Воздушная война против Германии

Под влиянием Гитлера развитие германских ВВС с самого начала воины было направлено по пути, принципиально отличном от путей развития сухопутной армии и ВМС. В сухопутной армии число крупных формирований постоянно и в значительных размерах возрастало, и, кроме того, в обоих видах вооруженных сил производство основных средств борьбы – танков и подводных лодок – с самого начала превосходило ожидаемые потери. Велась систематическая работа по их дальнейшему усовершенствованию и созданию новых видов оружия. В то же время в ВВС лишь к началу французской кампании приступили к планомерному увеличению количества авиасоединений и их оснащению, причем, надо сказать, это не был целеустремленно направлявшийся сверху процесс. Многое в этой области к началу воины было достигнуто, пожалуй, по инициативе самих ВВС. Уже велись работы над реактивным двигателем для самолета Ме-163, немало сделали в области развития управляемых бомб и воздушных торпед. Однако все это были лишь планы на более длительный срок, которые на первых порах не могли дать большого практического эффекта и были вскоре расстроены самим Гитлером. В целом германские ВВС оставались на уровне 1939 г.

Этот поразительный факт определялся причинами, которые следовало искать отчасти в концепции гитлеровского военного руководства, частично же в переоценке собственных сил, разделявшейся также и Герингом. Германские ВВС к 1939 г. опередили своих противников, если не считать английских истребителей, в развитии боевой техники, и это преимущество Гитлер и Геринг считали обеспеченным на многие годы и уж наверняка, пока будет продолжаться война. В Польше, Норвегии и Франции действия авиации были более чем удовлетворительными, оказав существенное, а во время действий в Норвегии – решающее влияние на быстрое и успешное завершение кампаний. Геринг, пользовавшийся в то время неограниченным доверием Гитлера, считал, что нет оснований для поисков новых путей в области технического прогресса авиации. Стремление к серьезному экспериментированию проявлялось тем меньше, что уже в течение первого года войны стала ощущаться нехватка алюминия и цветных металлов, а интересы обеспечения всего военного производства в целом настоятельно требовали экономного расходования дефицитного сырья. Дорогостоящие и связанные с большими затратами времени исследования, которые «в ходе войны не смогут окупиться», не должны были проводиться, а имевшиеся производственные мощности военной промышленности надлежало в полной мере использовать для производства уже зарекомендовавших себя образцов вооружения. В июле 1940 г. последовал приказ Гитлера о прекращении всех экспериментальных работ, результаты которых не смогут быть применены в военных целях в пределах ближайших восьми месяцев. Приказ этот, лишь по истечении ряда лет утративший силу, сыграл роль ростка, из которого в решающие годы выросло древо отставания немецкой авиации в области технического прогресса.

Оборона Германии при тогдашнем уровне техники и немецком превосходстве также казалась способной отразить любую угрозу. Высокое развитие зенитной артиллерии с ее орудиями новейших образцов, ПУАЗО и прожекторными установками представлялось, по взглядам того времени, вполне достаточным, чтобы весь этот комплекс средств в сочетании с некоторым числом частей истребительной авиации смог устранить любую опасность, учитывая ограниченный радиус действия вражеских бомбардировщиков. В кругах высшего военного руководства господствовала уверенность, что систематические и непрерывные бомбовые удары противника будут сопровождаться большими потерями с его стороны, которые он не сможет нести в течение длительного времени и в силу этого вынужден будет прекратить свои налеты. Больше того, сама немецкая авиация считалась достаточно сильной, чтобы уничтожать авиацию противника на ее собственных аэродромах. Возможность вступления в борьбу Соединенных Штатов с их намного превосходящим военным потенциалом до того, как исход войны будет предрешен, считалась маловероятной. Прежде чем это могло произойти, германские руководители рассчитывали завершить войну в Европе и, в частности, против Англии. Если Гитлер в кажущемся противоречии с такой доктриной с самого начала говорил о длительной войне до победного конца, то этими высказываниями в первые годы войны преследовались чисто пропагандистские цели, дабы сразу же лишить нынешних и будущих врагов всякой надежды на успех в войне на истощение. Германское военное руководство вплоть до конца 1941 г. рассчитывало если и не на блицкриг, то, во всяком случае, на такую войну, при которой противники уничтожались бы поочередно, один за другим, что исключало бы возможность образования могущественной антигерманской коалиции. Насколько сильно игнорировалась потенциальная угроза со стороны американской промышленности, можно видеть на примере брошенной первоначально, вероятно, Гитлером и затем подхваченной Герингом пренебрежительной реплики, что американцы умеют делать лишь «форды» и «шевроле», но не самолеты. В силу всех этих причин и не было значительного расширения германских ВВС, которое при существовавших возможностях германской военной промышленности должно было бы осуществляться за счет двух других видов вооруженных сил.

