Первые бои между Неаполем и Римом

После того как 10-й армии, действовавшей в Южной Италии, в середине сентября 1943 г. не удалось ликвидировать американский плацдарм в районе Салерно, она вынуждена была в соответствии со своей общей задачей организованно отойти. Необходимая для этого перегруппировка была произведена без помех со стороны противника. Командующий армией назначил 14-му танковому корпусу для сдерживания наступавшей крупными силами на узком фронте 5-й американской армии узкую полосу, прикрывавшую главным образом подходы к Неаполю, в то время как 76-й танковый корпус получил задачу удерживать на широком фронте 8-ю английскую армию, подход которой ожидался в ближайшее время, 1-я парашютная дивизия должна была по-прежнему держать в напряжении высадившихся в районе Таранто англичан и, сдерживая их натиск, постепенно отходить на рубеж, обороняемый войсками 10-й армии.

Прошло еще несколько дней, прежде чем армии противника вышли к новому оборонительному рубежу 10-й армии. Американцы также вынуждены были предварительно перегруппироваться и привести в порядок свои части, участвовавшие в сражении под Салерно. 8-я английская армия по-прежнему испытывала затруднения с подвозом, вызванные тем, что большая часть имевшихся морских транспортных средств находилась в распоряжении американской армии. Помимо всего прочего, союзники сильно переоценили воздействие сообщения о капитуляции Италии, уверовав в возможность почти беспрепятственного продвижения в южной части страны.

Все это позволило 10-й армии осуществить необходимые мероприятия, не испытывая особенно сильного нажима со стороны противника. Пока оставался в силе следующий план: ведя сдерживающие бои, отходить на подготавливаемый на Апеннинах оборонительный рубеж и лишь на время задержаться на одном из первых промежуточных рубежей по рекам Вольтурно и Форторе или на реке Биферно. Были также определены и последующие рубежи. Командование армии надеялось, что темпы продвижения противника удастся замедлять настолько, что оборону по рекам Вольтурно и Форторе можно будет удержать до 15 октября. На занимаемом рубеже оно рассчитывало обороняться до тех пор, пока из Неаполя не будут вывезены сосредоточенные там значительные запасы снабжения и не будет разрушен порт.

Американцы хотя и оказывали давление на новую немецкую оборону, однако воздерживались от решающего наступления до подхода англичан. Наконец 28 сентября войска левого фланга английской армии вышли к Мельфи. Еще за несколько дней до этого 1-я парашютная дивизия вынуждена была под все усиливавшимся нажимом противника оставить район Альтамуры. 22 и 23 сентября крупные силы противника высадились у Бари, в результате чего этой немецкой дивизии во избежание окружения пришлось отступить за реку Офанто, примкнув левым флангом к побережью. Нажим со стороны англичан, преодолевших, наконец, затруднения с подвозом и знавших о немногочисленности противостоявших им сил, все усиливался и в конце концов привел к оттеснению немецких парашютистов за реку Форторе. Этот отход одновременно повлек за собой оставление крупного аэродрома в Фодже, захват которого являлся одной из основных целей наступления противника в Южной Италии. Теперь союзники получили возможность осуществить давно задуманный план: подвергнуть ударам своих бомбардировщиков в сопровождении истребителей нефтепромыслы в районе Плоешти, находившиеся до сих пор вне их досягаемости. Учитывая быстрое продвижение противника в центре и на левом крыле немецких войск, командование 10-й армии отвело 29-ю гренадерскую моторизованную дивизию в район Беневенто с тем, чтобы одновременно обеспечить взаимосвязь последней с частями парашютной дивизии. Тем временем был завершен планомерно осуществлявшийся вывоз из Неаполя армейских запасов различного рода. Противник, перебросив в район высадки 5-й американской армии еще одну дивизию, перешел в наступление по всему фронту. Наступило время отхода на первый промежуточный рубеж. На западном участке после непродолжительных боев по обе стороны Везувия немецкие войска 1 октября оставили Неаполь, вскоре занятый противником. 5 октября американцы вышли к реке Вольтурно. 8-я английская армия также неожиданно быстро продвинулась на центральном участке фронта, в результате чего завязались упорные бои между реками Вольтурно и Форторе, куда для отражения удара англичан своевременно прибыла 29-я гренадерская моторизованная дивизия.

