Борьба перерастает в мировую войну

Наступление японцев на Дальнем Востоке

В конце ноября 1941 г. немецкие армии стояли под Москвой и министр иностранных дел Германии не без задней мысли о возобновлении антикоминтерновского пакта безапелляционно заявил 25 ноября в Берлине о том, что русские потерпели поражение, имеющее решающее значение для исхода воины, от которого они ввиду недостатка обученных резервов и военных материалов никогда уже не смогут оправиться, и, следовательно, последний союзник Черчилля с военной точки зрения уже перестал существовать. В это самое время Япония собиралась вступить в войну.

Все необходимые приготовления она сделала уже давно и с большой тщательностью. Политические противоречия с Соединенными Штатами и с Англией настолько обострились, что их одних уже было достаточно, чтобы прийти к решению, для которого только требовалось выбрать благоприятный момент.

Когда Япония решила начать военные действия в Восточной Азии не только против Британского содружества наций, но также и против Соединенных Штатов, она уже в течение четырех с половиной лет вела войну с чанкайшистским Китаем. Захват Китая и использование его экономических ресурсов были задуманы как первый шаг и предпосылка для расширения японского господства во всем восточноазиатском районе. Однако война не привела к достижению цели: японцы завязли в огромной стране. Лишь один большой плацдарм, охватывавший северные провинции громадного государства от Пекина до Шанхая, находился в японских руках, да и то не полностью, так как еще многие его районы были заняты партизанами. Японцы захватили также все китайские порты, так что фактически Китай был блокирован. Войска Чан Кай-ши с помощью иностранных, главным образом американских, поставок оружия, которое вследствие блокады побережья ввозилось далеким кружным путем через британскую Бирму, стали настолько сильными, что Японии не приходилось рассчитывать на быстрое покорение Китая. Дружественное Японии марионеточное [286 – Карта 5] правительство в Нанкине, бывшей столице Китая, пользовалось в стране очень слабой поддержкой.

Успехи немцев во Франции в 1940 г. отразились и на положении на Дальнем Востоке и открыли для японцев новые перспективы. Мощь Англии, по крайней мере временно, была значительно ослаблена. Летом 1940 г. Англия должна была волей-неволей выполнить требование Японии закрыть Бирманскую дорогу для переброски оружия в Китай.

У бывших нидерландских колоний уже не было метрополии. Франция должна была лавировать между сильными державами, чтобы сохранить свои колонии. В августе 1940 г. она вынуждена была дать согласие на требование Японии предоставить ей три аэродрома в Индокитае, с которых Япония хотела вести борьбу против не совсем еще прекратившейся переброски оружия в Китай по Бирманской дороге. Дальнейшие переговоры привели в июле 1941 г. к франко-японскому соглашению, в котором оба правительства заявили о своей готовности к военному сотрудничеству в интересах совместной обороны Индокитая. Практически это соглашение означало, что Япония могла по своему усмотрению создавать в Индокитае сухопутные, морские и воздушные базы.

Подобное продвижение Японии на юг было скрытой угрозой английским позициям в Восточной Азии. Бирма, Малайя с очень важным портом Сингапур и Нидерландская Индия стали досягаемыми для японцев. Сиам, которому французы под нажимом Японии передали часть территории, прилегающей к индокитайской границе, следовало рассматривать как будущего союзника Японии. Следовательно, над Сингапуром нависла серьезная опасность.

Англия была не в состоянии одна защищать свои позиции в Восточной Азии. Но здесь, как и в борьбе против Германии, она снова встретила поддержку Соединенных Штатов, которые видели в экспансионистских стремлениях Японии угрозу своим интересам. Американцы приняли контрмеры. В июле 1941 г. они заморозили значительные японские активы в Соединенных Штатах и запретили вывоз нефти в Японию. Вскоре такое же решение приняли Англия и Голландия. Это был сокрушительный удар по японскому флоту: отныне он должен был обходиться лишь отечественными нефтяными ресурсами. Япония могла прекратить этот направленный против нее нажим либо отойдя из Индокитая и Китая, борьба за которые стоила ей уже огромных людских и материальных жертв, либо вступив в войну, чтобы по крайней мере завладеть нефтью Нидерландской Индии. В Вашингтоне не сомневались в том, что японцы отступят перед мощью Соединенных Штатов. По одному только производству стали Америка намного превосходила Японию: американцы производили 28 млн. т стали в год, а японцы – 7 млн. т.