Неудача в битве над Англией, объяснявшаяся главным образом неожиданно эффективными действиями истребительной авиации англичан, а также применением ими радиолокаторов для целей ВНОС, пошатнула считавшееся до тех пор абсолютным превосходство германских ВВС. Гитлер, тем не менее, не видел никаких оснований для изменения их организации. Применительно к противовоздушной обороне рейха опыт боев над Англией мог привести скорее к ложным выводам и укрепить Гитлера в его мнении относительно невозможности добиться поражения любого противника, а следовательно, и Германии ударами с воздуха.

Остававшееся до начала русской кампании время немецкая авиация использовала для восполнения понесенных в результате боев над Англией крупных потерь и для продолжения в ограниченных масштабах воздушной войны против Англии. Истребительные части были оснащены усовершенствованным типом Me-109, а особенно пострадавшие авиачасти тяжелых истребителей переброшены для отдыха и пополнения либо на спокойные театры (например, в Норвегию), либо в пределы рейха. В эту паузу неожиданно ворвался Балканский поход, заставивший раньше времени использовать авиасоединения, которые предназначались для осуществления «плана Барбаросса». Это принесло из-за плохого состояния аэродромов, несовершенного аэродромного обслуживания и трудных условий зимы неожиданно высокие потери.

Гитлер не видел в этих потерях ничего особенного. Ведь он еще до этого заверял, что на Востоке авиация в массе своей будет необходима лишь в первых решающих сражениях, после чего ей предстоит возобновить в более широких масштабах борьбу против Англии. Германское военное руководство было всецело поглощено планами «после „Барбароссы“. После считавшегося совершенно неизбежным русского поражения предусматривалось выделение для нужд ВВС значительно большей доли сырья, производственных мощностей и большого числа рабочей силы из состава общевойсковых объединений, которые к тому времени планировалось расформировать. Предполагалось, что, когда будет повергнут последний крупный противник на суше, военная промышленность автоматически перенесет центр своих усилий на авиацию и подводный флот.

Вопреки всем ожиданиям высших руководителей немецкая авиация в массе своей оказалась скованной в России. Кроме того, после первого же поражения Роммеля в Северной Африке в декабре 1941 г. она вынуждена была оказать помощь крупными силами и на этом театре, так как силы итальянской авиации оказались слишком недостаточными. Военно-воздушные силы оставались важнейшим наступательным оружием в руках германского командования и как таковое с исключительной интенсивностью использовались для поддержки наземных операций, в результате чего оборона рейха полностью отошла на второй план и воздушная война против Англии утратила свое значение. Такой оборот событий представлял тем большую опасность, что Черчилль открыто признал решающее значение воздушной войны против Германии, склонив к своей точке зрения и Соединенные Штаты. Обе державы развернули самую широкую и тщательную подготовку, с тем чтобы в кратчайший срок добиться полного господства в воздухе на всех театрах военных действий и над контролируемой Германией территорией, ибо они считали это предпосылкой для ослабления германской экономики и победы на полях сражении. Помешать этим приготовлениям путем воздушных налетов на Соединенные Штаты немецкая авиация вообще не могла, а против Англии по недостатку сил могла действовать лишь в ограниченной степени, что практически не играло никакой роли. Пока германские армия и авиация безуспешно сражались на Востоке и в Северной Африке за достижение решающей победы на поле боя, а германский флот – в конечном итоге столь же безуспешно – пытался путем уничтожения транспортов противника сделать невозможным использование американского вооружения в Европе, военно-воздушные силы западных держав добились огромного количественного, а в отношении четырехмоторных бомбардировщиков и качественного превосходства. К износу и потерям материальной части немецкой авиации при тактическом использовании ее на сухопутных театрах военных действий прибавлялось злополучное развитие многотипности, при котором усилия вместо поисков новых путей направлялись на улучшение уже созданного, причем связывавшиеся с такими улучшениями надежды зачастую не оправдывались. В результате поспешно изготовленные крупными сериями машины нередко приходилось снимать с серийного производства, так как они обнаруживали свою непригодность или же за время, проходившее с момента завершения их конструирования до изготовления, уже успевали устареть в силу быстрого технического прогресса. Германские ВВС все больше удалялись от первоначального своего состояния, когда они не только могли численно противостоять противнику, но и превосходили его в качественном отношении.