Довольно тяжелая обстановка возникла на восточном участке фронта. Слишком растянутые позиции ослабленной парашютной дивизии на реке Форторе 1 октября были прорваны. Сама дивизия отошла за реку Биферно, однако в результате неожиданной высадки английских отрядов «коммандос» в районе Термоли оказалась обойденной с тыла. Лишь ударом 16-й танковой дивизии, переброшенной через горы с правого фланга армии форсированным 150-километровым маршем (при этом много танков вышло из строя), удалось выручить части парашютистов, попавшие в отчаянное положение. Хотя после многодневных боев с высадившимися в тылу десантами противника, численность которых непрерывно возрастала, левый фланг армии пришлось отвести, но зато угроза прорыва была устранена. Тот факт, что немецких сил оказалось достаточно для предотвращения прорыва, объяснялся не в последнюю очередь исключительной осторожностью командования английской армии: даже в такой обстановке оно использовало в первом эшелоне всего четыре дивизии.

Прошло уже четыре недели со времени высадки союзников, и обстановка теперь складывалась для немецких войск гораздо благоприятнее, чем они могли рассчитывать с самого начала. По существу, беспрепятственная нейтрализация итальянцев после их выпадения из союза, выгодная для обороны местность и ее умелое использование 10-й армией и, наконец, то обстоятельство, что превосходство противника оказалось гораздо меньшим, чем ожидалось, так как он действовал исключительно осторожно, – все эти факторы привели к принципиальному изменению немецкого плана ведения дальнейшей борьбы в Италии. Немецкое командование отказалось от первоначального намерения вести сдерживающие бои вплоть до Апеннин. Напротив, теперь намечалось, что 10-я армия должна будет обороняться на заблаговременно подготовленном рубеже до тех пор, пока противник не вынудит ее отойти на следующий подготовленный рубеж. Такого рода действиями предполагалось значительно отсрочить приближение воздушной угрозы к границам Южной Германии. В этом случае Италия могла быть лучше использована с военной точки зрения, а новое республиканско-фашистское правительство в гораздо большей степени оправдывало свое существование, распространяя свою власть на большую часть страны.

Одновременно с изменением плана ведения войны в Италии были установлены четкие отношения в системе командования. До отпадения Италии немецкие войска формально подчинялись итальянскому верховному командованию. Кессельринг возглавлял имевшиеся здесь немецкие военно-воздушные силы и лишь благодаря своим личным качествам, а также постоянному использованию авиации совместно с сухопутными войсками и все усиливавшейся летаргии итальянского командования оказывал растущее влияние на общее руководство боевыми действиями немецко-итальянских войск в этом районе. После выхода Италии из войны общее руководство автоматически перешло в его руки, хотя Гитлер, упрекавший Кессельринга в уступчивости по отношению к итальянцам, рассматривал это лишь как временное решение: с отходом на Апеннинский оборонительный рубеж руководство боевыми действиями в Италии должен был взять на себя Роммель. Однако Кессельринг, в противоположность Роммелю с самого начала стремившийся к обороне южнее Рима, считая ее вполне возможной, оказался прав, и поэтому было вполне естественно, что он остался во главе группировки немецких войск в Италии. Через несколько недель после выделения самостоятельной группы армий «Б», которую возглавил Роммель, он был назначен главнокомандующим немецкими войсками на Юго-Западе и одновременно командующим группой армий «Ц».

Но Гитлер все еще не был уверен, что 10-й армии удастся длительное время обороняться на занимаемом рубеже. Он опасался также новых высадок союзников в Северной Италии. Немцы не замечали, что противник не предпринимал высадок в районах, находившихся за пределами радиуса действия его истребительной авиации. Кроме того, немецкому командованию не могло быть известно, что у союзников еще не было единого мнения о целях итальянской кампании и о численности сил, которые здесь следовало использовать. Вследствие этого группа армий Роммеля после разоружения итальянцев в Северной Италии и прояснения обстановки была оставлена севернее Апеннин и получила задачу подготовиться к удержанию Северной Италии и взять на себя оборону западного и восточного побережья на значительную глубину. После После перемещения штаба группы армий «Б» во Францию эта задача была возложена на 14-ю армию.

