение с воздуха, для борьбы с подводными лодками использовались самолеты, отчасти во взаимодействии с эсминцами и траулерами. Против немецких рейдеров в Атлантике действовало большое количество крейсеров в северной и южной части Атлантического океана.

Германский штаб руководства войной на море сделал из всего этого вывод, что «продолжительных и очевидно решающих действий против Англии следует ожидать только после осуществления новой широкой программы строительства подводных лодок и, следовательно, сосредоточения на этом усилий всей военной промышленности, а также после большого увеличения военно-воздушных сил, необходимых для ведения войны против Англии».

Пока же не приходилось ожидать от немецкой авиации каких-либо действий решающего значения. Строительство необходимого количества дальних бомбардировщиков Ю-88, которые могли бы действовать над западной частью Британских островов и в Атлантике, предполагалось закончить только весной 1940 г. Штаб руководства войной на море был настроен более скептически и считал, что выполнить программу строительства этих бомбардировщиков. раньше осени 1940 г. не удастся. О том, что конструкция самолета типа Ю-88 окажется неудачной, в то время еще не было известно.

Чтобы при имеющихся силах можно было, по крайней мере, использовать все возможности, германский военно-морской флот, указывая на то, что англичане нарушили основные пункты Лондонского соглашения от 1930 г. о действиях торговых судов в военное время, настаивал на усилении подводной войны, то есть на отмене некоторых ограничений, касающихся в особенности потопления без предупреждения торговых судов противника и нейтральных стран. При этом главнокомандующий военно-морскими силами не хотел сразу объявлять запрещенную «неограниченную подводную войну», а начал постепенно ослаблять ограничения, что больше соответствовало практической необходимости. Был проведен ряд мероприятий, которые, в частности, должны были заставить суда нейтральных стран отказаться от захода в английские порты.

Помимо всех этих мер, которые если и могли дать результаты, то только через длительное время, штаб руководства войной на море надеялся, что удастся нанести большие потери противнику при помощи нового боевого средства – магнитной мины. О ее применении был дан приказ после того, как в начале октября выяснилось, что на изменение позиции Англии не приходилось рассчитывать. Постановка этих мин, взрыв которых вызывался воздействием магнитного поля корпуса корабля, даже не соприкасающегося непосредственно с миной, а проходящего близко над ней, производилась самолетами и кораблями. Зимой 1939/40 г. мины были поставлены у восточных берегов Англии немецкими эсминцами, вспомогательными судами и самолетами. Их внезапное появление означало вначале для Англии очень серьезную опасность. Потери судов от мин, поставленных у входов в порты, сразу резко увеличились. Это внушало большие опасения, тем более, что суда подрывались даже там, где, как полагали, мины были только что уничтожены. Магнитизация средств подводной войны не была новостью для англичан, но то, что ее применили к тяжелым донным минам, явилось для них неожиданностью. Англичанам было трудно принять соответствующие контрмеры, пока они не знали устройства мины. Последняя обладала одним недостатком: она могла действовать только на сравнительно небольших глубинах. Поэтому вскоре в руки англичан попали две немецкие магнитные мины. Однажды заметили, как немецкий самолет ставил мины на мелководье недалеко от берега. Применяя максимальные меры предосторожности, удалось обезвредить выловленные мины и узнать их конструкцию. Теперь, чтобы ограничить потери от этих мин до терпимых размеров, требовалось только время и, конечно, большая затрата материальных средств и рабочей силы. Англичане работали со всей настойчивостью, которую они всегда проявляют, когда чувствуют себя в смертельной опасности. Они изобрели методы траления новых мин и совершенствовали их. Сначала суда размагничивали, пропуская ток через кабель, идущий вокруг корпуса корабля, а с течением времени пришли к более простым методам. К концу года опасность, по-видимому, была в основном преодолена. Это средство борьбы можно было бы эффективно использовать гораздо дольше, если бы оно не было применено в тот момент, когда имеющиеся запасы, возможности изготовления и размеры производства этого оружия были еще ограничены.

Другим средством борьбы с английским торговым флотом была поддержка надводными кораблями действий подводных лодок против судов противника. Наряду с нападениями на английские морские коммуникации в Северном море, связывающие Англию с Норвегией, такие рейдеры отправлялись и в далекие океаны. Еще в конце августа, прежде чем началась английская блокада и охрана районов севернее Англии, два броненосца «Дейчланд» и «Граф Шпее» вышли в Атлантику. В качестве рейдеров оба эти корабля, которых за границей называли «карманными» линкорами, были наиболее подходящими и представляли большую опасность для слабо охраняемых конвоев и отдельных судов. Англичанам с целью борьбы против немецких «карманных» линкоров оставалось только сформировать несколько поисково-ударных групп, для чего были привлечены все английские авианосцы, несколько линкоров, линейных и тяжелых крейсеров. Каждая из этих групп должна была быть достаточно сильной, чтобы задержать и уничтожить немецкий «карманный» линкор. Это мероприятие требовало большого напряжения сил от английского военно-морского флота, который, кроме того, должен был теперь выделять линкоры и крейсера в качестве дополнительного охранения при проводке конвоев в северной части Атлантического океана.