Действительно, последние снова попытались, правда, больше ради формы и чтобы скрыть свои истинные замыслы, прийти к соглашению с Соединенными Штатами, направив для этой цели в Вашингтон специального представителя. Но требования – прекращение торговой блокады Японии, поставка нефти Соединенными Штатами и прекращение поставок оружия в Китай – были неприемлемыми для американцев. Когда стала ясной бесперспективность этих переговоров, японцы предпочли начать войну, чем смириться с медленным, но верным удушением своей экономики.

Длительное выжидание могло только ослабить Японию и, наоборот, усилить Соединенные Штаты, которые, по сведениям японцев, были недостаточно готовы к войне. Англия как противник в Юго-Восточной Азии почти не представляла никакой опасности, так как все ее силы на море, в воздухе и на суше – в Северной Африке – были связаны войной против Германии и Италии. Германия, по-видимому, уверенно шла к победе над Советским Союзом. Такой исход войны означал для Японии обеспечение ее тыла, и японцы считали, что это гораздо лучше всякого пакта о дружбе с Советским Союзом. Кроме того, следовало ожидать, что после победы над русскими Германия с новой силой обрушится на Англию. Следовательно, Соединенные Штаты опять-таки будут вынуждены увеличить свою помощь Англии. Казалось, что момент для вступления Японии в войну является во всех отношениях благоприятным.

План Японии сводился к тому, чтобы комбинированными операциями флота и авиации – исключительное значение которых для современного ведения морской войны она первая поняла и претворила в жизнь, построив несколько авианосцев, – на длительное время парализовать мощь Соединенных Штатов во всей юго-восточной части Тихого океана, а когда таким образом время будет выиграно, сухопутными силами овладеть Юго-Восточнои Азией, включая Филиппины и Нидерландскую Индию. Тогда была бы разрешена насущная проблема нефти и каучука, а также создан трамплин для достижения дальнейших целей. В худшем случае был бы захвачен район, который в войне с Соединенными Штатами на изматывание сил мог удерживаться до тех пор, пока противник не пойдет на уступки.

В то время как японские дипломаты еще вели переговоры в Вашингтоне, были сброшены первые бомбы на Пирл-Харбор. Японское правительство 7 декабря 1941 г. сообщило о том, что Япония с 6 час. 00 мин. считает себя в состоянии войны с Соединенными Штатами [289\Америки и Англией. Оно мотивировало свой шаг тем, что в течение многих лет напрасно стремилось создать стабильность в Восточной Азии, потому что оба названные государства не отступали от своего стремления завладеть Дальним Востоком. Недавно, заявляло японское правительство, обе эти державы сделали попытку путем уничтожения японской экономики подчинить Японию своей воле.

Начало военных действий не было для Соединенных Штатов полностью непредвиденным. Американцы знали японские коды и расшифровали некоторые очень важные сообщения. Однако нападение на Пирл-Харбор было для них совершенно неожиданным. Тем большее возмущение вызвал у американской общественности этот жестокий акт. С редким единодушием обе палаты конгресса дали президенту все полномочия для отражения, как выразился Рузвельт, неспровоцированного и коварного нападения и для ведения борьбы до полной победы. Психологически японское нападение на Соединенные Штаты являлось, конечно, ошибкой, последствия которой должны были сказаться позднее. До декабря 1941 г. среди американской общественности не было единого мнения в вопросе о том, должны ли Соединенные Штаты вступить в войну. Рузвельт не был уверен, что ему удастся добиться у конгресса разрешения на объявление войны, если противник не нападет первым. Теперь все трудности были устранены. Япония для обеспечения стратегической исходной позиции решила взять на себя моральную ответственность за развязывание войны.

Черчилль в палате общин заявил о солидарности Англии с Соединенными Штатами. Он сказал, что, несмотря на усиливающиеся трудности, несколько лучших кораблей английского флота посланы на Дальний Восток.

Голландское правительство ввело в Нидерландской Индии военное положение.

11 декабря Германия и Италия объявили о состоянии войны с Соединенными Штатами, не будучи обязаны к этому положениями пакта трех держав.

8 немецкой ноте указывалось на то, что американцы от первоначальных нарушений нейтралитета перешли постепенно к открытым военным действиям против Германии и, таким образом, своим поведением вызвали войну.

