Киевская Русь

От племенного союза к союзу союзов племен

Дальнейшее развитие общественных отношений у восточных славян приводило к формированию новых социальных организмов: союз образовывали племена, которые сами уже входили в племенной союз. Политическая организация таких суперсоюзов («союзов союзов», «сверхсоюзов») заключала в себе ростки государственности уже в гораздо большей степени, чем предшествующие племенные союзы. Один из таких ранних союзов, который включал в себя разноэтничные племена, возник на северо-западе Восточной Европы.

Летописец повествует о том, что чудь, славяне, кривичи и весь обратились к жителям Скандинавского полуострова – варягам, как их называли на Руси: «Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами». По приглашению прибыли три князя: Рюрик, Синеус и Трувор со своими родами. Рюрик сел в Новгороде, Синеус – на Белоозере, а Трувор – в Изборске. В XVIII в. из этого летописного сообщения выросла целая «норманская проблема», которая на протяжении последующих двух столетий зачастую становилась объектом ожесточенной идеологической борьбы, позволяла одним, прежде всего зарубежным, авторам отрицать полностью способность восточных славян к созданию собственной государственности, а другим – пренебрегать ролью варягов в отечественной истории. Современные научные данные показывают, что игнорировать деятельность варяжских отрядов на Руси так же ошибочно, как и преувеличивать их значение. Оказав значительное влияние на становление княжеской власти, развитие культуры, варяги не принесли на Русь государственности, которая зарождалась в недрах древнерусского общества и прошла долгий путь развития.

Другой суперсоюз сформировался в Среднем Поднепровье. Во главе его были поляне, территориальным же ядром была «Русская земля» – треугольник, ограниченный Киевом, Черниговом и Переяславлем. Причиной образования этого суперсоюза, как, впрочем, и других суперсоюзов, была внешняя опасность, необходимость борьбы с внешними врагами – хазарами, печенегами, варягами. Процесс объединения союзов племен в Поднепровье начался еще до прихода иноземных князей. Однако появление здесь в 882 г. родственника Рюрика князя Олега стало дополнительным стимулом развития этого предгосударственного образования. Олег покоряет древлян, северян и радимичей – соседние союэы племен. Росла и ширилась «лоскутная империя Рюриковичей». Части ее были скроены весьма непрочно, и уже преемнику Олега Игорю пришлось вновь покорять древлян. В 945 г. взяв с древлян дань, с небольшой дружиной он вернулся вновь. Тогда древляне убили его, а древлянский князь Мал отправил к вдове киевского князя Ольге сватов. Последняя жестоко отомстила за гибель своего мужа. Столица древлян город Искоростень был сожжен, многие древляне убиты и обращены в рабство.

Так, в основном силой оружия (хотя не исключен был и мирный путь) рос суперсоюз с центром в «мати градом русским» – Киеве. Но завоевание окрестных племен – дело отнюдь не одних князей с их дружинами, а и рядовых полян, объединенных в ополчение. Это и понятно – отношения Киева с покоренными соседями в основном сводились к сбору даней, которые шли не только князю и его окружению, но и всей полянской общине.

Укрепление суперсоюэа привело к активизации внешней политики и торговли. Русские торговые фактории появляются на территории могущественной Византийской империи. Но торговлей дело не ограничивалось – уже Олег совершил поход на далекий, манящий своими богатствами Царьград и достиг своей цели – взял великий город. Менее удачным был поход Игоря. Ольга же побывала в Византии с «дружественным визитом». Однако ее сын Святослас вел напряженную борьбу с сильным соседом. Военные походы занимали все время этого воинственного князя. Он разгромил Хазарский каганат, нанес поражение народам Северного Кавказа («ясов победи и касогов»), а затем пошел на Дунай, где и вступил в борьбу с Византией. Но Византия – мастер дипломатических интриг – сумела использовать против Руси кочевников – печенегов, которые впервые упоминаются в русской летописи под 915 г. Возвращаясь домой, Святослав пал от рук печенегов.

Киевский князь Святослав, подолгу находясь вдали от дома, назначил вместо себя наместником в Киеве старшего сына Ярополка, в землю древлян посадил второго сына – Олега, а младшего – Владимира взяли себе новгородцы, решившие «вскормить» себе князя. Именно Владимиру суждено было победить в кровавой междоусобице, разгоревшейся после смерти Святослава. Время правления Владимира – во многом переломное в истории Киевской Руси, когда причудливо переплеталось старое и еще только зарождавшееся новое. Для того чтобы понять суть тех сдвигов, которые начинаются в это время в древнерусском обществе, надо обратить внимание на такое интереснейшее явление, как древнерусский город. Города возникают в VIII-IХ вв. как центры племен и союзов племен, выполнявшие различные социальные функции. Они были средоточиями ремесла и торговли, но все-таки важнейшими были политическая и оборонительная функции, в них находились главные религиозные святыни и кладбища («капища» и «требища»). В основе социального устройства городов лежала община. Древнейшие города и возникали в результате общинного синойкизма – слияния нескольких общинных поселений. Уже от древнейшего периода до нас дошли сведения о высоком статусе города, о правительственных функциях русских городов – Киева, Чернигова, Новгорода, Полоцка и др. В IX-Х вв. городская община была еще родовой, так как и само общество переживало высший этап развития родоплеменного строя. Не случайно в летописях «город» древнейшей поры идентичен «роду». В конце X-начале XI вв. происходит перестройка общества на территориальных началах, родовую общину сменяет территориальная. Процесс этот нашел отражение и в истории городской общины, которая сама становится территориальной, формируется кончанско-сотенная система. Параллельно шел рост городской округи – растут и крепнут города-государства.