Глава 43

Альянс германских агентов и большевиков. – Пораженческая пропаганда. – Организация общеполитической забастовки. – Попытки разложить Русскую Армию. – Еврейский саботаж.

Однажды, отвечая на упрек, что большевики-ленинцы получают слишком много денег от германского правительства, германский посол в Стокгольме фон Люциус заявил: «Не может быть никакой речи, что Ленин нам дорого обходится. Он сберегает нашу кровь, которая во много раз дороже, чем золото».583 Из Швейцарии Ленин и его соратники возглавляют подрывную деятельность по всей России. На германское золото они привлекают к «работе» сотни новых людей, зачастую даже не подозревавших, что они содержатся на деньги немецких спецслужб. К концу 1915 года в Петрограде действовали 1200 большевиков, в Москве – 550. Координирующую роль в подрывной работе по указаниям ленинского руководства играл Петроградский комитет большевиков, рассылавший инструкции по ряду городов России. Немецкий золотой дождь сразу же оживил заглохшую большевистскую печать. Из-за рубежа поступает оборудование для подпольных типографий. В годы войны выходят 11 нелегальных газет и 5 легальных журналов. Кроме того, нелегальные большевистские газеты выходили на латышском, литовском, эстонском и грузинском языках.584 Сотни тысяч прокламаций и брошюр наполняют большие русские города. В этой «литературе» клеветнически извращается политика правительства, несутся призывы к его свержению.

В инструкциях, адресованных на места, большевистские изменники учат своих функционеров, каким образом склонить простой народ предавать Родину, как путем организации серии заговоров низложить правительство и установить мир с немцами. Проблемы могут быть решены только путем революции, т.е. развала старой власти.585 Распространяются слухи о катастрофических поражениях русской армии и ее союзников. Война должна быть закончена, убеждают русских людей изменники-пораженцы, ввиду явной для всех измены правительства; Германия, истощенная войной, согласится заключить мир с Россией, так как ни Германии, ни России неинтересно бороться «за чужую буржуазию» (английскую и французскую), для которой только и выгодна дальнейшая война. После заключения мира необходим съезд «демократии» обоих государств для выяснения и наказания виновников войны и определения условий, при которых стала бы невозможна новая борьба.586

Идеологом германской агентуры в России продолжает оставаться Парвус, убеждающий кайзеровское руководство перейти к активной поддержке революционных сил в России. Русские революционеры, заявлял Парвус, могут достичь своих целей только путем полного уничтожения царской власти и разделения России на мелкие государства. По его мнению, Германия не сможет победить, если не «разожжет в России настоящую революцию». «Но и после войны, – говорил Парвус, – Россия будет представлять собой опасность для Германии, если только не раздробить Российскую Империю на отдельные части. Следовательно, интересы Германии совпадают с интересами русских революционеров, которые уже ведут активную борьбу».587

Парвус предлагает, чтобы германская разведка взяла на себя задачу объединения сил и организации широкого революционного подъема в России. А в качестве первого шага созвать съезд руководителей русских революционных партий.

В марте 1915 года Парвус разрабатывает для германских властей секретный меморандум «Приготовление к массовой политической забастовке в России». В документе дается подробный план дестабилизации общественно-политического положения в России с помощью стачки под руководством социал-демократии на немецкие деньги, «Следует, – заявлял этот враг России, – начать приготовления к политической массовой забастовке в России под лозунгом „Свобода и мир“, с тем чтобы провести ее весной. Центром движения будет Петроград, а в самом Петрограде – Обуховский, Путиловский и Балтийский заводы. Забастовка должна прервать железнодорожное сообщение между Петроградом и Варшавой и Москвой и Варшавой и парализовать Юго-Западную железную дорогу. Железнодорожная забастовка будет преимущественно направлена на крупные центры с большим количеством рабочих сил, железнодорожными депо и т.п. Чтобы расширить область действия забастовки, следует взорвать как можно больше железнодорожных мостов, как это было во время забастовочного движения 1904-1905 годов».588 Парвус предлагал также активизировать антицарское движение среди евреев как в России, так и за рубежом, и особенно в США. Для полной организации антирусской революции Парвус потребовал от германского правительства выделения около 20 млн. рублей. Эта сумма, по его мнению, не должна была быть распределена сразу, так как это могло бы привести к обнаружению источника этих денег. Но чтобы перейти к действиям, он предложил в Министерстве иностранных дел, чтобы сумма в 1 млн. рублей была немедленно выдана его тайному агенту.589

Планы немецкой разведки были разрушены успешными действиями русской полиции, которая во второй половине 1915-го – начале 1916 года сумела раскрыть и ликвидировать целую сеть большевистских гнезд. Поэтому попытки провести общеполитическую забастовку реально предпринимаются большевиками только 9 января 1916 года. Немецкие спецслужбы выдают большевикам на ее проведение 1 млн. рублей.

