Самодержавие перед революцией 1905-1907 гг.

Либеральные реформы 60-70-х годов XIX в. не затронули основ системы государственного управления империи. К началу XX в. Россия оставалась неограниченной монархией. Император сосредоточивал в своих руках законодательную, исполнительную и судебную власть. Он определял направление и характер внутренней и внешней политики, осуществлял высшее руководство вооруженными силами и гражданской администрацией. Любое волеизъявление монарха обретало силу закона.

В управлении империей царь опирался па разветвленный бюрократический аппарат. На протяжении XIX в. общая численность чиновников различных рангов увеличилась примерно в 7 раз и составляла к началу XX столетия примерно 385 тыс. человек, а вместе с канцелярскими служителями в аппарате управления было занято около 500 тыс. человек. Это была по тем временам значительная цифра, хотя, впрочем, отнюдь не уникальная, если сравнивать ситуацию, складывавшуюся в данном отношении в России с ситуацией в других странах. Так, во Франции, численность населения которой даже вместе с колониями значительно уступала численности населения Российской империи, в государственном аппарате в 1914 г. служило 468 тыс. человек. Капиталистическая эволюция России отразилась на составе чиновничества, прежде всего – в ведомствах, связанных с экономикой. В своей деятельности бюрократия вынуждена была больше считаться с интересами крепнувшей российской буржуазии. Тем не менее важнейшей опорой трона, наиболее социально близкой самодержавию и бюрократии силой по-прежнему являлось дворянство. Владельцы земельной собственности – помещики – преобладали в высших эшелонах чиновничьей иерархии, хотя их число, по мере прогрессировавшего оскудения дворянства, уменьшалось.

Политический курс самодержавия вырабатывался в острой борьбе различных придворно-бюрократических группировок. В России вплоть до 1906 г. отсутствовало правительство в юридическом смысле, т.е. не было высшего коллегиального исполнительного органа, осуществлявшего непосредственное управление страной. Руководители центральных звеньев государственного аппарата – министерств – действовали совершенно самостоятельно, мало считаясь друг с другом и подчиняясь только царским указаниям. Министры не были объединены общей политической программой. Ведомственная разобщенность достигла значительных масштабов, негативно сказываясь на функционировании государственной машины.

Кризисность ситуации, складывавшейся в стране в канун революции 1905-1907 гг., в той или иной степени осознавалась многими представителями правящих кругов. Однако вопрос о путях предотвращения революционного взрыва являлся объектом острых разногласий. Часть представителей высшей бюрократии видела выход в «увенчании» здания реформ 60-70-х годов совещательным представительным органом, в проведении ряда других преобразований, призванных модернизировать существующий строй, в соглашении с умеренными элементами в оппозиционном движении. Наиболее консервативные круги в верхах, однако, упорно противились любым уступкам «духу времени», считая необходимым во имя предотвращения революции решительно пресекать любые «игры в конституцию». Эти взгляды, источником которых служила помимо прочего сознававшаяся верхами слабость российского либерализма, неспособность его сколько-нибудь прочно удерживать под своим влияннем народную стихию, были близки Николаю II (1868-1918), вступившему на трон в 1894 г. после смерть Алехсандра III. Ярким представителем консервативного крыла высшей бюрократии являлся В.К.Плеве, занимавший в 1902-1904 гг. пост министра внутренних дел. Сочетая в своей деятельности репрессии по отношению к революционному и оппозиционному движению с известными политическими манерами, В.К.Плеве всеми силами стремился сохранить неизменными существующие порядки. Острые конфликты в верхах вокруг вопроса о направленности внутриполитического курса являлись осязаемыми симптомами кризиса власти.

Правящие круги оказались не в состоянии выработать конструктивную программу решения наболевших проблем российской действительности. Политика «полицейского социализма», призванная направить рабочее движение в желательное власти русло, предотвратить проникновение в пролетарскую среду революционных идей, в конечном счете обернулась против самой власти, вызвав к тому же и недовольство буржуазии. Шаги, призванные несколько улучшить положение рабочих (например, закон 1903 г. о вознаграждении потерпевших от несчастных случаев), не разряжали ситуацию. Бесконечно затянулось обсуждение различных рецептов решения аграрного вопроса. Надежды верхов укрепить свои позиции с помощью «маленькой и победоносной войны» с Японией не оправдались. Неудачный ход боевых действий окончательно дискредитировал существующий строй.

Гибель В.К.Плеве, убитого 15 июля 1904 г. эсером-террористом Е.С.Созоновым, привела к некоторым переменам во внутриполитическом курсе. Новый министр внутренних дел П.Д.Святополк-Мирский попытался найти общий язык с умеренным крылом оппозиции. Он вернул из ссылки опальных земских деятелей, ослабил цензуру и т.п. П.Д.Святополк-Мирский заявил о своем доверии к «обществу», что дало повод либеральной прессе провозгласить наступление «эпохи доверия». В ноябре 1904 г. П.Д.Святополк-Мирский представил Николаю II доклад, в котором предлагал провести ряд реформ либерального толка. Центральным пунктом этой программы было предложение допустить выборных представителей к участию в законосовещательной деятельности. Планы П.Д.Святополк-Мирского встретили, однако, сопротивление консервативной части сановников, которых в итоге поддержал Николаи II. В подписанном царем (12 декабря 1904 г.) по итогам обсуждения в правящих кругах программы П.Д.Святополк-Мирского именном указе ни о каком участии (хотя бы в будущем) представителей «общества» в законосовещательной работе речи уже не шло. Указ обещал постепенное уравнение крестьян в правах с другими сословиями, введение государственного страхования рабочих и т.п. Однако и с этими уступками самодержавие безнадежно запоздало. Указ 12 декабря 1904 г. уже не повлиял на дальнейшее развитие событий – менее чем через месяц после его появления в России началась революция.