Флоты балтийских держав до 1644 г.

Обыкновенно забывается, что обе северные морские державы, Дания и Швеция, обладали постоянными флотами, которые в отношении материальной части и личного состава не уступали голландскому или английскому флотам. Тяжелые условия сухопутной войны заставили Швецию искать защиты главным образом в сильном флоте. Дании, более угрожаемой Ганзой, было еще важнее не уступать в этом отношении соседке и завести свои морские силы, которые служили бы основой обороны.

Англия после смерти Елизаветы имела всего 42 военных корабля и для постройки новых судов должна была обращаться к главным ганзейским городам (Гамбург, Любек, Данциг), тогда как флот Эрика XIV за 30 лет до этого насчитывал более 70 судов.

Шведский флот, однако, недолго держался на высоте; в 1612 г., вскоре после начала так называемой Кальмарской войны, датчанам удалось захватить Кальмар и Готенбург, и даже выйти в непосредственную близость к Стокгольму.

Союз Швеции и Любека с Голландией имел целью противодействовать расширяющемуся влиянию Дании; это первый случай военно-политического вмешательства чужой морской державы в дела прибалтийских государств.

Первенствующая роль в Балтийском море осталась за Швецией, тем более, что в 1617 г. по Столбовскому миру ей удалось получить обратно перешедшую в 1583 г. к России прибрежную полосу во внутреннем углу Финского залива (Ингерманландию).

Густав-Адольф II, принимавший личное участие в горячих боях на Ладожском озере, прикладывал все старания, чтобы снова поднять флот на прежнюю высоту. При поддержке флота ему удалось в 1621 г. взять Ригу; он там высадил 14 000 человек, перевезенных на 150 судах. Для дальнейших операций против Польши он в 1627 и 1628 гг. высадился со свежими силами у Пиллау и во Фриш-Гафе. Данцигскому адмиралу Дикману в 1627 г. удалось с 10 судами одержать победу над 6 блокирующими Вислу судами; Дикман пал в этом сражении. В следующем году шведы разбили там же на голову 7 вновь вооруженных имперских судов.

Затем после победоносного выступления в Польше последовало энергичное вмешательство Густава-Адольфа в Тридцатилетнюю войну; для этого он себе предварительно обеспечил тыл шестилетним перемирием с Польшей.

Густава-Адольфа побудил так поступить образ действий Валленштейна, а также проявившееся стремление основать имперский германский флот, который угрожал бы господству Швеции на Балтийском море.

Переход к Швеции от Польши и России немецких орденских земель Лифляндии и Эстляндии сильно увеличил ее могущество на берегах Балтийского моря; король счел момент подходящим, чтобы прочно обеспечить за собой эти новые владения.

Правильно оценивая военно-морское политическое и экономическое положение Швеции, Густав-Адольф пришел к заключению, что Швеции необходима война наступательная, не оборонительная. Чтобы иметь возможность свободно действовать в этом направлении было необходимо занять южные берега Балтики, отделенные от отечественных земель Балтийским морем. Для безопасности своих главных земель он считал нужным сделать Балтику шведской провинцией. Шведскую береговую линию, столь мало населенную, он считал слишком длинной, чтобы противостоять сильному на море противнику. Защита южного германского берега с обеспеченными через владеемое шведами море тыловыми сообщениями казалась королю более легкой и надежной.

Мы встречаемся здесь с теми же руководящими идеями, как у выдающихся английских флотоводцев, например, у Рейли. План адмирала сэра Джона Джервиса заблокировать в конце XVIII столетия как можно теснее французский флот в его портах и не дать ему выйти в море основан на том же.

Такой образ действий Швеции не дал развиться третьей морской державе на Балтийском море; кроме того, король обеспечивал завоеванием важных торговых портов на южном берегу Балтики средства для продолжения войны на материке. Выйдя из борьбы победителем, Густав-Адольф не нашел в себе силы ограничить свои владения; после религиозной войны он их слишком расширил, а преемники его не смогли удержать своего могущества.

Чтобы иметь возможность свободно действовать, Густав-Адольф заключил договор с датским королем Христианом IV, по которому Балтийское море должно было сделаться закрытым для военных флотов других держав, даже если бы для этого потребовалось употребить в дело оружие. До того времени подобные стремления проявлялись лишь во времена Ганзы.

Первые совместные действия союзников были направлены против Штральзунда, осажденного Валленштейном; осаждающие были принуждены отступить.

