Войны морских держав до 1665 г.

Англия – Испания

В первую англо-голландскую войну Англия под сильным, идущим твердо к намеченной цели, управлением Кромвеля и при помощи такого вождя, как Блейк, добилась превосходства на море над Голландией, своей наиболее опасной соперницей.

Но Голландия не была уничтожена. Материально условия мира не были тяжелы, и благодаря трудолюбию и способностям населения к судоходству, торговле и рыболовству она вскоре опять достигла благосостояния и даже богатства. В последующих войнах Голландия боролась с величайшим мужеством и настойчивостью за первенство на море, или хотя бы за подобающее участие в мировой торговле.

Нидерландцы должны были потерпеть поражение из-за:

1) Неблагоприятного для морской торговли географического положения.

2) Континентального положения, обязывавшего употреблять часть средств для обороны сухопутной границы страны, подвергавшейся нападениям могущественного соседа – Людовика XIV.

3) Внутренних партийных раздоров.

4) Наконец, из-за сложившихся таким образом обстоятельств, что добившийся власти штатгальтер из Оранского дома сделался после падения королем Англии, могущественнейшей соперницы Нидерландов на море.

Голландия все более подпадала под влияние Англии; ее силы были в последующих больших войнах с Францией были почти целиком поглощены сухопутной войной.

Таким образом, английский флот все больше приближался к морскому единодержавию. Однако полтораста лет еще понадобилось Англии, чтобы окончательно и безраздельно его добиться. Внешние причины этого заключались в политических переворотах и ряде смен правящих династий: восстановление королевства и реставрация Стюартов; низложение и изгнание последних Оранским домом; призвание Ганноверского дома, не имевшего в стране под собой почвы, не пользовавшегося симпатиями и поставленного в необходимость защищаться от претендента из дома Стюартов. Самая же важная причина крылась в отсутствии правильного понимания значения морского могущества и исторического призвания Англии. Правители были посредственны, преобладали другие интересы, не было великих государственных людей.

Ясная, разумная и энергичная политика Кромвеля умерла вместе с ним; она возродилась 100 лет спустя во времена Питта и была доведена до конца его сыном. При Кромвеле после первой англо-голландской войны английская морская торговля расцвела особенно пышно; это стало возможным лишь благодаря энергичным действиям боевого флота. Как Протектор умело его использовал, будет изложено ниже, тем более что флот действовал под главным начальством Блейка. Часто, однако же, Кромвелю приходилось поступать круто по отношению к тем, кто не был его безусловным сторонником, как, например, Лоусон. С нижними чинами флота тоже поступали весьма неблаговидно; например, команды Блейка в 1654-55 гг. не получали за 20 месяцев жалованья, их семьям не было выдано пособий, призовые деньги не выплачивались.

Блейк не мог излечиться от болезни, из-за которой он в августе 1653 г. был перевезен на берег; он продолжал страдать цингой, которая в то время из-за дурного питания, тесноты помещений и неудовлетворительного медицинского надзора свирепствовала на судах, не пощадив даже главнокомандующего. Несмотря на это, он в 1654 г. снова вернулся на корабль. Блейк крейсировал в западной части Канала, чтобы ловить французских каперов, действовавших в то время преимущественно опираясь на Брест.

Летом Кромвель вооружил две эскадры в 25 и 38 кораблей, назначение которых он держал в секрете, возбуждавших вследствие этого всеобщие опасения. В декабре они вышли из Солента с запечатанными пакетами, так что даже адмиралы узнали об их назначении лишь в открытом море.

Оказалось, что поход был направлен против Испании, хотя последняя состояла в мирных отношениях с Англией, и имел целью сломить ее господство в Вест-Индии и уничтожить там ее торговую монополию. Вторая эскадра под начальством Пенна, с десантом в 3000 человек, получила приказание идти в Вест-Индию и отобрать у Испании Порто-Рико и Испаньолу (Сан-Доминго) или же часть испанских владений на материке между Ориноко и Панамским перешейком. Как видно, начальник эскадры имел полную свободу действий.

В то же время Блейк с первой эскадрой, состоявшей из самых сильных судов, должен был заблокировать южный испанский берег, главным образом Кадис, запереть Гибралтарский пролив, чтобы отрезать сообщения Испании с ее вест-индскими владениями, перехватить коммерческие флоты, везшие серебро, и всячески подрывать испанскую торговлю.