В то время как 10-я армия вела бои в Южной Италии, на севере силами и дивизий проводилась основательная подготовка нового оборонительного рубежа. На побережье Тирренского моря было намечено подготовить береговую линию обороны от Приморских Альп через Геную, Ливорно до Пьомбино. Мощные узлы обороны предполагалось создать вокруг Генуи, у Специи, по обе стороны устья реки Арно и в районе Ливорно. Противотанковые заграждения и доты сооружались организацией Тодта, полевые укрепления – выделенными для обороны побережья частями. Апеннинский оборонительный ребеж, который должен был явиться последней, решающей преградой на пути наступления противника, примыкал южнее Специи к Лигурийскому морю и проходил по гребню Апеннин до Пезаро на побережье Адриатики. Сооружение его было начато в августе, однако в планировке была допущена серьезная ошибка, которая не могла впоследствии не сказаться. Вся оборонительная полоса была оборудована на передних скатах гор, в результате чего оборона могла быть легко обнаружена и подавлена противником; это также чрезвычайно усложняло и без того трудное в горных условиях маневрирование резервами и снабжение обороняющихся войск.

Чтобы обеспечить левый фланг Апеннинского рубежа, было подготовлено для обороны и Адриатическое побережье, особенно на участке между Пезаро и устьем реки По. Далее линия прибрежных укреплении с основными узлами обороны в районах Триеста, Полы и Фиуме тянулась до самой югославской границы. Кроме собственных дивизий, 14-я армия к тому времени уже могла использовать подразделения новой, находившейся в стадии формирования армии Муссолини, вкрапливая отдельные итальянские батальоны и батареи в немецкие части.

14– я армия еще в течение нескольких месяцев оставалась в Северной Италии, передав, однако, несколько дивизии 10-й армии, которой предстояло в ближайшее время вести в одиночку тяжелые бои.

Были проведены также мероприятия по обеспечению в любом случае быстрого сосредоточения сил в пунктах возможных высадок противника. Этими мероприятиями объясняется, в частности, и тот факт, что, когда противник в январе 1944 г. предпринял высадку в районе Неттунии, у образовавшегося плацдарма поразительно быстро оказалось значительнее количество немецких войск.

Кессельрннг по-прежнему был убежден, что путем решительной обороны все-таки удастся задержать противника южнее Рима на длительное время. Поэтому уже в конце сентября он отдал распоряжение о подготовке оборонительных позиций на рубеже Гарильяно, Миньяно, верхнее течение реки Вольтурно, горный массив Майелла, река Сангро. Работы осуществлялись силами немецких строительных батальонов под руководством специально созданного штаба. Итальянское фашистское правительство передало в распоряжение этого штаба итальянские строительные подразделения, сыгравшие вместе с завербованным немцами местным населением немаловажную роль в подготовке этого рубежа.

Основные работы велись на наиболее вероятных направлениях ударов танковых и моторизованных частей противника. Их приходилось опасаться не только на побережье Адриатики, но главным образом на южном участке фронта, где дороги Виа Аппиа и Виа Казилина открывали путь к Риму. Решающее значение приобретал горный проход между господствующими высотами вблизи Миньяно. В случае его потери предполагалось еще раз остановить противника на мощной оборонительной позиции, прикрываемой с фронта рекой Рапидо, а с флангов – горами по обе стороны Кассино.

Наряду с этими приготовлениями необходимо было усилить 10-ю армию, чтобы она смогла выполнить свою новую задачу – решительно оборонять намеченный рубеж. С этой целью из состава 14-й армии на основные участки новой оборонительной позиции были переброшены первоначально три дивизии, принявшие также участие в ее оборудовании.

К середине октября 10-я армия оборонялась на реке Вольтурно севернее Неаполя, а на восточном побережье удерживала позиции за рекой Биферно, которые она намеревалась оборонять по возможности дольше, чтобы выиграть время для сооружения нового оборонительного рубежа. Командование армии намеревалось отойти на этот рубеж не раньше 1 ноября, считая свое намерение вполне реальным. На южном участке американцы, как и предполагалось. стали оказывать давление вдоль Виа Казилина в направлении Миньяно. Наступавшая крупными силами 5-я американская армия вынуждала 14-й танковый корпус постепенно отходить назад. Ведя ожесточенные арьергардные бои, корпус к началу ноября отошел на подготовленный новый рубеж. 5 ноября американская армия, состав которой тем временем увеличился до пяти американских и трех английских дивизий, подошла к реке Гарильяно и к господствующим над Миньяно высотам.

