Великокняжеская власть и начало формирования
бюрократического аппарата во второй половине XV-начале XVI в.

Центральную власть в стране осуществляли великий князь, Боярская дума, дворцовые учреждения и дьяческий аппарат. В компетенцию великого князя входило издание распоряжений законодательного характера, право назначения на высшие государственные должности, ведение великокняжеского суда – высшей судебной инстанции. Великим князем возглавлялись наиболее значительные военные походы,

И все же великого князя всея Руси конца XV-начала XVI в. нет оснований представлять, как это зачастую делается в современной исторической литературе, государем – абсолютистом или, более того, образчиком восточного деспота. Даже Василий III выглядел в главах современников «всея Руси земля государем государь». Великие князья не столько возвышались над удельными и прочими князьями, сколько были первыми среди равных. Кроме того, пишет А.А.Зимин, «власть великого киязя ограничивалась прочными традициями, коренившимися в патриархальности представлений о характере власти, которые имели к тому же религиозную санкцию. Новое пробивалось с трудом и прикрывалось стремлением жить, как отцы и деды».

Традиции настолько довлели над ними, что не имея возможности прекращения выделения своим детям уделов, они одновременно вели борьбу с самовластием удельных братьев. Не говорит о силе великого князя и развернувшаяся в последние полтора десятилетия княжения Ивана III династическая борьба между группировками его внука Дмитрия (сына умершего в 1490 г. Ивана Ивановича) и сына от второй жены Софии Палеолог Василия.

К концу княжения Ивана III в пределах самого Московского княжества оставался лишь один удел. Но великий князь в завещании «одаривает» уделами не только Василия, но и четырех младших братьев. Правда, ставший великим князем Василий получает значительно большую часть территории, чем его братья – удельные князья вместе взятые (66 городов, а братья всего 30). Только он наследует выморочные (без наследников) уделы и только его детям может принадлежать великое княжение, от которого заранее отказались братья. К концу княжения Василия III уделов осталось всего лишь два: Дмитревский, где княжил Юрий Иванович, и Старицкий, принадлежавший Андрею Иванрвичу. И все жа опасность выступлений удельных князей сохранялась.

Что же касается личности самого Ивана III, то «на первый план выступают такие черты, как осмотрительность, проницательность и дальновидность в сочетании с широким кругозором, стратегической масштабностью мышления и исключительной твердостью и последовательностью в достижении поставленных целей. Он не поражал воображения современников ни личной воинской доблестью, как его прославленный прадед, ни кровавыми театральными эффектами, как печально знаменитый внук. Он не отличался ни традиционным благочестием хрестоматийного князя русского средневековья, ни нарочитым новаторством Петра Великого. Сила ясного ума и твердость характера – вот его главное оружие в борьбе с многочисленными врагами. Его можно назвать неутомимым тружеником, шаг за шагом идущим по избранному пути, преодолевая преграды» (Ю.Г.Алексеев).

Во всех государственных делах великий князь координировал свои предложения с мнением Боярской думы – совещательным органом, ставшим теперь постоянным. В конце XV в. дума состояла из двух чинов: бояр и окольничих. Численный состав был небольшим: 10-12 бояр, 5-6 окольничих. Боярство было представлено людьми из старых московских боярских фамилий. В среде этих бояр в XV в. сложились местнические отношения, которые регламентировались не родовитостью (это определить было невозможно), а службами предков. С присоединением земель в состав бояр стали входить князья прежде независимых княжеств («княжата»), что означало снижение их социального статуса. Окольничьи стояли несколько ниже бояр, но также принадлежали к ближайшему окружению великого князя, будучи советниками и судьями. При Василии III в думу входят уже «великие» или «введеные» дьяки (позже они стали называться «думными дьяками»), а также представители московского дворянства – «думные дворяне».

Во второй половине XV в. начинает складываться исполнительная власть, органы которой позднее станут называться приказами. Приказы зародились в недрах княжеской системы управления из временных поручений, как правило, даваемых боярам. С конца XV в. эти единоличные поручения начинают превращаться в постоянные присутственные места («избы»). При Иване III заметно усиление ведомства дворецкого и ведомства казначейства. Дворецкий ведал личными, дворцовыми землями великого князя, а также рассматривал земельные тяжбы и осуществлял суд. С присоединением новых территорий, на них появились местные дворцы, а из Москвы управление ими стал осуществлять приказ Большого дворца. Другое ведомство – казначея – ведало не только великокняжеской казной, но и играло также роль главной дворцовой канцелярии и архива и даже руководило внешней политикой. Именно из казны в середине XVI в. выделяется ряд новых приказов.

Еще одним источником зарождавшейся приказной системы была Боярская дума. Для решения тех или иных вопросов при ней создавались особые комиссии, важнейшие из которых трансформируются в дальнейшем в приказы. Так были образованы, к примеру, Разрядный и Разбойный приказы.

В конце XV-начале XVI вв. в государственном управлении значительную роль начинают играть неродовитые, но грамотные чиновники – дьяки. Они стали реальными исполнителями предначертаний великокняжеской власти, образовав первоначально аппарат Боярской думы. Казны и дворца, а затем и приказов. Специализируясь на выполнении определенных поручений (финансовых, дипломатических, военных), дьяки подготовили создание органов управления с новым функциональным, а не территориальным распределением дел. Однако значение первых ростков приказной системы нельзя преувеличивать, тем более, что первоначально число «предбюрократии» составляло всего 50 человек, а при Иване III не более 200 человек.

  • Детальное описание американские сигареты здесь.