Кроме общеполитической забастовки большевики под руководством немецкой разведки готовят ряд уличных демонстраций и даже вооруженные восстания. По агентурным данным полиции, большевики смотрели на 9 января как на «день начала второй революции».590 Большевиками, как сознательными и бессознательными германскими агентами, распускаются слухи, что ожидание революции связано с поддержкой революционеров войсками, среди которых организуются революционные группы, причем как одна из наиболее революционных частей в этих слухах называется воинская часть, расположенная в районе новочеркасского полка на Охте, а также 17-я автомобильная и самокатная рота на Сердобольской улице. Однако 9 января в Петрограде забастовало всего 67 тыс. человек. Общеполитическая забастовка провалилась.591

Попытки демонстраций предпринимались большевиками и 10 января, но имели жалкий характер. К вечеру на Большом Сампсониевском проспекте в Петрограде собирается группа около 100 человек, которые с красным флагом с черными буквами «Р.С.Д.Р.П.» и пением «Марсельезы» двинулись к центру, но, пройдя немного, были встречены нарядом полиции, «при появлении которого, бросив флаг на мостовую, спокойно разошлись».592

Кроме большевиков к беспорядкам во время войны призывали эсеры и анархисты. Эсеры затевали ряд митингов под лозунгами: «Да здравствует революция!», «Да здравствует мир, заключенный общими революционными усилиями европейской демократии!»593 Особенно экзотический характер носили уголовно-террористические вылазки анархистов, занимавшихся грабежами (экспроприациями). Они группировались по 6 человек в законспирированные «шестерки», неизвестные одна другой. Каждой «шестеркой» руководил старый опытный анархист, который вел кружковую пропаганду учения анархизма и стремился завербовать возможно большее число лиц в организацию. В 1916 году анархисты ковали свои кадры из дезертиров, не имевших средств к существованию и всегда готовых примкнуть к анархистам, соблазняясь заманчивым постановлением организации отчислять две трети денег, добытых грабежами, на содержание членов «шестерок». Остальная часть украденных денег отчислялась на нужды организации, т.е. содержание руководителей, приобретение оружия и т.п.

Из руководителей «шестерок» в каждом районе составлялась районная группа анархистов, которая объединяла и руководила деятельностью «шестерок», занималась приобретением оружия и взрывчатых веществ. Из состава районных групп избирался центральный орган, руководивший всей организацией. Хотя анархисты объявили о своей идейности, но дальше кружков чтения анархистской литературы дело не шло, а главные усилия сосредоточивались на организации грабежей с использованием бомб и огнестрельного оружия, во время которых гибли невинные люди.594

Среди социал-демократов встречались так называемые «оборонцы», которые по своей сути мало отличались от пораженцев-большевиков, ибо говорили о том, что будут поддерживать только оборонительную справедливую войну и выступать против захватнической. Русское правительство «не получит ни одного снаряда, если, воспользовавшись истощением Германии и Австрии, захочет пуститься в завоевательные авантюры в Галиции, Познани и проч.». Война может быть продолжена только в том случае, если тыл будет нормально действовать. По мнению же «оборонцев», обеспечить правильное функционирование тыла правительство может только при допущении населения к участию в самоуправлении, при полной свободе союзов, печати и пр. В противном случае «демократия» не позволит сделать войну из оборонительной наступательной.595

В декабре 1916 года полиция ликвидирует ряд подрывных центров большевиков, в том числе три нелегальных типографии, печатавших литературу, призывавшую к восстанию во время войны, нелегальное паспортное бюро, изготовлявшее фальшивые документы для партийных функционеров, прежде всего из числа дезертиров.596

В брошюре «Кому нужна война?» Петроградский комитет РСДРП призывает трудящихся объединяться во имя мира, который может быть достигнут путем свержения Царя и царского правительства. Из брошюры становится «ясно», что врагом народа являются не немцы, первыми напавшие на нашу страну, а Царь, организовавший народный отпор германскому хищнику. Брошюра вышла огромным тиражом на немецкие деньги.597

Выполняя указания германской разведки, большевики шли даже на крайние меры. Так каких подпольные типографии были захвачены, а большевики были обязаны отпечатать и распространить определенное количество антивоенной литературы, то пламенные революционеры решили напечатать свои подрывные материалы в обычной легальной типографии.