Все эти оборонительные мероприятия противника были вызваны только тем, что немецкие военные корабли начали действовать на морских коммуникациях мирового значения. Задача германского флота заключалась в том, чтобы нарушать нормальное судоходство и уничтожать торговые суда противника всеми возможными средствами, однако вступать в бой с силами противника, даже если они окажутся слабее, только в том случае, когда это будет способствовать выполнению главной задачи. Немецкие военные корабли должны были часто менять свое местонахождение в районе действий, при случае даже выбирать отдаленные участки, короче говоря – всячески усиливать неуверенность противника и его опасения за свои конвои.

«Дейчланд», который крейсировал в северной части Атлантического океана, в особенно опасном районе, добросовестно придерживался этих указаний. Поэтому он ограничивался почти исключительно тем, что беспокоил противника и сковывал его силы. Этот корабль потопил только два торговых судна и в начале ноября 1939 г. возвратился в Германию. После его возвращения Гитлер потребовал, чтобы корабль был переименован в «Лютцов»: он боялся, что потопление «Дейчланда» может оказать неблагоприятное психологическое воздействие.

Совершенно иначе проходило плавание «карманного» линкора «Граф Шпее». 30 сентября близ порта Ресифи у восточной оконечности Бразилии он потопил английский пароход. Английское адмиралтейство встревожилось. К середине октября были сформированы и распределены в южной части Атлантического океана многочисленные поисково-ударные группы с задачей воспрепятствовать действиям немецкого корабля. Однако «Граф Шпее» продолжал выполнять свою задачу очень искусно. Иногда он находил себе жертву, затем опять исчезал надолго в бесконечных просторах океана. 15 ноября он потопил небольшой английский танкер у острова Мадагаскар – теперь он находился уже в Индийском океане. Однако командиру казалось, что будет целесообразно существенно изменить район действий. Обогнув мыс Доброй Надежды, он снова пошел в Южную Атлантику. Немецкий корабль действовал уже в течение нескольких месяцев, а англичане все еще не знали, с кем они имели дело: они искали «Адмирала Шеера».

Когда «Граф Шпее» возвратился в южную часть Тихого океана, английская поисково-ударная группа в составе двух тяжелых и двух легких крейсеров несла охранение в районе Ла-Плата и Рио-де-Жанейро, полагая, что броненосец рано или поздно здесь появится. 13 декабря тяжелый крейсер«Эксетер» и легкие крейсера «Аякс» и «Ахиллес» находились перед устьем реки Ла-Плата, когда рано утром заметили «Графа Шпее». Английский крейсер «Эксетер» имел 210-мм орудия, два легких крейсера – только 150-мм, тогда как у «Графа Шпее» были 280-мм орудия.

План командира английского соединения сводился к тому, чтобы открыть огонь по немецкому кораблю с большой дистанции и с разных направлений с целью не дать ему возможности вести ответный сосредоточенный огонь. Английские корабли начали быстро приближаться к своему противнику. Последний вначале подумал, что против него находятся только легкий крейсер и два эскадренных миноносца и полным ходом пошел им навстречу. Это заблуждение стало роковым для немецкого корабля. Он мог бы, используя большую дальнобойность и мощь огня своей артиллерии, держать три вражеских корабля на значительном расстоянии и потом уйти от них, не получив крупных повреждений. Немецкий корабль быстро оказался в радиусе действия артиллерии сначала крейсера «Эксетер», а затем и обоих легких крейсеров. «Граф Шпее» так тяжело повредил «Эксетер», что последний временно потерял способность маневрировать. Одна башня и все приборы управления кораблем в боевой рубке вышли из строя. Продолжать бой тяжело поврежденный английский корабль уже не мог. Но и «Граф Шпее» получил сильные повреждения. Его командир решил зайти для ремонта в порт, считая, что без этого корабль не может продолжать выполнение своей задачи. Поэтому он зашел в устье Ла-Платы и надеялся произвести ремонт в уругвайском порту Монтевидео, чтобы затем опять выйти в море. Оба английских крейсера остановились перед портом и стали ожидать появления немецкого корабля. Крейсер «Эксетер» был совершенно не способен вести боевые действия. Его место занял равноценный корабль «Кумберленд», который с максимальной быстротой совершил переход от Фолклендских островов до Монтевидео и в ночь на 14 декабря подошел к Ла-Плате. Уругвайское правительство под английским нажимом не разрешило «Графу Шпее» ремонтировать повреждения, которые ограничивали его мореходные качества. Этим судьба немецкого корабля была решена. Его уход из Монтевидео представлялся невозможным. В случае интернирования в дружественном Англии Уругвае «Граф Шпее» мог попасть в руки англичан. Поэтому командир немецкого корабля, связавшись предварительно с Берлином, решил затопить корабль вне гавани на реке Ла-Плата. Сам он покончил жизнь самоубийством. Этим он хотел показать, что в сравнении с желанием сохранить свою команду от бесполезной смерти забота о собственной жизни не была для него важной. Броненосец за три месяца своего плавания потопил девять судов общим тоннажем 50 тыс. брт.

