Второй год войны в Балтийском море, 1855

Одновременно с тем, как Франция способствовала быстрейшему развитию событий на юге постройкой трех плавучих батарей, в Англии принялись еще с середины 1854 г. за подготовку к активным действиям в Балтийском море. Общественное мнение было крайне недовольно отсутствием успеха и резко критиковало недостаточную подготовку и нерешительное ведение войны. Лорд Пальмерстон энергично принялся за искоренение недочетов в правительственных учреждениях, армии и флоте и скоро достиг видимых результатов, но межведомственная борьба пока что продолжала существовать. Лучше обстояло дело во Франции, где Наполеон крепко взял управление в свои руки.

Начальниками экспедиции в Балтийское море на второй год были назначены контр-адмиралы Дандас и Пено. В 1855 году Англия послала в Балтийское море 19 винтовых линейных кораблей (один 131-пушечный и девять с вооружением свыше 80 орудий), 4 парусных линейных корабля и фрегата, 11 мелких парусных судов, 12 колесных пароходов, 21 винтовую канонерскую лодку и 15 мортирных судов с железным корпусом, всего 82 вымпела с 2100 орудиями, не считая еще около 40 транспортных и вспомогательных судов.

Французский флот состоял из одного винтового линейного корабля, 2 парусных линейных кораблей, 3 мелких парусных судов, 3 колесных пароходов, 7 винтовых канонерских лодок и около дюжины вспомогательных судов. Таким образом, из действовавших в предыдущем году 10 больших парусных военных судов восемь были заменены паровыми.

В Петербурге также усиленно проработали всю зиму над усилением флота. Было построено 150 новых гребных канонерских лодок, вооруженных одним 68-фунтовым орудием и четырьмя 32-фунтовыми орудиями. К лету, таким образом, было готово 400 мелких судов. Кроме того имелось 30 линейных кораблей, 60 фрегатов и других судов, но при этом только 36 небольших пароходов. Две трети последних были раньше парусными судами и получили вспомогательные машины, сооруженные в железнодорожных мастерских. Все они были вооружены тремя крупными орудиями. Порты были защищены заграждениями на фарватерах и минами, по побережью были устроены наблюдательные посты. Охрану побережья составляло 170 000 человек с многочисленной кавалерией. В Кронштадте и Свеаборге были возведены новые укрепления, в последнем, между прочим, батареи 12-дюймовых мортир со снарядами весом около 50 килограммов. С севера Кронштадт стал почти совсем недоступным, после того как на отмелях северного фарватера поставили два ряда свайных заграждений. Император Александр II вступил в марте на престол и усердно продолжал приготовления к войне на суше и на море.

Кораблям, покинувшим Англию 20 марта, пришлось долго бороться с течениями и со льдом в Большом Бельте и Зунде. В апреле Дандас достиг с главными силами Киля, откуда он двинулся дальше 3 мая. С Готланда он выслал разведчиков к Риге, Гангэ и Аландским островам, а своей базой избрал остров Нарген у западного входа на ревельский рейд. Оттуда он произвел подробную рекогносцировку обоих русских военных портов.

Пено с французским флотом встретил своего союзника у Кронштадта в начале июня, зайдя тоже предварительно в Киль. Произведя несколько рекогносцировок, во время которых они раз чуть не попали в плен, оба адмирала убедились в силе крепости с ее гранитными 3-х и 4-х этажными фортами, новыми земляными укреплениями, свайными и минными заграждениями, стоявшими на якорях линейными кораблями и большим числом мелких судов. Как бомбардировка, так и прорыв показались обоим главнокомандующим одинаково безнадежными предприятиями, а уже начатое уничтожение минных заграждений – слишком опасным, чтобы продолжать его с успехом. Единственным результатом мелких стычек у берегов было уничтожение в разных местах неприятельских складов. Блокада также оставалась безуспешной.

Противники пришли к соглашению высаживать на берег парламентеров только в семи определенных пунктах, так как бывали случаи, что русские солдаты открывали по ним огонь.