Вечером 17 декабря группа большевистских налетчиков, вооруженных револьверами, ворвалась в типографию Альтшулера на Фонтанке, заперли в одну из комнат типографских рабочих и начали набирать и печатать газету «Пролетарский голос» и листовки о желательности заключения мира. Однако полиция проявила завидную оперативность, большинство налетчиков было арестовано на месте.

«Пролетарский голос» содержал в себе целый ряд тенденциозно подобранных антиправительственных материалов с призывами о прекращении войны и заключении мира. Изменнический характер этого листка подтверждался не только подборкой материалов, но и использованием в нем фрагментов статей «Бюллетеня Общества изучения социальных последствий войны», выпускаемого немецким шпионом Парвусом в Дании.598

В 1916 году германо-большевистский альянс предпринимает целый ряд серьезных попыток по развалу русской армии. Среди солдат создаются подпольные партийные организации. Ими руководили «бойцы ленинской гвардии» Крыленко, Раскольников, Фрунзе, Сахаров, Семашко, Рошаль, Мясников, которые, несомненно, были в курсе возросших финансовых возможностей большевистской партии. Большевики призывают к восстанию против правительства и к заключению мира с немцами.

С каждым призывом в армию проникали новые большевистские агитаторы, приносившие в окопы литературу и листовки, нередко отпечатанные в германских типографиях и переправленные в Россию через третьи страны. Подрывную работу в армии вели и эсеры. В 1916 году действовала Северная военная организация эсеров в Новгороде, военные группы в Кронштадте, Владивостоке, Пскове; совместные большевистко-эсеровские военные организации существовали в Смоленске, Томске, Чернигове. Большевики сумели организовать ряд партийных ячеек на Балтийском флоте. Весной 1915 года германо-большевистские агитаторы распространяли среди матросов-балтийцев прокламации петроградского и ревельского комитетов партии с призывом к вооруженному восстанию против законной Русской власти.

В большевистских кругах распространяется целый ряд документов, которые следует рассматривать как своего рода инструкции по развалу русской армии. Особенно характерен один, под названием «Письмо с фронта – восстание в армии».599 В нем предполагается создать вместо российской некую «революционную армию». Солдатская масса из своей среды должна выделить свой командный состав из числа членов революционных партий. По мнению авторов «Письма», в рядах нижних членов имеется вполне достаточное количество лиц, по своему интеллекту, полученным за время войны навыкам и революционной убежденности и настойчивости могущих в любую минуту стать революционными офицерами и принять командование на себя. Настоящие российские офицеры будут приниматься в командный состав «революционной армии» лишь в случае их прочной преданности делу революции.

Подрывные антирусские элементы рекомендуют организовать армию на выборных и коллегиальных началах. Роты, батареи и прочие военные части выбирают свои комитеты из определенного числа лиц, в том числе ротного командира и ротного делегата. Оба последние входят в полевые комитеты, которые выбирают полкового командира и полкового депутата. На таких же началах строятся дивизионные, корпусные и тому подобные комитеты.

«Революционная армия» образуется путем восстания в российской армии. Чтобы это осуществить, революционный актив каждого полка захватывает материальную часть полка: вооружение, интендантское имущество и прочее. Солдат, не подчиняющихся революционному активу, демобилизуют или убивают как контрреволюционеров. Из российской армии численностью 4 млн. человек изменники предполагают создать лишь минимум – 500 тыс. человек, но сосредоточив в своих руках все средства вооружения; чтобы материально заинтересовать будущих «революционных солдат», зарплата им должна быть увеличена в десятки раз по сравнению с жалованьем нынешних российских солдат.

«Революционная армия» не будет использована в борьбе против внешнего врага, наоборот, она создается, чтобы разрушить армию, воюющую за Родину против Германии.

«Революционная армия» создается как карательный орган и поэтому она должна:

· подавить все контрреволюционные попытки на фронте;

· произвести возможно быструю демобилизацию верных Царю военных частей;

· подавить любое сопротивление революционерам со стороны гражданского населения;

· помочь революционным силам захватить власть в центре и на местах.

Многие положения этой инструкции по разрушению русской армии и созданию на базе орудия разрушения Русского государства были использованы подрывными элементами в 1917-1918 годах.

Кроме большевистской верхушки и представителей социалистических и националистических партий, германским спецслужбам удалось найти в России мало лиц, согласившихся сотрудничать с врагом. Однако в 1915-1916 годах резко увеличивается число лиц, сотрудничавших с германской разведкой из среды еврейства.