С 1940 г. Черчилль последовательно стремился к тому, чтобы сломить боеспособность Германии и Италии путем разрушения промышленности и терроризирования населения этих стран. Против этого было лишь два средства: Германия должна была либо победить, прежде чем западные державы успеют осуществить свою рассчитанную на длительный срок программу, либо же переключить свою авиацию, которая никогда не была достаточно сильной для одновременного ведения наступательных и оборонительных воздушных операций, на противовоздушную оборону страны. Так как Гитлеру нужна была полная победа и поэтому он не мог обойтись без наступательных действий авиации для поддержки сухопутных войск, то обстановка в воздухе неизбежно должна была принять катастрофический характер, если бы победы не удалось достигнуть в определенный срок, самое позднее, к концу 1942 г.

До тех пор в воздушной войне над Германией, поскольку ограниченными силами предотвратить ее все равно было невозможно, не видели ничего страшного. К тому же и велась она пока что в пределах терпимого. До лета 1942 г. английские ВВС вели воздушную войну в одиночку без сколько-нибудь заметных успехов, так как контролируемая Германией и Италией территория в Европе и Северной Африке была слишком велика, а германская военная промышленность, даже если отдельные предприятия на время и выходили из строя, располагала достаточными возможностями, чтобы не снижать и даже повышать выпуск продукции. Однако уже тогда почти в полной мере проявилось стремление англичан не только разрушать или нейтрализовать важные в военном и военно-экономическом отношении объекты – что им, кстати, не слишком часто удавалось, – а, как показали налеты на Любек и Росток весной 1942 г., терроризировать гражданское население и уничтожать его жилища. Еще резче, чем при налетах на Любек и Росток, эта тенденция проявилась при крупном налете на Кёльн в ночь с 30 на 31 мая, направленном почти исключительно против старинной, не имевшей никакого значения в военном и экономическом отношении внутренней части города, которая в результате была разрушена до основания. Преимущественно целям устрашения служил и налет на Эссен, последовавший два дня спустя. Интенсивность этих налетов непрерывно возрастала вплоть до 1945 г., но своей цели поколебать моральный дух немецкого населения англичане не достигли. Как ни тяжелы были для подвергавшегося воздушным налетам населения людские и материальные потери, в общем масштабы– этой воздушной войны оставались сносными. До 1943 г. это объяснялось тем, что объекты, поражение которых командование английской авиацией считало своей первоочередной задачей, лишь частично располагались на германской территории.

Решающее значение для англичан имело отражение угрозы со стороны немецких подводных лодок. В рамках этой борьбы предпринимались систематические налеты на районы Атлантического побережья Франции. Помимо этого, английское командование придавало большое значение выводу из строя массированными устрашающими бомбардировками предприятий работавшей на Германию французской военной промышленности в районах Парижа и Ле-Крезо, а также устрашению итальянцев. Это частичное облегчение для собственно Германии не могло, однако, скрыть того факта, что потери английской авиации во время этих налетов были повсюду не слишком высокими. Немецкая противовоздушная оборона, очевидно, не могла с ней справиться, да и не было никаких оснований предполагать, что усиливавшиеся налеты могли встретить более мощную оборону. Единственной надеждой избежать уничтожения в воздушной войне оставалась, в рамках войны в целом и в условиях ограниченного военного потенциала, лишь своевременная решающая победа на поле боя. Германское командование, продолжавшее преследовать эту цель, не находило никакого другого выхода, кроме как успокаивать немецкое население случайными, сильно раздувавшимися пропагандой ответными ударами по Англии и утешать его тем, что основная масса немецких бомбардировщиков еще более необходима для поддержки наземных операций на Востоке. Немцам говорили, что там приходится иметь дело с огромными пространствами, которые Германия должна использовать для улучшения своего продовольственного положения и что победа на поле боя важнее защиты немецких городов.

Воздушные налеты на Германию усилились, когда с августа 1942 г. в них все более и более активно начала принимать участие американская авиация. Количество налетов в последующие месяцы сильно возросло и лишь к концу года вновь несколько уменьшилось, что, по-видимому, объяснялось использованием значительных сил авиации в Северной Африке. Немецкая авиация вынуждена была в 1942 г. довольствоваться гораздо менее интенсивными налетами на Англию, чем в предыдущем году.