Рекогносцировка, произведенная обоими адмиралами в середине июля у Свеаборга и Ревеля показала, что первый возможно атаковать лишь при наличии канонерских лодок, а атаковать второй с его 400 орудиями совершенно невозможно. В виду настойчивого понукания из Лондона и Парижа союзные адмиралы решились, наконец, напасть на Свеаборг.

Гельсингфорский рейд закрыт с моря семью большими островами. На пяти западных из них расположены крепость и город Свеаборг. К юго-западу от них находится ряд островков, камней и отмелей, пространство между этими последними и Свеаборгом называется внешним рейдом. Повсюду разбросанные островки и рифы сильно стесняют навигацию. Город Гельсингфорс отстоит на три километра от середины всех укреплений. На пяти островах во вновь построенных земляных укреплениях было поставлено 60 орудий, некоторые из проливов были защищены банками, минными заграждениями и поставленными в них кораблями.

Дандас согласился на атаку Свеаборга при условии, чтобы бомбардирские корабли стали на расстоянии 3000 метров от крепости вместо 2700, как было решено раньше. 6 августа союзники стали на якорь в открытом море. Теперь Пено потребовал построить мортирную батарею на Абрахамс-хольме, отстоявшем от укреплений на 2200 метров. К 9-му августа на батарее установили четыре английских 13-дюймовых мортиры за бруствером из земляных мешков. Русские были столь небрежны, что не препятствовали промеру и постановке буйков на рейде.

План бомбардировки был следующий: мористее Абрахамс-хольма и Скуг-хольма, по линии NNW – OSO, длиной приблизительно в полторы мили должны были стать на якорь 16 английских мортирных судов (по одной мортире на каждом) и 5 французских (по две мортиры), последние в центре строя первых и на расстоянии в 2700 метров от крепости. За этой линией предполагалось держать колесные пароходы, готовые для буксировки. К северо-западу и юго-востоку от Абрахамс-хольма должны были расположиться 16 английских и 5 французских канонерских лодок, разделенных на три-четыре отряда. Они были вооружены крупными орудиями с линейных кораблей и участвовали в бомбардировке, двигаясь по кругу. Таким образом, канонерки подходили к крепостным веркам на 2000 метров. Восточнее их должны были ходить короткими галсами несколько английских судов, вооруженных нарезными орудиями системы Ланкастера. Главные силы подошли в виде резерва на 4000 метров, фланги прикрывались от нападения русских тремя кораблями.

9 августа, рано утром, все полсотни судов, заняли свои места и в 7 часов начали бомбардировку фортов, арсенала и стоявшего в проходе трехдечного корабля. Канонерки удачным образом отвлекли огонь от бомбардирских судов, а эти в свою очередь время от времени меняли дистанцию, перетягиваясь на верпах и мешая таким образом русским спокойно пристреляться по ним. В виду этого сильный огонь русских был почти безвреден. Около 10 часов произошел взрыв на Варгэ, а около полудня второй, очень сильный, на Густавсверде.

Вечером канонерские лодки, несколько раз касавшиеся грунта, отошли назад и их заменили 30 больших шлюпок с линейных кораблей, которые в течение трех часов вели огонь ракетами по берегу, где вызвали много пожаров. Прекращенный с наступлением темноты огонь возобновился с раннего утра. Несколько мортирных судов из середины были передвинуты на 300 метров ближе. Суда с пушками Ланкастера перешли к северо-западной части позиции. Вскоре начались пожары на островах. При их зареве бомбардировка продолжалась и ночью, опять при участии ракетных шлюпок.

Рано утром, 11 числа бомбардировку прекратили, так как русские уже больше не отвечали. Но этому была и другая, более важная причина: большинство мортир пришло в негодность, а восемь из них даже разорвало. Старые мортиры выдержали около 350 выстрелов, новейшие же только 200-250 выстрелов. В общем англичане израсходовали около 1000 тонн боевых припасов, французы около 4000 снарядов.