Для Германии вступление Японии в войну как раз в тот момент, когда ход военных действий на востоке стал внушать весьма серьезные опасения, означало существенную психологическую поддержку. Но и для продолжения войны, по-видимому, это открывало большие перспективы. Теперь растущая военная мощь Соединенных Штатов уже не могла использоваться для оказания помощи Англии и Советскому Союзу, а впоследствии и для вторжения в Европу. Ограниченный мировой торговый флот должен был получить еще большую нагрузку. Немцы по крайней мере выиграли время, что, возможно, позволит добиться решающего исхода в войне с Советским Союзом и обеспечить тыл прежде, чем Соединенные Штаты успеют бросить на чашу весов свои могучие вооруженные силы. Если эти расчеты все же не оправдаются, то положение держав оси в результате вступления в войну Соединенных Штатов станет в будущем угрожающим.

Черчилль не сомневался в победе, его интересовало только одно: сколько времени для этого потребуется.

Вскоре со всех сторон последовали многочисленные ноты об объявлении войны. Война приобрела всеобщий характер и стала мировой, причем по своему размаху она была гораздо шире первой мировой войны. Кроме того, она носила ясный идеологический отпечаток, который, правда, был несколько искусственным, потому что Советский Союз находился в одном лагере с защитниками демократии западного толка. Однако он очень искусно умел сглаживать это различие и преследовать собственные политические цели, которые далеко выходили за рамки общей цели войны – победы над Германией, а впоследствии и над Японией.

Целью японского нападения на Пирл-Харбор – крупнейшую военно-морскую базу американцев на Тихом океане, находящуюся в 3500 км от Сан-Франциско и в 7000 км от Филиппин, – было уничтожить ударом с воздуха американский Тихоокеанский флот. 26 ноября шесть авианосцев, имея на борту 360 самолетов, вышли в сопровождении двух линкоров, трех крейсеров и девяти эскадренных миноносцев из небольшой гавани на Курильских островах и в воскресенье 8 декабря приблизились к Оаху, одному из Гавайских островов. На его южном побережье расположены военный порт Пирл-Харбор и крупный город Гонолулу, в котором находился американский гарнизон. Американские корабли беспечно стояли в гавани недалеко друг от друга, пехотинцы и летчики находились в казармах, многие офицеры проводили воскресенье в Гонолулу. В 7 час. 55 мин. был совершен первый налет на остров, бомбовые удары обрушились на корабли и аэродромы. Из 202 американских самолетов только 52 удалось подняться в воздух, остальные были уничтожены на земле. Второй воздушный налет причинил новые повреждения военным кораблям, и только третий налет удалось отразить. Из восьми линкоров пять затонули, три были серьезно повреждены. В целом американцы потеряли 19 военных кораблей. Очень тяжелыми были потери в людях: 2117 убитыми, почти 1300 ранеными и 960 пропавшими без вести. Успех воздушного налета был, возможно, даже больше, чем этого ожидали сами японцы. Однако его последствия были бы еще значительнее, если бы японцы [291 – Схема 20] своевременно подготовились к захвату и длительному удержанию этой американской базы. Все же они на некоторое время завоевали господство на Тихом океане и обеспечили свой обращенный к океану фланг. Чтобы действовать еще увереннее, японцы ударом морского десанта захватили опорные пункты американцев – острова Гуам и Уэйк. Попытка овладеть и островом Мидуэй оказалась безуспешной.

Эти удачные операции создали предпосылку для захвата крупнейшего из Филиппинских островов – острова Лусон с главным городом Филиппин Манилой. Американский гарнизон под командованием генерала Макартура, предназначенный для обороны Филиппинских островов, насчитывал 19 тыс. человек, к которым еще прибавлялись силы находившейся в стадии формирования филиппинской армии численностью 48 тыс. человек. Количество самолетов было весьма незначительным – всего 250 машин, из них только 35 современных бомбардировщиков и 107 современных истребителей. В результате налетов японской авиации, предпринятых с целью подготовить высадку морского десанта, намеченную на 10 декабря, была уничтожена половина всех американских самолетов.

После того как японцы высадили на острове десант в нескольких местах, они вскоре оттеснили значительно более слабые войска противника на полуостров Батаан. Положение американцев было безнадежным уже потому, что их снабжение нельзя было организовать ни морским, ни воздушным путем. Только подводные лодки, прорывая блокаду противника, доставляли некоторые особенно ценные предметы снабжения. Таким образом, запасы продовольствия и боеприпасов постепенно сокращались.