Именно в этой среде в военные годы резко усилились антирусские настроения. Многие евреи заняли совершенно возмутительную позицию по отношению к войне, которую вел Русский народ против германского агрессора. В газетах и журналах, контролируемых еврейством идут жалобы на свое положение и открыто высказываются пожелания победы немцев, «которые, быть может, принесут хоть немного порядка».

Оккупация немцами северо-западного края, густо заселенного евреями вызвала миллионный поток евреев-беженцев. Главным мотивом еврейской пропаганды становится утверждение, что евреи среди других народов Российской Империи больше всего страдают от войны.600 Один из еврейских журналов в 1916 году писал:

«Лишенные права, заподозренные в шпионаже в пользу Германии, притесняемые всеми властями, евреи два года терпеливо сносили свою судьбу, веря, что наступит момент, когда Русский народ оценит еврейские страдания и отменит большую часть условий, делающих еврейское существование невозможным».601

По мнению петроградских еврейских националистических деятелей, «никогда еврейский народ не предавался такому отчаянию, как сейчас, и никогда еврейская молодежь не была так враждебно настроена против русского правительства, как в наши дни».

«Евреи готовы обложить себя поголовным налогом, чтобы собрать достаточно денег на пропаганду необходимости сменить правительство, в корне реформировать весь правительственный аппарат». В сводках Охранного отделения Петрограда отмечается, что среди евреев собраны крупные суммы на издание социалистических, демократических и просто оппозиционных журналов и газет, появляющихся ежедневно, несмотря на штрафы, на все возрастающую дороговизну бумаги и печатания. Еврейские биржевые и банковские комитеты пустили широкой волной русское золото за границу, где издавали миллионы экземпляров противоправительственных листков, создали на свои деньги библиотечки для раненых из книг специфического содержания, описывающих ужасы войны, посылали бесплатно левые газеты в лазареты и в отходящие с вокзалов эшелоны. Еврейские депутаты в Думе считали, что приблизился час, когда еврейство сможет, наконец, сказать свое слово русскому правительству и добиться, опираясь на демократию, осуществления всех своих требований в смысле полного уравнения во всех правах с русским населением.602 Прежде всего именно из евреев подбирают свои новые кадры большевики в 1915-1916 годах. Резко активизируются еврейские антирусские центры за рубежом.

В феврале 1916 года русская военная разведка сообщает:

Русские революционеры в Америке, без всякого сомнения, приняли решение перейти к действию. Поэтому каждую данную минуту можно ждать волнений. Первое тайное собрание, которое можно почитать началом насильственных действий, состоялось… 14 февраля. Должны были явиться всего шестьдесят два делегата, из которых пятьдесят – «ветераны» революции 1905 года… Большинство присутствующих были евреи. Дебаты этого первого собрания были почти целиком посвящены обсуждению способов и возможностей поднять в России большую революцию, благо момент весьма благоприятен. Было доложено, что революционные организации получили из России секретные сведения в том смысле, что положение совершенно подготовлено, так как все предварительные соглашения на предмет немедленного восстания заключены. Единственное серьезное препятствие – это недостаток денег, но, как только этот вопрос был поставлен, сейчас же было заявлено собранию некоторыми из присутствующих, что это обстоятельство не должно вызывать никаких колебаний, потому что в ту минуту, когда это будет нужно, будут даны крупные суммы лицами, сочувствующими русскому освободительному движению. По этому поводу имя Якова Шиффа было произнесено несколько раз.603

Антирусские настроения среди значительной части еврейства выливаются в прямые антирусские действия: участие в революционном подполье, сотрудничество с германской разведкой, саботаж в области снабжения и финансов.

Очень характерным становится саботаж в области снабжения и финансов. Сохранилось множество документов о подобной деятельности. В частности, в документах военной контрразведки 3-й армии (располагавшейся тогда в районе Слуцка) сохранился доклад от 19 октября 1915 года, в котором говорится, что «невероятная дороговизна предметов первой необходимости, как то: муки, крупы, сахара и соли, наблюдающаяся ныне повсеместно в России, зачастую же полное отсутствие этих предметов потребления имеет целью взбудоражить широкие народные массы, среди которых революционная агитация ныне успеха не имеет, и всколыхнуть их может лишь голод. К этому стремятся революционеры и их вдохновители евреи, чтобы дороговизной предметов потребления… и голодом создать среди народных масс недовольство войной и вызвать их на активный протест против нее. С этой целью еврейские коммерсанты, несомненно, скрывают товары, сахар, соль, замедляют доставку, нарочно не разгружают насколько возможно прибывшие с товарами вагоны, создавая таким образом перегрузку железных дорог.