Английская армия, действовавшая на Адриатическом побережье, предоставила 76-му танковому корпусу более длительную передышку. К середине октября Монтгомери подготовил свои силы к планомерному наступлению с рубежа Термоли, Кампобассо, не надеясь больше на возможность сломить неуклонно крепнущее немецкое сопротивление отдельными разрозненными действиями. Сильные затяжные ливни осложняли задачу английских войск. В то же время немецкие арьергарды вели боевые действия весьма умело. Они использовали для обороны труднодоступные горные деревни, которые затем при отходе уничтожались. В результате преследовавшим их англичанам [негде было укрываться от разбушевавшейся стихии. Короткие контратаки местного характера непрерывно задерживали продвижение противника, заставляя последнего бросать в бой крупные силы. Гористая местность также сильно затрудняла действия английских дивизий. Лишь 8 ноября наступавший по более равнинной местности правофланговый корпус вышел к реке Сангро, левый же его сосед значительно отстал.

Ход кампании продолжал вызывать в рядах обеих союзных армий довольно сильное разочарование. Когда они в середине октября вышли на рубеж реки Вольтурно, им в качестве ближайшей цели, которую нужно было достигнуть еще до начала зимы, была поставлена задача выйти к важной пересекающей полуостров коммуникации Пескара – Авеццано – Рим. И вот уже наступил ноябрь, а они еще находились перед очередной, очень сильной позицией, оборудованной на труднодоступной местности и, без сомнения, оборонявшейся более крупными силами, чем все предыдущие. Английские войска, по собственному признанию их командующего, серьезно устали; кроме того, давали себя знать значительные потери, понесенные армией со времени высадки, особенно не хватало пехотных офицеров.

К моменту отхода на новый оборонительный рубеж 10-я армия располагала семью дивизиями, три из которых на узком западном участке фронта сдерживали американцев, а четыре другие на более широком восточном участке вели боевые действия против англичан. Командование немецкими войсками на Юго-Западе держало две танковые дивизии в резерве, так как ему постоянно приходилось считаться с возможностью высадок противника в тылу, особенно на Западном побережье. Соотношение сил внешне казалось не так уж неблагоприятным. 5-я американская армия состояла из семи пехотных и одной бронетанковой дивизий, 8-я английская армия – из четырех пехотных и одной бронетанковой дивизий. Однако дивизии противника насчитывали по девять батальонов, а немецкие – всего по шесть, американские и английские батальоны были полностью укомплектованы, немецкие же здесь, как и в России, хронически страдали от нехватки пополнения. Понесенные потери почти никогда не восполнялись своевременно, и в результате батальоны численностью в 300 – 400 человек уже в течение ряда лет являлись большой редкостью. Только в живой силе противник имел по меньшей мере трехкратное превосходство; по количеству же артиллерии и боеприпасов оно было еще более ощутимым, а в воздухе, по существу, граничило с абсолютным господством. Воздушная разведка немецкой стороны была почти немыслимой. Передвижения на переднем крае и в тылу в дневное время представлялись возможными лишь при особо неблагоприятной для действий авиации погоде. Переброску резервов и подвоз приходилось осуществлять в ночное время.

Предпринятые в начале ноября обеими союзными армиями наступательные действия лишь преследовали цель не допустить стабилизации фронта и связанной с этим позиционной войны. Американцы считали для себя важным овладеть горным проходом у Миньяно. В боях, длившихся с 6 по 12 ноября, южнее горного прохода их первая попытка была отбита, севернее же американцам удалось захватить несколько господствующих высот. Все прочие попытки выбить 14-й танковый корпус с занимаемых позиций не вышли за рамки местных успехов. Только в начале декабря командование 5-й армии решилось возобновить атаки намного более крупными силами. После многодневной, исключительно интенсивной артиллерийской и авиационной подготовки американцы в результате трехдневных ожесточенных боев захватили у 15-й гренадерской моторизованной дивизии господствующую высоту Монте-Камино, расположенную юго-западнее горного прохода. Одновременно были предприняты сильные атаки на северный участок немецкой обороны, но американцам понадобилось две недели, чтобы оттеснить оборонявшуюся там 29-ю гренадерскую моторизованную дивизию на промежуточный рубеж, проходивший южнее позиций немецких войск у Кассино.

На центральном участке фронта впервые появилась сформированная в Марокко и прекрасно оснащенная французская дивизия, нанесшая серьезные потери противостоявшей ей 5-й горно-стрелковой дивизии. Однако бои на центральном и северном участках обороны 14-го танкового корпуса все еще велись перед оборонительным рубежом, подготовленным за рекой Рапидо.