11 марта Макартур по приказу своего правительства покинул остров, чтобы принять командование «юго-западным районом Тихого океана» (если смотреть со стороны Америки). 9 апреля сопротивление американцев и филиппинцев на полуострове было сломлено. Только морская крепость Коррехидор, прикрывавшая подходы к Манильской бухте, еще держалась до 6 мая. Затем и она была захвачена в результате высадки морского десанта, подготовленной и поддержанной крупными силами авиации.

Если японцы хотели ликвидировать владычество англичан на Дальнем Востоке, они должны были захватить Гонконг и Сингапур. Положение Гонконга, для обороны которого имелись только два английских, два индийских и два канадских батальона, стало бы безнадежным, если бы китайцам, находившимся теперь в союзе с англичанами, не удалось ему помочь, изгнав японцев из расположенного поблизости Кантона. Такая попытка была предпринята, но окончилась неудачей. Японцы, продвигаясь из Кантона, к 17 декабря захватили полуостров Цзюлун (Коулун), который, будучи расположен севернее Гонконга, являлся британской территорией и имел единственный аэродром. Затем они пересекли узкий пролив, который отделяет Гонконг от материка. До 25 декабря англичане при поддержке добровольцев оказывали отчаянное сопротивление превосходящим силам противника. Затем они приняли сделанное им еще 18 декабря предложение о капитуляции, которое вначале отвергли.

Если эта потеря казалась тяжелой, но неизбежной, то в отношении Сингапура англичане были совершенно спокойны. Они затратили на него 60 млн. фунтов и сделали, по их мнению, сильнейшей морской крепостью в мире.

К тому же недавно туда были посланы для усиления два линкора: «Принц Уэльский» водоизмещением 35 тыс. т, один из самых мощных и новейших английских линкоров, и «Рипалс», который хотя и был построен в 1916 г., но имел водоизмещение 32 тыс. т и представлял еще довольно значительную боевую ценность.

У Сингапура было одно очень уязвимое место, и это погубило его. В то время, когда наступление на крепость с суши казалось совершенно немыслимым, Сингапур укрепляли только со стороны моря. Действительно, наступление через бездорожную, покрытую джунглями Малайю, которая от сиамской границы до Сингапура протянулась на 700 км, считалось технически неосуществимым. Но как раз на такое наступление и решились японцы. Для атаки с моря японцам пришлось бы покрыть расстояние около 4500 км от Иокогамы до Сингапура, а затем, подойдя к крепости, вступить в борьбу с английским флотом и мощной береговой артиллерией, чтобы высадить десант. Но у них не было необходимости браться за выполнение такой сложной задачи. Их крупные сухопутные и воздушные силы находились в Индокитае, превратить же Сиам в плацдарм для нападения на Сингапур не представляло никакой трудности. 7 декабря они вторглись в эту страну с востока, и в тот же день сильно охраняемый конвой в составе 35 судов пересек Сиамский залив. Высадившиеся японские войска захватили перешеек Кра, а также южные сиамские порты Сингора и Патани. На следующий день была занята столица Сиама Бангкок. Сиамское правительство для вида оказало некоторое сопротивление и 21 декабря заключило договор о союзе с Японией.

Одновременно с этим продвижением в Сиаме японцы предприняли нападение на военно-воздушные базы английской колонии Малайи, в результате которого было уничтожено на земле 80% английских самолетов. Наступая с перешейка Кра, они захватили английскую военно-воздушную базу Виктория у южной границы Бирмы. Потеря Виктории явилась для англичан тяжелым ударом. Это был единственный промежуточный аэродром между Индией и Сингапуром, необходимый для посадки перебрасываемых в Сингапур английских самолетов, и теперь они должны были доставляться туда только по морю в разобранном виде.