В январе 1943 г. конференция в Касабланке вновь подтвердила принципы ведения воздушной войны против Германии: «Военная, экономическая и индустриальная мощь Германии должна быть настолько поколеблена, а моральный дух немецкого народа в такой мере подорван, чтобы Германия окончательно утратила способность к военному сопротивлению». Преследуя эту цель, западные державы усилили в 1943 г. свои налеты до колоссальных размеров. Удары их авиации, когда они не являлись исключительно средством устрашения, наносились по базам подводных лодок на Атлантическом побережье, по Вильгельмсхафену, Килю и по промышленным объектам, имевшим прямое или косвенное отношение к строительству подводных лодок. Решающего влияния они не оказали, и Германия до самого конца войны была в состоянии строить подводные лодки в значительных количествах. Падение эффективности подводной войны с немецкой стороны объяснялось совершенно другими причинами, среди которых, правда, авиация противника также занимала важное место. Удары по германской промышленности и по плотинам на реках Мене и Эдер также не дали ожидаемого результата. В период с 24 по 30 июля были проведены интенсивнеишие воздушные налеты на Гамбург с целью устрашения гражданского населения. Фуллер характеризует их как «страшную бойню», которая «была бы позором даже для Аттилы».

Терроризирующие налеты и предполагавшееся усиление их интенсивности заставили прибегнуть к проведению широких мероприятий по эвакуации населения из всех угрожаемых промышленных районов Западной Германии вплоть до Берлина в восточные области рейха, пока не подвергавшиеся такой угрозе. Для той части населения, которая непосредственно не была занята в военном производстве, эвакуационные меры приняли почти размеры «переселения народов». Этими мероприятиями германское руководство открыто признало, что оно не располагает возможностями надежной защиты населения. Немецкая авиация, по-видимому, направляла свои усилия на то, чтобы хоть частично ликвидировать превосходство, которого добились западные державы почти во всех областях военно-авиационной техники: в количестве, мощности и радиусе действия машин, а также в их техническом оснащении, особенно в применении радиолокационной техники. Попытки усовершенствовать имевшиеся типы, особенно обеспечить им в соответствии с тактикой противника более высокий потолок и улучшить маневренность в вертикальной плоскости привели к удовлетворительным техническим результатам, однако в связи со все возраставшим количественным превосходством авиации западных держав это уже не могло сыграть сколько-нибудь заметной роли.

Количество зенитной артиллерии, а также высокобойность зенитных орудий, которые, помимо всего прочего, довольно широко использовались в наземном бою, также не соответствовали изменившимся условиям ведения борьбы с воздушным противником. Значительное увеличение калибра зенитных пушек, которое только и могло принести решающий успех, при напряженном положении с сырьем во всех областях военного производства практически было невозможно. Ночные действия немецкой истребительной авиации существенно осложнялись тем обстоятельством, что противник использовал свои бомбардировщики массированно и налеты были очень короткими. С августа 1943 г. после захвата Сицилии и высадки в Южной Италии авиация западных держав получила возможность совершать налеты на Южную Германию и нефтяные районы Румынии, в результате чего немецкой противовоздушной обороне приходилось теперь прикрывать гораздо более обширную территорию.

Требования со стороны ВВС обеспечить их эффективными средствами борьбы становились все настойчивее, вынудив в конце концов высших руководителей заняться этим вопросом. Считалось, что технические предпосылки для выхода из создавшегося невыносимого положения были налицо, ибо, несмотря на последовавшее в 1940 г. запрещение исследовательских работ, ведущим фирмам, особенно фирме Мессершмитт, удалось создать несколько образцов неплохих самолетов с реактивными двигателями. Наиболее совершенным был признан реактивный самолет Ме-262 фирмы Мессершмитт. Реактивные двигатели обеспечивали самолету такую скорость, о которой при любом совершенствовании прежних поршневых двигателей нечего было и думать. К тому же противник, очевидно, такими исследованиями еще не занимался. И если бы удалось использовать в достаточных масштабах истребители, обладавшие намного большей скоростью, чем истребители противника, то это не только означало бы огромное преимущество при ведении воздушных боев, но и давало бы также возможность догонять и поражать бомбардировщики противника во время их возвращения на свои базы.