И он имел во многих отношениях громадные полномочия, которые сводились к одному: всюду поддерживать престиж и выгоды Англии. Так как до получения известий об успехах Пенна в Вест-Индии у него оставалось еще несколько свободных месяцев, то в январе 1655 г. он пошел через Кадис в Неаполь для защиты последнего от нападения французов и затем в Ливорно, чтобы добиться компенсации за продажу английских военных судов, несколько лет тому назад там противозаконно проданных Рупертом в виде призов.

Имя Блейка всюду произносилось с трепетом, и появление его эскадры возбуждало тревогу и страх. Угрозы Блейка заставили герцога Тосканского, так же как и папу Александра VII заплатить требуемые деньги. Английские фрегаты тем временем ловили французских каперов и затем блокировали Тунис, где местный дей отказался исполнить требования Блейка.

Продовольственный вопрос оказался очень сложным, так как все кругом было настроено враждебно к англичанам. Блейк должен был из Кальяри рассылать свои фрегаты по всем направлениям – на Балеары, в Испанию, Геную, Алжир, чтобы добыть хлеба и т.п.

Затем Блейк неожиданно появился у Порто-Фарина севернее Туниса, вошел 9 апреля рано утром с 15 кораблями в гавань, несмотря на ее защиту рядом сильных фортов и батарей со 120 орудиями, и стал на якорь в непосредственной близости последних. Во время последовавшего обстрела фортов большими кораблями, Блейк послал вооруженные баркасы поджечь стоявшие за молом во внутренней гавани 9 больших тунисских военных кораблей. После четырехчасового боя тунисские орудия были принуждены замолчать, и Блейк отверповался от берега. Англичане имели повреждения, но все суда были целы, их потери насчитывали всего 25 убитых и 40 раненых.

Это было исключительное нападение кораблей на береговые укрепления с близкой дистанции, более широко задуманное, чем у Сен-Мериса, проведенное с величайшей энергией. Оно было первым в своем роде и оставалось долгое время единственным. Таким образом Блейк благодаря своей смелости проложил новые пути в боевой деятельности флота; до того подобные операции считались невыполненными (Санта-Крус был третьим примером в этом роде).

Наказание тунисского дея произвело всюду глубокое впечатление. Дей Триполи, куда направился Блейк, немедленно же выдал английских пленных и призы; также поступили и мальтийцы, много занимавшиеся морским разбоем. Алжирский дей попросил лишь небольшой выкуп. В Венеции Блейка встретили с королевскими почестями. Итак, Блейк заставил уважать во всем Средиземном море английский флаг, а морская торговля англичан могла благодаря выгодным договорам свободно развиваться, не опасаясь мавританских и других морских разбойников.

Между тем Пенн с другой эскадрой пошел через Барбадос в Сан-Доминго. Предпринятая высадка не удалась по вине командовавшего генерала; однако Ямайка пала почти без сопротивления – первая большая английская колония на другом берегу Атлантики (не считая расположенных на восточном берегу Северной Америки Соединенных Штатов). Кромвеля по справедливости можно считать основателем колониальных владений Великобритании.

В начале июня Блейк вернулся в Кадис. Когда вести из Вест-Индии дошли до Испании, он вышел в море и приступил к блокаде порта и всего южного побережья. Испанское правительство начало вооружаться, но когда военные корабли медлили выходить в море, испанские купцы из Кадиса и других местностей вооружили сильную эскадру. До сражения не дошло. В сентябре Блейк вернулся на родину, так как его корабли настоятельно требовали исправлений. Уже в конце февраля 1656 г. он снова поднял флаг и в середине марта отправился в Кадис, который снова заблокировал, употребив на это лишь часть своих сил. Сам он пошел в Лиссабон, где ранее было произведено предательское покушение на английского посланника и где Блейк, пользуясь обстоятельствами, настоял на новом выгодном торговом договоре. Блейк ходил также и в Салех (на северо-атлантическом берегу Марокко), где сжег суда морских разбойников, в Танжер, в Алжир и т.п., энергично защищая повсюду английские интересы.

Между тем, блокирующая Кадис эскадра после горячего боя захватила и частью уничтожила флот, везший из Мексики серебро, и получает богатую добычу; лишь одному кораблю удалось спастись в Кадис.

