Войны Турции 1877-1878 и 1897 гг.

Последняя война Турции с Россией в 1877-78 гг. резко отличается ходом своих событий от всех предыдущих.

Русский Черноморский флот еще не восстановился после уничтожения в 1855 году и мешавших его развитию постановлений Парижского мира, от которых Россия отказалась только в 1870 году; он состоял только из мелких судов для охраны берегов.

Турция, напротив, все еще обладала большим флотом, материальная часть которого была хороша, а личный состав как всегда плох; кроме того, отсутствовала вполне какая-либо внутренняя организация.

Стратегическое развертывание русских войск происходило исключительно на суше при помощи железных дорог, – турецких же на обоих театрах военных действий, в начале войны морскими путями при помощи флота. Однако деятельность турецкого флота была крайне слабой, как на Дунае, так и у морских берегов, хотя он мог сосредоточить все свои силы в Черном море, так как враждебная России английская политика не допускала появления русского Балтийского флота в Средиземном море. Присутствие турецкого флота все-таки повлияло на русский план войны в том отношении, что русские войска держались в удалении от берега и оперировали внутри страны.

Россия отправила по железной дороге на Дунай небольшие миноноски, уничтожавшие там впоследствии вместе с полевыми батареями турецкие флотилии. Турецкий флот не сумел провести блокады, так что даже небольшие русские суда имели частичные успехи.

Особенным ожесточением отличались бои на Шипкинском перевале и у Плевны. Очень важным обстоятельством для Турции было то, что она могла в короткий срок подвезти 30 000 человек морским путем через Албанию. У Эноса Сулейман-паша был прижат к морю, но вовремя подоспел оттуда морским путем через Дарданеллы на помощь к Константинополю. При наличии русского флота в Архипелаге эта переправа оказалось бы невозможной и Турция потерпела бы большое поражение.

В дальнейшем в дело вмешалась Англия, пославшая на Восток свой флот Средиземного моря; России пришлось заключить Турцией мир в Сан-Стефано, а Берлинский конгресс решил дальнейшую судьбу балканских государств.

Турцию отчасти спасло то, что у России не было флота; ее собственный же мало способствовал этому своей крайне неудовлетворительной деятельностью.

Турецкий флот насчитывал в 1897 году довольно порядочное количество судов: 3 больших и 2 малых казематных броненосца, 4 башенных броненосца, 8 броненосных корветов, 20 больших и 10 малых миноносцев, 8 крейсеров и 28 канонерок. Но за последние 20 лет только изредка некоторые из малых судов посылались на короткое время в плавание; в турецком флоте отсутствовала таким образом всякая подготовка; суда разваливались, стоя в Золотом Роге, команда была ни к чему не годна.

Греческий флот состоял в 1897 году из 3 маленьких башенных броненосцев, 1 крейсера, 2 транспортов, 4 канонерок и 12 миноносцев. Кроме того имелись 3 канонерки береговой обороны (одна из них была бронирована), 12 старых канонерок, 3 минных заградителей и учебных судов. Такого состава флота было бы вполне достаточно, чтобы обеспечить при плачевном состоянии турецких морских сил сообщения армии на север, произвести, десантные операции и поднять восстание среди населения Архипелага.

Но в этой войне, начатой так легкомысленно из-за Крита, флот вел себя так же жалко, как и армия; в нем не осталось и капли лихого духа народного флота 20-х годов.

Он не только не оказал никакого содействия армии, но и сам не произвел никаких выдающихся операций. Вообще им пользовались без всякого плана, без малейшей энергии. Самым бессмысленным образом его сразу разбили на три части.

Атака Превезы в заливе Арто не удалась.

В конце апреля флот бомбардировал незащищенные города в Эпире и Фессалии; попытка произвести высадку на востоке, также не удалась.

Достойно удивления то, как мало сделал этот флот, тогда как, например, у Салоник он мог самым чувствительным образом подорвать тыловые сообщения турецкой армии. Греческий флот совершенно не использовал своего преимущества на море, даже для блокады. Возможно, что он показал бы себя с лучшей стороны в открытом бою с неприятельскими морскими силами.

Уже 5 июня заключили перемирие, после того как греческая армия в течение одного месяца потерпела поражение по всей линии.

Греции пришлось заплатить 100 миллионов франков военной контрибуции и возвратить часть уступленных ей Турцией в 1881 году пограничных областей; ее спасло только вмешательство великих держав.

Четыре великие державы покровительницы заняли бухте Суда, и Крит стал на долгое время больным местом общеевропейской политики.