Что касается нового самолета, конструирование которого продвинулось к лету 1943 г. уже довольно далеко, то Гитлера больше всего беспокоил вопрос о том, окажется ли он непременно пригодным для использования на фронте, как уверяли его создатели. Промахи при серийном производстве в условиях критически сложившейся обстановки в воздухе и нехватки материалов могли бы оказаться роковыми. Сомнение было рассеяно самыми авторитетными представителями истребительной авиации, которые были убеждены в огромной ценности нового оружия. Да и сам Гитлер сознавал исключительные перспективы, открывавшиеся благодаря применению реактивной авиации. Однако он был слишком одержим идеей сохранить или восстановить непременно наступательный характер ведения войны Германией, чтобы удовольствоваться использованием нового самолета в качестве истребителя, каковым и создавали его конструкторы. Истребитель, выполняющий оборонительные задачи, должен был превратиться в «блиц-бомбардировщик», при помощи которого Гитлер намеревался наступательными действиями сломить воздушный террор англичан и затем сорвать приготовления противника к вторжению. Слишком оптимистические мнения относительно времени, которое могло понадобиться для соответствующих конструктивных изменений, а также упорное отклонение Гитлером всех попыток запустить Ме-262 в серийное производство в качестве истребителя – в конце концов он даже запретил называть Ме-262 истребителем – толкнули создателей самолета на тактически ошибочный и связанный с потерей значительного времени путь превращения Ме-262 в «блиц-бомбардировщик».

Немецкая истребительная авиация вынуждена была продолжать борьбу имевшимися старыми машинами при численном соотношении по состоянию на апрель 1944 г. от 1: 6 до 1:8. Ей приходилось иметь дело с противником, располагавшим исключительно хорошо обученным летным персоналом и прекрасной материальной частью. Только исключительное техническое превосходство, какое мог бы обеспечить реактивный истребитель, было бы в состоянии изменить катастрофическое соотношение сил в воздухе. А положение складывалось таким образом, что немецкие потери принимали ужасающие размеры. В апреле при отражении каждого из десяти налетов противника немецкая истребительная авиация теряла в среднем 50 самолетов и 40 летчиков, и тот факт, что потери противника были примерно столь же высоки, вряд ли мог служить достаточным утешением. Абсолютное численное соотношение с каждым вражеским налетом становилось все более неблагоприятным, а опытных летчиков-истребителей было не так просто заменить новичками из запасных эскадр.

Тем не менее Гитлер продолжал упорствовать в своем требовании выпустить Ме-262 в качестве «блиц-бомбардировщика». Необходимость внесения конструктивных изменении привела в конце концов к тому, что к началу вторжения во Францию имелось всего 30 таких самолетов, в которые частично даже уже после передачи их в летные части приходилось вносить изменения. Когда последовало вторжение, новая машина не могла быть использована ни как истребитель, ни как бомбардировщик. Оснащенные этими самолетами части к тому времени не успели еще как следует освоить новую машину, особенно при взлете и посадке. Да и вообще до самой катастрофы весной 1945 г. так и не были преодолены «детские болезни» турбореактивного двигателя и он выдерживал в среднем всего лишь 20 часов работы.

В тайне от Гитлера в ВВС, несмотря на все запреты, продолжались испытания реактивных истребителей. И лишь в ходе подготовки наступления в Арденнах – оно, правда, должно было начаться в период плохой погоды, но в ходе его рано или поздно неизбежно понадобилось бы сильное прикрытие истребительной авиацией, – Гитлер согласился передавать вступавшие в строй Ме-262 истребительным соединениям в таком же количестве, в каком выпускался созданный тем временем реактивный самолет Арадо-234, который мог использоваться в качестве бомбардировщика. Это составляло ежемесячно примерно 20 машин.

В конечном итоге это небольшое количество реактивных истребителей оказалось совершенно недостаточным, чтобы ликвидировать подавляющее превосходство авиации противника во время наступления в Арденнах, а тем более над территорией всей Германии. К тому же противник, осознав присущие реактивным самолетам преимущества, стал подвергать систематическим налетам необходимые для их использования длинные, легко обнаруживаемые взлетно-посадочные полосы и еще больше усилил свои удары по германским заводам синтетического горючего.

Это продолжалось без каких-либо особых перемен до самого конца войны. Относительно высокая эффективность реактивных истребителей, пожалуй, доказала их превосходство, однако практически эти успехи являлись лишь каплей в море, ибо к марту 1945 г. максимальное число Ме-262 составило лишь 240 машин, из которых из-за недостатка в запасных турбореактивных двигателях могли использоваться в лучшем случае лишь около половины.