Так как Христиан IV тем временем отказался от острова Узедом и возвратил Фемарн герцогу Голштейн-Готторп, а Штральзунд избрал шведского короля своим покровителем, Густав-Адольф стал почти единодержавным в Балтике; он мог в полной мере осуществить свои заветные мечты сделать Швецию великой державой, присоединив к ней германские прибрежные земли.

24 июня 1630 г. он высадился с отлично вооруженным войском на 230 судах на северной оконечности острова Узедом. Дания после поражения под Луттером отказалась от участия в 30-летней войне и в мае 1629 г. заключила мир с императором. Господство на Балтийском море позволило Густаву-Адольфу добиться дальнейших больших успехов и закрепить за собой завоеванные земли; с тыла он был обеспечен благодаря владению морем.

Когда после Люценского поражения положение шведов на суше становилось все тяжелее, Христиан IV счел своевременным вернуть свое утраченное могущество. О союзе с Испанией против Швеции – Голландии было уже упомянуто. Король должен был снова отказаться от своих планов после поражения флота Окендо, так как один он чувствовал себя не достаточно сильным. Первое место в Балтике оставалось за Швецией, доставка запасов и войск по-прежнему продолжалась безнаказанно по Балтийскому морю. Союз между Швецией и Голландией укрепил положение первой, торговля и судоходство продолжали развиваться в Северном и Балтийском морях.

Христиан IV вскоре после восшествия на престол, в 1596 г., убедился, что ему нужен более сильный флот; Дания с ее 19 судами была по сравнению со Швецией и даже с Любеком слишком слабой. Но лишь после Любекского мира он мог обстоятельнее заняться своими планами и посвятить себя устройству обороны государства.

Во многих пунктах были устроены верфи, где строились военные корабли. Он ввел новую классификацию военных судов; были выстроены двухдечные корабли, фрегаты с одной батареей и, специально для шхер, галеры. Вооружение судов было усилено, корабли получили постоянные команды, страна была разделена на округа для вербовки команд, началось правильное использование лесов для получения судостроительных материалов и мачт.

Христиан еще усилил свой флот благодаря особой и совершенно своеобразной организации. Он уничтожил прежние постановления, по которым округа и отдельные города на случай войны должны были поставлять определенное количество кораблей, и установил систему постройки особого типа коммерческих судов частными лицами. Эти суда, построенные согласно особым военным заданиям, получали различные льготы и таможенные привилегии, если собственники обязывались в случае войны их передать правительству.

Таким образом, был узаконен уже сложившийся в Голландии и Англии обычай строить коммерческие суда с расчетом, что им может представиться случай сражаться с неприятелем или, в мирное время, с пиратами; разница, однако же, была в том, что организация эта проводилась самим правительством для увеличения, в случае войны, количества боеспособных судов.

Датский флот насчитывал уже в середине тридцатых годов около 70 военных судов; он, следовательно, был одним из самых больших флотов Европы и опасным соперником шведского; вспомогательные суда еще более его усиливали. Создание должности генерал-адмирала отделило флот от сухопутной армии и ускорило развитие первого; датский флот можно считать наилучше по тому времени организованным.

Угрожавший уже давно разрыв между обоими государствами наступил в 1643 г. Война началась предпринятым по инициативе канцлера Оксенштерна гениальным вторжением фельдмаршала Торстенсона из Моравии в беззащитную Голштинию, которая была завоевана с ходу.

В Швеции понимали, что ее флот не мог равняться с датским; поэтому, в начале 1644 г., был послан проживавший в Швеции голландец в Амстердам, чтобы частным образом достать в Голландии военные суда вместе с командой. Так было собрано 30 судов.

Христиан IV, узнавший об этом, немедленно принял решение помешать соединению голландских судов со шведским флотом – иначе было бы невозможно помешать Торстенсону перебросить армию на острова. В апреле он вышел в море, помог со своей эскадрой датской армии, осаждавшей Готенбург, и затем лично повел свои морские силы в Северное море, искать шедшую из Голландии эскадру Тиссена.

Он нашел своего противника у острова Сильта и 16 мая после жестокого шестичасового сражения в Королевской бухте в Листер-Тифе (получившей благодаря этому свое название) нанес ему тяжелое поражение. Христиан IV немедленно вернулся в Готенбург, оставив во главе флота своего адмирала Прос Винда, который через восемь дней снова разбил Тиссена и заставил его с остатками судов вернуться в Голландию.

Голландский коммерческий флот из 700 судов появился под конвоем 43 военных судов перед Зундом; коммерческие суда пошли дальше в Балтийское море.

  • Сустанон 250 sustanon купить.