Потери союзников были незначительны, у русских же довольно тяжелые: 2000 убитых и раненых, 24 судна сгорело, 18 серьезно повреждено, верфь и все склады уничтожены, несколько пороховых погребов взорвало и т. д. Самые форты и их вооружение мало пострадали и остались вполне боеспособными, но их гарнизон был утомлен до крайности.

Операцию против Свеаборга, не приведшую к удовлетворительному результату, можно было сразу определить как довольно бесцельное предприятие. Не имея десантных войск все равно нельзя было занять крепость, а русскому флоту был нанесен лишь незначительный ущерб. Только дальнейшие операции из занятого Свеаборга могли бы принести успех. Но здесь, как и за все время Крымской войны, общественное мнение опять сумело добиться от правительства исполнения своих желаний. Оно требовало видимых успехов. Таковых можно было добиться, устроив наспех по Свеаборгу нечто в роде стрельбы по мишеням. Другой причины пускаться в это предприятие не было.

В Англии довольно долго обсуждался вопрос о том, почему не бомбардировали лучше менее защищенный Гельсингфорс, так как этому большому городу можно было нанести громадный материальный ущерб, что произвело бы сильное впечатление на правительство и на народ. О стратегических или тактических соображениях при этой операции не может быть и речи, если не считаться с тем обстоятельством, что здесь можно было рассчитывать на небольшие потери в случае неудачи.

Сама бомбардировка была во всех отношениях хорошо продумана, искусно начата и энергично проведена. Ошибки были сделаны не в этом: не подумали о запасных мортирах, хотя знали их слабую конструкцию, не позаботились о достаточных запасах пороха и снарядов, так что весь наличный запас был расстрелян и суда принуждены были отступить.

Конечный, моральный успех таким образом остался за Россией, приморские крепости которой оказались, по-видимому, неприступными. Поэтому русские считают Свеаборгское дело своей победой и не без основания, ведь повреждения укреплений были исправлены в короткое время. Для общего положения дел в Балтийском море этот бой флота с берегом не дал никаких реальных результатов, и его можно поэтому назвать почти бесцельным.

13 августа союзники опять собрались у Ревеля, откуда были отправлены на родину мортирные суда. Английское адмиралтейство, выслав тем временем новые мортиры и боевые припасы к ним, не успело остановить это распоряжение. Кронштадт только заблокировали, по остальному побережью поддерживалась общая блокада. За это время союзники уничтожили много коммерческих судов, общее водоизмещение которых достигало 80 000 тонн, и много разных запасов и товаров. Наступившая вскоре перемена погоды к худшему положила конец всем подобным предприятиям, и в октябре канонерские лодки и остальные мелкие суда были отосланы на родину. В развалинах срытого Бомарзунда было найдено еще 80 орудий.

В середине ноября Дандас и Пено прибыли с главными силами в Киль, но еще в середине декабря отдельные суда союзников находились у Кронштадта. В ноябре Швеция и Норвегия заключили с союзными державами договор, по которому последние обещали свою помощь в случае захвата Россией одного из их портов.

Военные действия на Камчатке, в Восточной Азии и на Белом море слишком незначительны, чтобы здесь описывать их. Понемногу союзники прониклись убеждением, что Россию можно одолеть только более энергичными действиями.

В Англии принялись за постройку 60-ти винтовых канонерских лодок (2 орудия, 60 лошадиных сил). В том же направлении работали и во Франции. В России усиленно готовились к продолжению военных действий. Заслуживает упоминания, что в конце октября был изготовлен и оказался годным «подводный брандер». После долгих переговоров Россия заключила со своими противниками мир в Париже 30 марта 1856 г.

Отдельные пункты договора устанавливали, что Бомарзунд не должен быть восстановленным, а Аландские острова должны быть демилитаризованы. Русский Черноморский флот мог быть восстановленным лишь в очень ограниченном составе, и только в 1870 году во время франко-прусской войны Россия отказалась от этого унизительного условия.

  • Распродажа Мобильных Стендов: рекламные стенды. Информационные стенды с доставкой.