С 1943 г. уже никакими способами невозможно было ликвидировать безраздельное господство авиации противника в воздушном пространстве над районами боевых действий и над Германией. По мере того как союзники после вторжения все сильнее зажимали рейх в тиски, они могли во все возраставших размерах концентрировать усилия своей авиации на его территории. Помимо устрашения населения, по-прежнему являвшегося составной частью воздушной стратегии Запада, они преследовали при этом две важные и гораздо более действенные цели, а именно, парализовать германскую дорожную сеть и уничтожить 12 известных им заводов по производству синтетического горючего, без которого Германия не смогла бы продолжать войну. С конца апреля по июль 1944 г. они бомбили каждый крупный завод по меньшей мере один раз. Из-за систематической повторяемости налетов ремонтно-восстановительные работы, осуществлявшиеся, как правило, довольно быстрыми темпами, приносили лишь временное облегчение. Один только завод Лейнаверке был атакован 22 раза в общей сложности 6552 бомбардировщиками, сбросившими 18 328 т бомб. Нехватка горючего становилась катастрофической. Грандиозная программа расширения ВВС, в результате осуществления которой производство самолетов в 1944 г. независимо от создания реактивных самолетов было доведено более чем до 40 тыс. машин, то есть до самого высокого уровня за весь период воины, утратила всякое значение, так как горючего не хватало даже для обучения необходимого контингента летного состава.

Другим важнейшим отраслям военного производства воздушные налеты противника также причинили очень большой ущерб. Производство синтетического каучука упало с максимального уровня, равнявшегося 12 тыс. т ежегодно, до 1/6 этого количества. Еще одним уязвимым местом стала доставка угля к объектам потребления. Все еще высокая производительность угольных шахт теряла свое значение, так как вследствие дезорганизации железнодорожного транспорта исключалась возможность вывоза добытого угля. С января по декабрь 1944 г. ежемесячная подача вагонов для Рурской области снизилась с 21 400 до 12 тыс., а в январе 1945 г. до 9 тыс. вагонов. Так как аналогичное положение существовало и в Саарской области, пока в марте 1945 г. она не была, наконец, вообще потеряна, а Верхне-Силезский угольный бассейн в феврале перешел в руки русских, германская экономика незадолго до окончания войны находилась уже на грани смерти.

При таком положении вещей не вызывало никакого сомнения, что дезорганизации немецкого транспорта и снабжения горючим в сочетании с успешным развитием наземных операций вполне было бы достаточно для того, чтобы сломить сопротивление немцев. А устрашающие налеты авиации против мирного населения и с целью уничтожения германских городов не содействовали ни достижению, ни ускорению победы западных держав. Военного значения, даже в самом широком смысле слова, эти налеты не имели. Возможно, война закончилась бы еще быстрее, если бы использовавшиеся для бомбардировки городов силы авиации были брошены против военных объектов. Неслыханным по своим масштабам было разрушение с воздуха Дрездена, начавшееся 13 февраля и длившееся несколько дней. Фуллер пишет о нем следующее:

«В первую ночь 800 английских бомбардировщиков сбросили 650 тыс. зажигательных бомб вперемежку с четырех– и двухтонными фугасными бомбами. На следующий день американцы предприняли налет на город армадой, насчитывавшей 1350 бомбардировщиков и 900 истребителей сопровождения, и повторили его еще раз 15 февраля 1100 бомбардировщиками. В это время город был наводнен тысячами беженцев, пытавшихся спастись от армий маршала Конева. Началась ужасная кровавая бойня: 25 тыс. человек было убито, 30 тыс. ранено, центральная часть города на площади 15 км2 была совершенно разрушена, 27 тыс. жилых домов, 7 тыс. административных зданий превратились в развалины.

Предлогом для оправдания этого акта вандализма служило то, что союзникам якобы важно было помешать немцам использовать Дрезден, являвшийся важнейшим узлом дорог, для спешной переброски войск с целью остановить русское наступление. Однако, для того чтобы парализовать работу этого узла дорог, достаточно было бы непрерывно бомбить выходы из города, другими словами, блокировать город с воздуха, а не засыпать его бомбами.

Пока уничтожался Дрезден, осуществлялись многочисленные другие воздушные налеты… И так продолжалось до самого конца войны. Каков же был конечный результат этой поистине варварской жажды разрушения? В то время как войска союзников шли к победе, их авиация разрушала фундамент мира, который должен был последовать за этой победой. Ибо города, а не развалины являются фундаментом цивилизации».

  • одежду Philippe Carat я покупаю в этом бутике, там и новинки быстро появляются, и цены низкие