В тот же день 8 декабря японцы высадились и в самой северной гавани Малайи Кота-Бару. Для борьбы против этого десанта из Сингапура немедленно вышли линкоры «Принц Уэльский» и «Ринаун». Они следовали без авиационного прикрытия, воздушная разведка тоже не велась, так как аэродромы на севере уже нельзя было использовать, а авианосцев в этом районе англичане не имели. Тем не менее английскому адмиралу своевременно сообщили о появлении большого количества японских бомбардировщиков, и в ночь с 9 на 10 декабря он решил вернуться обратно. В этот момент он получил одно, как выяснилось позже, ложное сообщение о том, что в 200 км к югу от Кота-Бару в районе Куантана японцы высадили еще один десант. Английскому адмиралу казалось, что, не подвергая опасности свои корабли, он сможет нанести там внезапный удар. Между тем японские подводные лодки обнаружили оба корабля и сообщили об их местонахождении. 10 декабря в 11 часов появились первые японские бомбардировщики, вооруженные воздушными торпедами. Шесть раз атаковали самолеты английские корабли. Наконец линкоры получили настолько тяжелые повреждения, что вскоре после полудня затонули. Сопровождавшие их эскадренные миноносцы спасли из трех тысяч моряков две тысячи. Адмирал погиб. Японцы причинили англичанам в Восточной Азии огромный материальный и моральный ущерб. Сингапур почувствовал себя обреченным: теперь он не мог обороняться даже с моря. После успехов в Пирл-Харборе уничтожение этих английских кораблей означало, что Япония завоевала неограниченное господство на море во всей Восточной Азии до Индийского океана.

Расчеты на то, что Малайя сможет надежно прикрыть Сингапур с севера, также не оправдались. К январю японцы захватили -уже две трети страны. Легко вооруженные, крайне нетребовательные, почти не нуждающиеся в регулярном снабжении, они двигались в стороне от немногочисленных больших дорог, легко обходили малоподвижных англичан, которые в силу своих высоких запросов были привязаны к большим дорогам, и вынуждали их оставлять занимаемые позиции. Несмотря на сильное сопротивление со стороны англичан, австралийцев и новозеландцев, японцы к 31 января продвинулись до южной оконечности полуострова. В этот день была взорвана дамба, соединявшая остров Сингапур с материком. Морская твердыня превратилась в осажденную сухопутную крепость; здесь-то и проявились все ее слабые стороны. Артиллерийская оборона была организована с учетом отражения атак только с моря, а все базы снабжения и аэродромы располагались в северной части острова.

В крепости находились все необходимые запасы; ее сухопутный фронт, для обороны которого имелись боеспособные войска численностью 45 тыс. человек, составлял всего 50 км, а на севере остров Сингапур был отделен от материка Джохорским проливом шириной 1-2 км. Но войска не имели боевого опыта, превосходство японской авиации производило на них тяжелое моральное впечатление. Они чувствовали себя в безвыходном положении. В ночь с 8 на 9 февраля японцы на взятых с собой и специально подготовленных десантных средствах переправились через Джохорский пролив западнее дамбы, закрепились на острове и оттеснили обороняющегося противника. Затем им удалось восстановить дамбу и перебросить на остров танки. 14 февраля японские войска овладели водохранилищами, расположенными в центре острова, и судьба крепости была решена. На следующий день Сингапур капитулировал. 70 тыс. защитников крепости, в том числе только что переброшенная из Египта дивизия, попали в плен.

Еще до того, как пал Сингапур, японцы, полностью используя благоприятную обстановку, уже начали следующую операцию по захвату британской колонии Бирмы.

Через эту страну, почти не затронутую цивилизацией, тянется несколько горных цепей, которые берут свое начало у восточных отрогов Гималайских гор и, пересекаемые несколькими глубокими речными долинами, спускаются к югу. На самом восточном из горных кряжей, образующем границу между Сиамом и Бирмой, находится Каукарейский перевал, удобный проход для вторжения в страну и ворота к ее столице Рангуну. 21 января японцы захватили этот перевал и вторглись в Бирму. Для обороны страны, которая от восточных отрогов Гималаев до устьев рек в районе Рангуна раскинулась на 1000 км и оттуда простирается еще на 700 км до города Виктория, англичане имели в своем распоряжении только две дивизии. Превосходство японцев в воздухе было подавляющим. Две китайские «армии» численностью по 7 – 8 тыс. человек каждая стояли в верховьях рек Иравади и Салуэн, в районе Мандалай.

