Социально-экономическое развитие в XIV-XV вв.

Конец XIII-XIV вв. – время роста крупное землевладения. Вспомним, что первые вотчины (княжеские, церковные, боярские) появляются еще в Киевской Руси. В последующее время этот процесс продолжается. Однако вопрос о путях возникновения частной земельной собственности вызывает в науке споры. Одни видят возможность ее появления «снизу», когда наиболее состоятельный общинник превращает свой надел в собственность (аллод), начинает эксплуатировать менее состоятельных крестьян, становясь постепенно мелким вотчинником. Другой путь – «сверху», когда боярские вотчины образовывались путем пожалования великим князем земли. Наконец, была возможна и покупка земли у общины на средства, полученные от неземледельческих доходов (например, торговли). Последняя была характерна для Новгородских земель.

Однако как бы то ни было, «складывающиеся боярские вотчины были первопачально невелики», – констатировал современный историк В.Б.Кобрин. И далее он поясняет: «Вероятнее всего, они служили для княжеских вассалов и слуг своеобразными небольшими „подсобными хозяйствами“: в условиях господства натурального хозяйства для феодала было в равной степени не нужно производство сельскохозяйственных продуктов на рынок и необходимо личное село, избавлявшее от закупок зерна и мяса, масла и молока. Повседневный, да отчасти, и праздничный стол феодал XIII-XIV вв. должен был поневоле сам себя обеспечивать; лишь заморские деликатесы и виноградные вина представляли здесь покупную провизию. Первоначально более крупная вотчина просто была не нужна». Количественно боярские вотчины также были в это время немногочисленны.

Более быстро крупным землевладельцем становится церковь. Возможность ее развития, в частности, была связана с веротерпимостью монголо-татар, поэтому церковные земли освобождались от даней. С середины XIV в. в монастырях происходит переход с «келиотского» устава к «общежитийному». В первом случае монастырь состоял из ряда обособленных келий, а жившие в них монахи имели свое хозяйство, и, таким образом, монастырь в целом не являлся собственником. Во второй половине XIV в. Сергий Радонежский проводит реформу. Согласно «общежитийному» уставу монахи должны были отказаться от личной собственности, а монастырь становится общиной с коллективной собственностью, получает возможность широко приобретать имущество, в том числе земли. Монастырям начинают жаловать земли князья. Именно этим путем создается первоначальное богатство большинства монастырских вотчин. Со временем, обретя экономическое могущество, церковь станет соперником великих князей (а потом и царей) в борьбе за государственную власть.

Но, несмотря на свой рост, крупное частное землевладение в XIV-XV вв. не являлось господствующим. В Северо-Восточной Руси (не говоря о Севере) преобладало свободное общинное крестьянское землевладение. Община в XIV-XV вв. называлась волостью, или «черной волостью». Отсюда название – черносошные крестьяне (сам термин «крестьяне», обозначавший сельских земледельцев, появляется в конце XIV в.). Вопрос о социальной природе собственности в черной волости – сложный и спорный. Ряд исследователей полагают, что черные земли находились в полной собственности крестьянских общин (их аллодиальные владения). Другая точка зрения исходит из существования на Руси в XV в. государственного феодализма. Следовательно, крестьяне считаютя феодально-зависимыми от государства в целом, а налоги рассматриваются как форма феодальной ренты. Наконец, третьи говорят о черных крестьянах как собственниках своих земель наряду с государством. Спор этот далек от завершения, но ясно одно: положение черносошных крестьян было легче, чем частновладельческих.

Впрочем, частновладельческие крестьяне не были однородной массой. Они делились на следующие основные категории: половники и серебреники. Половники представляли собой обезземельных крестьян, получавших на обзаведение своим хозяйством определенную денежную ссуду, которую были обязаны погашать половинной долей урожая. Они являлись резервом для вовлечения в зависимость свободного крестьянства. Серебреники – это крестьяне, которым господин давал в долг деньги («серебро») с условием последующей уплаты с процентами («серебро ростовое») или же работы за проценты («серебро издельное»).

Уровень эксплуатации в XIV-XV вв. был слабым. Основной формой эксплуатации был натуральный оброк: крестьяне за пользование землей обязаны были платить необходимыми продуктами сельскохозяйственного производства. С конца XV-начала XVI в. натуральный оброк постепенно заменяется денежным, причем А.А.Зимин отмечает, что «денежная рента конца XV в. генетически восходит к дани».

В виде отдельных повинностей существовала отработочная рента: крестьяне обязаны были, например, ловить рыбу, варить пиво, молотить рожь, прясть лен, косить траву. Если они принадлежали монастырю, то еще и работать на пашне, заниматься ремонтом построек и т.д. Что касается наиболее тяжелой повинности крестьян – барщины – то она появляется в конце. XV-начале XVI в.

  • Забивной абиссинский колодец скважина clubwell.ru/contacts.