Начало войны

Голландская торговля так быстро развилась после первой войны, что через десять лет она превысила английскую в пять раз, несмотря на еще более обострившиеся при Карле II требования Навигационного акта. Возникшее на этой почве соперничество снова подтолкнуло англичан к началу военных действий.

Монк однажды выразился так: «Зачем нам искать особый повод к войне. Мы просто для себя хотим большего от голландской торговли». Эти слова ясно характеризуют, куда метили англичане, – все лица, заинтересованные в торговле и судоходстве, как весь народ относился к войне, как для всех стало потребностью начать войну, чтобы уничтожить морское могущество Голландии.

Повсюду распространявшееся английское судоходство и торговля сталкивались с более старыми голландскими конкурентами. Повсюду в Ост и Вест-Индии, в Леванте, в отечественных водах, а также главным образом на Балтике, англичане встречали своих соперников – голландцев, которые им очень мешали. Часто бывали серьезные трения, даже серьезные военные столкновения, но правительства официально не обращали на них внимания.

В Англии дело осложнялось тем, что Карл II крайне нуждался в деньгах для своего роскошного двора, – война была ему на руку как средство добыть деньги. Король ненавидел Нидерланды, изгнавшие его после первого мира. Правительство, кроме того, хотело, как это часть бывает в подобных случаях, заглушить объявлением войны внутренние волнения.

Голландия во всех отношениях очень развилась за время десятилетнего мира; после дипломатических и военных успехов на Балтике все были исполены новой энергии. Все понимали опасность положения; Англия хотела вытеснить Голландию с моря, Франция намеревалась захватить ее южные, испанские земли, благодаря чему, с потерей Антверпена, судоходство и торговля понесли бы большие убытки. Партийная борьба в стране еще более обострилась; оранская партия симпатизировала Англии и старалась усилить армию для борьбы с Францией; республиканская партия была на стороне Франции и видела единственное спасение в сильном флоте. Последняя партия, имея в руках торговлю и связанные с ней богатства, получила перевес, благодаря чему, как мы видели, многое делалось для флота.

Наконец, коммерческая ревность и жажда наживы стали главными причинами войны между обеими морскими державами. Франция с интересом следила за развитием антагонизма между ними и старалась держаться в стороне, чтобы быть в положении «третьего радующегося». Уже в 1662 г. Людовик XIV заключил с Генеральными Штатами оборонительный союз; ему важны были хорошие отношения с богатыми голландскими финансистами, чтобы иметь возможность доставать деньги для сухопутных войн. Правда, при этом странным кажется стремление французского короля приобрести бельгийские земли. Ему было на руку дать обоим врагам ослабить друг друга, чтобы потом, в критическую минут, иметь возможность решительно выступить со своим флотом и армией; поэтому он не посылал до поры до времени своего флота для участия в каких-либо операциях. Людовик повел двойную игру, поддерживая личные отношения с Карлом II и снабжая этого нуждающегося в средствах государя деньгами. Рассчитывать на Францию, как видно, не могла ни одна из воюющих сторон.

В 1664 г. военные действия начались так же, как и в 1665 г. против Испании. Без объявления войны англичане захватили голландские владения, расположенные в Гвинейском заливе, а затем и Новые Нидерланды в Северной Америке с Новым Аместердамом, теперешним Нью-Йорком. Голландские протесты ни к чему не привели, надо было действовать иначе. Де Рюйтеру, находившемуся в Средиземном море, было приказано идти в Гвинейский залив и отобрать у англичан голландские владения, что им было успешно выполнено; де Рюйтеру удалось очень ловко провести командующего английской Средиземноморской эскадрой, появившись совершенно неожиданно. В ответ на это англичане конфисковали все голландские суда, находившиеся в английских портах, начали выдавать каперские свидетельства и покушаться на нидерландские торговые конвои; одному из последних удалось отбить нападение, другой, возвращавшийся с запада через Ла-Манш, в составе 130 вымпелов, был захвачен.

Чаша терпения голландцев переполнилась, когда английский адмирал Эллин 29 декабря 1664 г. в Гибралтарском проливе внезапно напал на флот, возвращающийся на родину – 30 коммерческих, нагруженных товарами судов, под конвоем всего лишь 3 военных кораблей.

Голландский адмирал ван Бракель, сблизившись с англичанами, хотел салютовать, но был встречен залпом. Немедленно завязался бой; голландцы бились так храбро, что только три торговых судна попали в руки англичан.

Получив известие об этом случае, Генеральные Штаты сделали распоряжение своим судам нападать на все находящиеся в европейских водах английские военные и коммерческие корабли и прервали дипломатические сношения – война, однако же, не был официально объявлена.

Обе стороны энергично вооружались; в Голландии уже в конце декабря было запрещено, очевидно, в предвидении решительных событий, коммерческим и рыбацким судам выходить в море, отчасти из боязни их захвата, отчасти же, чтобы иметь к весне на кораблях необходимый личный состав.

Нидерланды решили заложить 24 больших военных корабля и не весь флот разоружать на зиму; все боеспособные корабли предполагалось снарядить к весне. Во всех голландских адмиралтействах и на всех английских верфях шла лихорадочная работа.

Но лишь через несколько месяцев, 14 марта 1665 г., Карл II объявил Республике войну; через год, 26 февраля 1666 г., Франция присоединилась к Нидерландам. Французский флот тогда был еще очень слаб. Отчасти из-за этого, отчасти из боязни рисковать теми силами, которыми он обладал, Людовик XIV не посылал своего флота для активных действий; война была решена флотами Голландии и Англии – опять таки исключительно морская война. Однако прошло еще некоторое время, прежде чем оба флота начали свои операции; лишь в мае они вышли в море. Зато каперская война быстро расцвела; особенной энергией в этом отношении отличалась провинция Зеландия.

  • игры для девочек бродилки губка боба.