Не встречая сильного сопротивления, японцы переправились через три реки и 7 марта заняли оставленный англичанами Рангун. После этого Бир-Ешская дорога потеряла для китайцев всякую ценность, так как раньше оружие для Китая прибывало по морю в Рангун и там перегружалось на железную дорогу, ведущую через Мандалай в Лашио, откуда уже доставлялось к месту своего назначения на грузовиках по трудной горной дороге. Но японцы не хотели останавливаться на достигнутом. Они теперь повернули на север, чтобы изгнать англичан и китайцев из всей Бирмы, на длительное время блокировать Бирманскую дорогу и напасть на Китай с тыла. При поддержке крупных сил авиации и еще одной армии, которая ударила противнику во фланг и тыл из района Чиенгмай, японцам удалось разгромить одну китайскую армию и отрезать ей пути отхода на северо-запад; другая армия была вместе с английскими войсками оттеснена к индийской границе. 1 мая японцы находились уже в Мандалае. Англичане и китайские войска оказались прижатыми к лесистым горам Чин, через которые вели лишь отдельные тропинки. Можно было спасти только людей; все военное имущество пришлось бросить.

Теперь победоносные армии японцев начали наступление через юго-западную китайско-бирманскую границу. Цель была очень заманчивой. В провинцию Юньнань, примыкающую к Бирме, Чан Кай-ши перебазировал многие промышленные предприятия, а также построил там новые заводы. В случае успеха японских войск китайцы, учитывая к тому же и сократившийся подвоз, попали бы в довольно опасное положение. Однако когда развернулось японское наступление на Бирму, они сумели организовать свою оборону. Правда, японцам удалось у Бирманской дороги и в верховье реки Салуэн продвинуться на китайскую территорию, но для решающих успехов у них не хватило сил. Китайцы питали свои войска всем необходимым тут же, на месте, тогда как японцы должны были снабжать и усиливать свои армии, пользуясь длинными кружными путями. Поэтому после нескольких поражений они отказались от своего замысла.

В это время главной заботой англичан были их морские пути, ведущие в Индию и Восточную Африку. Англичане настолько были слабы в Индийском океане, что уже не владели Бенгальским заливом и опасались захвата Цейлона. Цейлон был спешно укреплен, его оборона усилена современными истребителями. Действительно, в апреле в Бенгальском заливе появилась сильная японская эскадра с несколькими авианосцами. 5 апреля японские самолеты атаковали порт и аэродром Коломбо на острове Цейлон. В последующие дни японские самолеты и корабли потопили один английский авианосец, два тяжелых крейсера и торговые суда общим тоннажем 100 тыс. брт. В Германии уже надеялись, что японцы осуществят свой замысел, о котором они говорили в феврале, и создадут опорные пункты на островах Цейлоне и Мадагаскаре, чтобы перерезать английские морские пути в Индию, Персидский залив и Египет. Однако сами японцы не хотели забираться так далеко. Действия японского флота в этом районе прекратились. А положение англичан могло бы стать очень тяжелым, если бы немецкие войска в это время не были скованы в Советском Союзе. В мае английские войска с превентивной целью заняли порт Сан-Диего на французском острове Мадагаскар.

Но главное внимание японцев было сосредоточено на южной части Восточной Азии. Здесь они еще в декабре 1941 г. одновременно с наступлением на Малайю начали боевые действия с целью захвата Нидерландской Индии и примыкающих к ней на востоке островов, овладение которыми для них было чрезвычайно важно по стратегическим и экономическим соображениям. Они начали захват этого района 14 декабря высадкой морского десанта на британской части острова Борнео, чтобы занять нефтепромыслы. Закрепившись на Борнео, японцы с января 1942 г. стали захватывать один остров за другим. В этом им снова помогло превосходство в воздухе. Английские, голландские и австралийские бомбардировщики без достаточного прикрытия истребителями были бессильны. Правда, 23 января комбинированная атака союзных морских и воздушных сил против японского конвоя увенчалась успехом. Но эта одна атака не могла, конечно, остановить наступление японцев. Они заняли остров Целебес, высадились на острове Суматра и начали отсюда наступление на остров Ява. В конце февраля неподалеку от Явы соединение английских, американских и голландских кораблей под командованием голландского адмирала еще раз попыталось атаковать и уничтожить японский конвои, который шел под сильным охранением японских кораблей. 27 и 28 февраля произошел крупный морской бой. В этом бою японцы понесли значительные потери, но потери союзников – пять крейсеров и шесть эскадренных миноносцев – были гораздо больше. Если не считать трех американских эсминцев, погибло все соединение союзных кораблей. Приблизиться к хорошо охраняемому конвою им так и не удалось. Используя эти успехи, японцы немедленно высадились на острове Ява и через несколько дней заняли его главный город Батавию (Джакарту). Хотя последнее сопротивление голландцев было сломлено лишь в середине июня, уже в марте японцы фактически овладели островом. Захват голландских владений имел поистине неоценимое экономическое значение. Но и его военное значение также было велико: теперь все подходы к Южно-Китайскому морю от Бирмы до острова Целебес находились в японских руках.