Появление немецких рейдеров в Атлантическом океане, может быть, не могло существенно нарушить торговлю Англии и ведущуюся в интересах Англии торговлю нейтральных стран. Несмотря на это, англичане успокоились и вздохнули с облегчением, когда узнали, что после уже известного им возвращения «Дейчланда» и гибели «Графа Шпее» Атлантический океан стал опять свободным от надводных кораблей противника.

Кроме всего прочего, это означало, что престиж Англии как морской державы не был поколеблен. За несколько недель до гибели «Графа Шпее» англичан сильно встревожили смелые действия командира подводной лодки И-47 капитан-лейтенанта Прина. Ему удалось в ночь с 14 на 15 октября проникнуть на внутренний рейд Скапа-Флоу и потопить стоявший там на якоре линкор «Ройял Ок» водоизмещением 30 тыс. т. Этот подвиг был совершен благодаря тщательному планированию боевого похода со стороны командующего подводными силами и ценным разведывательным данным, полученным аэрофотосъемкой. Они позволили обнаружить узкий проход через многочисленные заграждения у входа в базу. Несколькими днями позже на эту военно-морскую базу предприняли налет немецкие самолеты. Они уже не нашли здесь флота и бомбили только совершенно разбитый блокшив. Два нападения, предпринятые одно за другим, показали англичанам, насколько уязвима была база, в которой находились их ценнейшие корабли. Флот был временно распределен по другим гаваням, пока оборонительные сооружения Скапа-Флоу основательно укреплялись против атак с моря и с воздуха.

Значительных потерь крупных кораблей англичане не несли ни от немецких подводных лодок, ни от воздушных налетов, ни от мин. Кроме линкора «Ройял Ок», самой тяжелой потери, 17 сентября немецкой подводной лодкой был потоплен авианосец «Корейджиес» в Бристольском заливе. 21 ноября в заливе Ферт-оф-Форт наскочил на мину новый крейсер «Белфаст», 4 декабря такая же участь постигла линкор «Нельсон» при входе в залив Лох-Ю. Однако оба эти корабля удалось привести в порт и устранить повреждения. Потери мелких кораблей не превышали допустимых пределов, хотя, безусловно, они затрудняли действия английского флота, осуществлявшего блокаду Германии и, кроме того, вынужденного выделять крупные силы для охранения транспортов. Предусмотренные в директиве эффективные воздушные налеты на скопления судов противника нигде не предпринимались. Английская зенитная артиллерия и авиация были достаточно сильными, чтобы удержать германские военно-воздушные силы от рискованных налетов, при которых ожидаемые потери ни в какой степени не оправдывались возможными результатами. Вообще в первую зиму войны германская авиация не играла большой роли в борьбе с английским торговым флотом главным образом потому, что радиус действия истребителей был недостаточным и они не могли сопровождать бомбардировщиков до цели.

Германский торговый флот исчез с океанов. Часть судов сумела своевременно вернуться в немецкие порты. Но 323 судна общим тоннажем 750 тыс. брт вынуждены были укрыться в нейтральных портах, откуда часть их позднее ушла, прорвав блокаду. 41 судно общим тоннажем 225 тыс. брт было затоплено командой или попало в руки противника. Одно из самых крупных немецких торговых судов «Европа» находилось как раз в Бремерхафене. «Бре-мену», стоявшему в Нью-Йорке, после полного приключений перехода, который он совершил до Мурманска через Северный Ледовитый океан, удалось в середине декабря прийти в немецкий порт. Судно «Колумбус», пытавшееся таким же путем добраться до Германии, было замечено канадским эсминцем у побережья Северной Америки северо-восточнее Виргинии. Прежде чем оно было захвачено, его потопил сам капитан.

В общем, первые шесть месяцев морской и воздушной войны против Англии и Франции, а также борьбы с торговыми судами нейтральных стран, заходившими в английские и французские порты, характеризуются большим количеством потопленных судов. По немецким данным, тогда было потоплено 496 судов общим тоннажем 1,8 млн. брт. Кроме того, 354 нейтральных судна общим тоннажем 607 811 брт были приведены в немецкие порты для определения того, должны ли они быть захвачены с точки зрения призового права. Союзники утверждали, что нетто-тоннаж английского торгового флота, то есть разница между тоннажами потопленных и вновь построенных судов, составляла только 200 тыс. брт. Однако англичане не понимали того, что главного наступления против их морских коммуникаций следовало ожидать лишь в 1940 г., когда полностью развернулось строительство немецких подводных лодок.

  • давно пользуюсь www.ketrin.ru я довольна