Всю зиму Блейк поддерживал блокаду, несмотря на недостаток пищи, болезни и большую смертность, а также аварии судов, причиняемые боями и свежей погодой; болезнь его становилась все острее.

В начале апреля ему донесли, что перуанский флот, везший серебро и прослышавший о присутствии английских судов в испанских водах, зашел в составе 6 галер и 16 больших судов в Санта-Крус на Канарские острова. Как только Блейк удостоверился в правильности этого известия, он пошел 13 апреля со всеми своими судами искать неприятеля. 18 апреля дозорный фрегат открыл берег, но лишь 20-го Блейку из-за тумана удалось дойти до Санта-Крус.

Там, однако, все было готово к встрече. Гавань Санта-Крус имеет подковообразную форму. С севера она была защищена сильным, вооруженным тяжелой артиллерией, фортом; в глубине бухты находилось семь земляных батарей, усиленных орудиями с кораблей; команды последних успели спрятать свой драгоценный груз на берегу.

Конвойные суда в составе 6 сильнейших королевских галеонов были поставлены по обе стороны входа бортами к морю, далее за ними стояло полукругом еще 10 судов. Все суда были расположены так, что не мешали огню батарей.

18 апреля дозорные Блейка открыли берег, но благодаря туману лишь на следующее утро можно было точно определить место; испанцы благодаря этому промедлению узнали о появлении англичан. На рассвете следующего дня, идя в крутой бейдевинд при свежем бризе, Блейк находился еще в девяти милях от Санта-Крус.

Английские разведчики донесли, что весь «серебряный флот» в гавани. На военном совете было решено войти в гавань. После молебствия и завтрака вице-адмирал Стейнер был послан против галеонов, в то время как Блейк руководил действиями против флота и батарей. Несмотря на быстрое и смелое нападение, Стейнеру сильно досталось от огня с судов и батарей; он взял неприятельские суда на абордаж, после чего испанцы с берега открыли по ним огонь. Около полудня Блейк пришел Стейнеру на помощь, оставив перед фортом и батареями лишь несколько фрегатов.

В 2 часа дня, после шестичасового упорного боя, победа была обеспечена; два испанских корабля были потоплены, все прочие горели, один лишь флот продолжал стрелять. Старя легенда говорит, что ветер в виде особого в тех местах исключения перешел к юго-западу, благодаря чему Блейк мог вывести все свои корабли в море; в 7 часов его последний корабль был вне выстрелов. В то время как потери испанцев были очень велики, Блейк не потерял ни одного корабля, лишь несколько фрегатов оказались тяжело поврежденными. Англичане насчитывали всего 50 убитых и 150 раненых. Успех английского оружия был омрачен тем, что испанцы предварительно свезли свой драгоценный груз на берег.

Этот удачный бой кораблей с береговыми укреплениями, при неблагоприятном для первых ветре, произвел большое впечатление и был отмечен на страницах военно-морской истории как событие исключительной важности. Блейк скончался на обратном пути в Англию, уже близко от отечественных портов, успев еще в Салехе добиться освобождения пленных христиан.

В лицей Блейка Англия потеряла одного из величайших флотоводцев, проявивших себя блестяще также в делах управления и организации флота; его деятельность тем замечательнее, что морю он себя посвятил уже в зрелом возрасте. Особенно трудно ему было в тяжелое время, переживаемое государством, из-за постоянных смен правительства, удерживать на своих постах офицеров и команду. Строгий, но справедливый, смелый до отчаянности, Блейк не знал преград; как Нельсон, он шел на все со своими судами. Хотя счастье не всегда ему улыбалось, все же все адмиралы, командиры, офицеры и команды шли с полной верой за ним; его флот был связан крепкими узами, и поэтому он мог, будучи уверенным во взаимной поддержке, безбоязненно рисковать. Ему не суждено было умереть в бою; непрерывные трехлетние походы и цинга в конец подорвали и без того слабое здоровье этого уже немолодого человека.

Кроме дальнейшей блокады испанского побережья и участия английского флота во взятии Дюнкерка французскими войсками, а также нескольких экспедиций против мавританских пиратов, следует упомянуть об участии больших английских флотов в войнах государств Балтийского моря, о чем речь подробнее впереди.

  • Запущено производство гостиничного мыла.
  • ремонт меховых изделий