В результате ряда других операции японцы еще больше расширили свои позиции на океане, захватив все острова от Молуккских островов и Новой Гвинеи до архипелага Бисмарка и острова Бугенвиль, принадлежащего к группе Соломоновых островов. Теперь японцы окружили Австралию большой дугой и угрожали морскому сообщению между западным побережьем Америки (а также Гавайскими островами) и Австралией.

Американцы ни при каких обстоятельствах не могли допустить, чтобы Австралия, которая была для них незаменимым плацдармом для будущего наступления на японские позиции, попала в руки Японии. В начале октября они начали первые ответные действия. Самолеты с американских авианосцев, направленные в южную часть Тихого океана, предприняли первые бомбардировки многочисленных японских опорных пунктов на островах. Одновременно была организована постоянная охрана морского пути в Австралию. Были заняты острова Фиджи, в Новой Каледонии создали базу морской авиации, а на острове Эспириту-Санто – передовую базу флота.

Японцы твердо решили захватить Австралию. Исходным пунктом должен был служить Порт-Морсби, расположенный на юго-востоке Новой Гвинеи. Чтобы овладеть им, японцы направили через остров с севера колонну войск; высадка десанта на восточном побережье должна была ускорить его захват. Посланный для этой цели конвой, шедший под сильным охранением, был встречен 7 мая американскими военными кораблями; американцы перехватили японское радиосообщение и, расшифровав его, узнали о планах своих противников. Завязалось двухдневное сражение в Коралловом море, которое характерно тем, что велось с обеих сторон исключительно авианосцами, прикрываемыми кораблями других классов. Обе стороны понесли большие потери, которые, однако, для японцев были значительно тяжелее, чем для их противника. Японский конвой вынужден был уйти в Рабаул. Теперь японцам стало ясно, что прошло то время, когда они могли почти беспрепятственно посылать конвои на далекие расстояния для высадки десантов. Понимание этого факта заставило их временно отказаться от дальнейших действий в этом районе и перенести центр тяжести морских операций в центральную часть Тихого океана. В начале июня у атолла Мидуэй западнее Гавайских островов произошло уже более крупное морское сражение, которое опять-таки вели исключительно авианосцы.

Целью японцев было внезапным ударом захватить американские острова, расположенные в 2 тыс. км к западу от Пирл-Харбора: там находилась база подводных лодок, которые причиняли чувствительный ущерб японскому судоходству. Кроме того, в будущем эти острова могли стать очень опасными для собственно Японии. Чтобы обеспечить наступлению как можно больше шансов на успех и уничтожить корабли противника, если они выйдут им навстречу, японцы объединили все имеющиеся в их распоряжении силы – легкие силы флота, девять линкоров и четыре авианосца. Транспорты должны были доставить предназначенные для высадки сухопутные войска.

Американцы благодаря перехваченным и расшифрованным радиосообщениям имели достоверные сведения о японских планах и заранее стянули в угрожаемый район три авианосца под защитой крейсеров. Сражение длилось два дня – 3 и 4 июня. Ввиду ряда неблагоприятных обстоятельств оно приняло для японцев катастрофический оборот. Не их появление было неожиданностью для американцев, а, наоборот, сами японцы были совершенно ошеломлены неожиданным выступлением крупных сил противника. Вследствие неблагоприятных условий погоды они не смогли сразу разобраться в обстановке. Не в последнюю очередь это объяснялось и отсутствием у них радиолокационных установок, что роковым образом отразилось на исходе сражения. Американцы могли использовать свои самолеты даже там, где неблагоприятная погода не позволяла вести воздушное наблюдение. Кроме того, в решающие моменты японские истребители оказывались не в том месте, где им следовало бы быть, так что американские пикирующие бомбардировщики могли беспрепятственно атаковать японские авианосцы. На второй день сражения японцы потеряли все свои четыре авианосца. Они вынуждены были срочно прекратить бой и отказаться от дальнейшего проведения операции. Во время преследования американцы потопили еще один японский корабль – линкор. Но не это было главным. Важнее всего было то, что у японцев оставалось теперь только два авианосца, поврежденных во время сражения в Коралловом море.