Прежде чем перейти в конце ноября в наступление, англичане заняли исходное положение обычным для них методом: они нанесли несколько ударов по немецким позициям, по условиям местности отнесенным далеко за реку Сангро, и захватили ряд плацдармов. Но так как река Сангро после многодневных ливней вышла из берегов, намеченное на 20 ноября наступление пришлось вновь отложить на неделю. Лишь 27 ноября после предварительной, длившейся несколько дней обработки немецких позиций с воздуха и интенсивнейшим огнем артиллерии английская армия смогла, наконец, перейти в наступление, нанося главный удар вдоль побережья. В ходе трехдневных боев англичане отбросили оборонявшуюся здесь на очень широком фронте немецкую дивизию, на некоторых участках прорвали ее оборону. К этому времени сюда подошли одна пехотная дивизия, высвободившаяся после эвакуации Сардинии, и одна танковая дивизия 14-го танкового корпуса. Они прибыли хотя и не в полном составе, но зато как раз вовремя для того, чтобы не допустить оперативного прорыва англичан, успеть подготовить к 8 декабря новый оборонительный рубеж за рекой Моро и восстановить сплошной фронт в южном направлении. Англичане еще не отказались от намерения достигнуть рубежа Пескара, Кьети с целью перерезать там дорогу на Авеццано, к чему они стремились уже в течение нескольких месяцев. Предпринятые для этого атаки вдоль побережья были, однако, отражены у реки Моро, а юго-западнее привел» лишь к успехам местного характера. В конце декабря английская армия вообще прекратила наступательные действия. Командовавший ею Монтгомери вместе с генералом Эйзенхауэром, возглавлявшим до сих пор союзные войска на Средиземноморском театре, был отозван в Лондон, где обоим генералам была поручена новая задача – заняться подготовкой вторжения во Францию. Эйзенхауэр знал своего английского коллегу по совместной девятимесячной боевой деятельности. Он не испытывал особого восторга по поводу этой кандидатуры на пост командующего англо-американскими сухопутными войсками во время Нормандской операции, считая это лишь «приемлемым решением». К наиболее выдающимся качествам Монтгомери он относил умение увлечь за собой солдат, а также тактическое мастерство при проведении планомерного наступления. В умении сосредоточивать все силы артиллерии, танков, авиации и пехоты для овладения позициями противника ему, по мнению Эйзенхауэра, не было равных. Наверняка лишь благодаря такой методичности своего командующего 8-я английская армия не потерпела ни одного поражения на всем пути от Эль-Аламейна до реки Сангро, однако из-за нее же кое-где и шансы на победу были упущены, и захват ряда рубежей доставался лишь ценою тяжелой борьбы, хотя при более быстрых и решительных действиях для этого понадобилось бы гораздо меньше усилий.

Новые назначения обоих генералов явились результатом переговоров, проведенных накануне Тегеранской конференции Рузвельтом и Черчиллем в Каире в конце ноября при участии генерала Маршалла в качестве председателя объединенного комитета начальников штабов союзников. Черчилль все еще питал надежду на то, что путем достижения быстрых успехов в Италии, которые могли бы быть распространены, пожалуй, и на более широкий район Средиземноморского бассейна, ему удастся добиться отказа союзников от вторжения во Францию. В его аргументах по-прежнему немаловажную роль, хотя открыто он это никогда не подчеркивал, играли опасения слишком глубокого проникновения Советского Союза в район Юго-Восточной Европы, в то время как все силы западных держав были бы прикованы к Франции, да еще, чего доброго, застряли бы там. Американцы же по-прежнему упорно настаивали на своем плане вторжения, отклоняя любое использование сил на Средиземноморском театре, которое могло отразиться на намеченных сроках вторжения во Францию. Тем более они не согласны были добиваться быстрого захвата Италии за счет усиления используемых здесь армий и поэтому лишь с большой неохотой одобрили требование англичан осуществить по крайней мере уже запланированную к тому времени высадку в тылу 10-й армии в районе Неттунии. Американцы считали, что теперь важно лишь сковать расположенные на полуострове немецкие войска и организовать действия своей авиации, базирующейся на аэродром в Фодже. Чтобы перебросить все необходимое для его оборудования, им понадобился тоннаж не менее 300 тыс. брт.

  • Регистрация предприятий - бухгалтерское и налоговое сопровождение свао. Энергетический паспорт.