Паникой с разменной монетой евреи стараются внушить народу недоверие к русским деньгам, обесценить их, заставить народ забрать свои сбережения из кредитных учреждений, главным образом из государственных сберегательных касс, а металлическую монету прятать, якобы единственно имеющую ценность. Евреи старались добиться выпуска разменных марок, каковые ныне функционируют, а теперь распространяют слухи среди народа, что русское правительство обанкротилось, ибо не имеет металлов даже для разменной монеты и выпустило марки, которые якобы никакой ценности не имеют. Эта версия имеет успех особенно среди простого народа, который еще с большим рвением стал накапливать у себя мелкую монету. Еврейские агенты повсеместно скупают серебряные рубли и золотые монеты, причем за один серебряный рубль платят рубль тридцать копеек бумагами, а за пять рублей золотом – семь рублей пятьдесят копеек.

Евреи открыто говорят всюду: пусть отменяют черту оседлости исчезнет дороговизна, появятся мука и сахар, появится мелкая монета и не нужны будут разменные марки».604

Полицейские сводки отмечают значительный рост спекуляции и финансовые махинации, на основе которых создаются колоссальные состояния. Преобладающая часть новых богачей – евреи. Еще перед войной получение кредита для торговых операций в Петрограде сосредоточилось в руках евреев (примерно две трети всех торговых оборотов).605 Причем петроградские евреи были связаны с берлинскими. Война, порвав связи с Берлином, не порвала связи с Германией: немецкие евреи переселились в Данию, Швецию, Голландию и другие страны, откуда продолжали оказывать финансовое давление на Петроград.

Полицейские сводки фиксируют классические махинации: какой-нибудь ловкий комиссионер, получив, часто за взятку, сведения о том, что администрация опасается, как бы не оказалось в скором времени недостатка в каком-то продукте, – немедленно телеграфировал своим коллегам в провинцию, чтобы они скупили этот продукт; деньги же из Петрограда не высылались, а лишь «кредит» на местные конторы; в результате через несколько дней оказывалось, что администратор, давший сведения, был прав: данных продуктов не хватало. Сведения об этом появлялись в газетах, что немедленно вызывало ажиотажный спрос. Начинались «гонка цен», надбавки, перепродажи и через некоторое время этот товар, нисколько не уменьшившийся в количестве, перепродавался в 2-3 раза дороже. Такие махинации были произведены с сахаром, мукой, медикаментами.

Петроград был переполнен иностранными «комиссионерами», являвшимися большей частью евреями – французскими, английскими, испанскими, бельгийскими и даже германскими. Полиция неоднократно ставит вопрос о необходимости тщательной проверки личности и целей прибывающих комиссионеров. Полицейские сводки отмечают, что «в Петрограде по-прежнему функционируют немецкие фирмы в еврейских руках, несмотря на то что многие газеты разоблачали всю гнусность поведения глав этих фирм в борьбе с дороговизной. Еврейские банки, еврейские фирмы, евреи-комиссионеры – вот основа всех движений русской торговли, ставшей в рабскую зависимость от „интернационального начала“ всякого рода подозрительных личностей».606

Активность еврейских махинаторов в эти месяцы достигает апогея. Поэт А. Блок записывает в конце 1915 года в своем дневнике:

Жиды рыщут в штатской и военной форме. Их царство. Они, «униженные и обиженные», – втайне торжествуют.

Русская полиция отмечает множество случаев подозрительной деятельности иностранных коммерсантов, «видящих в России дойную корову» и являвшихся «благодатным элементом для немецкого подкупа». По данным полиции, многие из этих коммерсантов свободно разъезжают по провинции, собирая сведения о финансовой кредитоспособности страны, знакомясь с настроениями населения и распуская среди него разные слухи. «Немало среди этих господ и немецких агентов, состоящих на действительной службе германского правительства», – сообщают полицейские сводки.

«Создавая вокруг себя атмосферу нравственного разложения и гниения, интернациональные комиссионеры заслуживают, без сомнения, того, чтобы их считать опаснейшим элементом данного момента в современном преступном мире. Необходимо, пока не поздно, принять самые энергичные и решительные меры к уничтожению их влияния».607

(Из отчета Петербургского Охранного отделения от 27 января 1916 года.)

  • Онлайн интим-магазин Для Двоих. Онлайн интим магазин Москва наручники.