Несмотря на неудачу в Коралловом море и на тяжелое поражение, которое они потерпели в сражении у острова Мидуэй, японцы не собирались отказываться от своего общего плана – расширять дальше свое господство и создать плацдарм для наступления на Австралию. Для этого они стремились захватить остров Гуадалканал, последний крупный остров из группы Соломоновых островов, а также Порт-Морсби на юго-восточном побережье Новой Гвинеи. Уже в мае они начали сооружение аэродрома на острове Гуадалканал, имеющем длину 150 км и ширину 50 км, и, чтобы противник не смог помешать этим работам, создали на острове сильный гарнизон. Прежде чем аэродром был закончен, американцы решили окончательно положить конец продвижению японцев. Они еще не были достаточно сильными, чтобы предпринять широкие операции с целью разгрома Японии, но вполне могли добиться местного успеха. 8 августа американцы внезапно высадили при сильной поддержке флота 13 тыс. солдат морской пехоты, которые захватили аэродром. Но в западной части острова японцам удалось создать сильную оборону. Оба противника решили приложить все усилия, чтобы овладеть островом. Поэтому в последующие месяцы развернулись морские бои, главная цель которых для обеих сторон заключалась в том, чтобы снабжать и усиливать свои войска на острове и мешать противнику в проведении таких же мероприятий. Несмотря на многократные попытки и высадку новых сил, японцам не удалось вернуть аэродром и выбить американцев с острова.

Осенью положение японцев еще больше осложнилось. Подвоз предметов снабжения, который и без того производили только ночью, еще более сократился вследствие все возрастающей активности американцев, так что японцы решили послать на остров сильный конвой. Американцы, со своей стороны, хотели доставить на остров свежие подкрепления. Произошло морское сражение у острова Гуадалканал, самое крупное в этом районе за все время войны.

Оно началось в ночь с 12 на 13 ноября, когда возникла большая неразбериха, и корабли каждой из сторон неоднократно обстреливали друг друга. На американских кораблях имелись радиолокационные установки, но обслуживающий персонал еще недостаточно хорошо умел ими пользоваться, поэтому они не сыграли никакой существенной роли. Обе стороны понесли тяжелые потери, даже в крупных кораблях; два американских адмирала погибли. Американцы покинули поле боя, так что японцы смогли подвести свой конвой к острову. Но прежде чем они приступили к высадке, шесть из десяти транспортов были потоплены американскими самолетами, а с остальных четырех японцы сумели высадить лишь часть сил. Существенного влияния на положение сторон на острове эта битва не оказала. В конце ноября японцы добились еще одного большого успеха на море, когда их эскадренные миноносцы отопили четыре из пяти американских крейсеров. Тем не менее позиции американцев на острове все более усиливались, и в феврале 1943 г. японцы вынуждены были эвакуировать свои войска. Американцы оказались более сильными.

Тем временем японцев постигла неудача и при попытке захватить Порт-Морсби. После поражения во время морского сражения в Коралловом море мае 1942 г. они более трех месяцев вели себя спокойно, а затем 28 и 29 августа предприняли безуспешную попытку высадиться в бухте Милн, у юго-восточной оконечности Новой Гвинеи. Японские войска встретили мощную оборону австралийцев, которые там закрепились и эффективно поддерживались американской авиацией. После того как не удалась и эта вторая попытка подойти моря к Порт-Морсби, японцы еще раз постарались добиться этого сухопутным путем. В сентябре они начали продвижение на юг из пунктов Буна и Гона, расположенных на северо-восточном побережье Новой Гвинеи. Вскоре они встретили посланные им навстречу американские и австралийские войска. и войска смелыми действиями, во время которых они частично снабжались воздуху, принудили японцев сначала перейти к обороне, а затем и отступить. 9 декабря японцы были вынуждены очистить порт Гона, а в конце января 1943 г. покинули и порт Буна.

Ход военных действий в последние месяцы 1942 г. не оставлял больше никаких сомнений в том, что японцы прошли кульминационную точку своих успехов. Они всюду были вынуждены перейти к обороне, и теперь было только вопросом времени, когда американцы с помощью англичан и австралийцев ворвутся в широкое предполье, созданное японцами в районе Восточной Азии.

  • http://www.arenda-kompresorov.ru/ аренда компрессоров.
  • В казино playfortuna777 разыгрываются фиксированные и прогрессивные джекпоты.